Елевы шишки – русская народная сказка, читать детям онлайн

Русские народные сказки

Читайте лучшие русские народные сказки своим детям на страницах сайта «Дети Онлайн».

Русские народные сказки читать

Название Время Рейтинг
Курочка Ряба 00:20 98002
Маша и медведь 03:30 95000
Три поросенка 03:40 94000
Теремок 02:20 93000
Василиса Прекрасная 14:25 90000
Морозко 07:10 87000
Каша из топора 01:50 73000
Петушок и бобовое зернышко 01:30 70000
Иван-крестьянский сын и чудо-юдо 14:20 67000
Колобок 02:35 64000
Царевна-лягушка 10:30 61000
Три медведя 03:05 58000
Сивка-бурка 07:05 55000
Гуси-лебеди 02:45 52000
Лиса и волк 02:55 47000
Иван-царевич и серый волк 10:55 46000
Лиса и тетерев 01:05 43000
Бычок-смоляной бочок 04:05 40000
Баба Яга и ягоды 02:00 37000
Жихарка 02:30 36900
Бой на Калиновом мосту 06:40 34000
Финист-ясный сокол 11:45 31000
Репка 00:45 28000
Снегурочка 03:15 25000
Царевна Несмеяна 04:05 22000
Вершки и корешки 01:00 18000
Зимовье зверей 03:20 14000
Летучий корабль 14:50 10000
Лиса и журавль 01:15 8500
Сестрица Алёнушка и братец Иванушка 03:50 6000
Петушок золотой гребешок 03:00 5800
Заяц-хваста 01:02 5800
Зайкина избушка 03:25 5600
Марья Моревна 15:30 5400
Баба-яга 04:30 5200
Лисичка со скалочкой 02:40 5200
Диво дивное, чудо чудное 07:20 5000
Два мороза 04:05 4800
По щучьему веленью 08:15 4400
Самое дорогое 02:25 4200
Кощей Бессмертный 10:30 4100
Сказка о царе Берендее 23:20 4100
Чудесная рубашка 09:00 3800
Журавль и цапля 01:30 3600
Мороз и заяц 01:10 3400
Поди туда-не знаю куда, принеси то-не знаю что 27:05 3200
Волшебное яблочко 14:10 3000
Семь Симеонов 07:55 2800
У страха глаза велики 01:30 2700
Хитрая наука 08:15 2600
Крылатый, мохнатый да масленый 04:07 2600
Пастушья дудочка 06:20 2400
Снегурушка и лиса 02:20 2200
Как собака друга искала 01:45 2000
О молодильных яблоках и живой воде 22:15 1800
Коза дереза 03:00 1600
Лиса и медведь 05:20 1400
Терешечка 04:30 1350
Лиса и дрозд 03:55 1170
Как лиса училась летать 00:50 1000
Иванушка-дурачок 04:55 950
Хрустальная гора 04:20 900
Золотой топор 01:10 850
Морской царь и Василиса Премудрая 13:25 800
Крошечка-Хаврошечка 04:05 750
Лиса и заяц 02:50 700
Дочь и падчерица 02:55 700
Лиса и козел 00:55 650
Горшеня 06:40 600
Серебряное блюдечко и наливное яблочко 06:00 550
Жар-птица и Василиса-царевна 07:00 500
Два Ивана-солдатских сына 19:40 450
Бычок – чёрный бочок, белые копытца 03:35 400
Солдат и царица 12:20 400
Дочь-семилетка 04:40 350
Умная внучка 10:20 350
Кто заговорит первый 03:55 300
Про бабушку старушку 01:25 250
Волшебное кольцо 22:45 201
Умный мужик 02:30 190
Мена 03:30 180
Слово 04:30 170
Елена Премудрая 09:10 160
Как лиса с овцой волка наказали 01:20 150
Волшебная дудочка 04:10 140
Петух и жерновцы 02:45 130
Жадный вельможа 03:55 110
Болтунья 02:10 100
Наказанная царевна 12:00 90
Заколдованная королевна 11:35 80
Батрак 06:35 70
Скорый гонец 10:40 60
Окаменелое царство 04:45 50
Деревянный орел 08:40 40
Берёза и три сокола 01:50 30
Кривая уточка 01:10 15

Ребенку ещё едва исполнился год, а он уже с удовольствием может слушать свои первые сказки или короткие рассказы. Знакомство малышей с прозой начинают с «золотой четверки» сказок – Курочка Ряба, Теремок, Колобок и Репка. Короткие, с необходимыми для развития речи повторами, они лучше всего слушаются малышами. Идеально, если сказку вы прочитаете заранее и будете рассказывать по памяти.

Всегда подбирайте сказки, учитывая возраст, интересы ребенка и даже пору года. Перед чтением ознакомьтесь с текстом и оцените, подойдет ли произведение малышу. Интерпретаций сказок с каждым годом становится всё больше, на страницах же нашего сайта мы стараемся предлагать вам исконно русские варианты в авторских изложениях Толстого и Афанасьева. Приятного вам чтения!

Константин Паустовский — Корзина с еловыми шишками: Рассказ

Композитор Эдвард Григ проводил осень в лесах около Бергена.

Все леса хороши с их грибным воздухом и шелестом листьев. Но особенно хороши горные леса около моря. В них слышен шум прибоя. С моря постоянно наносит туман, и от обилия влаги буйно разрастается мох. Он свешивается с веток зелеными прядями до самой земли.

Кроме того, в горных лесах живет, как птица пересмешник, веселое эхо. Оно только и ждет, чтобы подхватить любой звук и швырнуть его через скалы.

Однажды Григ встретил в лесу маленькую девочку с двумя косичками – дочь лесника. Она собирала в корзину еловые шишки.

Стояла осень. Если бы можно было собрать все золото и медь, какие есть на земле, и выковать из них тысячи тысяч тоненьких листьев, то они составили бы ничтожную часть того осеннего наряда, что лежал на горах. К тому же кованые листья показались бы грубыми в сравнении с настоящими, особенно с листьями осины. Всем известно, что осиновые листья дрожат даже от птичьего свиста.

– Как тебя зовут, девочка? – спросил Григ.

– Дагни Педерсен, – вполголоса ответила девочка.

Она ответила вполголоса не от испуга, а от смущения. Испугаться она не могла, потому что глаза у Грига смеялись.

– Вот беда! – сказал Григ. – Мне нечего тебе подарить. Я не ношу в кармане ни кукол, ни лент, ни бархатных зайцев.

– У меня есть старая мамина кукла, – ответила девочка. – Когда-то она закрывала глаза. Вот так!

Девочка медленно закрыла глаза. Когда она вновь их открыла, то Григ заметил, что зрачки у нее зеленоватые и в них поблескивает огоньками листва.

– А теперь она спит с открытыми глазами, – печально добавила Дагни. – У старых людей плохой сон. Дедушка тоже всю ночь кряхтит.

– Слушай, Дагни, – сказал Григ, – я придумал. Я подарю тебе одну интересную вещь. Но только не сейчас, а лет через десять.

Дагни даже всплеснула руками.

– Понимаешь, мне нужно ее еще сделать.

– А что это такое?

– Разве за всю свою жизнь, – строго спросила Дагни, – вы можете сделать всего пять или шесть игрушек?

– Да нет, это не так, – неуверенно возразил он. – Я сделаю ее, может быть, за несколько дней. Но такие вещи не дарят маленьким детям. Я делаю подарки для взрослых.

– Я не разобью, – умоляюще сказала Дагни и потянула Грига за рукав. – И не сломаю. Вот увидите! У дедушки есть игрушечная лодка из стекла. Я стираю с нее пыль и ни разу не отколола даже самого маленького кусочка.

«Она совсем меня запутала, эта Дагни», – подумал с досадой Григ и сказал то, что всегда говорят взрослые, когда попадают в неловкое положение перед детьми:

– Ты еще маленькая и многого не понимаешь. Учись терпению. А теперь давай корзину. Ты ее едва тащишь. Я провожу тебя, и мы поговорим о чем-нибудь другом.

Дагни вздохнула и протянула Григу корзину. Она действительно была тяжелая. В еловых шишках много смолы, и потому они весят гораздо больше сосновых.

Когда среди деревьев показался дом лесника, Григ сказал:

– Ну, теперь ты добежишь сама, Дагни Педерсен. В Норвегии много девочек с таким именем и фамилией, как у тебя. Как зовут твоего отца?

– Хагеруп, – ответила Дагни и, наморщив лоб, спросила: – Разве вы не зайдете к нам? У нас сеть вышитая скатерть, рыжий кот и стеклянная лодка. Дедушка позволит вам взять ее в руки.

– Спасибо. Сейчас мне некогда. Прощай, Дагни!

Григ пригладил волосы девочки и пошел в сторону моря. Дагни, насупившись, смотрела ему вслед. Корзину она держала боком, из нее вываливались шишки.

«Я напишу музыку, – решил Григ. – На заглавном листе я прикажу напечатать: «Дагни Педерсен – дочери лесника Хагерупа Педерсена, когда ей исполнится восемнадцать лет».

В Бергене все было по-старому.

Все, что могло приглушить звуки, – ковры, портьеры и мягкую мебель – Григ давно убрал из дома. Остался только старый диван. На нем могло разместиться до десятка гостей, и Григ не решался его выбросить.

Друзья говорили, что дом композитора похож на жилище дровосека. Его украшал только рояль. Если человек был наделен воображением, то он мог услышать среди этих белых стен волшебные вещи – от рокота северного океана, что катил волны из мглы и ветра, что высвистывал над ними свою дикую сагу, до песни девочки, баюкающей тряпичную куклу.

Рояль мог петь обо всем – о порыве человеческого духа к великому и о любви. Белые и черные клавиши, убегая из-под крепких пальцев Грига, тосковали, смеялись, гремели бурей и гневом и вдруг сразу смолкали.

Тогда в тишине еще долго звучала только одна маленькая струна, будто это плакала Золушка, обиженная сестрами.

Григ, откинувшись, слушал, пока этот последний звук не затихал на кухне, где с давних пор поселился сверчок.

Становилось слышно, как, отсчитывая секунды с точностью метронома, капает из крана вода. Капли твердили, что время не ждет и надо бы поторопиться, чтобы сделать все, что задумано.

Григ писал музыку для Дагни Педерсен больше месяца. Началась зима. Туман закутал город по горло. Заржавленные пароходы приходили из разных стран и дремали у деревянных пристаней, тихонько посапывая паром.

Вскоре пошел снег. Григ видел из своего окна, как он косо летел, цепляясь за верхушки деревьев.

Невозможно, конечно, передать музыку словами, как бы ни был богат наш язык.

Григ писал о глубочайшей прелести девичества и счастья. Он писал и видел, как навстречу ему бежит, задыхаясь от радости, девушка с зелеными сияющими глазами. Она обнимает его за шею и прижимается горячей щекой к его седой небритой щеке. «Спасибо!» – говорит она, сама еще не зная, за что она благодарит его.

«Ты как солнце, – говорит ей Григ. – Как нежный ветер и раннее утро. У тебя на сердце расцвел белый цветок и наполнил все твое существо благоуханием весны. Я видел жизнь. Что бы тебе ни говорили о ней, верь всегда, что она удивительна и прекрасна. Я старик, но я отдал молодежи жизнь, работу, талант. Отдал все без возврата. Поэтому я, может быть, даже счастливее тебя, Дагни.

Ты – белая ночь с ее загадочным светом. Ты – счастье. Ты – блеск зари. От твоего голоса вздрагивает сердце.

Да будет благословенно все, что окружает тебя, что прикасается к тебе и к чему прикасаешься ты, что радует тебя и заставляет задуматься».

Григ думал так и играл обо всем, что думал. Он подозревал, что его подслушивают Он даже догадывался, кто этим занимается. Это были синицы на дереве, загулявшие матросы из порта, прачка из соседнего дома, сверчок, снег, слетавший с нависшего неба, и Золушка в заштопанном платье.

Каждый слушал по-своему.

Синицы волновались. Как они ни вертелись, их трескотня не могла заглушить рояля.

Загулявшие матросы рассаживались на ступеньках дома и слушали, всхлипывая. Прачка разгибала спину, вытирала ладонью покрасневшие глаза и покачивала головой. Сверчок вылезал из трещины в кафельной печке и поглядывал в щелку за Григом.

Падавший снег останавливался и повисал в воздухе, чтобы послушать звон, лившийся ручьями из дома. А Золушка смотрела, улыбаясь, на пол. Около ее босых ног стояли хрустальные туфельки. Они вздрагивали, сталкиваясь друг с другом, в ответ на аккорды, долетавшие из комнаты Грига.

Этих слушателей Григ ценил больше, чем нарядных и вежливых посетителей концертов.

В восемнадцать лет Дагни окончила школу.

По этому случаю отец отправил ее в Христианию погостить к своей сестре Магде. Пускай девочка (отец считал ее еще девочкой, хотя Дагни была уже стройной девушкой, с тяжелыми русыми косами) посмотрит, как устроен свет, как живут люди, и немного повеселится.

Кто знает, что ждет Дагни в будущем? Может быть, честный и любящий, но скуповатый и скучный муж? Или работа продавщицы в деревенской лавке? Или служба в одной из многочисленных пароходных контор в Бергене?

Магда работала театральной портнихой. Муж ее Нильс служил в том же театре парикмахером.

Жили они в комнатушке под крышей театра. Оттуда был виден пестрый от морских флагов залив и памятник Ибсену.

Пароходы весь день покрикивали в открытые окна. Дядюшка Нильс так изучил их голоса, что, по его словам, безошибочно знал, кто гудит – «Нордерней» из Копенгагена, «Шотландский певец» из Глазго или «Жанна д’Арк» из Бордо.

В комнате у тетушки Магды было множество театральных вещей: парчи, шелка, тюля, лент, кружев, старинных фетровых шляп с черными страусовыми перьями, цыганских шалей, седых париков, ботфорт с медными шпорами, шпаг, вееров и серебряных туфель, потертых на сгибе. Все это приходилось подшивать, чинить, чистить и гладить.

На стенах висели картины, вырезанные из книг и журналов: кавалеры времен Людовика XIV, красавицы в кринолинах, рыцари, русские женщины в сарафанах, матросы и викинги с дубовыми венками на головах.

В комнату надо было подыматься по крутой лестнице. Там всегда пахло краской и лаком от позолоты.

Дагни часто ходила в театр. Это было увлекательное занятие. Но после спектаклей Дагни долго не засыпала и даже плакала иногда у себя в постели.

Напуганная этим тетушка Магда успокаивала Дагни. Она говорила, что нельзя слепо верить тому, что происходит на сцене. Но дядюшка Нильс обозвал Магду за это «наседкой» и сказал, что, наоборот, в театре надо верить Есему. Иначе людям не нужны были бы никакие театры. И Дагни верила.

Но все же тетушка Магда настояла на том, чтобы пойти для разнообразия в концерт.

Нильс против этого не спорил. «Музыка, – сказал он, – это зеркало гения».

Нильс любил выражаться возвышенно и туманно. О Дагни он говорил, что она похожа на первый аккорд увертюры. А у Магды, по его словам, была колдовская власть над людьми. Выражалась она в том, что Магда шила театральные костюмы. А кто же не знает, что человек каждый раз, когда надевает новый костюм, совершенно меняется. Вот так оно и выходит, что один и тот же актер вчера был гнусным убийцей, сегодня стал пылким любовником, завтра будет королевским шутом, а послезавтра – народным героем.

– Дагни, – кричала в таких случаях тетушка Магда, – заткни уши и не слушай эту ужасную болтовню! Он сам не понимает, что говорит, этот чердачный философ!

Был теплый июнь. Стояли белые ночи. Концерты проходили в городском парке под открытым небом.

Дагни пошла на концерт вместе с Магдой и Нильсом. Она хотела надеть свое единственное белое платье. Но Нильс сказал, что красивая девушка должна быть одета так, чтобы выделяться из окружающей обстановки. В общем, длинная его речь по этому поводу сводилась к тому, что в белые ночи надо быть обязательно в черном и, наоборот, в темные сверкать белизной платья.

Переспорить Нильса было невозможно, и Дагни надела черное платье из шелковистого мягкого бархата. Платье это Магда принесла из костюмерной.

Когда Дагни надела это платье, Магда согласилась, что Нильс, пожалуй, прав – ничто так не оттеняло строгую бледность лица Дагни и ее длинные, с отблеском старого золота косы, как этот таинственный бархат.

– Посмотри, Магда, – сказал вполголоса дядюшка Нильс, – Дагни так хороша, будто идет на первое свидание.

– Вот именно! – ответила Магда. – Что-то я не видела около себя безумного красавца, когда ты пришел на первое свидание со мной. Ты у меня просто болтун.

И Магда поцеловала дядюшку Нильса в голову.

Концерт начался после обычного вечернего выстрела из пушки в порту. Выстрел означал заход солнца.

Несмотря на вечер, ни дирижер, ни оркестранты не включили лампочек над пультами. Вечер был настолько светлый, что фонари, горевшие в листве лип, были зажжены, очевидно, только для того, чтобы придать нарядность концерту.

Дагни впервые слушала симфоническую музыку. Она произвела на нее странное действие. Все переливы и громы оркестра вызывали у Дагни множество картин, похожих на сны.

Потом она вздрогнула и подняла глаза. Ей почудилось, что худой мужчина во фраке, объявлявший программу концерта, назвал ее имя.

– Это ты меня звал, Нильс? – спросила Дагни дядюшку Нильса, взглянула на него и сразу же нахмурилась.

Дядюшка Нильс смотрел на Дагни не то с ужасом, не то с восхищением. И так же смотрела на нее, прижав ко рту платок, тетушка Магда.

– Что случилось? – спросила Дагни.

Магда схватила ее за руку и прошептала:

Тогда Дагни услышала, как человек во фраке сказал:

– Слушатели из последних рядов просят меня повторить. Итак, сейчас будет исполнена знаменитая музыкальная пьеса Эдварда Грига, посвященная дочери лесника Хагерупа Педерсена Дагни Педерсен по случаю того, что ей исполнилось восемнадцать лет.

Дагни вздохнула так глубоко, что у нее заболела грудь. Она хотела сдержать этим вздохом подступавшие к горлу слезы, но это не помогло. Дагни нагнулась и закрыла лицо ладонями.
Сначала она ничего не слышала. Внутри у нее шумела буря. Потом она наконец услышала, как поет ранним утром пастуший рожок и в ответ ему сотнями голосов, чуть вздрогнув, откликается струнный оркестр.

Мелодия росла, подымалась, бушевала, как ветер, неслась по вершинам деревьев, срывала листья, качала траву, била в лицо прохладными брызгами. Дагни почувствовала порыв воздуха, исходивший от музыки, и заставила себя успокоиться.

Да! Это был ее лес, ее родина! Ее горы, песни рожков, шум ее моря!

Стеклянные корабли пенили воду. Ветер трубил в их снастях. Этот звук незаметно переходил в перезвон лесных колокольчиков, в свист птиц, кувыркавшихся в воздухе, в ауканье детей, в песню о девушке – в ее окно любимый бросил на рассвете горсть песку. Дагни слышала эту песню у себя в горах.

Так, значит, это был он! Тот седой человек, что помог ей донести до дому корзину с еловыми шишками. Это был Эдвард Григ, волшебник и великий музыкант! И она его укоряла, что он не умеет быстро работать.

Так вот тот подарок, что он обещал сделать ей через десять лет!

Дагни плакала, не скрываясь, слезами благодарности. К тому времени музыка заполнила все пространство между землей и облаками, повисшими над городом. От мелодических волн на облаках появилась легкая рябь. Сквозь нее светили звезды.

Музыка уже не пела. Она звала. Звала за собой в ту страну, где никакие горести не могли охладить любви, где никто не отнимает друг у друга счастья, где солнце горит, как корона в волосах сказочной доброй волшебницы.

В наплыве звуков вдруг возник знакомый голос. «Ты – счастье, – говорил он. – Ты – блеск зари!»

Музыка стихла. Сначала медленно, потом все разрастаясь, загремели аплодисменты.

Дагни встала и быстро пошла к выходу из парка. Все оглядывались на нее. Может быть, некоторым из слушателей пришла в голову мысль, что эта девушка и была той Дагни Педерсен, которой Григ посвятил свою бессмертную вещь.

«Он умер! – думала Дагни. – Зачем?» Если бы можно было увидеть его! Если бы он появился здесь! С каким стремительно бьющимся сердцем она побежала бы к нему навстречу, обняла бы за шею, прижалась мокрой от слез щекой к его щеке и сказала бы только одно слово: «Спасибо!» – «За что?» – спросил бы он. «Я не знаю… – ответила бы Дагни. – За то, что вы не забыли меня. За вашу щедрость. За то, что вы открыли передо мной то прекрасное, чем должен жить человек».

Дагни шла по пустынным улицам. Она не замечала, что следом за ней, стараясь не попадаться ей на глаза, шел Нильс, посланный Магдой. Он покачивался, как пьяный, и что-то бормотал о чуде, случившемся в их маленькой жизни.

Сумрак ночи еще лежал над городом. Но в окнах слабой позолотой уже занимался северный рассвет.

Дагни вышла к морю. Оно лежало в глубоком сне, без единого всплеска.

Дагни сжала руки и застонала от неясного еще ей самой, но охватившего все ее существо чувства красоты этого мира.

– Слушай, жизнь, – тихо сказала Дагни, – я люблю тебя.

И она засмеялась, глядя широко открытыми глазами на огни пароходов. Они медленно качались в прозрачной серой воде.

Нильс, стоявший поодаль, услышал ее смех и пошел домой. Теперь он был спокоен за Дагни. Теперь он знал, что ее жизнь не пройдет даром.

Хвосты — русская народная сказка

Хвосты читать

Прошёл по лесу слух, что всем зверям будут хвосты раздавать. Полетели вороны во все стороны по лесам, по лугам и всем объявили:
— Приходите, все звери, завтра на большую поляну получать хвосты!

Заволновались звери: «Хвосты? Какие хвосты? Для чего хвосты?» Лисичка-сестричка говорит:

— Ну, какие никакие, а раз дают, надо брать; после разберём, для чего они!

С утра потянулись звери на большую поляну: кто бегом, кто скоком, кто лётом — каждому хотелось хвост получить.

Зайчик тоже собрался идти — высунулся из норки и увидел, что дождик сильный идёт, так по мордочке и хлещет.

Испугался зайчик: «Забьёт меня дождик!» — спрятался в норку. Сидит и слышит: «тууп-тууп-тупп!». Земля трясётся, деревья трещат. Медведь идёт.

— Дедушка медведь, — просит зайчик, — будут там хвосты раздавать, захвати мне, пожалуйста, хвостик!

— Ладно, — говорит медведь, — коли не забуду — захвачу!

Ушёл медведь, а зайчика раздумье взяло: «Старик он, забудет про меня! Надо кого-нибудь ещё попросить!»

Слышит он: «туп-туп-туп!» — волк бежит.

Высунулся зайка и говорит:

— Дяденька волк, будешь себе хвост-то получать, — выбери и мне какой-нибудь!

— Ладно, — говорит волк, — принесу, если останется! — и убежал.

Сидит зайка в норке, слышит, трава шуршит, метётся — лисичка бежит.

«Надо и её попросить!» — думает зайчик.

— Лисичка-сестричка, будешь себе хвост-то получать, принеси и мне хвостик!

— Ладно, — говорит лиса, — принесу тебе, серому, хвостик, — и убежала.

И много же зверей собралось на поляну!

А там на больших сучьях хвосты развешаны, и каких там только нет: и пушистые-распушистые, и веером, и метёлкой, есть и гладкие, как палка, есть, кренделями, есть завитушками, и длинные, и короткие — ну всякие-превсякие!

Лиса первая поспела, выбрала себе хвост пушистый, мягкий, пошла домой довольная, вертит хвостом, любуется.

Конь прибежал, выбрал себе хвост с длинными волосами. Ну и хвост!

Помахивает — до самого уха хватает! Хорошо им мух отгонять! Пошёл конь довольный.

Подошла корова, ей достался хвост длинный, как палка, с метелкой на конце. Довольна корова, по бокам машет, слепней отгоняет.

Белочка прыгала по головам, по плечам, схватила себе хвостик пушистый, красивый и ускакала.

Слон топтался, топтался, всем лапы оттоптал, копыта отдавил, а когда подошел, то остался только хвост, как шнурочек, со щетиной на конце.Не понравился он слону, да ничего не сделаешь, другого нет больше!

Свинья подошла. Она поднять голову-то кверху не может, достала что пониже висело — хвост гладкий, как верёвочка. Не понравился он ей вначале. Завила она его колечком — какой красивый показался — лучше всех!

Медведь опоздал — по дороге на пчельник зашёл — пришёл, а хвостов-то уже нет! Нашел какой-то лоскутик кожи, обросший шерстью, и взял себе как хвост, — хорошо, что чёрный!

Все хвосты разобрали, идут звери домой.

Зайчик сидит в норке, ждёт не дождётся, когда ему принесут хвостик, слышит медведь идёт.

— Дедушка медведь, принёс мне хвостик-то?

— Куда тебе там хвост! Я себе-то вон какой обрывок достал! — И ушёл.

Слышит зайчик — волк бежит.

— Дяденька волк, принёс ли мне хвостик-то?

— Не до тебя там, косой, было! Я себе насилу выбрал, потолще да попушистее, — сказал волк и убежал.

— Лисичка-сестричка, принесла ли мне хвостик? — спрашивает зайчик.

— Забыла, — говорит лиса. — А посмотри, какой я себе выбрала!

И начала лиса вертеть хвостом во все стороны. Обидно зайчику стало! Чуть не заплакал.

Вдруг слышит шум, лай, писк! Глядит — кошка с собакой ссорятся, у кого хвост лучше. Спорили, спорили, подрались.

Собака у кошки отгрызла кончик хвоста. Зайчик подхватил его, приставил к себе как хвост и доволен стал — хоть маленький, а всё-таки хвост!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Русские народные сказки

Белая уточка

Один князь женился на пре­крас­ной княжне и не успел еще на нее нагля­деться, не успел с нею наго­во­риться, не успел ее наслу­шаться, а уж надо было им рас­ста­ваться, надо было ему ехать в даль­ний путь, поки­дать жену на чужих руках. Что делать! Гово­рят, век обняв­шись не просидеть.

Много пла­кала кня­гиня, много князь ее уго­ва­ри­вал, запо­ве­до­вал не поки­дать высока терема, не ходить на беседу, с дур­ными людьми не вата­житься, худых речей не слу­шаться. Кня­гиня обе­щала все исполнить.

Князь уехал; она запер­лась в своем покое и не выходит.

Долго ли, коротко ли, при­шла к ней жен­щина, каза­лось, такая про­стая, сердечная!

– Что, – гово­рит, – ты ску­ча­ешь? Хоть бы на божий свет погля­дела, хоть бы по саду про­шлась, тоску размыкала.

Долго кня­гиня отго­ва­ри­ва­лась, не хотела, нако­нец поду­мала: по саду похо­дить не беда – и пошла.

В саду раз­ли­ва­лась клю­че­вая хру­сталь­ная вода.

– Что, – гово­рит жен­щина, – день такой жар­кий, солнце палит, а водица сту­де­ная так и пле­щет, не иску­паться ли нам здесь?

– Нет, нет, не хочу!

А там поду­мала: ведь иску­паться не беда! Ски­нула сара­фан­чик и прыг­нула в воду. Только оку­ну­лась, жен­щина уда­рила ее по спине.

– Плыви ты, – гово­рит, – белою уточкой!

И поплыла кня­гиня белою уточ­кой. Ведьма тот­час наря­ди­лась в ее пла­тье, убра­лась, нама­ле­ва­лась и села ожи­дать князя.

Только щенок вяк­нул, коло­коль­чик звяк­нул, она уж бежит навстречу, бро­си­лась к князю, целует, милует. Он обра­до­вался, сам руки про­тя­нул и не рас­по­знал ее.

А белая уточка нанесла яичек, вывела дето­чек: двух хоро­ших, а тре­тьего замо­рышка; и деточки ее вышли – ребяточки.

Она их вырас­тила, стали они по реченьке ходить, злату рыбку ловить, лос­ку­тики сби­рать, каф­та­ники сши­вать, да выска­ки­вать на бере­жок, да погля­ды­вать на лужок.

– Ох, не ходите туда, дети! – гово­рила мать. Дети не слу­шали; нынче поиг­рают на травке, зав­тра побе­гают по муравке, дальше, дальше – и забра­лись на кня­жий двор.

Ведьма чутьем их узнала, зубами заскри­пела. Вот она позвала дето­чек, накор­мила-напо­ила и спать уло­жила, а там велела раз­ло­жить огня, наве­сить котлы, нато­чить ножи.

Легли два братца и заснули; а замо­рышка, чтоб не засту­дить, при­ка­зала им мать в пазушке носить – замо­ры­шек-то и не спит, все слы­шит, все видит.

Ночью при­шла ведьма под дверь и спрашивает:

– Спите вы, детки, иль нет?

– Мы спим – не спим, думу думаем, что хотят нас всех поре­зати; огни кла­дут кали­но­вые, котлы высят кипу­чие, ножи точат булатные!

Ведьма ушла, похо­дила-похо­дила, опять под дверь:

– Спите, детки, или нет?

Замо­ры­шек опять гово­рит то же:

– Мы спим – не спим, думу думаем, что хотят нас всех поре­зати; огни кла­дут кали­но­вые, котлы высят кипу­чие, ножи точат булатные!

«Что же это все один голос?» – поду­мала ведьма, отво­рила поти­хоньку дверь, видит: оба брата спят креп­ким сном, тот­час обвела их мерт­вой рукой – и они померли.

Поутру белая уточка зовет деток; детки ней­дут. Зачу­яло ее сердце, встре­пе­ну­лась она и поле­тела на кня­жий двор.

На кня­жьем дворе, белы, как пла­точки, холодны, как пла­сточки, лежали братцы рядышком.

Кину­лась она к ним, бро­си­лась, кры­лышки рас­пу­стила, дето­чек обхва­тила и мате­рин­ским голо­сом завопила:

Кря, кря, мои деточки!
Кря, кря, голубяточки!
Я нуж­дой вас выхаживала,
Я сле­зой вас выпаивала,
Темну ночь недосыпала.
Сла­док кус недоедала!

– Жена, слы­шишь небы­ва­лое? Утка приговаривает.

– Это тебе чудится! Велите утку со двора прогнать!

Ее про­го­нят, она обле­тит да опять к деткам:

Кря, кря, мои деточки!
Кря, кря, голубяточки!
Погу­била вас ведьма старая,
Ведьма ста­рая, змея лютая,
Змея лютая, подколодная;
Отняла у вас отца родного,
Отца род­ного – моего мужа,
Пото­пила нас в быст­рой реченьке,
Обра­тила нас в белых уточек,
А сама живет – величается!

«Эге!» – поду­мал князь и закричал:

– Пой­майте мне белую уточку!

Бро­си­лись все, а белая уточка летает и никому не дается; выбе­жал князь сам, она к нему на руки пала.

Взял он ее за кры­лышко и говорит:

– Стань, белая береза, у меня позади, а крас­ная девица впереди!

Белая береза вытя­ну­лась у него позади, а крас­ная девица стала впе­реди, и в крас­ной девице князь узнал свою моло­дую княгиню.

Тот­час пой­мали сороку, под­вя­зали ей два пузырька, велели в один набрать воды живя­щей, в дру­гой – говорящей.

Сорока сле­тала, при­несла воды. Сбрыз­нули деток живя­щею водою – они встре­пе­ну­лись, сбрыз­нули гово­ря­щею – они заговорили.

И стала у князя целая семья, и стали все жить-пожи­вать, добро нажи­вать, худо забывать.

А ведьму при­вя­зали к лоша­ди­ному хво­сту, раз­мы­кали по полю: где ото­рва­лась нога – там стала кочерга; где рука – там грабли; где голова – там куст да колода. Нале­тели птицы – мясо покле­вали, под­ня­лися ветры – кости раз­ме­тали, и не оста­лось от ней ни следа, ни памяти!

Русская сказка

Читайте, смотрите и слушайте детские сказки

Терёшечка

  • Федул и Меланья
  • Арысь — поле

Сказка «Терёшечка» — русская народная сказка для детей младшего возраста. Она познакомит малышей с отважным мальчиком Терёхой, который спасся от ведьмы благодаря смекалке. Сказание будет интересно маленьким читателям простым содержанием, хорошей концовкой, наличием рифмованных строк.

Главные герои сказания – старик со старухой, у которых не было детей. Однажды взяли они колодочку, укутали пелёнкой и стали убаюкивать как маленького ребёночка, напевая при этом колыбельную. В песенке старики ласково называли воображаемое дитятко Терёшечкой и просили его уснуть вместе с птичками и другими зверями. На удивление, вскоре колодочка начала превращаться в славного мальчишку Терёшку.

Сынишка рос хорошо, становился умным и славным. Вскоре отец смастерил ему челнок и вёсла, мальчик сел в него и, приговаривая выученные слова для того, чтобы лодка поплыла, отправился на рыбалку. Так стал Терёшка рыбачить, а мама ему кушать носить. Подойдёт к берегу, позовёт сынишку, тот и приплывает на мамин голос. Старушка сына накормит, даст сменную одежду, заберёт рыбку, а Терёшечка снова рыбачить поплывёт.

Услыхала о Терёшке ведьма, подошла к берегу и стала кликать мальчика грубым голосом. Распознал парень, что не мать его зовёт и приказал челноку дальше плыть. Разозлившись, ведьма быстро в кузню побежала, чтобы мастер ей голос тонким сделал, как у матушки Терёшки. Выполнил просьбу колдуньи кузнец и она снова на бережок побежала. Запела там ведьма тонким голосом, зазывая мальчишку на берег. Не распознал он коварного замысла, подплыл к берегу, где его колдунья схватила и в мешок положила. Принесла злая старуха Терёшку к себе домой и приказала своей дочери Алёнке печку топить, чтобы мальчишку зажарить.

Пока колдунья ходила на охоту, Алёнка печь растопила, взяла лопату и приказала мальчишке сесть на неё. Умный Терёшка смекнул, что к чему и стал на лопату ложиться неправильно, чтобы в печь не влезть. Попросила его ведьмы дочка так лечь, как животные спят, то есть скрутится на лопате. Терёша сделал вид, что не понимает Алёнкиных слов и предложил ей самой на лопату лечь. Только та на лопату влезла, мальчик быстро её в печь засунул и заслонку прикрыл. Сам же влез на высокое дерево и стал ведьму ждать.

Когда колдунья домой вернулась, быстро печь отворила, мясо вытащила и съела с удовольствием, только косточки остались. Наевшись, ведьма вышла во двор и стала приговаривать, как она Терёхиным мясцом насытилась. А мальчик с дерева ей отвечает, что Алёнкино мясцо ведьма съела, а не его. Сначала злой старухе показалось, что это листья шумят, но когда мальчик повторил сказанное, ведьма поняла, что к чему. Стала она дерево грызть, да только зубы сломала. Отправилась она быстро к кузнецу за новыми зубами, тот и выковал их колдунье. Начала она снова ствол грызть и того глядишь, свалит ветвистый дуб, достанет Терёху. Стал мальчик гусей просить, чтобы те его к родителям унесли. Не соглашались величественные птицы. Вызвался помочь только самый слабый гусь. Он принёс Терёшку к родителям и те на радостях его откормили, на волю отпустили. Сами стали жить лучше прежнего.

У старика со старухой не было детей. Век прожили, а детей не нажили.

Вот сделали они колодочку, завернули ее в пеленочку, стали качать да прибаюкивать:

— Спи-тко, усни, дитя Терёшечка, —

Все ласточки спят,

Качали так, качали да прибаюкивали, и вместо колодочки стал расти сыночек Терёшечка — настоящая ягодка.

Мальчик рос-подрастал, в разум приходил. Старик сделал ему челнок, выкрасил его белой краской, а весельцы — красной.

Вот Терешечка сел в челнок и говорит:

— Челнок, челнок, плыви далече.

Челнок, челнок, плыви далече.

Челнок и поплыл далеко-далеко. Терешечка стал рыбку ловить, а мать ему молочко и творожок стала носить.

Придет на берег и зовет:

— Терёшечка, мой сыночек,

Приплынь, приплынь на бережочек,

Я тебе есть-пить принесла.

Терешечка издалека услышит матушкин голос и подплывет к бережку. Мать возьмет рыбку, накормит, напоит Терешечку, переменит ему рубашечку и поясок и отпустит опять ловить рыбку.

Узнала про то ведьма. Пришла на бережок и зовет страшным голосом:

— Терёшечка, мой сыночек,

Приплынь, приплынь на бережочек,

Я тебе есть-пить принесла.

Терешечка распознал, что не матушкин это голос, и говорит:

— Челнок, челнок, плыви далече.

То не матушка меня зовет.

Тогда ведьма побежала в кузницу и велит кузнецу перековать себе горло, чтобы голос стал как у Терешечкиной матери.

Кузнец перековал ей горло. Ведьма опять пришла на бережок и запела голосом точь-в-точь родимой матушки:

— Терёшечка, мой сыночек,

Приплынь, приплынь на бережочек,

Я тебе есть-пить принесла.

Терёшечка обознался и подплыл к бережку. Ведьма его схватила, в мешок посадила и побежала.

Принесла его в избушку на курьих ножках и велит своей дочери Алёнке затопить печь пожарче и Терешечку зажарить.

А сама опять пошла на раздобытки.

Вот Аленка истопила печь жарко-жарко и говорит Терешечке:

— Ложись на лопату.

Он сел на лопату, руки, ноги раскинул и не пролезает в печь.

— Да я не умею — покажи как…

— А как кошки спят, как собаки спят, так и ты ложись.

— А ты ляг сама да поучи меня.

Алёнка села на лопату, а Терешечка ее в печку и пихнул и заслонкой закрыл. А сам вышел из избушки и влез на высокий дуб.

Прибежала ведьма, открыла печку, вытащила свою дочь Аленку, съела, кости обглодала.

Потом вышла на двор и стала кататься-валяться по траве.

Катается-валяется и приговаривает:

— Покатаюсь я, поваляюсь я, Терешечкина мясца наевшись.

А Терешечка ей с дуба отвечает:

— Покатайся-поваляйся, Алёнкина мясца наевшись!

— Не листья ли это шумят?

— Покатаюсь я, поваляюсь я, Терешечкина мясца наевшись.

А Терёшечка все свое:

— Покатайса-поваляйса, Аленкина мясца наевшись!

Ведьма глянула и увидела его на высоком дубу. Кинулась грызть дуб. Грызла, грызла — два передних зуба выломала, побежала в кузницу:

— Кузнец, кузнец! Скуй мне два железных зуба.

Кузнец сковал ей два зуба.

Вернулась ведьма и стала опять грызть дуб. Грызла, грызла и выломала два нижних зуба. Побежала к кузнецу:

— Кузнец, кузнец! Скуй мне еще два железных зуба.

Кузнец сковал ей еще два зуба.

Вернулась ведьма и опять стала грызть дуб. Грызет — только щепки летят. А дуб уже трещит, шатается.

Что тут делать? Терешечка видит: летят гуси-лебеди.

— Гуси мои, лебедята!

Возьмите меня на крылья,

Унесите к батюшке, к матушке!

А гуси-лебеди отвечают:

— Га-га, за нами еще летят — поголоднее нас, они тебя возьмут.

А ведьма погрызет-погрызет, взглянет на Терёшечку, облизнется — и опять за дело…

Летит другое стадо. Терешечка просит…

— Гуси мои, лебедята!

Возьмите меня на крылья,

Унесите к батюшке, к матушке!

А гуси-лебеди отвечают:

— Га-га, за нами летит защипанный гусенок, он тебя возьмет-донесет.

А ведьме уже немного осталось. Вот-вот повалится дуб.

Летит защипанный гусенок. Терешечка его просит:

— Гусь-лебедь ты мой! Возьми меня, посади на крылышки, унеси меня к батюшке, к матушке.

Сжалился защипанный гусенок, посадил Терешечку на крылья, встрепенулся и полетел, понес его домой.

Прилетели они к избе и сели на травке.

А старуха напекла блинов — поминать Терешечку — и говорит:

— Это тебе, старичок, блин, а это мне блин.

А Терешечка под окном:

Старуха услыхала и говорит:

— Погляди-ка, старичок, кто там просит блинок?

Старик вышел, увидел Терёшечку, привел к старухе — пошло обниманье!

А защипанного гусенка откормили, отпоили, на волю пустили, и стал он с тех пор широко крыльями махать, впереди стада летать да Терешечку вспоминать…

Русская сказка

Читайте, смотрите и слушайте детские сказки

Русские народные сказки читать онлайн

О русских народных сказках

Русские народные сказки – мудрость великого народа

Если закрыть глаза и на минутку перенестись в прошлое, то можно представить, как жили простые русские люди. Большими семьями они проживали в деревянных избах, топили печи дровами, а свет им давали самодельные сухие лучины. Не было у бедных русских людей ни телевидения, ни интернета, и что им было делать, когда не работали в поле? Они отдыхали, мечтали и слушали добрые волшебные сказочки!

Вечерком вся семья собиралась в одной светлице, дети устраивались на печи, а женщины занимались домашней работой. В это время и наступал черед русских народных сказок. В каждом селе или деревеньке жила женщина-сказительница, она заменяла людям радио и красиво нараспев рассказывала старинные легенды. Детишки слушали, раскрыв рот, а девушки тихонько подпевали и под добрую сказочку пряли или вышивали.

О чем рассказывали народу уважаемые сказительницы?

Добрые вещуньи хранили в памяти большое количество народных сказаний, легенд и быличек. Всю жизнь они несли свет простым крестьянам, а в старости передавали свои знания следующим талантливым рассказчицам. Большинство легенд были основаны на реальных событиях из жизни, но с годами сказки обрастали выдуманными подробностями и приобретали особый русский колорит.

На заметку читателям!

Самая известная на Руси и в Финляндии сказительница — простая крепостная крестьянка Прасковья Никитична, в замужестве Васки. Она знала 32 000 стихов и сказок, 1152 песен, 1750 пословиц, 336 загадок и большое количество молитв. На основе ее рассказов написаны сотни книг и поэтических сборников, но при всех своих талантах Прасковья Никитична всю жизнь бедствовала и даже работала бурлаком.

Другая известная всей России рассказчица – няня Пушкина Арина Родионовна. Это она с раннего детства привила поэту любовь к русским сказкам, и на основе ее старинных рассказов Александр Сергеевич написал свои великие произведения.

О чем рассказывают русские сказки?

Сказочки, придуманные простыми людьми, являются энциклопедией народной мудрости. Через незамысловатые истории рабочие и крестьяне представляли свое видение мира и в зашифрованном виде передавали информацию следующим поколениям.

Старые русские сказки делятся на три типа:

Сказки о животных. В народных историях встречаются забавные персонажи, которые особенно близки простым русским людям. Мишка косолапый, лисичка-сестричка, зайчик-побегайчик, мышка-норушка, лягушка-квакушка наделяются выраженными человеческими качествами. В сказочке «Маша и Медведь» Потапыч добрый, но глупый, в истории про Семерых Козлят волк хитрый и прожорливый, а в сказке «Зайка-хваста» зайчишка трусливый и хвастливый. Детворе с 2-3 лет пора приобщаться к добрым русским сказочкам и на примере забавных персонажей с выраженными характерами учиться различать положительных и отрицательных героев.

Волшебные мистические сказки. В русских сказочках много интересных мистических персонажей, которые могли бы затмить известных американских героев. Баба Яга Костяная Нога, Змей Горыныч и Кощей Бессмертный отличаются реалистичностью и на протяжении нескольких веков живут в добрых народных сказаниях. С мистическими героями, которые держали в страхе народ, сражались былинные богатыри и смелые благородные царевичи. А красавицы-рукодельницы Василиса Прекрасная, Марья, Варвара Краса боролись с нечистью умом, хитростью и смекалкой.

Сказки о жизни простого русского народа. Через мудрые сказочные истории народ рассказывал о своем существовании и передавал накопленные знания из поколения в поколение. Яркий пример – сказка «Колобок». Тут старик со старухой пекут необычный калач, а призывают ясное солнышко вечно согревать нашу родную Землю. Горячее солнце-колобок отправляется в путешествие и встречает зайца-зиму, волка-весну, медведя-лето и лису-осень. Вкусный колобок погибает в зубах прожорливый лисицы, но потом снова возрождается и начинает новый жизненный цикл вечной матушки-природы.

На страничке нашего сайта собраны самые любимые и популярные лучшие русские сказки. Тексты с красивыми картинками и иллюстрациями в стиле лаковой миниатюры читать сказочки особенно приятно. Они несут детворе бесценное богатство русского языка, а рисунки и крупный шрифт позволяют быстро запоминать сюжеты и новые слова, привить любовь к чтению книг. Все сказочки рекомендуются к прочтению на ночь. Родители смогут почитать ребенку вслух и донести до малыша смысл, заложенный в мудрых старинных сказках.

Страничка с русскими народными сказочками является сборником детской литературы. Педагоги могут воспользоваться библиотекой для уроков чтения в детском саду и в школе, а в семейном кругу легко разыграть спектакли с участием героев из русских народных сказаний.

Читайте русские народные сказки бесплатно онлайн вместе с детьми и впитывайте мудрость ушедших поколений!

Русские народные сказки читать онлайн для детей

Здесь представлены русские народные сказки для детей, которые вы можете читать онлайн.

Каша из топора

Сказка про жадную старуху и хитрого солдата, который очень хотел есть.

Царевна-несмеяна

Царская дочь никак не могла засмеяться, пока не устроили конкурс женихов.

Лиса и волк

Лиса своровала много рыбы и решила подшутить над волком, оставив его без хвоста.

Лисичка со скалочкой

Хитрая лисичка обманывала жителей, а затем сама получила по заслугам.

Кот и лиса

Домашний кот оказался в лесу и женился на лисе, запугав всех вокруг.

Кот, петух и лиса

Сказка про верных друзей – петуха и кота, которые защищались от лисы.

Лиса и журавль

Лиса посмеялась над журавлем, но и тот не остался в долгу и отомстил.

Лиса и заяц

Лиса выгнала зайца из его избы, но только петух не испугался ее и защитил зайца.

Сивка-бурка

Классическая русская народная сказка про младшего брата, который оказался умнее и везучее всех.

Василиса Премудрая и Морской Царь

Сказка про героя, который оказался во власти Морского царя и познакомился с его дочерью.

Иван Царевич и серый волк

Сказка про приключения младшего сына царя, который искал вора, который крадет яблоки из сада.

Крошечка Хаврошечка

Сказка про девушку, которая подружилась с коровой, которая помогала ей даже после смерти.

Морозко

Сказка про падчерицу, которую отправили в лес на мороз, но она вернулась с сокровищами.

Летучий корабль

Русская народная сказка про младшего брата, который построил летучий корабль и женился на дочери царя.

Петушок и бобовое зернышко

Сказка про курочку, которая спасала петушка, подавившегося зернышком.

Гуси-лебеди

Сказка про девочку, которая спасала своего брата от бабы Яги.

Репка

Старая добрая сказка для детей, одна из первых в их жизни.

Маша и медведь

Сказка про маленькую девочку, которая оказалась в домашнем плену у Мишки.

Страница 1 из 2

  • Правообладателям
  • Обратная связь

Зарегистрированные персонажи и торговые марки принадлежат их правообладателям. Копирование с этого сайта описания сказок и другого текста запрещено.

Читайте также:
Джек и бобовый стебель — английская сказка, читать детям онлайн
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: