Это что за птица? – Сутеев В.Г., читать детям онлайн

Это что за птица? — Сутеев Владимир

Был он очень глупый и завистливый.

И всем Гусь завидовал, со всеми ссорился, на всех шипел…

Все качали головой и говорили:

Как-то раз увидел Гусь на пруду Лебедя.

Понравилось Гусю длинная лебединая шея.

«Вот, — подумал Гусь, — мне бы такую шею!»

И просит Лебедя:

— Давай меняться. Тебе — моя шея, мне — твоя.

Подумал Лебедь и согласился.

Пошёл Гусь с длинной лебединой шеей, не знает, что с ней делать. То так повернёт, то этак вытянет, то колесом свернёт — всё неудобно.

Увидел его Пеликан и стал смеяться.

— Ты,— говорит,— ни Гусь, ни Лебедь! Ха-ха-ха!

Обиделся Гусь, хотел зашипеть и вдруг увидел у Пеликана клюв с большим мешком.

«Вот бы мне такой клюв с мешком!» — подумал Гусь.

И говорит Пеликану:

— Давай меняться: тебе — мой красный нос, а мне — твой клюв с мешком.

Посмеялся Пеликан, но согласился.

Понравилось Гусю меняться.

С Журавлём Гусь ногами поменялся: за свои лапчатые получил тонкие, журавлиные.

У Вороны свой большие белые крылья на её маленькие чёрные выменял.

Долго Гусь уговаривал Павлина переменить его яркий хвост на свою закорючку…

А добрый Петух подарил Гусю свой гребешок, бородку, а заодно и «кукареку»…

Стал Гусь ни на кого не похож.

Идёт Гусь на журавлиных ногах, вороньими крыльями без толку машет, лебединой шеей во все стороны крутит.

Навстречу ему стадо гусей.

— Га-га-га! Это что за птица?— удивились гуси.

— Я Гусь! — крикнул Гусь, захлопал вороньими крыльями, вытянул лебединую шею и гаркнул во всё пеликанье горло: —Ку-ка-ре-ку! Я лучше всех!

— Ну, если ты Гусь, идём с нами, — сказали гуси.

Пошли гуси на лужок, и Гусь с ними.

Все гуси травку щиплют, а Гусь только клюв с большим мешком хлопает — не может траву щипать.

Пошли гуси на пруд купаться, и Гусь с ними.

Все гуси в пруду плавают, а Гусь по берегу бегает — журавлиные ноги плавать не позволяют.

Вышли гуси на берег, а тут, откуда ни возьмись, Лиса!

Загоготали гуси и полетели.

Один Гусь остался — вороньи крылья его поднять не могут, побежал он на журавлиных ногах — да в камышах павлиньим хвостом запутался…

Тут ухватила его Лиса за длинную лебединую шею и понесла…

Увидели это гуси, налетели на Лису и давай её щипать со всех сторон.

Бросила Лиса Гуся и убежала.

— Спасибо, гуси, спасли вы меня! — сказал Гусь. — Теперь я знаю, что мне сделать.

Пошёл Гусь к Лебедю и отдал ему длинную шею, Пеликану вернул клюв с большим мешком, Журавлю — тонкие ноги, Вороне — чёрные крылья, Павлину — яркий хвост веером, а доброму Петуху — гребешок, бородку, а заодно и «кукареку».

Конспект непосредственной образовательной деятельности по развитию речи и речевого общения старших дошкольников с ОНР
план-конспект занятия по развитию речи (старшая группа) на тему

Скачать:

Вложение Размер
konspek_zanyatiya_suteev.odt 10.51 КБ

Предварительный просмотр:

Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение детский сад №5 ” Морячок” муниципального образования город-курорт Геленджик

Конспект непосредственной образовательной

деятельности по развитию речи и речевого общения старших дошкольников с ОНР.

Составила и провела учитель-логопед: Шорина Тамара Викторовна.

Тема. Пересказ сказки В.Сутеева «Это что за птица?» в рамках лексической темы « Птицы»

Цели. Актуализация словаря по теме « Птицы».

-Закрепление универсальных учебных действий по ведению диалога.

-Развитие лексико – грамматического строя речи.

-Развитие мышления, зрительного и слухового внимания.

-Воспитание чувства товарищества, любви к живой природе.

-Совершенствование общей моторики, ловкости.

  • Учить детей пересказывать и понимать сказку на основе наглядности;
  • Уметь строить полные ответы на вопросы по содержанию сказки;
  • Закрепить названия птиц, частей тела птиц;
  • Развивать у детей мышление , воображение, память.
  • Учить змоциональной отзывчивости,(Сопереживать героям сказки);
  • Воспитывать умение следить за развитием действия в сказке.

Оборудование. Презентация героев волшебной истории, созданной по мотивам сказки В.Г. Сутеева; мльтимедийное оборудование, книга В.Сутеева «Зто что за птица?»

Предварительная работа: Чтение сказки В. Сутеева « Это что за птица?»

рассматривание иллюстраций к сказке.

Организация начала деятельности:

Развитие слухового внимания и мышления.

Логопед обращает внимание детей на доску с музыкальным сопровождением «В гостях у сказки»

Логопед: Ребята, послушайте, как красиво звучит музыка. Нас приглашают в сказку. Подойдём поближе. Двери открываются, сказка начинается! (дети усаживаются на стульчики) Реснички опускаются, глазки закрываются, Сном волшебным засыпаем , в страну сказок попадаем. 1,2,3,4,5- смотрим глазками опять.

Слайд 1(Арина здоровается с детьми)

Логопед : А вот, ребята и первое задание.Упражнение: « Кто лишний»

Слайд 2(Арина загадывает загадку)

Логопед : Ребята, и мы с вами читали сказку про гуся, который всем завидовал. Как она называется? (ответы) Кто автор сказки? (ответы)

Логопед : Давайте ещё раз вспомним сказку и расскажем её.

(пересказ сказки по слайдам)

Начинаем рассказывать сказку. Жил-был гусь. Он был глупый и завистливый. И всем Гусь завидовал, на всех шипел. Как-то, раз Гусь увидел ………. Понравилась гусю ………. Гусь предложил лебедю ……. И они ……

Увидел гусь ……………. Понравился гусю ……..С журавлем гусь ногами поменялся. У вороны свои большие белые крылья на ее маленькие черные выменял. С павлином на яркий хвост поменялся. А добрый петух подарил Гусю свой гребешок, бородку и «кукареку». Стал гусь ни на кого не похож.

Что же дальше произошло с гусем ребята? Дети вспоминают сюжет сказки, опираясь на наводящие вопросы воспитателя.

Кого встретил гусь? (Стадо гусей)

Куда позвали его стадо гусей? (На луг)

Что гуси делали на лугу? (Травку щипали)

А наш необычный гусь? (Не мог щипать травку)

Почему не мог травку щипать? (Гусю мешал клюв пеликана)

Что гуси делали на пруду? А наш гусь? Почему плавать не мог?

Кто появился на берегу? (На фленелеграфе появляется фигура лисы)

Что произошло дальше? Кто спас гуся от лисы?

Какие выводы сделал гусь? Чему нас учит эта сказка ребята?

В заключении делается вывод о том, что надо всегда помогать своим друзьям.

Динамическая пауза «Важный гусь»( Развитие общей моторики, координации речи с движением; Развитие речевого выдоха.)

«Прилетели, поиграли, травку клювом пощипали.

Крыльями взмахнули, шею потянули.(га-га-га)»

Логопед : Ребята, Арина приготовила нам следующее задание.

Слайд: ( конверт со сказками)

Слайд: (Арина благодарит детей за работу)

Организация окончания деятельности.

Логопед вместе с детьми вспоминает, по какой сказке они путешествовали, чем занимались. Положительно оценивается деятельность каждого ребёнка.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Конспект непосредственной образовательной деятельности по развитию речи «Животные и их детёныши» Конспект непосредственной образовательной деятельности по развитию речи «Животные и их детёныши»

Конспект непосредственной образовательной деятельности по развитию речи«Животные и их детёныши»(для старшей, логопедической группы).

Конспект открытого занятия непосредственной образовательной деятельности по развитию речи (ОО “Речевое развитие”) в старшей группе детского сада. Пересказ рассказа Е. Чарушина “Лисята”

В конспекте открытого занятия имеются различные материалы (мнемодорожка, презентация, схема), которые помогут воспитаннику лучше познакомиться с творчеством автора Е. Чарушина и бы.

Конспект Непосредственно Образовательной Деятельности по развитию речи старших дошкольников ( 5-6 лет) с использованием ИКТ Тема: «Грибы в осеннем лесу»

“Грибы в осеннем лесу”.

Конспект непосредственно образовательной деятельности по развитию речи во второй группе раннего возраста на тему : «По дороге колобка» Образовательная область: «Речевое развитие»

Данный конспект воспитывает у детей желание внимательно слушать взрослого, повторять простые предложения Формировать знания детей скатыванию теста в ша.

Интегрированный конспект непосредственно образовательной деятельности по развитию речи и лепке в старшей группе на тему: “Перелетные птицы”

Интеграция областей: Познание; Развитие речи; Художественное творчество; Цель: расширение и обогащение знаний детей о перелетных птицах. Образовательный задачи: 1. Расширять и закреплять предст.

Конспект непосредственной образовательной деятельности по развитию речи. Образовательная область «Речевое развитие» для детей второй младшей группы. Тема: «В гостях у сказки»

Закрепить с детьми знания русских народных сказок.

Конспект непосредственно образовательной деятельности по развитию речи для дошкольников старшего возраста по теме: квест игра «Путешествие с Весной» воспитателя МБДОУ детский сад № 7 комбинированного вида ст. Старощербиновская Брылёвой Аллы Александровны

Активизировать интерес к познанию окружающего мира по теме весна, помочь детям усвоить новые знания о признаках весны, уметь их описывать, логически выстраивать цепочку погоды. Закрепить знания детей .

Сказка Это что за птица? — Сутеев Владимир Григорьевич

Это что за птица

Был он очень глупый и завистливый.

И всем Гусь завидовал, со всеми ссорился, на всех шипел…

Все качали головой и говорили: — Ну и Гусь. Как-то раз увидел Гусь на пруду Лебедя.

Понравилось Гусю длинная лебединая шея.

«Вот, — подумал Гусь, — мне бы такую шею!»

И просит Лебедя: — Давай меняться. Тебе — моя шея, мне — твоя.

Подумал Лебедь и согласился.

Пошёл Гусь с длинной лебединой шеей, не знает, что с ней делать. То так повернёт, то этак вытянет, то колесом свернёт — всё неудобно.

Увидел его Пеликан и стал смеяться.

— Ты, — говорит, — ни Гусь, ни Лебедь! Ха-ха-ха!

Обиделся Гусь, хотел зашипеть и вдруг увидел у Пеликана клюв с большим мешком. «Вот бы мне такой клюв с мешком!» — подумал Гусь.

И говорит Пеликану: — Давай меняться: тебе — мой красный нос, а мне — твой клюв с мешком.

Посмеялась Пеликан, но согласился.

Понравилось Гусю меняться.

С Журавлём Гусь ногами поменялся: за свои лапчатые получил тонкие, журавлиные.

У Вороны свой большие белые крылья на её маленькие чёрные выменял.

Долго Гусь уговаривал Павлина переменить его яркий хвост на свою закорочку…

А добрый Петух подарил Гусю свой гребешок, бородку, а заодно и «кукареку»…

Стал Гусь ни на кого не похож.

Идёт Гусь на журавлиных ногах, вороньими крыльями без толку машет, лебединой шеей во все стороны крутит.

Навстречу ему стадо гусей.

— Га-га-га! Это что за птица? — удивились гуси.

— Я Гусь! — крикнул Гусь, захлопал вороньими крыльями, вытянул лебединую шею и гаркнул во всё пеликанье горло: —Ку-ка-ре-ку! Я лучше всех!

— Ну, если ты Гусь, идём с нами, — сказали гуси.

Пошли гуси на лужок, и Гусь с ними. Все гуси траву щиплют, а Гусь только клюв с большим мешком хлопает — не может траву щипать. Пошли гуси на пруд купаться, и Гусь с ними. Все гуси в пруду плавают, а Гусь по берегу бегает — журавлиные ноги плавать не позволяют.

Смеются гуси: — Га-га-га!

А он им: — Ку-ка-ре-ку! Вышли гуси на берег, а тут, откуда ни возьмись, Лиса!

Загоготали гуси и полетели.

Один Гусь остался — вороньи крылья его поднять не могут, побежал он на журавлиных ногах — да в камышах павлиньим хвостом запутался…

Тут ухватила его Лиса за длинную лебединую шею и понесла…

Увидел это гуси, налетели на Лису и давай её щипать со всех сторон.

Бросила Лиса Гуся и убежала.

— Спасибо, гуси, спасли вы меня! — сказал Гусь. — Теперь я знаю,что мне сделать.

Пошёл Гусю к Лебедю и отдал ему длинную шею, Пеликану вернул клюв с большим мешком, Журавлю — тонкие ноги, Вороне — чёрные крылья, Павлину — яркий хвост веером, а доброму Петуху — гребешок, бородку, а заодно и «кукареку».

И стал Гусь как гусь. Только умный и независтливый. Вот вам сказка про Гуся. Вот она и вся!

Что это за птица — сказка (Сутеев В.Г.)

Был он очень глупый и завистливый.

И всем Гусь завидовал, со всеми ссорился, на всех шипел…

Все качали головой и говорили: — Ну и Гусь. Как-то раз увидел Гусь на пруду Лебедя.

Понравилось Гусю длинная лебединая шея.

«Вот, — подумал Гусь, — мне бы такую шею!»

И просит Лебедя: — Давай меняться. Тебе — моя шея, мне — твоя.

Подумал Лебедь и согласился.

Пошёл Гусь с длинной лебединой шеей, не знает, что с ней делать. То так повернёт, то этак вытянет, то колесом свернёт — всё неудобно.

Увидел его Пеликан и стал смеяться.

— Ты, — говорит, — ни Гусь, ни Лебедь! Ха-ха-ха!

Обиделся Гусь, хотел зашипеть и вдруг увидел у Пеликана клюв с большим мешком. «Вот бы мне такой клюв с мешком!» — подумал Гусь.

И говорит Пеликану: — Давай меняться: тебе — мой красный нос, а мне — твой клюв с мешком.

Посмеялась Пеликан, но согласился.

Понравилось Гусю меняться.

С Журавлём Гусь ногами поменялся: за свои лапчатые получил тонкие, журавлиные.

У Вороны свой большие белые крылья на её маленькие чёрные выменял.

Долго Гусь уговаривал Павлина переменить его яркий хвост на свою закорочку…

А добрый Петух подарил Гусю свой гребешок, бородку, а заодно и «кукареку»…

Стал Гусь ни на кого не похож.

Идёт Гусь на журавлиных ногах, вороньими крыльями без толку машет, лебединой шеей во все стороны крутит.

Навстречу ему стадо гусей.

— Га-га-га! Это что за птица? — удивились гуси.

— Я Гусь! — крикнул Гусь, захлопал вороньими крыльями, вытянул лебединую шею и гаркнул во всё пеликанье горло: —Ку-ка-ре-ку! Я лучше всех!

— Ну, если ты Гусь, идём с нами, — сказали гуси.

Пошли гуси на лужок, и Гусь с ними. Все гуси траву щиплют, а Гусь только клюв с большим мешком хлопает — не может траву щипать. Пошли гуси на пруд купаться, и Гусь с ними. Все гуси в пруду плавают, а Гусь по берегу бегает — журавлиные ноги плавать не позволяют.

Смеются гуси: — Га-га-га!

А он им: — Ку-ка-ре-ку! Вышли гуси на берег, а тут, откуда ни возьмись, Лиса!

Загоготали гуси и полетели.

Один Гусь остался — вороньи крылья его поднять не могут, побежал он на журавлиных ногах — да в камышах павлиньим хвостом запутался…

Тут ухватила его Лиса за длинную лебединую шею и понесла…

Увидел это гуси, налетели на Лису и давай её щипать со всех сторон.

Бросила Лиса Гуся и убежала.

— Спасибо, гуси, спасли вы меня! — сказал Гусь. — Теперь я знаю,что мне сделать.

Пошёл Гусю к Лебедю и отдал ему длинную шею, Пеликану вернул клюв с большим мешком, Журавлю — тонкие ноги, Вороне — чёрные крылья, Павлину — яркий хвост веером, а доброму Петуху — гребешок, бородку, а заодно и «кукареку».

И стал Гусь как гусь. Только умный и независтливый. Вот вам сказка про Гуся. Вот она и вся!

[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]

Сказка «Это что за птица» — Владимир Сутеев

Был он очень глупый и завистливый.

И всем Гусь завидовал, со всеми ссорился, на всех шипел…

Все качали головой и говорили: — Ну и Гусь. Как-то раз увидел Гусь на пруду Лебедя.

Понравилось Гусю длинная лебединая шея.

«Вот, — подумал Гусь, — мне бы такую шею!»

И просит Лебедя: — Давай меняться. Тебе — моя шея, мне — твоя.

Подумал Лебедь и согласился.

Пошёл Гусь с длинной лебединой шеей, не знает, что с ней делать. То так повернёт, то этак вытянет, то колесом свернёт — всё неудобно.

Увидел его Пеликан и стал смеяться.

— Ты, — говорит, — ни Гусь, ни Лебедь! Ха-ха-ха!

Обиделся Гусь, хотел зашипеть и вдруг увидел у Пеликана клюв с большим мешком. «Вот бы мне такой клюв с мешком!» — подумал Гусь.

И говорит Пеликану: — Давай меняться: тебе — мой красный нос, а мне — твой клюв с мешком.

Посмеялась Пеликан, но согласился.

Понравилось Гусю меняться.

С Журавлём Гусь ногами поменялся: за свои лапчатые получил тонкие, журавлиные.

У Вороны свой большие белые крылья на её маленькие чёрные выменял.

Долго Гусь уговаривал Павлина переменить его яркий хвост на свою закорочку…

А добрый Петух подарил Гусю свой гребешок, бородку, а заодно и «кукареку»…

Стал Гусь ни на кого не похож.

Идёт Гусь на журавлиных ногах, вороньими крыльями без толку машет, лебединой шеей во все стороны крутит.

Навстречу ему стадо гусей.

— Га-га-га! Это что за птица? — удивились гуси.

— Я Гусь! — крикнул Гусь, захлопал вороньими крыльями, вытянул лебединую шею и гаркнул во всё пеликанье горло: —Ку-ка-ре-ку! Я лучше всех!

— Ну, если ты Гусь, идём с нами, — сказали гуси.

Пошли гуси на лужок, и Гусь с ними. Все гуси траву щиплют, а Гусь только клюв с большим мешком хлопает — не может траву щипать. Пошли гуси на пруд купаться, и Гусь с ними. Все гуси в пруду плавают, а Гусь по берегу бегает — журавлиные ноги плавать не позволяют.

Смеются гуси: — Га-га-га!

А он им: — Ку-ка-ре-ку! Вышли гуси на берег, а тут, откуда ни возьмись, Лиса!

Загоготали гуси и полетели.

Один Гусь остался — вороньи крылья его поднять не могут, побежал он на журавлиных ногах — да в камышах павлиньим хвостом запутался…

Тут ухватила его Лиса за длинную лебединую шею и понесла…

Увидел это гуси, налетели на Лису и давай её щипать со всех сторон.

Бросила Лиса Гуся и убежала.

— Спасибо, гуси, спасли вы меня! — сказал Гусь. — Теперь я знаю,что мне сделать.

Пошёл Гусю к Лебедю и отдал ему длинную шею, Пеликану вернул клюв с большим мешком, Журавлю — тонкие ноги, Вороне — чёрные крылья, Павлину — яркий хвост веером, а доброму Петуху — гребешок, бородку, а заодно и «кукареку».

И стал Гусь как гусь. Только умный и независтливый. Вот вам сказка про Гуся. Вот она и вся!

Анализ сказки Это что за птица?

Забавную сказку Сутеев адресовал детям среднего и старшего школьного возраста. Смысл ее состоит в том, что не нужно завидовать другим людям, стремясь быть похожим на кого-то. Чему учит сказка Это что за птица? Каждый человек – это индивидуальность. Развивать в себе нужно свои природные задатки и качества, а не пытаться копировать кого-то. Если бы Сутеев жил в наше время, он бы поразился тому, насколько его сказка актуальна. Если в прошлом веке сказка была пародией на человеческую глупость и безвкусицу, то в наш век пластической хирургии и экспериментов людей над своей внешностью она стала злободневной.

Краткое содержание сказки

Казалось Гусю, что он недостаточно хорош. Мечтал он о лебединой шее. Поменялся с лебедем шеей. У пеликана выпросил мешок. Затем правдами и неправдами получил вороньи крылья, ноги журавля и хвост павлина, от петуха – его «кукареку» и гребешок. Загордился глупец, думал, что стал он краше всех. Но его нелепый вид у птиц вызывал недоумение, а самому «красавцу» новый облик причинял массу неудобств: ни травку пощипать, ни поплавать, ни полетать. Лиса приметила несуразную птицу и собиралась полакомиться уникальным птичьим экземпляром. Гуси спасли чудака от смерти. Подумал-подумал Гусь, пошел просить назад свою шею, короткие ноги, неприметный хвост и большие крылья. Повезло ему, что сговорчивыми птицы оказались. Стал Гусь прежним, только ума прибавилось. Читать сказку онлайн полностью можно на нашем сайте.

Читать онлайн «Это что за птица?»

Это что за птица?

Сутеев Владимир Григорьевич

Жил-был Гусь. Был он очень глупый и завистливый.

И всем Гусь завидовал, со всеми ссорился, на всех шипел…

Все качали головой и говорили: — Ну и Гусь!. .

Как-то раз увидел Гусь на пруду Лебедя. Понравилось Гусю длинная лебединая шея. «Вот, — подумал Гусь, — мне бы такую шею!» И просит Лебедя: — Давай меняться. Тебе — моя шея, мне — твоя. Подумал Лебедь и согласился. Поменялись.

Пошёл Гусь с длинной лебединой шеей, не знает, что с ней делать. То так повернёт, то этак вытянет, то колесом свернёт — всё неудобно. Увидел его Пеликан и стал смеяться. — Ты, — говорит, — ни Гусь, ни Лебедь!Ха-ха-ха! Обиделся Гусь, хотел зашипеть и вдруг увидел у Пеликана клюв с большим мешком.

«Вот бы мне такой клюв с мешком!» — подумал Гусь. И говорит Пеликану: — Давай меняться: тебе — мой красный нос, а мне — твой клюв с мешком. Посмеялась Пеликан, но согласился. Поменялись.

Понравилось Гусю меняться.

С Журавлём Гусь ногами поменялся: за свои лапчатые получил тонкие, журавлиные.

У Вороны свой большие белые крылья на её маленькие чёрные выменял.

. Долго Гусь уговаривал Павлина переменить его яркий хвост на свою закорочку… Уговорил.

А добрый Петух подарил Гусю свой гребешок, бородку, а заодно и «кукареку»… Стал Гусь ни на кого не похож.

Идёт Гусь на журавлиных ногах, вороньими крыльями без толку машет, лебединой шеей во все стороны крутит.

Навстречу ему стадо гусей. — Га-га-га!Это что за птица?— удивились гуси. — Я Гусь! — крикнул Гусь, захлопал вороньими крыльями, вытянул лебединую шею и гаркнул во всё пеликанье горло: —Ку-ка-ре-ку!Я лучше всех! — Ну, если ты Гусь, идём с нами, — сказали гуси.

Пошли гуси на лужок, и Гусь с ними. Все гуси траву щиплют, а Гусь только клюв с большим мешком хлопает — не может траву щипать.

Пошли гуси на пруд купаться, и Гусь с ними. Все гуси в пруду плавают, а Гусь по берегу бегает — журавлиные ноги плавать не позволяют.

Смеются гуси: — Га-га-га! А он им: — Ку-ка-ре-ку!

Вышли гуси на берег, а тут, откуда ни возьмись, Лиса!Загоготали гуси и полетели. Один Гусь остался — вороньи крылья его поднять не могут, побежал он на журавлиных ногах — да в камышах павлиньим хвостом запутался…

Тут ухватила его Лиса за длинную лебединую шею и понесла… Увидел это гуси, налетели на Лису и давай её щипать со всех сторон. Бросила Лиса Гуся и убежала.

— Спасибо, гуси, спасли вы меня!— сказал Гусь. — Теперь я знаю,что мне сделать.

Пошёл Гусю к Лебедю и отдал ему длинную шею, Пеликану вернул клюв с большим мешком, Журавлю — тонкие ноги, Вороне — чёрные крылья, Павлину — яркий хвост веером, а доброму Петуху — гребешок, бородку, а заодно и «кукареку».

И стал Гусь как гусь. Только умный и независтливый. Вот вам сказка про Гуся. Вот она и вся!

Летучий корабль

Жили-были старик да старуха. У них было три сына — два старших умниками слыли, а младшего все дурачком звали. Старших старуха любила — одевала чисто, кормила вкусно. А младший в дырявой рубашке ходил, черную корку жевал.

— Ему, дурачку, все равно: он ничего не смыслит, ничего не понимает!

Вот однажды дошла до той деревни весть: кто построит царю такой корабль, чтоб и по морям ходил и под облаками летал, — за того царь свою дочку выдаст.

Решили старшие братья счастья попытать.

— Отпустите нас, батюшка и матушка! Авось который-нибудь из нас царским зятем станет!

Снарядила мать старших сыновей, напекла им в дорогу пирогов белых, нажарила-наварила курятины да гусятины:

Отправились братья в лес, стали деревья рубить да пилить. Много нарубили-напилили. А что дальше делать — не знают. Стали они спорить да браниться, того и гляди, друг дружке в волосы вцепятся.

Подошел тут к ним старичок и спрашивает:

— Из-за чего у вас, молодцы, спор да брань? Может, и я вам какое слово на пользу скажу?

Накинулись оба брата на старичка — слушать его не стали, нехорошими словами обругали и прочь прогнали. Ушел старичок.

Поругались еще братья, съели все свои припасы, что им мать дала, и возвратились домой ни с чем.

Как пришли они, начал проситься младший:

— Отпустите теперь меня!

Стали мать и отец отговаривать его да удерживать:

— Куда тебе, дурню, — тебя волки по дороге съедят!

А дурень знай свое твердит:

— Отпустите — пойду, и не отпустите — пойду!

Видят мать и отец — никак с ним не сладишь. Дали ему на дорогу краюху черного сухого хлеба и выпроводили вон из дому. Взял дурень с собой топор и отправился в лес. Ходил-ходил по лесу и высмотрел высокую сосну: верхушкой в облака эта сосна упирается, обхватить ее впору только троим.

Срубил он сосну, стал ее от сучьев очищать. Подошел к нему старичок.

— Здравствуй, — говорит, — дитятко!

— Что это, дитятко, ты делаешь, на что такое большое дерево срубил?

— А вот, дедушка, царь обещал выдать свою дочку за того, кто ему летучий корабль построит, я и строю.

— А разве ты сможешь такой корабль смастерить? Это дело мудреное, пожалуй, и не сладишь.

— Мудреное не мудреное, а попытаться надо: глядишь, и слажу! Вот и ты, кстати, пришел: старые люди бывалые, сведущие. Может, ты мне, что и присоветуешь.

— Ну, коли просишь совет тебе подать, слушай: возьми-ка ты свой топор и отеши эту сосну с боков: вот этак!

И показал, как надо обтесывать.

Послушался дурень старичка — обтесал сосну так, как он показывал. Обтесывает он, диву дается: топор так сам и ходит, так и ходит!

— Теперь, — говорит старичок, — обделывай сосну с концов: вот так и вот этак!

Дурень старичковы слова мимо ушей не пропускает: как старичок показывает, так он и делает.

Закончил он работу, старичок похвалил его и говорит:

— Ну, теперь не грех передохнуть да закусить малость.

— Эх, дедушка, — говорит дурень, — для меня-то еда найдется, вот эта краюха черствая. А тебя-то чем угостить? Ты небось и не угрызешь мое угощение?

— А ну-ка, дитятко, — говорит старичок, — дай сюда свою краюху!

Дурень подал ему краюху. Старичок взял ее в руки, осмотрел, пощупал да и говорит:

— Не такая уж черствая твоя краюха!

И подал ее дурню. Взял дурень краюху — глазам своим не верит: превратилась краюха в мягкий да белый каравай.

Как поели они, старик и говорит:

— Ну, теперь станем паруса прилаживать!

И достал из-за пазухи кусок холста. Старичок показывает, дурень старается, на совесть все делает — и паруса готовы, прилажены.

— Садись теперь в свой корабль, — говорит старичок, — и лети, куда тебе надобно. Да смотри, помни мой наказ: по пути сажай в свой корабль всякого встречного!

Тут они и распрощались. Старичок своей дорогой пошел, а дурень на летучий корабль сел, паруса расправил. Надулись паруса, взмыл корабль в небо, полетел быстрее сокола. Летит чуть пониже облаков ходячих, чуть повыше лесов стоячих.

Летел-летел дурень и видит: лежит на дороге человек — ухом к сырой земле припал. Спустился он и говорит:

— Что это ты делаешь?

— Слушаю я, что на том конце земли делается.

— А что же там делается, дядюшка?

— Поют-заливаются там пташки голосистые, одна другой лучше!

— Экой ты, какой слухменный! Садись ко мне на корабль, полетим вместе.

Слухало не стал отговариваться, сел на корабль, и полетели они дальше.

Летели-летели, видят — идет по дороге человек, идет на одной ноге, а другая нога к уху привязана.

— Что это ты на одной ноге скачешь?

— Да если я другую ногу отвяжу, так за три шага весь свет перешагну!

— Вот ты, какой быстрый! Садись к нам.

Скороход отказываться не стал, взобрался на корабль, и полетели они дальше.

Много ли, мало ли пролетели, глядь — стоит человек с ружьем, целится. А во что целится — неведомо.

— Здорово, дядюшка! В кого это ты целишься — ни зверя, ни птицы кругом не видно.

— Экие вы! Да я и не стану близко стрелять. Целюсь я в тетерку, что сидит на дереве верст за тысячу отсюда. Вот такая стрельба по мне.

— Садись с нами, полетим вместе!

Сел и Стреляло, и полетели все они дальше.

Летели они, летели и видят: идет человек, несет за спиною большущий мешок хлеба.

— Здорово, дядюшка! Куда идешь?

— Иду добывать хлеба себе на обед.

— На что тебе еще хлеб? У тебя и так полон мешок!

— Что тут! Этот хлеб мне в рот положить да проглотить. А чтобы досыта наесться, мне надобно сто раз по столько!

— Ишь ты какой! Садись к нам в корабль, полетим вместе.

Сел и Объедало на корабль, полетели они дальше.

Над лесами летят, над полями летят, над реками летят, над селами да деревнями летят.

Глядь: ходит человек возле большого озера, головой качает.

— Здорово, дядюшка! Что это ты ищешь?

— Пить хочется, вот и ищу, где бы напиться.

— Да перед тобой целое озеро. Пей в свое удовольствие!

— Да этой воды мне всего на один глоточек станет.

Подивился дурень, подивились его товарищи и говорят:

— Ну, не горюй, найдется для тебя вода. Садись с нами на корабль, полетим далеко, будет для тебя много воды!

Опивало сел в корабль, и полетели они дальше.

Сколько летели — неведомо, только видят: идет человек в лес, а за плечами у него вязанка хвороста.

— Здорово, дядюшка! Скажи ты нам: зачем это ты в лес хворост тащишь?

— А это не простой хворост. Коли разбросать его, тотчас целое войско появится.

— Садись, дядюшка, с нами!

И этот сел к ним. Полетели они дальше.

Летели-летели, глядь: идет старик, несет куль соломы.

— Здорово, дедушка, седая головушка! Куда это ты солому несешь?

— А разве в селе мало соломы?

— Соломы много, а такой нету.

— Какая же она у тебя?

— А вот какая: стоит мне разбросать ее в жаркое лето — и станет враз холодно: снег выпадет, мороз затрещит.

— Коли так, правда твоя: в селе такой соломы не найдешь. Садись с нами!

Холодило взобрался со своим кулем в корабль, и полетели они дальше.

Летели-летели и прилетели к царскому двору.

Царь в ту пору за обедом сидел. Увидел он летучий корабль и послал своих слуг:

— Ступайте спросите: кто на том корабле прилетел — какие заморские царевичи и королевичи?

Слуги подбежали к кораблю и видят — сидят на корабле простые мужики.

Не стали царские слуги и спрашивать у них: кто таковы и откуда прилетели. Воротились и доложили царю:

— Так и так! Нет на корабле ни одного царевича, нет ни одного королевича, а все черная кость — мужики простые. Что прикажешь с ними делать?

«За простого мужика нам дочку выдавать зазорно, — думает царь. — Надобно от таких женихов избавиться».

Спросил он у своих придворных — князей да бояр:

— Что нам теперь делать, как быть?

Они и присоветовали:

— Надо жениху задавать разные трудные задачи, авось он их и не разгадает. Тогда мы ему от ворот поворот и покажем!

Обрадовался царь, сейчас же послал слуг к дурню с таким приказом:

— Пусть жених достанет нам, пока наш царский обед не кончится, живой и мертвой воды!

— Что же я теперь делать буду? Да я и за год, а может быть, и весь свой век не найду такой воды.

— А я на что? — говорит Скороход. — Мигом за тебя справлюсь.

Отвязал он ногу от уха и побежал за тридевять земель в тридесятое царство. Набрал два кувшина воды живой и мертвой, а сам думает: «Времени впереди много осталось, дай-ка малость посижу — успею к сроку возвратиться!»

Присел под густым развесистым дубом, да и задремал.

Царский обед к концу подходит, а Скорохода нет как нет.

Загоревали все на летучем корабле — не знают, что и делать. А Слухало приник ухом к сырой земле, прислушался и говорит:

— Экой сонливый да дремливый! Спит себе под деревом, храпит вовсю!

— А вот я его сейчас разбужу! — говорит Стреляло.

Схватил он свое ружье, прицелился и выстрелил в дуб, под которым Скороход спал. Посыпались с дуба желуди — прямо на голову Скороходу. Проснулся тот.

— Батюшки, да, никак, я заснул!

Вскочил он и в ту же минуту принес кувшины с водой:

Встал царь из-за стола, глянул на кувшины и говорит:

— А может, эта вода не настоящая?

Поймали петуха, оторвали ему голову и спрыснули мертвой водой. Голова вмиг приросла. Спрыснули живой водой — петух на ноги вскочил, крыльями захлопал, «ку-ка-реку!» закричал.

Досадно стало царю.

— Ну, — говорит он дурню, — эту мою задачу ты выполнил. Задам теперь другую! Коли ты такой ловкий, съешь со своими сватами за один присест двенадцать быков жареных да столько хлебов, сколько в сорока печах испечено!

Опечалился дурень, говорит своим товарищам:

— Да я и одного хлеба за целый день не съем!

— А я на что? — говорит Объедало. — Я и с быками и с хлебами их один управлюсь. Еще мало будет!

Велел дурень сказать царю:

— Тащите быков и хлебы. Будем есть!

Привезли двенадцать быков жареных да столько хлебов, сколько в сорока печах испечено.

Объедало давай быков поедать — одного за другим. А хлебы так в рот и мечет каравай за караваем. Все возы опустели.

— Давайте еще! — кричит Объедало. — Почему так мало припасли? Я только во вкус вошел!

А у царя больше ни быков, ни хлебов нет.

— Теперь, — говорит он, — новый вам приказ: чтобы выпито было зараз сорок бочек пива, каждая бочка по сорок ведер.

— Да я и одного ведра не выпью, — говорит дурень своим сватам.

— Эка печаль! — отвечает Опивало. — Да я один все у них пиво выпью, еще мало будет!

Прикатили сорок бочек-сороковок. Стали черпать пиво ведрами да подавать Опивале. Он как глотнет — ведро и пусто.

— Что это вы мне ведрами подносите? — говорит Опивало. — Этак мы целый день проканителимся!

Поднял он бочку да и опорожнил ее зараз, без роздыху. Поднял другую бочку — и та пустая откатилась. Так все сорок бочек и осушил.

— Нет ли, — спрашивает, еще пивца? Не вволю я напился! Не промочил горло!

Видит царь: ничем дурня нельзя взять. Решил погубить его хитростью.

— Ладно, — говорит, — выдам я за тебя свою дочку, готовься к венцу! Только перед свадьбой сходи в баню, вымойся-выпарься хорошенько.

И приказал топить баню.

А баня-то была вся чугунная.

Трое суток баню топили, докрасна раскалили. Огнем-жаром от нее пышет, за пять саженей к ней не подойти.

— Как буду мыться? — говорит дурень. — Сгорю заживо.

— Не печалься, — отвечает Холодило. — Я с тобой пойду!

Побежал он к царю, спрашивает:

— Не дозволите ли и мне с женихом в баню сходить? Я ему соломки подстелю, чтобы он пятки не испачкал!

Царю что? Он дозволил: «Что один сгорит, что оба!»

Привели дурня с Холодилой в баню, заперли там.

А Холодило разбросал в бане солому — и стало холодно, стены инеем подернулись, в чугунах вода замерзла.

Сколько-то времени прошло, отворили слуги дверь. Смотрят, а дурень жив-здоров, и старичок тоже.

— Эх, вы, — говорит дурень, — да в вашей бане не париться, а разве на салазках кататься!

Побежали слуги к царю. Доложили: Так, мол, и так. Заметался царь, не знает, что и делать, как от дурня избавиться.

Думал-думал и приказал ему:

— Выстави поутру перед моим дворцом целый полк солдат. Выставишь — выдам за тебя дочку. Не выставишь — вон прогоню!

А у самого на уме: «Откуда простому мужику войско достать? Уж этого он выполнить не сможет. Тут-то мы его и выгоним в шею!»

Услышал дурень царский приказ — говорит своим сватам:

— Выручали вы меня, братцы, из беды не раз и не два. А теперь что делать будем?

— Эх, ты, нашел о чем печалиться! — говорит старичок с хворостом. — Да я хоть семь полков с генералами выставлю! Ступай к царю, скажи — будет ему войско!

Пришел дурень к царю.

— Выполню, — говорит, — твой приказ, только в последний раз. А если отговариваться будешь — на себя пеняй!

Рано поутру старик с хворостом кликнул дурня и вышел с ним в поле. Раскидал он вязанку, и появилось несметное войско — и пешее, и конное, и с пушками. Трубачи в трубы трубят, барабанщики в барабаны бьют, генералы команды подают, кони в землю копытами бьют.

Дурень впереди стал, к царскому двору войско повел. Остановился перед дворцом, приказал громче в трубы трубить, сильнее в барабаны бить.

Услышал царь, выглянул в окошко, от испугу белее полотна стал. Приказал он воеводам свое войско выводить, на дурня войной идти.

Вывели воеводы царское войско, стали в дурня стрелять да палить. А дурневы солдаты стеной идут, царское войско мнут, как траву. Напугались воеводы и побежали вспять, а за ними вслед и все царское войско.

Вылез царь из дворца, на коленках перед дурнем ползает, просит дорогие подарки принять да с царевной скорее венчаться.

Говорит дурень царю:

— Теперь ты нам не указчик! У нас свой разум есть!

Прогнал он царя прочь и не велел никогда в то царство возвращаться. А сам на царевне женился.

— Царевна — девка молодая да добрая. На ней никакой вины нет!

И стал он в том царстве жить, всякие дела вершить.

Сказка «Летучий корабль»

“Летучий корабль” – русская народная сказка о приключениях простого парнишки Ивана показывает, что каждый человек может добиться своей цели, только нужно приложить к этому силы и желание, об умении находить настоящих друзей и, конечно же, о любви.
Иванушка был младшим сыном в семье, ничего он в жизни не хотел, слонялся целыми днями без дела, за это и прозвали его дурачком.Услыхал как-то Иван, что тому кто построит летучий корабль, царь свою дочь в жены отдаст. Запечалился молодец, ведь он давно был влюблен в царевну.
Главный герой не унывает, не опускает руки, а берется за дело. С помощью своих сказочных друзей ему удается построить летучий корабль.

Поможем улучшить оценки по школьной программе, подготовиться к контрольным и понять предмет!

Летучий корабль

Жили-были старик да старуха. У них было три сына — два старших умниками слыли, а младшего все дурачком звали. Старших старуха любила — одевала чисто, кормила вкусно. А младший в дырявой рубашке ходил, черную корку жевал.

— Ему, дурачку, все равно: он ничего не смыслит, ничего не понимает!

Вот однажды дошла до той деревни весть: кто построит царю такой корабль, чтоб и по морям ходил и под облаками летал, — за того царь свою дочку выдаст.

Решили старшие братья счастья попытать.

— Отпустите нас, батюшка и матушка! Авось который-нибудь из нас царским зятем станет!

Снарядила мать старших сыновей, напекла им в дорогу пирогов белых, нажарила-наварила курятины да гусятины:

Отправились братья в лес, стали деревья рубить да пилить. Много нарубили-напилили. А что дальше делать — не знают. Стали они спорить да браниться, того и гляди, друг дружке в волосы вцепятся.

Подошел тут к ним старичок и спрашивает:

— Из-за чего у вас, молодцы, спор да брань? Может, и я вам какое слово на пользу скажу?

Накинулись оба брата на старичка — слушать его не стали, нехорошими словами обругали и прочь прогнали. Ушел старичок.

Поругались еще братья, съели все свои припасы, что им мать дала, и возвратились домой ни с чем.

Как пришли они, начал проситься младший:

— Отпустите теперь меня!

Стали мать и отец отговаривать его да удерживать:

— Куда тебе, дурню, — тебя волки по дороге съедят!

А дурень знай свое твердит:

— Отпустите — пойду, и не отпустите — пойду!

Видят мать и отец — никак с ним не сладишь. Дали ему на дорогу краюху черного сухого хлеба и выпроводили вон из дому. Взял дурень с собой топор и отправился в лес.

Ходил-ходил по лесу и высмотрел высокую сосну: верхушкой в облака эта сосна упирается, обхватить ее впору только троим.

Срубил он сосну, стал ее от сучьев очищать. Подошел к нему старичок.

— Здравствуй, — говорит, — дитятко!

— Что это, дитятко, ты делаешь, на что такое большое дерево срубил?

— А вот, дедушка, царь обещал выдать свою дочку за того, кто ему летучий корабль построит, я и строю.

— А разве ты сможешь такой корабль смастерить? Это дело мудреное, пожалуй, и не сладишь.

— Мудреное не мудреное, а попытаться надо: глядишь, и слажу! Вот и ты, кстати, пришел: старые люди бывалые, сведущие. Может, ты мне, что и присоветуешь.

— Ну, коли просишь совет тебе подать, слушай: возьми-ка ты свой топор и отеши эту сосну с боков: вот этак!

И показал, как надо обтесывать.

Послушался дурень старичка — обтесал сосну так, как он показывал. Обтесывает он, диву дается: топор так сам и ходит, так и ходит!

— Теперь, — говорит старичок, — обделывай сосну с концов: вот так и вот этак!

Дурень старичковы слова мимо ушей не пропускает: как старичок показывает, так он и делает.

Закончил он работу, старичок похвалил его и говорит:

— Ну, теперь не грех передохнуть да закусить малость.

— Эх, дедушка, — говорит дурень, — для меня-то еда найдется, вот эта краюха черствая. А тебя-то чем угостить? Ты небось и не угрызешь мое угощение?

— А ну-ка, дитятко, — говорит старичок, — дай сюда свою краюху!

Дурень подал ему краюху. Старичок взял ее в руки, осмотрел, пощупал да и говорит:

— Не такая уж черствая твоя краюха!

И подал ее дурню. Взял дурень краюху — глазам своим не верит: превратилась краюха в мягкий да белый каравай.

Как поели они, старик и говорит:

— Ну, теперь станем паруса прилаживать!

И достал из-за пазухи кусок холста. Старичок показывает, дурень старается, на совесть все делает — и паруса готовы, прилажены.

— Садись теперь в свой корабль, — говорит старичок, — и лети, куда тебе надобно. Да смотри, помни мой наказ: по пути сажай в свой корабль всякого встречного!

Тут они и распрощались. Старичок своей дорогой пошел, а дурень на летучий корабль сел, паруса расправил. Надулись паруса, взмыл корабль в небо, полетел быстрее сокола. Летит чуть пониже облаков ходячих, чуть повыше лесов стоячих.

Летел-летел дурень и видит: лежит на дороге человек — ухом к сырой земле припал. Спустился он и говорит:

— Что это ты делаешь?

— Слушаю я, что на том конце земли делается.

— А что же там делается, дядюшка?

— Поют-заливаются там пташки голосистые, одна другой лучше!

— Экой ты, какой слухменный! Садись ко мне на корабль, полетим вместе.

Слухало не стал отговариваться, сел на корабль, и полетели они дальше.

Летели-летели, видят — идет по дороге человек, идет на одной ноге, а другая нога к уху привязана.

— Что это ты на одной ноге скачешь?

— Да если я другую ногу отвяжу, так за три шага весь свет перешагну!

— Вот ты, какой быстрый! Садись к нам.

Скороход отказываться не стал, взобрался на корабль, и полетели они дальше.

Много ли, мало ли пролетели, глядь — стоит человек с ружьем, целится. А во что целится — неведомо.

— Здорово, дядюшка! В кого это ты целишься — ни зверя, ни птицы кругом не видно.

— Экие вы! Да я и не стану близко стрелять. Целюсь я в тетерку, что сидит на дереве верст за тысячу отсюда. Вот такая стрельба по мне.

— Садись с нами, полетим вместе!

Сел и Стреляло, и полетели все они дальше.

Летели они, летели и видят: идет человек, несет за спиною большущий мешок хлеба.

— Здорово, дядюшка! Куда идешь?

— Иду добывать хлеба себе на обед.

— На что тебе еще хлеб? У тебя и так полон мешок!

— Что тут! Этот хлеб мне в рот положить да проглотить. А чтобы досыта наесться, мне надобно сто раз по столько!

— Ишь ты какой! Садись к нам в корабль, полетим вместе.

Сел и Объедало на корабль, полетели они дальше.

Над лесами летят, над полями летят, над реками летят, над селами да деревнями летят.

Глядь: ходит человек возле большого озера, головой качает.

— Здорово, дядюшка! Что это ты ищешь?

— Пить хочется, вот и ищу, где бы напиться.

— Да перед тобой целое озеро. Пей в свое удовольствие!

— Да этой воды мне всего на один глоточек станет.

Подивился дурень, подивились его товарищи и говорят:

— Ну, не горюй, найдется для тебя вода. Садись с нами на корабль, полетим далеко, будет для тебя много воды!

Опивало сел в корабль, и полетели они дальше.

Сколько летели — неведомо, только видят: идет человек в лес, а за плечами у него вязанка хвороста.

— Здорово, дядюшка! Скажи ты нам: зачем это ты в лес хворост тащишь?

— А это не простой хворост. Коли разбросать его, тотчас целое войско появится.

— Садись, дядюшка, с нами!

И этот сел к ним. Полетели они дальше.

Летели-летели, глядь: идет старик, несет куль соломы.

— Здорово, дедушка, седая головушка! Куда это ты солому несешь?

— А разве в селе мало соломы?

— Соломы много, а такой нету.

— Какая же она у тебя?

— А вот какая: стоит мне разбросать ее в жаркое лето — и станет враз холодно: снег выпадет, мороз затрещит.

— Коли так, правда твоя: в селе такой соломы не найдешь. Садись с нами!

Холодило взобрался со своим кулем в корабль, и полетели они дальше.

Летели-летели и прилетели к царскому двору.

Царь в ту пору за обедом сидел. Увидел он летучий корабль и послал своих слуг:

— Ступайте спросите: кто на том корабле прилетел — какие заморские царевичи и королевичи?

Слуги подбежали к кораблю и видят — сидят на корабле простые мужики.

Не стали царские слуги и спрашивать у них: кто таковы и откуда прилетели. Воротились и доложили царю:

— Так и так! Нет на корабле ни одного царевича, нет ни одного королевича, а все черная кость — мужики простые. Что прикажешь с ними делать?

«За простого мужика нам дочку выдавать зазорно, — думает царь. — Надобно от таких женихов избавиться».

Спросил он у своих придворных — князей да бояр:

— Что нам теперь делать, как быть?

Они и присоветовали:

— Надо жениху задавать разные трудные задачи, авось он их и не разгадает. Тогда мы ему от ворот поворот и покажем!

Обрадовался царь, сейчас же послал слуг к дурню с таким приказом:

— Пусть жених достанет нам, пока наш царский обед не кончится, живой и мертвой воды!

— Что же я теперь делать буду? Да я и за год, а может быть, и весь свой век не найду такой воды.

— А я на что? — говорит Скороход. — Мигом за тебя справлюсь.

Отвязал он ногу от уха и побежал за тридевять земель в тридесятое царство. Набрал два кувшина воды живой и мертвой, а сам думает: «Времени впереди много осталось, дай-ка малость посижу — успею к сроку возвратиться!»

Присел под густым развесистым дубом, да и задремал.

Царский обед к концу подходит, а Скорохода нет как нет.

Загоревали все на летучем корабле — не знают, что и делать. А Слухало приник ухом к сырой земле, прислушался и говорит:

— Экой сонливый да дремливый! Спит себе под деревом, храпит вовсю!

— А вот я его сейчас разбужу! — говорит Стреляло.

Схватил он свое ружье, прицелился и выстрелил в дуб, под которым Скороход спал. Посыпались с дуба желуди — прямо на голову Скороходу. Проснулся тот.

— Батюшки, да, никак, я заснул!

Вскочил он и в ту же минуту принес кувшины с водой:

Встал царь из-за стола, глянул на кувшины и говорит:

— А может, эта вода не настоящая?

Поймали петуха, оторвали ему голову и спрыснули мертвой водой. Голова вмиг приросла. Спрыснули живой водой — петух на ноги вскочил, крыльями захлопал, «ку-ка-реку!» закричал.

Досадно стало царю.

— Ну, — говорит он дурню, — эту мою задачу ты выполнил. Задам теперь другую! Коли ты такой ловкий, съешь со своими сватами за один присест двенадцать быков жареных да столько хлебов, сколько в сорока печах испечено!

Опечалился дурень, говорит своим товарищам:

— Да я и одного хлеба за целый день не съем!

— А я на что? — говорит Объедало. — Я и с быками и с хлебами их один управлюсь. Еще мало будет!

Велел дурень сказать царю:

— Тащите быков и хлебы. Будем есть!

Привезли двенадцать быков жареных да столько хлебов, сколько в сорока печах испечено.

Объедало давай быков поедать — одного за другим. А хлебы так в рот и мечет каравай за караваем. Все возы опустели.

— Давайте еще! — кричит Объедало. — Почему так мало припасли? Я только во вкус вошел!

А у царя больше ни быков, ни хлебов нет.

— Теперь, — говорит он, — новый вам приказ: чтобы выпито было зараз сорок бочек пива, каждая бочка по сорок ведер.

— Да я и одного ведра не выпью, — говорит дурень своим сватам.

— Эка печаль! — отвечает Опивало. — Да я один все у них пиво выпью, еще мало будет!

Прикатили сорок бочек-сороковок. Стали черпать пиво ведрами да подавать Опивале. Он как глотнет — ведро и пусто.

— Что это вы мне ведрами подносите? — говорит Опивало. — Этак мы целый день проканителимся!

Поднял он бочку да и опорожнил ее зараз, без роздыху. Поднял другую бочку — и та пустая откатилась. Так все сорок бочек и осушил.

— Нет ли, — спрашивает, еще пивца? Не вволю я напился! Не промочил горло!

Видит царь: ничем дурня нельзя взять. Решил погубить его хитростью.

— Ладно, — говорит, — выдам я за тебя свою дочку, готовься к венцу! Только перед свадьбой сходи в баню, вымойся-выпарься хорошенько.

И приказал топить баню.

А баня-то была вся чугунная.

Трое суток баню топили, докрасна раскалили. Огнем-жаром от нее пышет, за пять саженей к ней не подойти.

— Как буду мыться? — говорит дурень. — Сгорю заживо.

— Не печалься, — отвечает Холодило. — Я с тобой пойду!

Побежал он к царю, спрашивает:

— Не дозволите ли и мне с женихом в баню сходить? Я ему соломки подстелю, чтобы он пятки не испачкал!

Царю что? Он дозволил: «Что один сгорит, что оба!»

Привели дурня с Холодилой в баню, заперли там.

А Холодило разбросал в бане солому — и стало холодно, стены инеем подернулись, в чугунах вода замерзла.

Сколько-то времени прошло, отворили слуги дверь. Смотрят, а дурень жив-здоров, и старичок тоже.

— Эх, вы, — говорит дурень, — да в вашей бане не париться, а разве на салазках кататься!

Побежали слуги к царю. Доложили: Так, мол, и так. Заметался царь, не знает, что и делать, как от дурня избавиться.

Думал-думал и приказал ему:

— Выстави поутру перед моим дворцом целый полк солдат. Выставишь — выдам за тебя дочку. Не выставишь — вон прогоню!

А у самого на уме: «Откуда простому мужику войско достать? Уж этого он выполнить не сможет. Тут-то мы его и выгоним в шею!»

Услышал дурень царский приказ — говорит своим сватам:

— Выручали вы меня, братцы, из беды не раз и не два. А теперь что делать будем?

— Эх, ты, нашел о чем печалиться! — говорит старичок с хворостом. — Да я хоть семь полков с генералами выставлю! Ступай к царю, скажи — будет ему войско!

Пришел дурень к царю.

— Выполню, — говорит, — твой приказ, только в последний раз. А если отговариваться будешь — на себя пеняй!

Рано поутру старик с хворостом кликнул дурня и вышел с ним в поле. Раскидал он вязанку, и появилось несметное войско — и пешее, и конное, и с пушками. Трубачи в трубы трубят, барабанщики в барабаны бьют, генералы команды подают, кони в землю копытами бьют.

Дурень впереди стал, к царскому двору войско повел. Остановился перед дворцом, приказал громче в трубы трубить, сильнее в барабаны бить.

Услышал царь, выглянул в окошко, от испугу белее полотна стал. Приказал он воеводам свое войско выводить, на дурня войной идти.

Вывели воеводы царское войско, стали в дурня стрелять да палить. А дурневы солдаты стеной идут, царское войско мнут, как траву. Напугались воеводы и побежали вспять, а за ними вслед и все царское войско.

Вылез царь из дворца, на коленках перед дурнем ползает, просит дорогие подарки принять да с царевной скорее венчаться.

Говорит дурень царю:

— Теперь ты нам не указчик! У нас свой разум есть!

Прогнал он царя прочь и не велел никогда в то царство возвращаться. А сам на царевне женился.

— Царевна — девка молодая да добрая. На ней никакой вины нет!

И стал он в том царстве жить, всякие дела вершить.

Иллюстрации: Сазонова Т.П. и Прытков Ю.А..

Летучий корабль: Сказка

Жили себе дед и баба. И было у них три сына: два умные, а третий дурак. Умных они жалеют и холят, баба им каждый день белые рубахи даёт, а дурака всё ругают, смеются над ним. А он лежит себе на печи в чёрной рубахе; как дадут что-нибудь, то поест, а нет,— то и голодный.

Но вот пошёл слух, что так, мол, и так: пришёл царский указ, чтобы к царю на пир собирались, и кто построит такой корабль, чтобы сам летал, да прилетит на том корабле, за того царь дочку выдаст.

Умные братья советуются между собой:

— Не пойти ли и нам, может, там наше счастье ждёт нас!

Посоветовались и просятся у отца с матерью:

— Пойдём мы,— говорят,— к царю на пир: потерять — ничего не потеряем.

Старики — делать нечего — взяли да и собрали их в дорогу, баба напекла им белых пирогов, зажарила поросёнка, бутылку вина дала.

Пошли братья в лес. Срубили там дерево и стали думать, как тут летучий корабль построить.

Подходит к ним дед старый-престарый, как молоко, белый, борода до пояса.

— Здравствуйте, сынки! Дайте огня трубку разжечь.

— Некогда нам, дедушка, с тобою возиться. И опять стали думать.

— Хорошее свинячье корыто выйдет у вас, детки,— сказал старик.— А царевны вам не видать, как своих ушей.

Сказал — и исчез, будто и не было его. Думали братья, думали, ломали себе голову — ничего у них не вышло.

— Поедем к царю на конях,— говорит старший брат.— На царевне не женимся, так хоть просто погуляем.

Сели братья на коней и поехали. А дурак сидит на печи и тоже просится:

— Пойду и я туда, куда братья пошли!

— Что ты, дурак, выдумал? — говорит мать.— Там тебя волки съедят!

— Нет,— говорит,— не съедят! Пойду!

Родители над ним поначалу смеялись, а потом давай ругать. Да где там! Видят, что с дураком ничего не поделаешь, да и говорят наконец:

— Ну, иди, но чтобы ты уже назад и не возвращался и чтобы не признавался, что ты наш сын.

Баба дала ему мешок, положила туда чёрного чёрствого хлеба, бутылку воды дала и выпроводила его из дому.

Идёт себе да идёт и вдруг встречает на дороге деда: такой седой дедушка, борода совсем белая — до самого пояса!

— Куда идёте, дедушка? А тот говорит:

— Хожу по свету, из беды людей выручаю. А ты куда?

— Я к царю на пир.

— Разве ты,— спрашивает дед,— умеешь сделать такой корабль, чтобы сам летал?

— Нет,— говорит,— не умею!

— Так зачем же ты идёшь?

— А кто его знает,— говорит,— зачем? Потерять — не потеряю, а может, там где-нибудь моё счастье завалилось.

— Садись-ка,— говорит дед,— да отдохни малость, пообедаем. Доставай, что у тебя в мешке-то!

— Э, дедушка, ничего тут нет, хлеб такой чёрствый, что тебе его и не укусить.

Вот дурак достаёт, и вдруг из того чёрного хлеба такие стали пироги белые, что он сроду и не видал таких: как у панов. Удивился дурак, а дед ухмыляется.

Расстелили они свитки на траве, уселись, давай обедать. Пообедали как следует, поблагодарил дед дурака да и говорит:

— Ну, слушай, сынок: иди теперь в лес и найди самый большой дуб, у которого ветви крест-накрест растут. Стукни топором, а сам скорее падай плашмя и лежи, пока тебя кто-нибудь не позовёт. Тогда,— говорит,— тебе корабль построится, а ты садись на него и лети, куда тебе надо, да по дороге бери, кого бы там ни встретил.

Дурак поблагодарил деда и попрощался. Дед пошёл своей дорогой, а дурак отправился в лес.

Вошёл он в лес, подошёл к дубу, у которого ветви крест-накрест растут, стукнул топором, упал плашмя да и уснул… Спал, спал… И вот через какое-то время слышит — кто-то его будит:

— Вставай, уже твоё счастье созрело, вставай!

Дурак проснулся, смотрит — перед ним уже корабль стоит: сам золотой, снасти серебряные, а паруса шёлковые так и раздуваются — только лететь!

Вот он, долго не думая, сел на корабль. Корабль тот поднялся и полетел… Как полетел он ниже неба, выше земли — и глазом не догонишь.

Летел-летел и видит: припал человек на дороге ухом к земле и слушает. Дурак и окликнул:

— Слушаю,— говорит,— не собрались ли уже к царю на пир люди.

— А вы разве туда идёте?

— Садитесь со мною, я вас подвезу.

Тот сел. Они и полетели.

Летели-летели и видят: идёт человек по дороге — одна нога к уху привязана, а на другой скачет.

— Почему вы на одной ноге скачете?

— Потому,— говорит,— что если я отвяжу вторую и ступлю один раз, весь свет переступлю. А я,— говорит,— не хочу…

— Куда же вы идёте?

— Садитесь с нами.

Тот сел, и опять полетели.

Летели-летели и видят: стоит на дороге стрелок и целится из лука, а нигде не видно ни птицы, ни зверя.

— Здорово, дяденька! Куда вы целитесь! Нигде же ни птицы не видно, ни зверя!

— Это вам не видно, а мне видно!

— Где же вы ту птицу видите?

— Эге,— говорит,— там, за сто миль, сидит на сухой груше!

— Садитесь с нами!

Он сел. Полетели.

Летели-летели и видят: идёт человек и несёт за спиною полный мешок хлеба.

— Иду,— говорит,— хлеб добывать к обеду.

— Да у вас ведь и так полный мешок!

— А мне тут и на один раз позавтракать не хватит.

— Садитесь с нами!

Сел и этот. Полетели.

Летели-летели и видят: ходит человек возле озера, будто чего-то ищет.

— Чего вы тут ходите?

— Пить,— говорит,— хочется, да никак воды не найду.

— Так перед вами же целёхонькое озеро, почему вы не пьёте?

— Э, сколько тут воды! Мне и на один глоток не хватит.

— Так садитесь с нами!

Он сел, и они полетели.

Летели-летели и видят: идёт человек в деревню и несёт куль соломы.

— Здорово, дяденька! Куда солому несёте?

— В деревню,— говорит.

— А разве в деревне соломы нет?

— Есть,— говорит,— да не такая!

— А разве эта не простая?

— А такая,— говорит,— что какое бы горячее лето ни было, а только разбросай эту солому, то сразу же — откуда ни возьмись — мороз и снег.

— Садитесь с нами! Тот сел, и полетели дальше. Летели-летели и видят: идёт человек в лес и несёт вязанку дров за спиною.

— Куда вы дрова несёте?

— Эге! Разве в лесу нету дров?

— Как же нету? Есть,— говорит,— да не такие.

— Там,— говорит,— простые, а эти такие, что как только разбросаешь их, то сразу же — откуда ни возьмись — войско перед тобою!

— Садитесь с нами!

И тот согласился, сел, да и полетели.

Долго ли они летели, недолго ли, а прилетают к царю на пир. А там посреди двора столы понаставлены, понакрыты, бочки мёду и вина повыка чены: пей, ешь, что хочешь! А людей — едва не полцарства сошлось: и старые, и малые, и паны, и нищие. Как на базар. Дурак прилетел с друзьями на корабле и опустился у царя перед окнами. Сошли они с корабля и пошли обедать.

Царь глядит в окно и видит: золотой корабль прилетел! Он и говорит своему лакею:

— Иди спроси, кто там на золотом корабле прилетел.

Лакей пошёл, посмотрел, приходит к царю:

— Какие-то,— говорит,— мужики оборванные!

— Не может,— говорит,— быть, чтобы мужики на золотом корабле прилетели! Ты, наверное, не допытался.

Взял да и пошёл сам к людям.

— Кто,— спрашивает,— тут на этом корабле прилетел?

Дурак вышел вперёд:

Царь как увидел, что у него свиточка — латка на латке, портки — колени повылазили, так и за голову схватился: “Как же так, чтобы я свою дочку да за такого мужика отдал!”

Что делать? И давай он дураку приказывать.

— Иди,— говорит лакею,— скажи ему, что хоть он и на корабле прилетел, а если не добудет воды лечебной да целебной, пока люди пообедают, так не только царевны не отдам, а вот меч — ему голова с плеч!

А Слушайло, тот самый, что припадал к земле ухом, подслушал, что царь говорил, да и передал дураку. Дурак сидит на скамье за столом да и печалится: не ест, не пьёт. Скороход увидел это:

— Почему ты,— говорит,— не ешь?

— Где уж мне есть!

И рассказал — так и так:

— Приказал мне царь, чтобы я, пока люди пообедают, добыл воды лечебной да целебной… А как я её добуду?

— Не печалься! Я тебе добуду!

Приходит лакей, даёт ему царский приказ, а он уже давно знает, как и что.

— Скажи,— отвечает,— что принесу! Отвязал Скороход ногу от уха да как махнёт — так в один миг и допрыгнул до воды лечебной да целебной.

Набрал, но сильно устал. “Ну,— думает,— пока обед кончится, успею вернуться, а теперь сяду под мельницей, отдохну немного”.

Сел да заснул. Люди уже обедать кончают, а его нет. Дурак сидит ни жив ни мёртв. Пропал!” — думает.

Слушайло приставил к земле ухо — давай слушать. Слушал-слушал да и говорит:

— Не печалься, под мельницей спит, чтоб его лихо!

— Что же мы будем теперь делать? — говорит дурак.— Как бы нам его разбудить? А стрелок говорит:

— Не бойся: я разбужу!

Натянул он лук да как стрельнёт — даже щепки с мельницы посыпались… Скороход проснулся — и скорее назад! Люди обед только кончают, а он приносит ту воду.

Царь не знает, что и делать. Давай приказывать второй приказ: если съест за один раз шесть пар волов жареных и сорок печей хлеба, тогда, говорит, выдам мою дочку за него, а не съест, так вот: мой меч — а ему голова с плеч!

Слушайло и это подслушал и рассказал дураку.

— Что же мне теперь делать? Я и одной булки хлеба не съем! — говорит дурак. И опять запечалился — плачет. А Объедайло и говорит:

— Не плачь, я за всех съем, да ещё и мало будет.

Приходит лакей: так и так.

— Ладно,— говорит дурак,— пусть дают! Вот и зажарили шесть пар волов, напекли сорок печей хлеба.

Объедайло как стал есть — всё дочиста съел и ещё просит.

— Эх,— говорит,— мало! Хоть бы ещё чуток дали…

Видит царь — плохи дела. Опять приказал приказ, чтобы на этот раз двенадцать бочек воды выпил одним духом и двенадцать бочек вина, а не выпьет: вот меч — ему голова с плеч!

Слушайло подслушал и рассказал. Дурак опять плачет.

— Не плачь,— говорит Опивайло,— я выпью, ещё и мало будет.

Вот выкатили по двенадцать бочек воды и вина.

Опивайло как стал пить, так всё до капельки выпил, да ещё и посмеивается.

— Эх,— говорит,— мало!

Царь видит, что ничего не может поделать, да и думает себе: “Надо его, мужика этого, со свету извести!”

Вот и посылает он к дураку лакея:

— Иди и скажи: говорил царь, чтобы ты перед венчанием в баню сходил.

А тем временем другому лакею приказывает, чтобы баню чугунную натопил: “Там он, такой-сякой, спечётся!” Лакей натопил баню так, что самого чёрта спечь можно.

Сказали дураку. Идёт он в баню, а за ним следом Мороз с соломою. Там Мороз растрёс солому — и сразу стало так холодно, что дурак на печь взобрался да и заснул, потому что продрог как следует. Назавтра открывает лакей баню, думает, что от дурака только пепел и остался. А он лежит себе на печи и хоть бы что. Разбудил его лакей.

— Вот ведь,— говорит,— как я крепко спал! Хорошая у вас баня!

Сказали царю, что так и так: на печи спал, и в бане так холодно, будто всю зиму не топлено. Царь затужил: что делать? Думал-думал, думал-думал…

Наконец и говорит:

— Идёт на нас соседний король войною. Вот я и хочу женихов испытать. Кто добудет мне к ут-ру полк солдат и сам поведёт их в бой, за того и отдам свою дочку замуж.

Слушайло подслушал это и рассказал дураку. Дурак опять сидит и плачет:

— Что мне теперь делать? Где я это войско добуду?

Идёт на корабль к друзьям.

— Помогайте, братцы,— говорит,— а то пропал я совсем!

— Не плачь! — говорит тот, что нёс дрова в лес.— Я тебя выручу.

Приходит лакей и передаёт царский приказ.

— Ладно, сделаю,— говорит дурак.— Только скажи царю, что если не отдаст и теперь дочку, то я на него войною пойду.

Ночью повёл товарищ дурака в поле и понёс с собою вязанку дров. Как стал там разбрасывать те дрова, так что ни полено — то и солдат. И так целый полк нашвырял.

Утром просыпается царь — и слышит: играют. Он спрашивает:

— Кто это так рано играет?

— Это,—говорят,— тот, что на золотом корабле прилетел, своё войско муштрует.

А дурак таким стал, что его и не узнать: одежда на нём просто сверкает, а сам такой красивый, куда там!

Ведёт он своё войско, а сам на вороном коне впереди едет, за ним старшина. Солдаты в строю — как на подбор!

Повёл дурак войско на врага. И так стал рубить направо и налево, что всех вражьих солдат одолел. Только уже в самом конце боя ранило его в ногу.

А тем временем и царь с дочкой подъехали на бой посмотреть.

Увидела царевна самого смелого воина, раненного в ногу, разорвала платок на две половины. Одну половину себе оставила, а другой перевязала рану тому смелому воину.

Вот окончился бой. Дурак собрался и поехал домой.

А царь устроил пир и решил пригласить к себе в гости того, кто победил его врагов.

Искали, искали по всему царству — нигде такого нет.

Тогда царевна и говорит:

— У него есть примета: я ему своим платком рану перевязала.

Опять стали искать.

Наконец двое царских слуг зашли и к дураку. Смотрят, а у него и впрямь одна нога царевниным платком перевязана.

Схватили его слуги и давай к царю тащить. А он — ни с места.

— Дайте хоть помоюсь,— говорит.— Где мне такому грязному к царю идти!

Сходил в баню, помылся, одел ту одежду, в которой воевал, и таким опять стал красивым, что слуги даже рты пооткрывали.

Вскочил он на коня и поехал.

Выходит навстречу царевна. Увидела и сразу узнала того, кому своим платком рану перевязала.

Понравился он ей ещё больше.

Тут их обвенчали и такую свадьбу справили, что прямо дым в небо пошёл.

Онлайн чтение книги Летучий корабль
Летучий корабль

Жили в одном селе дед и баба. Было у них три сына: двое умных, третий — дурень. Умных старики любят, жалеют, баба им каждую неделю рубахи чистые даёт, а дурня всё ругают да смеются над ним.

Но дурень не обижается, лежит на печи в грязной рубахе да песенки поёт. Даст ему баба поесть — он поест, забудет дать — он не спросит, голодный заснёт.

И вот пришла в их село такая весть: будто зовёт царь всё царство к себе на пир. А если кто построит летучий корабль да прилетит на нём к царю, за того царь отдаст свою дочку. Умные братья говорят между собой:

— Летучего корабля нам всё равно не построить, а на царский пир мы поедем, мир посмотрим.

Дурень с ними просится:

— Возьмите и меня с собой.

— Куда тебе, — говорят братья, — у самого царя пировать! Твоё дело — на печи лежать!

Старики благословили умных сыновей на дорогу. Старуха напекла им белого хлеба, зажарила поросёнка… Они ушли.

— И я поеду за братьями. Больно хочется к царю на пир.

Старуха в ответ:

— Тебя по дороге волки съедят. Вот кому будет пир!

Но дурень не отступает: пойду, и всё тут!

— Иди и назад не возвращайся, забудь, что ты наш сын!

Она положила дурню в торбу чёрного чёрствого хлеба и проводила.

Идёт дурень по дороге. Вдруг навстречу старичок, голова белая, борода — до колен.

— Здравствуйте, дедушка, — говорит дурень.

— Хожу я по белу свету, добрых людей из беды выручаю. А ты куда?

— А я к царю на пир. Говорят, царь отдаст свою дочь тому, кто построит летучий корабль.

— Ты разве сможешь построить такой корабль?

— Нет, — говорит дурень. — Где мне!

— Зачем тогда идёшь?

— За братьями вслед иду, счастья попытать хочу.

— Что ж, — говорит дед. — И то дело. А пока давай-ка сядем, закусим. Что там у тебя в торбе, вынимай!

— Ох, дедушка, — говорит дурень, — у меня там только чёрный чёрствый хлеб, вы его есть не станете.

— А ты вынимай, посмотрим.

Полез дурень в торбу, вынул хлеб, а он такой белый да пышный, какой только у панов бывает. Парень удивляется, а дед ухмыляется. Поели они, отдохнули, дед поблагодарил дурня за угощение и говорит:

— Теперь иди в лес, выбери толстый дуб, ударь по нему трижды топором и ложись спать. Корабль сам тебе построится. Ты проснёшься, а корабль — готов! Садись на него и лети к царю на пир. Да не забудь: забирай с собой всех, кого ни встретишь на пути.

Дурень поблагодарил деда и пошёл в лес. Там нашёл он толстый дуб, ударил по нему топором три раза и лёг спать. А когда проснулся, видит: стоит перед ним корабль, сам золотой, мачты серебряные, паруса шёлковые, ветром надуваются! Дурень, недолго думая, вскочил в корабль, и тот взлетел, будто только его и дожидался. Летит дурень под самыми облаками, летит, а сам всё на землю посматривает. Вдруг видит: человек припал ухом к земле.

Дурень спустился к нему.

— Здравствуйте, добрый человек!

— Что вы тут делаете? Что слушаете?

— Слушаю, собрались ли люди к царю на пир.

— А вы куда идёте?

— Тогда садитесь со мной, подвезу.

Слухач сел, они полетели.

Летят, летят, вдруг видят на дороге человек — одна нога к уху привязана, на другой ноге скачет. Опустились к нему.

— Здравствуйте, добрый человек!

— Здравствуйте, добрые люди.

— Что вы на одной ноге скачете?

— Я — Скороход, — говорит он. — Если сразу на двух ногах побегу, в один миг всю землю оббегу.

— Тогда садитесь с нами. Тот сел, опять полетели.

Летят, летят, вдруг видят: стоит на дороге стрелок, лук натянул, а вокруг — никакой дичи, поле чистое. И к нему опустились.

— Здравствуйте, добрый человек. Куда вы целитесь, когда не видно кругом никакой дичи?

— Вам не видно, а мне видно.

— За сто вёрст отсюда на сухой ветке глухарь сидит. Хочу его подстрелить.

— Оставьте глухаря, садитесь с нами.

Стрелок сел, опять летят. Видят: несёт человек полный мешок хлеба.

— Куда вы, добрый человек?

— А хлеб зачем? Думаете, у царя хлеба мало?

— Царёв хлеб мне на один зуб. А этим хлебом я наемся.

— Садись к нам на корабль.

Объедало сел, дальше летят. Внизу озеро.

Рядом ходит старик, будто что-то ищет.

— Что вы ищете, дедушка? — спрашивает дурень.

— Воды ищу, пить хочу.

— Перед вами озеро?!

— Этой воды мне на один глоток.

— Садитесь к нам на корабль.

Опивало сел, дальше летят. Видят: идёт старик, несёт мешок соломы.

— Куда вы солому несёте?

— А что, в селе нет соломы?

— Есть, да не такая.

— У меня особенная: если летом её разбросать — зима настанет, мороз ударит.

— Садитесь к нам на корабль.

Старик Морозко сел. Дальше летят.

Видят: идёт солдат, несёт вязанку хвороста.

— Куда вы идёте с хворостом?

— А что, в лесу хворосту мало?

— Мой хворост особенный. Если его разбросать — явится перед тобой войско вооружённое!

— Садитесь к нам на корабль.


Скоро к царю прилетели. А там среди двора столы стоят, котлы кипят, всего нажарено, наварено — ешь не хочу! А людей-то набралось — больше полцарства! И старые, и малые, и бедные, и богатые, и паны, и старцы убогие… И старшие братья дурня тут как тут.

Сошёл дурень с товарищами с летучего корабля прямо у царя под окнами.

Царь смотрит, удивляется. «Я думал, на летучем корабле прилетит заморский королевич, а прилетел простой мужик, оборванец. Что-то тут не так. Не может быть, чтобы мужик прилетел на золотом корабле».

Вышел царь из дворца, спрашивает:

— Кто на этом корабле прилетел?

Дурень вышел вперёд.

— Я прилетел, ваше царское величество. А это — мои друзья. Я хочу жениться на царевне.

Смотрит царь на дурня, а на нём рубаха — заплата на заплате, штаны драные, ноги босые. Царь думает: «Нет, за такого холопа я свою дочь не выдам! Что делать? Задам-ка я ему задачу, чтобы он не смог выполнить!» И говорит:

— Ты на летучем корабле прилетел, и я отдам тебе мою дочь, но сначала принеси мне живой воды. Да поспеши! Успей обернуться, пока гости мои за столом сидят. Не успеешь — мой меч, твоя голова с плеч!

Пришёл дурень к товарищам — голову повесил, не ест, не пьёт.

— Что с тобой? — спрашивает Скороход. Дурень рассказал. Скороход говорит:

— Не горюй, я принесу.

Он отвязал свою ногу от уха и вмиг исчез. Ещё через миг он был уже на краю света и там набрал живой воды. Набрал и думает:

«Времени впереди много, пировать у царя будут долго. Лягу я около мельницы, немножко посплю». Лёг и заснул.

Вот уже и царский пир идёт к концу, а его всё нет. Дурень думает: «Пропал Скороход!»

Слухач послушал землю и говорит дурню:

— Не горюй! Жив-здоров наш Скороход, спит себе спокойно возле мельницы, забыл обо всём.

— Как же его разбудить?

Он натянул лук и пустил стрелу в мельницу.

Скороход проснулся, два шага шагнул — живую воду принёс. Гости всё ещё за столом сидели.

Отдал дурень царю живую воду, а у того — новая задача:

— Съешь со своими товарищами за один присест двенадцать жареных быков да двенадцать кулей хлеба — отдам за тебя мою дочь, не съешь — мой меч, твоя голова с плеч!

Опять дурень голову повесил:

— Мне и одного хлеба за один присест не съесть.

— Не печалься, я вас выручу, всё съем, и ещё мало будет.

Царские слуги зажарили двенадцать быков, напекли двенадцать кулей хлеба.

Объедало как начал есть — всё дочиста съел, одни кости лежат, а он кричит:


Царь сердится и говорит дурню:

— Теперь надо в один присест выпить сорок бочек пива! А не выпьете — мой меч, твоя голова с плеч!

Опивало говорит дурню:

— Я один всё выпью, и ещё мало будет.

Выкатили царские слуги сорок бочек пива. Опивало дочиста, их выдул, живот погладил и посмеивается:

— Плохо царь угощает, пивом вволю не напоил.


Царь думает: «Ничем его не возьмёшь. Надо его со свету сжить». И посылает к дурню слугу:

— Скажи, я согласен на свадьбу, но прежде пусть в баню сходит, одежду новую наденет.

А сам приказал железную баню докрасна раскалить. «Пусть холоп в этой баньке зажарится!»

Пошёл дурень в баню. Старик Морозко со своей соломой впереди идёт.

А баня так жаром пышет, что подойти нельзя. Разбросал Морозко свою солому — снег пошёл, мороз ударил, баня остыла, дурень кое-как вымылся, холодно ему. На остывшую печь залез, чуть согрелся, заснул.

Наутро царские слуги пришли. Думали, там только пепел увидят, а перед ними дурень, жив-живёхонек. Говорит:

— Баня у царя прохладная.

Опечалился царь. Что делать? И говорит:

— Войско мне надобно. Кто поставит завтра у меня под окнами полк солдат, тому и отдам царевну. А сам думает: «Где холопу взять полк солдат?»


Дурень загрустил. Где взять целый полк? Друг его, солдат с вязанкой хвороста, говорит:

— Не печалься, я тебя выручу.

Пошли они вместе ночью в поле. Там солдат разбросал свой хворост, и встало откуда ни возьмись войско. Какой там полк — целая армия!

Утром привёл дурень своё войско царю под окна. Бьют барабаны, трубы играют. Царь проснулся. «Что такое? Почему меня разбудили?»

— Это войско привёл тот мужик, что на летучем корабле прилетел.

Подошёл царь к окну, смотрит. А дурня не узнать. Едет он на вороном коне, а одежда на нём генеральская! Царевна как увидала — в ладоши захлопала:

— Вот какой у меня жених — красавец!

Видит царь — противиться больше нельзя. Устроил свадебный пир.

Такой был пир, что дым до неба дошёл, облаком стал, я на облако глядел, глядел да упал, в канаву попал. Как упал, так и встал, сказку вам рассказал.

Читайте также:
Кривая дорога - Дональд Биссет, читать детям онлайн
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: