Как на спине верблюда появился горб — Редьярд Киплинг, читать детям онлайн

Как на спине верблюда появился горб — Редьярд Киплинг

Ах, как же интересна эта сказка! В ней рассказывается о том, как на спине у верблюда появился большой горб.
В самом начале времён, когда земля была совсем-совсем новенькая и животные только-только начали работать на Человека, жил да был Верблюд. Он поселился в самом центре огромной Воющей пустыни, потому что не хотел работать. Кроме того, он и сам любил пореветь всласть. Ел он там стебли сухих трав, терновник, ветви тамариска, молочай, разные колючки и ничего больше не делал. Когда кто-нибудь с ним заговаривал, он отвечал: «Грб». Только «Грб» – и больше ни чего.
И вот как-то в понедельник утром к нему пришла Лошадь. На её спине лежало седло, а во рту были удила. Она ему и сказала:

– Послушай-ка, Верблюд, пойдём со мной к Человеку. Начни бегать для него так же, как мы, лошади.

– Грб, – только и ответил Верблюд.

Лошадь ушла и рассказала обо всём Человеку. Потом к Верблюду пришла Собака. Она принесла в зубах палку и сказала:

– Послушай, Верблюд, пойдем-ка со мной к Человеку! Отыскивай для него разные вещи, как это делаем мы, собаки.

– Грб, – фыркнул Верблюд.

Собака убежала и рассказала обо всём Человеку. Затем к Верблюду пришёл Бык. На его шее висело ярмо. Бык сказал:

– Послушай-ка, Верблюд, пойди к Человеку и начни пахать, как это делаем мы, быки.

– Грб, – был ему ответ.

Бык ушёл и рассказал обо всём Человеку. В тот же день вечером Человек позвал к себе Лошадь, Собаку и Быка и, когда они пришли, сказал им:

– Бедные вы, все трое, мне очень жаль вас, но Верблюд, который говорит «Грб», не может работать. Если бы он мог что-нибудь делать, он был бы здесь, поэтому я оставлю его в покое. Вы же должны работать в два раза больше, чтобы заменить его.

Животные, услышав такие слова, очень рассердились. Они отправились на самый край пустыни и стали держать там совет. Скоро к ним подошёл ленивый Верблюд. Он посмеялся над ними, пожёвывая стебель молочая, потом сказал «Грб» и ушёл.

В это самое время появился Джинн, который заведует всеми делами во всех пустынях. Он как раз проезжал мимо на облаке пыли. (Все джинны всегда путешествуют самым необычным образом, потому что они – волшебники.) Завидя Лошадь, Собаку и Быка, он остановился, чтобы поговорить с ними.

– Джинн, хозяин всех пустынь, – обратилась к нему Лошадь, – скажи, неужели справедливо, чтобы одно существо ничего не делало, когда весь мир такой новый и такой молодой и у всех ещё так много работы?

– Конечно нет, – ответил Джинн.

– Так знай же, – проговорила Лошадь, – что в самом центре Воющей пустыни, принадлежащей тебе, как и все остальные, живёт одно существо с длинной шеей и длинными-предлинными ногами. Оно с самого утра понедельника ровным счётом ничего не сделало. Представь, оно не хочет бегать, как мы, лошади.

– Фюить, – присвистнул Джинн, – клянусь всем золотом Аравии, это животное – мой Верблюд. Ну а что он сказал тебе?

– Он сказал «Грб», – ответила Собака, – и он не хочет искать вещи!

– А Верблюд сказал ещё что-нибудь?

– Нет, только «Грб» – и всё. Главное, что он не хочет пахать, – встрял в разговор Бык.

– Очень хорошо, – проговорил Джинн. – Он твердит всё время «Грб»? Хорошо же, я задам ему такой славный «Грб», что он его навеки запомнит. Ну-ка, подождите меня немного.
Джинн завернулся поплотнее в песчаные одежды, помчался по пустыне и скоро увидел Верблюда. Верблюд ровным счётом ничего не делал и только разглядывал своё отражение в луже.
– Ты ленив до невозможности, – сказал ему Джинн. – Подумай, из-за этого у Лошади, Собаки и Быка с понедельника стало вдвое больше работы.

Сказав это, Джинн упёрся подбородком в кулак и стал мысленно произносить волшебные слова.

– Грб, – фыркнул Верблюд.

– На твоём месте я не стал бы вечно повторять «Грб», – заметил Джинн. – Мне кажется, ты и так слишком часто используешь это слово. Думаешь, ты самый умный? Дудки, полно тебе лентяйничать – принимайся-ка за работу.

Верблюд на это лишь повторил своё «Грб», но едва он закрыл рот, как увидел, что его спина, которой он так гордился, стала надуваться. Она раздувалась и раздувалась, и на ней наконец образовался большой горб.

– Видишь, что случилось с твоей спиной? – спросил его Джинн. – Этот горб появился там, потому что с понедельника, то есть с того самого дня, в который началась общая работа, ты ничего не делал. Теперь тебе придётся потрудиться.

– Как я могу работать с таким горбом? – спросил Верблюд.

– Пусть это будет твоим наказанием, – ответил Джинн. – И всё потому, что ты лентяйничал три дня. Теперь ты получил возможность работать по три дня подряд, не отвлекаясь на еду, – тебя будет кормить этот горб. И пожалуйста, никогда не говори, что я ничего для тебя не сделал! Уходи из пустыни, отправляйся к Лошади, Собаке и Быку и веди себя хорошо. Иди же!

Верблюд поднялся и пошёл к Лошади, Собаке и Быку, унося с собой тяжёлый горб. С тех пор и до нынешнего дня Верблюд его и носит. Верблюд работает, много работает, но не может наверстать тех трёх дней, которые он пролентяйничал в самом начале времён. Да и вежливости он до сих пор не научился.
Верблюд, как вы помните, вел себя худо,
И вот он, бедняга, горбат;
Но горб может вырасти, как у верблюда,
У всех нерадивых ребят.
У всех, кто не любит труда,
Детишек и взрослых – да, да! —
Может вырасти горб,
Отвратительный горб, —
Гуляй с ним по свету тогда!
Нам утром с постели вставать неохота,
И мыться под душем нам лень,
Нас точит уныние, мучит зевота,
И скука терзает весь день.
От этой зевоты-хандры
У взрослых и у детворы
Может вырасти горб,
Отвратительный горб, —
Тогда уже не до игры!
Чем больше себя ты лелеешь и холишь,
Тем горб твой быстрее растёт;
От этого горя лекарство одно лишь —
Твой собственный пот от работ.
Трудись, не щадя своих сил,
Чтоб джинн этот пот оценил
И снял с тебя горб —
Отвратительный горб,
Который ты сам нарастил.
У всех, кто не любит труда,
Детишек и взрослых – да, да! —
Может вырасти горб,
Отвратительный горб, —
Гуляй с ним по свету тогда!

Читайте также:
Слово - русская народная сказка, читать детям онлайн

(Перевод с английского Г.М.Кружкова, Е.М.Чистяковой-Вэр)

” style=”text-align:center;”> Сказка Как на спине верблюда появился горб. Киплинг Р.Д.

Сказка Как на спине верблюда появился горб читать

Вот ещё одна сказка, и в ней я хочу рассказать, откуда взялся на спине у Верблюда такой большой горб.

В самые первые годы, давно-давно, вся земля была новенькая, только что сделанная. Животные с первых же дней стали служить Человеку. Но в Ужасно-Унылой Пустыне жил Ужасно-Унылый Верблюд, который и не думал работать. Он ел сухие колючки, жёсткие ветки, тамариск, терновник и кору, но работать ни за что не хотел — такой бессовестный бездельник и лентяй! И что бы ни говорили ему, он на всё отвечал:

Только “Гррб” — и больше ничего.

Вот однажды, в понедельник утром, пришёл к нему Конь. На спине у Коня было седло, в зубах уздечка.

— Верблюд, о Верблюд! — сказал он. — Ступай к Человеку и начни бегать рысью, как мы.

— Гррб! — ответил Верблюд, а Конь пошёл к Человеку и рассказал ему всё.

Вскоре после этого к Верблюду пришёл Пёс. В зубах у него была палка. Он пришёл и сказал:

— Верблюд, о Верблюд! Иди к Человеку, научись ходить вместе с ним на охоту, как мы.

— Гррб! — ответил Верблюд, а Пёс пошел к Человеку и рассказал ему всё.

Вскоре после этого пришёл к Верблюду Бык. На шее у Быка было ярмо. Он сказал:

— Верблюд, о Верблюд! Иди к Человеку и паши землю, как мы.

— Гррб! — ответил Верблюд, а Бык пошел к Человеку и рассказал ему всё.

Вечером Человек позвал Коня, Пса и Быка и сказал:

— Конь, Пес и Бык, мне очень вас жалко (ведь мир был совсем еще новенький!), но зверь, который кричит “Гррб” в той Пустыне, не способен ни к какой работе, а то бы он давно пришёл ко мне. Пусть себе живёт в своей Пустыне, я не трону его, но вам придётся работать вдвойне — и за себя и за него.

Тогда Конь, Пёс и Бык очень рассердились (ведь мир был еще очень новый!). Они отправились к самому краю Пустыни и стали громко обсуждать, что им делать, и лаяли, и ржали, и мычали. К ним подошёл Верблюд — бессовестный бездельник и лентяй! — и, лениво пережёвывая сухую траву, стал насмехаться над ними. Потом он сказал “Гррб” и удалился.
Мимо по дороге мчался в туче пыли Джинн, Владыка Всех Пустынь. (Джинны всегда путешествуют так, потому что они чародеи.) Он остановился поболтать с Конем, Псом и Быком.

— Владыка Всех Пустынь! — сказал Конь. — Кто имеет право бездельничать, если мир такой новый и в нём еще так много работы?

— Никто, — ответил Джинн.

— А вот, — сказал Конь, — в твоей Ужасно-Унылой Пустыне живет Ужасно-Унылый Зверь, с длинной шеей, с длинными ногами, который с самого утра, с понедельника, не подумал взяться за работу. Не желает бегать рысью — ни за что!
— Фью! — свистнул Джинн. — Да это мой Верблюд, клянусь золотом Аравийской земли! Что же он говорит?

— Он говорит одно слово: “Гррб”, — сказал Пёс. —“Гррб” — и больше ничего. И не желает помогать Человеку охотиться.

— А что еще он говорит? — спросил Джинн.

— Больше ничего, только “Гррб”, и не желает пахать, — ответил Бык.

— Отлично! — воскликнул Джинн. — Пожалуйста, подождите минутку, я сейчас покажу ему “Гррб”.

Он завернулся в свой плащ из пыли и помчался в Пустыню. Там он нашёл Верблюда. Тот стоял и любовался своим отражением в луже — бессовестный лентяй и бездельник.

— Мой лукавый длинноногий друг, — сказал Джинн, — я слышал, что ты не желаешь работать в нашем новом-новёхоньком мире. Что это значит?

— Гррб! — ответил Верблюд.

Джинн сел на песок и, опершись подбородком на руку, принялся колдовать, а Верблюд стоял и как ни в чём не бывало любовался своим отражением в луже.

— Конь, Бык и Пёс работали с самого утра, с понедельника, и работали больше, чем надо, оттого, что ты такой бессовестный лентяй и бездельник, — сказал Джинн.

И он опять оперся рукой о подбородок и продолжал колдовать.

— Гррб! — повторил Верблюд.

— И как тебе не надоест это слово? Который раз ты повторяешь его? Бессовестный лентяй и бездельник, я хочу, чтобы ты стал работать!

— Гррб! — повторил Верблюд.

И вдруг спина, которой он так гордился, начала у него пухнуть, и пухла, и пухла, и у него вздулся огромнейший твердый горб.

— Полюбуйся! — сказал Джинн. —Это тот самый “Гррб”, о котором ты постоянно твердишь. Он вырос у тебя оттого, что ты бессовестный лентяй и бездельник. Работа началась с понедельника, сегодня четверг, а ты до сих пор еще не принялся за работу. Но теперь ты начнёшь работать!

— Как же я буду работать, если у меня огромнейший гррб? — спросил Верблюд.

— А это тебе в наказание! — ответил Джинн. — За то, что ты прогулял трое суток. Но теперь ты можешь работать три дня без всякой пищи, потому что ты будешь есть свой собственный гррб. Жил же ты три дня одним только “Гррб”. После этого, я надеюсь, ты не станешь говорить, что я о тебе не забочусь. А теперь уходи из Пустыни, ступай к Коню, Псу и Быку и смотри веди себя хорошо.

И пошёл Верблюд со своим горбом к Коню, Псу и Быку. И до сих пор он таскает на спине свой горб (мы не говорим уже “Гррб”, мы говорим “горб”, чтобы не обидеть Верблюда), и до сих пор он не может наверстать те три дня, которые он прогулял вначале, когда земля была новая, и до сих пор он не может научиться, как нужно себя вести.

Читайте также:
Первый снег - Дональд Биссет, читать детям онлайн

Оскар Уайльд — Соловей и роза: Сказка

— Она сказала, что будет танцевать со мной, если я принесу ей красных роз, — воскликнул молодой Студент, — но в моем саду нет ни одной красной розы.

Его услышал Соловей, в своем гнезде на Дубе, и, удивленный, выглянул из листвы.

— Ни единой красной розы во всем моем саду! — продолжал сетовать Студент, и его прекрасные глаза наполнились слезами. — Ах, от каких пустяков зависит порою счастье! Я прочел все, что написали мудрые люди, я постиг все тайны философии, — а жизнь моя разбита из-за того только, что у меня нет красной розы.

— Вот он наконец-то, настоящий влюбленный, — сказал себе Соловей. — Ночь за ночью я пел о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью я рассказывал о нем звездам, и наконец я увидел его. Его волосы темны, как темный гиацинт, а губы его красны, как та роза, которую он ищет; но страсть сделала его лицо бледным, как слоновая кость, и скорбь наложила печать на его чело.

— Завтра вечером принц дает бал, — шептал молодой Студент, — и моя милая приглашена. Если я принесу ей красную розу, она будет танцевать со мной до рассвета. Если я принесу ей красную розу, я буду держать ее в своих объятиях, она склонит голову ко мне на плечо, и моя рука будет сжимать ее руку. Но в моем саду нет красной розы, и мне придется сидеть в одиночестве, а она пройдет мимо. Она даже не взглянет на меня, и сердце мое разорвется от горя.

— Это настоящий влюбленный, — сказал Соловей. — То, о чем я лишь пел, он переживает на деле; что для меня радость, то для него страдание. Воистину любовь — это чудо. Она драгоценнее изумруда и дороже прекраснейшего опала. Жемчуга и гранаты не могут купить ее, и она не выставляется на рынке. Ее не приторгуешь в лавке и не выменяешь на золото.

— На хорах будут сидеть музыканты, — продолжал молодой Студент. — Они будут играть на арфах и скрипках, и моя милая будет танцевать под звуки струн. Она будет носиться по зале с такой легкостью, что ноги ее не коснутся паркета, и вокруг нее будут толпиться придворные в расшитых одеждах. Но со мной она не захочет танцевать, потому что у меня нет для нее красной розы.

И юноша упал ничком на траву, закрыл лицо руками и заплакал.

— О чем он плачет? — спросила маленькая зеленая Ящерица, которая проползала мимо него, помахивая хвостиком.

— Да, в самом деле, о чем? — подхватила Бабочка, порхавшая в погоне за солнечным лучом.

— О чем? — спросила Маргаритка нежным шепотом свою соседку.

— Он плачет о красной розе, — ответил Соловей.

— О красной розе! — воскликнули все. — Ах, как смешно!

А маленькая Ящерица, несколько склонная к цинизму, беззастенчиво расхохоталась.

Один только Соловей понимал страдания Студента, он тихо сидел на Дубе и думал о таинстве любви.

Но вот он расправил свои темные крылышки и взвился в воздух. Он пролетел над рощей, как тень, и, как тень, пронесся над садом.

Посреди зеленой лужайки стоял пышный Розовой Куст. Соловей увидел его, подлетел к нему и спустился на одну из его веток.

— Дай мне красную розу, — воскликнул он, — и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

— Мои розы белые, — ответил он, — они белы, как морская пена, они белее снега на горных вершинах. Поди к моему брату, что растет возле старых солнечных часов, — может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос возле старых солнечных часов.

— Дай мне красную розу, — воскликнул он, — и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

— Мои розы желтые, — ответил он, — они желты, как волосы сирены, сидящей на янтарном престоле, они желтее златоцвета на нескошенном лугу. Поди к моему брату, что растет под окном у Студента, может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос под окном у Студента.

— Дай мне красную розу, — воскликнул он, — и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

— Мои розы красные, — ответил он, — они красны, как лапки голубя, они краснее кораллов, что колышутся, как веер, в пещерах на дне океана. Но кровь в моих жилах застыла от зимней стужи, мороз побил мои почки, буря поломала мои ветки, и в этом году у меня совсем не будет роз.

— Одну только красную розу — вот все, чего я прошу, — воскликнул Соловей. — Одну-единственную красную розу! Знаешь ты способ получить ее?

— Знаю, — ответил Розовый Куст, — но оп так страшен, что у меня не хватает духу открыть его тебе.

— Открой мне его, — попросил Соловей, — я не боюсь.

— Если ты хочешь получить красную розу, — молвил Розовый Куст, — ты должен сам создать ее из звуков песни при лунном сиянии, и ты должен обагрить ее кровью сердца. Ты должен петь мне, прижавшись грудью к моему шипу. Всю ночь ты должен мне петь, и мой шип пронзит твое сердце, и твоя живая кровь перельется в мои жилы и станет моею кровью.

— Смерть — дорогая цена за красную розу, — воскликнул Соловей. — Жизнь мила каждому! Как хорошо, сидя в лесу, любоваться солнцем в золотой колеснице и луною в колеснице

Читайте также:
Бабочка - Сутеев В.Г., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки.ру

из жемчуга. Сладко благоухание боярышника, милы синие колокольчики в долине и вереск, цветущий на холмах. Но Любовь дороже Жизни, и сердце какой-то пташки — ничто в сравнении с человеческим сердцем!

И, взмахнув своими темными крылышками, Соловей взвился в воздух. Он пронесся над садом, как тень, и, как тень, пролетел над рощей.

А Студент все еще лежал в траве, где его оставил Соловей, и слезы еще не высохли в его прекрасных глазах.

— Радуйся! — крикнул ему Соловей. — Радуйся, будет у тебя красная роза. Я создам ее из звуков моей песни при лунном сиянии и обагрю ее горячей кровью своего сердца. В награду я прошу у тебя одного: будь верен своей любви, ибо, как ни мудра Философия, в Любви больше Мудрости, чем в Философии, — и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой Власти. У нее крылья цвета пламени, и пламенем окрашено тело ее. Уста ее сладки, как мед, а дыхание подобно ладану.

Студент привстал на локтях и слушал, но он не понял того, что говорил ему Соловей; ибо он знал только то, что написано в книгах.

А Дуб понял и опечалился, потому что очень любил эту малую пташку, которая свила себе гнездышко в его ветвях.

— Спой мне в последний раз твою песню, — прошептал он. — Я буду сильно тосковать, когда тебя не станет.

И Соловей стал петь Дубу, и пение его напоминало журчание воды, льющейся из серебряного кувшина.

Когда Соловей кончил петь, Студент поднялся с травы, вынул из кармана карандаш и записную книжку и сказал себе, направляясь домой из рощи:

— Да, он мастер формы, это у него отнять нельзя. Но есть ли у него чувство? Боюсь, что нет. В сущности, он подобен большинству художников: много виртуозности и ни капли искренности. Он никогда не принесет себя в жертву другому. Он думает лишь о музыке, а всякий знает, что искусство эгоистично. Впрочем, нельзя не признать, что иные из его трелей удивительно красивы. Жаль только, что в них нет никакого смысла и они лишены практического значения.

И он пошел к себе в комнату, лег на узкую койку и стал думать о своей любви; вскоре он погрузился в сон.

Когда на небе засияла луна, Соловей прилетел к Розовому Кусту, сел к нему на ветку и прижался к его шипу. Всю ночь он пел, прижавшись грудью к шипу, и холодная хрустальная луна слушала, склонив свой лик. Всю ночь он пел, а шип вонзался в его грудь все глубже и глубже, и из нее по каплям сочилась теплая кровь.

Сперва он пел о том, как прокрадывается любовь в сердце мальчика и девочки. И на Розовом Кусте, на самом верхнем побеге, начала распускаться великолепная роза. Песня за песней — лепесток за лепестком. Сперва роза была бледная, как легкий туман над рекою, — бледная, как стопы зари, и серебристая, как крылья рассвета. Отражение розы в серебряном зеркале, отражение розы в недвижной воде — вот какова была роза, расцветавшая на верхнем побеге Куста.

А Куст кричал Соловью, чтобы тот еще крепче прижался к шипу.

— Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то день придет раньше, чем заалеет роза!

Все крепче и крепче прижимался Соловей к шипу, и песня его звучала все громче и громче, ибо он пел о зарождении страсти в душе мужчины и девушки.

И лепестки розы окрасились нежным румянцем, как лицо жениха, когда он целует в губы свою невесту. Но шип еще не проник в сердце Соловья, и сердце розы оставалось белым, ибо только живая кровь соловьиного сердца может обагрить сердце розы.

Опять Розовый Куст крикнул Соловью, чтобы тот крепче прижался к шипу.

— Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то день придет раньше, чем заалеет роза!

Соловей еще сильнее прижался к шипу, и острие коснулось наконец его сердца, и все тело его вдруг пронзила жестокая боль. Все мучительнее и мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья, ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в Смерти, о той Любви, которая не умирает в могиле.

И стала алой великолепная роза, подобно утренней заре на востоке. Алым стал ее венчик, и алым, как рубин, стало ее сердце.

А голос Соловья все слабел и слабел, и вот крылышки его судорожно затрепыхались, а глазки заволокло туманом. Песня его замирала, и он чувствовал, как что-то сжимает его горло.

Но вот он испустил свою последнюю трель. Бледная луна услышала ее и, забыв о рассвете, застыла на небе. Красная роза услышала ее и, вся затрепетав в экстазе, раскрыла свои лепестки навстречу прохладному дуновению утра. Эхо понесло эту трель к своей багряной пещере в горах и разбудило спавших там пастухов. Трель прокатилась по речным камышам, и те отдали ее морю.

— Смотри! — воскликнул Куст. — Роза стала красной! Но Соловей ничего не ответил. Он лежал мертвый в высокой траве, и в сердце у него был острый шип.

В полдень Студент распахнул окно и выглянул в сад.

— Ах, какое счастье! — воскликнул он. — Вот она, красная роза. В жизни не видал такой красивой розы! У нее, наверное, какое-нибудь длинное латинское название.

И он высунулся из окна и сорвал ее.

Потом он взял шляпу и побежал к Профессору, держа розу в руках.

Профессорская дочь сидела у порога и наматывала голубой шелк на катушку. Маленькая собачка лежала у нее в ногах.

— Вы обещали, что будете со мной танцевать, если я принесу вам красную розу! — воскликнул Студент. — Вот самая красная роза на свете. Приколите ее вечером поближе к сердцу, и, когда мы будем танцевать, она расскажет вам, как я люблю вас.

Но девушка нахмурилась.

— Боюсь, что эта роза не подойдет к моему туалету, — ответила она. — К тому же племянник камергера прислал мне настоящие каменья, а всякому известно, что каменья куда дороже цветов.

— Как вы неблагодарны! — с горечью сказал Студент и бросил розу на землю.

Читайте также:
Как собака друга искала - русская народная сказка, читать детям онлайн

Роза упала в колею, и ее раздавило колесом телеги.

— Неблагодарна? — повторила девушка. — Право же, какой вы грубиян! Да и кто вы такой, в конце концов? Всего-навсего студент. Не думаю, чтоб у вас были такие серебряные пряжки к туфлям, как у камергерова племянника.

И она встала с кресла и ушла в комнаты.

— Какая глупость — эта Любовь, — размышлял Студент, возвращаясь домой. — В ней и наполовину нет той пользы, какая есть в Логике. Она ничего не доказывает, всегда обещает несбыточное и заставляет верить в невозможное. Она удивительно непрактична, и так как наш век — век практический, то вернусь я лучше к Философии и буду изучать Метафизику.

И он вернулся к себе в комнату, вытащил большую запыленную книгу и принялся ее читать.

Сказка «Соловей и роза»

Прочитав сказку «Соловей и роза» Оскара Уайльда ребёнок поймёт, что не нужно быть наивным и излишне романтичным. За своё счастье каждый должен бороться самостоятельно. В сказке Соловей, поверив в искренность чувств Студента, решает помочь ему достать красную розу. Когда после продолжительных поисков он находит нужный куст, оказывается, что у него нет роз из-за холодной зимы. Но есть один жестокий способ получения единственной красной розы: Соловей должен петь всю ночь розовому кусту и пронзить своё сердце острым шипом. Эта жертва оказалась напрасной. Девушка отдала предпочтение драгоценным камням, а студент потерял веру в любовь.

Поможем улучшить оценки по школьной программе, подготовиться к контрольным и понять предмет!

Соловей и роза

«Она сказала, что будет танцевать со мной, если я принесу ей красных роз, – печально промолвил молодой Студент, – но во всём моём саду нет ни одной красной розы».

Его услышал Соловей в своём гнезде на дубе речного островка, выглянул из листвы и прислушался.

«Ни одной красной розы во всём моём саду! – сетовал молодой Студент, и его красивые глаза наполнились слезами. – Ах, счастье зависит от таких мелочей! Я прочитал всё, что писали мудрецы, мне подвластны все тайны философии, но, не смотря на это, моя жизнь стала несчастной из-за того, что у меня нет красной розы».

«Вот! Наконец-то! Истинный влюблённый, – воскликнул Соловей. – Ночь за ночью я пел о нём, хоть и не знал его, ночь за ночью я рассказывал его историю звёздам, и теперь я его созерцаю. Его волосы темны, как цветущий гиацинт, а уста его красны, как роза, которую он ищет, но страсть сделала его лицо бледным, как слоновая кость и горе опечалило его брови».

«Принц даёт бал завтра ночью, – бормотал молодой Студент, – и моя любимая приглашена. Если я принесу ей красную розу, она будет танцевать со мной до зари. Если я принесу ей красную розу, я буду держать её в своих объятьях, она склонит голову на моё плечо и её рука будет сжата в моей руке. Но в моём саду нет красной розы, я буду сидеть в одиночестве, а она пройдёт мимо меня. Я буду не нужен ей и моё сердце разобьётся».

«Да, действительно, истинный влюблённый, – сказал Соловей. – Он страдает из-за того, о чём я пою; то, что для меня радость, для него – боль».

«Воистину, любовь – это чудесная штука. Она драгоценнее изумрудов и дороже прекрасных опалов. Жемчуга и гранаты не могут купить её, она не продаётся на рынке. Её не купить торговцам и она не стоит на одних весах с золотом».

«Музыканты сядут в своей галерее, – сказал молодой студент, – они будут играть на струнных инструментах, и моя любовь будет танцевать под звуки арфы и скрипки. Она будет танцевать так легко, что её ноги не коснутся пола, и придворные в своих смешных нарядах будут толпиться вокруг неё. Но со мной она не станет танцевать, ведь у меня нет красной розы» – он упал на траву, закрыл лицо руками и заплакал.

«Почему он плачет?» – спросила маленькая Зелёная Ящерка, бежавшая мимо него с поднятым хвостом.

«Да, почему?» – спросила Бабочка, порхавшая в солнечном свете.

«Да, почему?» – прошептала Маргаритка своей соседке низким мягким голосом.

«Он плачет из-за красной розы», – ответил Соловей.

«Из-за красной розы? – воскликнули все. – О, как смешно!», и маленькая Ящерка, в которой было что-то циничное, смеялась громче всех.

Но Соловей понял причину страдания Студента, он сидел тихо в дубе и думал о загадке любви.

Внезапно, он распростёр свои коричневые крылья, и взлетел в небо. Он пронёсся сквозь рощу, как тень, и как тень он пропарил сквозь сад.

В центре лужайки стоял красивый розовый куст, и когда Соловей увидел его, он подлетел к нему и сел на ветку.

«Дай мне красную розу, – воскликнул он, – и я спою тебе свою самую сладкую песню!»

Но Куст лишь встряхнул головой.

«Мои розы белые, – ответил он. – Столь же белые, как морская пена, они белее, чем снег на вершинах гор. Отправься к моему брату, который растёт возле старых солнечных часов, и может быть, он даст тебе то, что ты ищешь».

Так Соловей полетел к розовому кусту, который рос возле старых солнечных часов.

«Дай мне красную розу, – воскликнул он, – и я спою тебе свою самую сладкую песню!»

Но Куст лишь встряхнул головой.

«Мои розы жёлтые, – ответил он. – Столь же жёлтые, как волосы сирены, сидящей на янтарном троне, они желтее, чем нарцисс, что цветёт на лугу прежде, чем косарь пройдёт по нему своей косой. Отправься к моему брату, который растёт под окном Студента, и может быть он даст тебе то, что ты ищешь».

Так Соловей полетел к розовому кусту, который рос под окном Студента.

«Дай мне красную розу, – воскликнул он, – и я спою тебе свою самую сладкую песню!»

Но Куст лишь встряхнул головой.

«Мои розы красные, – ответил он. – Столь же красные, как лапки голубя, они краснее, чем кораллы, что колышутся, как ветер в океанской пещере. Но зима охладила кровь в моих жилах, мороз застудил почки, гроза сломала мои ветви и весь этот год у меня совсем не будет роз».

Читайте также:
Мороз и заяц - русская народная сказка, читать детям онлайн

«Одна красная роза – это всё, что мне нужно, – кричал Соловей, – лишь одна красная роза! Можно ли как-нибудь мне её получить?»

«Есть один способ, – ответил Куст, – но он настолько ужасен, что я не осмеливаюсь тебе о нём говорить».

«Поведай мне его, – сказал Соловей, – я не боюсь».

«Если ты хочешь получить красную розу, – сказал Куст, – ты должен сам создать её из своей музыки при лунном свете и окрасить её кровью своего сердца. Ты должен петь мне с вонзившимся шипом в твоей груди. Всю ночь напролёт ты должен петь мне, когда шип будет пронзать твоё сердце. Твоя кровь потечёт в мои вены и станет моей».

«Смерть – это большая цена за красную розу, – воскликнул Соловей, – и жизнь каждому очень дорога. Приятно сидеть в зелёном лесу и созерцать солнце в золотой колеснице и луну в колеснице из жемчуга. Сладок аромат боярышника, милы синие колокольчики, которые скрываются в долине и вереск, цветущий на холме. Всё же Любовь лучше, чем Жизнь, и что есть сердце птицы по сравнению с сердцем человека?»

Так он распростёр свои коричневые крылья и взлетел в небо. Он пронёсся сквозь рощу, как тень, и как тень он пропарил сквозь сад.

Молодой Студент всё ещё лежал на траве, где Соловей оставил его, и слёзы ещё не высохли в его прекрасных глазах.

«Будь счастлив! – кричал ему Соловей, – будь счастлив, у тебя будет красная роза. Я создам её из своей музыки при лунном свете и окрашу её кровью своего сердца. Всё, что я прошу у тебя взамен, это то, чтобы ты был истинным влюблённым, ведь Любовь мудрее, чем философия, хотя философия мудра и могущественнее власти, хотя власть могущественна. Крылья любви цвета пламени и тело её окрашено пламенем. Уста её сладки, как мёд, а дыхание её, подобно ладану».

Студент встал с травы и слушал, но он не мог понять того, что говорил ему Соловей, поскольку он знал только то, что написано в книгах.

Но Дуб понял и опечалился, ведь он очень любил маленького Соловья, который построил гнездо в его ветвях.

«Спой мне одну песню напоследок, – прошептал он. – Мне будет очень одиноко, когда тебя не станет».

Соловей пел Дубу, и его голос был похож на журчание воды, льющейся из серебряного кувшина.

Когда Соловей закончил свою песню, Студент встал и достал блокнот с карандашом из кармана.

«У него безупречная форма, – подумал он, уходя через рощу, – это в нём отрицать нельзя, но есть ли у него чувство? Я боюсь, что нет. В сущности, он подобен большинству художников, он исполнен талантом, но в нём нет искренности. Он не пожертвовал бы собой ради других. Он думает только о музыке, а каждый знает, что искусство эгоистично. Однако нужно признать, что он берёт несколько красивых нот своим голосом. Как жаль, что они ничего не подразумевают и не несут никакой практической пользы».

И он пошёл к себе в комнату, лёг на маленькую соломенную койку и начал думать о своей любви; через некоторое время он заснул.

Когда луна засияла в небесах, Соловей прилетел к Розовому Кусту и прижался своей грудью к его шипу. Всю ночь напролёт он пел, прижавшись грудью к шипу, а холодная хрустальная луна склонялась и слушала. Всю ночь напролёт он пел, шип погружался всё глубже и глубже в его грудь, и кровь его убывала.

Сначала он пел о рождении любви в сердце юноши и девушки. И на самом верхнем побеге Розового Куста начала цвести изумительная роза, лепесток за лепестком, так же как песня следовала за песней. Сначала, роза была бледной, как туман, что нависает над рекой, словно стопы утра, и серебристой, как крылья рассвета. Подобно отраженью розы в серебряном зеркале, подобно отраженью розы в недвижной воде, такой была роза, что цвела на самом верхнем побеге Куста.

А Куст кричал Соловью, чтобы тот сильнее прижался к шипу.

«Сильнее прижмись к шипу, маленький Соловей, – кричал Куст, – или день наступит прежде, чем роза расцветёт!»

И Соловей прижался к нему сильнее. Громче и громче становилась его песня, ведь он пел о рождении страсти в душе мужчины и девы.

И лёгкий румянец проник в лепестки розы, словно румянец на лице жениха, когда он целует невесту в губы. Но шип ещё не проник в сердце Соловья, и сердце розы оставалось белым, ведь только кровь из сердца Соловья может обагрить сердце розы.

И вновь Куст крикнул Соловью, чтобы тот сильнее прижался к шипу.

«Сильнее прижмись к шипу, маленький Соловей, – кричал Куст, – или день наступит прежде, чем роза расцветёт!»

Соловей прижался к нему сильнее, шип коснулся его сердца, и неистовая острая боль пронзила его. Всё мучительнее и мучительнее становилась боль, и песня его становилась всё громче и громче, ведь он пел о любви, которую совершенствует смерть, о той любви, которая не умирает в могиле.

И изумительная роза стала бордовой, словно восточная заря. Бордовым стал венчик розы, и сердце её стало бардовым, как рубин.

А голос Соловья становился слабее, его маленькие крылья начали трепетать и глаза его покрылись плёнкой. Всё тише и тише становилась его песня, и он чувствовал, как что-то сжимает его горло.

И вот он издал последний звук. Белая Луна услышала его, забыла о рассвете и задержалась на небе. Красная роза услышала его, затрепетала от наслаждения и открыла свои лепестки холодному утреннему ветерку. Эхо понесло последнюю трель Соловья к его багряной пещере в горах и разбудило спящих пастухов. Оно пронеслось сквозь речные камыши, и они передали его послание морю.

«Взгляни! Взгляни! – воскликнул Куст. – Роза расцвела».

Но Соловей не ответил. Он лежал мёртвый в высокой траве с шипом в груди.

В полдень Студент открыл окно и выглянул в сад.

«О, какое чудо! – воскликнул он. – Вот она, красная роза! Я никогда за всю свою жизнь не видел ни одной розы похожей на эту. Она так красива! Я убеждён, у неё должно быть длинное латинское название», – он наклонился и сорвал розу.

Читайте также:
Почему деревья стоят на месте - Ангел Каралийчев, читать детям онлайн

Затем он надел шляпу и пошёл к Профессору домой с розой в руке.

Дочь Профессора сидела у порога, наматывая голубой шёлк на катушку, и её маленькая собачка лежала у неё в ногах.

«Вы сказали, что будете танцевать со мной, если я принесу вам красную розу, – воскликнул Студент. – Вот самая красная роза во всём мире. Приколите её сегодня вечером поближе к сердцу, и когда мы будем танцевать, она поведает вам, как я вас люблю».

Но девушка нахмурилась.

«Я боюсь, она не подойдёт к моему платью, – ответила она, – и, кроме того, племянник камергера прислал мне драгоценные украшения и каждый знает, что драгоценности стоят намного больше, чем цветы».

«Что ж, честное слово, вы очень неблагодарны», – обиженно сказал Студент, и выбросил розу на улицу. Она упала в желоб, и по ней проехало колесо телеги.

«Неблагодарна! – повторила девушка, – «вы очень грубый, знаете ли, и после всего кто вы такой? Всего лишь студент. У вас даже нет серебряных застёжек к обуви, таких, как у племянника камергера» – она встала со стула и вошла в дом.

«Какая глупая штука – любовь! – подумал Студент уходя. – Она и на половину так не полезна, как логика, потому что ничего не доказывает; она всегда говорит о том, что не случается и заставляет верить в то, что не правда. Она весьма непрактична и так как, мы живём в век практичности, пожалуй, я вернусь к философии, и буду изучать метафизику».

Он вернулся в свою комнату, взял большую пыльную книгу и начал читать.

Соловей и роза — Оскар Уайльд

Соловей и роза — печальная история о любви и самопожертвовании, о холодном расчете и истинном служении красоте. Маленький соловей решается помочь Студенту получить любовь девушки. Для этого ему придется петь всю ночь с шипом в сердце, а наутро умереть. Он готов пожертвовать собой ради любви. Но никто не оценил его подвиг. Девушка отказала Студенту, предпочтя розе украшения. Юноша выбросил розу, не разглядев ее красоты. Его сердце так и осталось слепым. Оскар Уайльд противопоставляет образ соловья Студенту и девушке. Соловей в духовном развитии оказался выше людей. А сердце птички настолько красивым, что смогло сотворить настоящее чудо…

Соловей и роза читать

— Она сказала, что будет танцевать со мной, если я принесу ей красных роз, — воскликнул молодой Студент, — но в моем саду нет ни одной красной розы.

Его услышал Соловей, в своем гнезде на Дубе, и, удивленный, выглянул из листвы.

— Ни единой красной розы во всем моем саду! — продолжал сетовать Студент, и его прекрасные глаза наполнились слезами. — Ах, от каких пустяков зависит порою счастье! Я прочел все, что написали мудрые люди, я постиг все тайны философии, — а жизнь моя разбита из-за того только, что у меня нет красной розы.

— Вот он наконец-то, настоящий влюбленный, — сказал себе Соловей. — Ночь за ночью я пел о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью я рассказывал о нем звездам, и наконец я увидел его. Его волосы темны, как темный гиацинт, а губы его красны, как та роза, которую он ищет; но страсть сделала его лицо бледным, как слоновая кость, и скорбь наложила печать на его чело.

— Завтра вечером принц дает бал, — шептал молодой Студент, — и моя милая приглашена. Если я принесу ей красную розу, она будет танцевать со мной до рассвета. Если я принесу ей красную розу, я буду держать ее в своих объятиях, она склонит голову ко мне на плечо, и моя рука будет сжимать ее руку. Но в моем саду нет красной розы, и мне придется сидеть в одиночестве, а она пройдет мимо. Она даже не взглянет на меня, и сердце мое разорвется от горя.

— Это настоящий влюбленный, — сказал Соловей. — То, о чем я лишь пел, он переживает на деле; что для меня радость, то для него страдание. Воистину любовь — это чудо. Она драгоценнее изумруда и дороже прекраснейшего опала. Жемчуга и гранаты не могут купить ее, и она не выставляется на рынке. Ее не приторгуешь в лавке и не выменяешь на золото.

— На хорах будут сидеть музыканты, — продолжал молодой Студент. — Они будут играть на арфах и скрипках, и моя милая будет танцевать под звуки струн. Она будет носиться по зале с такой легкостью, что ноги ее не коснутся паркета, и вокруг нее будут толпиться придворные в расшитых одеждах. Но со мной она не захочет танцевать, потому что у меня нет для нее красной розы.

И юноша упал ничком на траву, закрыл лицо руками и заплакал.

— О чем он плачет? — спросила маленькая зеленая Ящерица, которая проползала мимо него, помахивая хвостиком.

— Да, в самом деле, о чем? — подхватила Бабочка, порхавшая в погоне за солнечным лучом.

— О чем? — спросила Маргаритка нежным шепотом свою соседку.

— Он плачет о красной розе, — ответил Соловей.

— О красной розе! — воскликнули все. — Ах, как смешно!

А маленькая Ящерица, несколько склонная к цинизму, беззастенчиво расхохоталась.

Один только Соловей понимал страдания Студента, он тихо сидел на Дубе и думал о таинстве любви.

Но вот он расправил свои темные крылышки и взвился в воздух. Он пролетел над рощей, как тень, и, как тень, пронесся над садом.

Посреди зеленой лужайки стоял пышный Розовой Куст. Соловей увидел его, подлетел к нему и спустился на одну из его веток.

— Дай мне красную розу, — воскликнул он, — и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

— Мои розы белые, — ответил он, — они белы, как морская пена, они белее снега на горных вершинах. Поди к моему брату, что растет возле старых солнечных часов, — может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

Читайте также:
Месяц и куриное яйцо - Ангел Каралийчев, читать детям онлайн

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос возле старых солнечных часов.

— Дай мне красную розу, — воскликнул он, — и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

— Мои розы желтые, — ответил он, — они желты, как волосы сирены, сидящей на янтарном престоле, они желтее златоцвета на нескошенном лугу. Поди к моему брату, что растет под окном у Студента, может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос под окном у Студента.

— Дай мне красную розу, — воскликнул он, — и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

— Мои розы красные, — ответил он, — они красны, как лапки голубя, они краснее кораллов, что колышутся, как веер, в пещерах на дне океана. Но кровь в моих жилах застыла от зимней стужи, мороз побил мои почки, буря поломала мои ветки, и в этом году у меня совсем не будет роз.

— Одну только красную розу — вот все, чего я прошу, — воскликнул Соловей. — Одну-единственную красную розу! Знаешь ты способ получить ее?

— Знаю, — ответил Розовый Куст, — но оп так страшен, что у меня не хватает духу открыть его тебе.

— Открой мне его, — попросил Соловей, — я не боюсь.

— Если ты хочешь получить красную розу, — молвил Розовый Куст, — ты должен сам создать ее из звуков песни при лунном сиянии, и ты должен обагрить ее кровью сердца. Ты должен петь мне, прижавшись грудью к моему шипу. Всю ночь ты должен мне петь, и мой шип пронзит твое сердце, и твоя живая кровь перельется в мои жилы и станет моею кровью.

— Смерть — дорогая цена за красную розу, — воскликнул Соловей. — Жизнь мила каждому! Как хорошо, сидя в лесу, любоваться солнцем в золотой колеснице и луною в колеснице

из жемчуга. Сладко благоухание боярышника, милы синие колокольчики в долине и вереск, цветущий на холмах. Но Любовь дороже Жизни, и сердце какой-то пташки — ничто в сравнении с человеческим сердцем!

И, взмахнув своими темными крылышками, Соловей взвился в воздух. Он пронесся над садом, как тень, и, как тень, пролетел над рощей.

А Студент все еще лежал в траве, где его оставил Соловей, и слезы еще не высохли в его прекрасных глазах.

— Радуйся! — крикнул ему Соловей. — Радуйся, будет у тебя красная роза. Я создам ее из звуков моей песни при лунном сиянии и обагрю ее горячей кровью своего сердца. В награду я прошу у тебя одного: будь верен своей любви, ибо, как ни мудра Философия, в Любви больше Мудрости, чем в Философии, — и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой Власти. У нее крылья цвета пламени, и пламенем окрашено тело ее. Уста ее сладки, как мед, а дыхание подобно ладану.

Студент привстал на локтях и слушал, но он не понял того, что говорил ему Соловей; ибо он знал только то, что написано в книгах.

А Дуб понял и опечалился, потому что очень любил эту малую пташку, которая свила себе гнездышко в его ветвях.

— Спой мне в последний раз твою песню, — прошептал он. — Я буду сильно тосковать, когда тебя не станет.

И Соловей стал петь Дубу, и пение его напоминало журчание воды, льющейся из серебряного кувшина.

Когда Соловей кончил петь, Студент поднялся с травы, вынул из кармана карандаш и записную книжку и сказал себе, направляясь домой из рощи:

— Да, он мастер формы, это у него отнять нельзя. Но есть ли у него чувство? Боюсь, что нет. В сущности, он подобен большинству художников: много виртуозности и ни капли искренности. Он никогда не принесет себя в жертву другому. Он думает лишь о музыке, а всякий знает, что искусство эгоистично. Впрочем, нельзя не признать, что иные из его трелей удивительно красивы. Жаль только, что в них нет никакого смысла и они лишены практического значения.

И он пошел к себе в комнату, лег на узкую койку и стал думать о своей любви; вскоре он погрузился в сон.

Когда на небе засияла луна, Соловей прилетел к Розовому Кусту, сел к нему на ветку и прижался к его шипу. Всю ночь он пел, прижавшись грудью к шипу, и холодная хрустальная луна слушала, склонив свой лик. Всю ночь он пел, а шип вонзался в его грудь все глубже и глубже, и из нее по каплям сочилась теплая кровь.

Сперва он пел о том, как прокрадывается любовь в сердце мальчика и девочки. И на Розовом Кусте, на самом верхнем побеге, начала распускаться великолепная роза. Песня за песней — лепесток за лепестком. Сперва роза была бледная, как легкий туман над рекою, — бледная, как стопы зари, и серебристая, как крылья рассвета. Отражение розы в серебряном зеркале, отражение розы в недвижной воде — вот какова была роза, расцветавшая на верхнем побеге Куста.

А Куст кричал Соловью, чтобы тот еще крепче прижался к шипу.

— Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то день придет раньше, чем заалеет роза!

Все крепче и крепче прижимался Соловей к шипу, и песня его звучала все громче и громче, ибо он пел о зарождении страсти в душе мужчины и девушки.

И лепестки розы окрасились нежным румянцем, как лицо жениха, когда он целует в губы свою невесту. Но шип еще не проник в сердце Соловья, и сердце розы оставалось белым, ибо только живая кровь соловьиного сердца может обагрить сердце розы.

Опять Розовый Куст крикнул Соловью, чтобы тот крепче прижался к шипу.

— Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то день придет раньше, чем заалеет роза!

Соловей еще сильнее прижался к шипу, и острие коснулось наконец его сердца, и все тело его вдруг пронзила жестокая боль. Все мучительнее и мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья, ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в Смерти, о той Любви, которая не умирает в могиле.

Читайте также:
Как Хома рыбу ловил - Иванов А.А., читать детям онлайн

И стала алой великолепная роза, подобно утренней заре на востоке. Алым стал ее венчик, и алым, как рубин, стало ее сердце.

А голос Соловья все слабел и слабел, и вот крылышки его судорожно затрепыхались, а глазки заволокло туманом. Песня его замирала, и он чувствовал, как что-то сжимает его горло.

Но вот он испустил свою последнюю трель. Бледная луна услышала ее и, забыв о рассвете, застыла на небе. Красная роза услышала ее и, вся затрепетав в экстазе, раскрыла свои лепестки навстречу прохладному дуновению утра. Эхо понесло эту трель к своей багряной пещере в горах и разбудило спавших там пастухов. Трель прокатилась по речным камышам, и те отдали ее морю.

— Смотри! — воскликнул Куст. — Роза стала красной! Но Соловей ничего не ответил. Он лежал мертвый в высокой траве, и в сердце у него был острый шип.

В полдень Студент распахнул окно и выглянул в сад.

— Ах, какое счастье! — воскликнул он. — Вот она, красная роза. В жизни не видал такой красивой розы! У нее, наверное, какое-нибудь длинное латинское название.

И он высунулся из окна и сорвал ее.

Потом он взял шляпу и побежал к Профессору, держа розу в руках.

Профессорская дочь сидела у порога и наматывала голубой шелк на катушку. Маленькая собачка лежала у нее в ногах.

— Вы обещали, что будете со мной танцевать, если я принесу вам красную розу! — воскликнул Студент. — Вот самая красная роза на свете. Приколите ее вечером поближе к сердцу, и, когда мы будем танцевать, она расскажет вам, как я люблю вас.

Но девушка нахмурилась.

— Боюсь, что эта роза не подойдет к моему туалету, — ответила она. — К тому же племянник камергера прислал мне настоящие каменья, а всякому известно, что каменья куда дороже цветов.

— Как вы неблагодарны! — с горечью сказал Студент и бросил розу на землю.

Роза упала в колею, и ее раздавило колесом телеги.

— Неблагодарна? — повторила девушка. — Право же, какой вы грубиян! Да и кто вы такой, в конце концов? Всего-навсего студент. Не думаю, чтоб у вас были такие серебряные пряжки к туфлям, как у камергерова племянника.

И она встала с кресла и ушла в комнаты.

— Какая глупость — эта Любовь, — размышлял Студент, возвращаясь домой. — В ней и наполовину нет той пользы, какая есть в Логике. Она ничего не доказывает, всегда обещает несбыточное и заставляет верить в невозможное. Она удивительно непрактична, и так как наш век — век практический, то вернусь я лучше к Философии и буду изучать Метафизику.

И он вернулся к себе в комнату, вытащил большую запыленную книгу и принялся ее читать.

Соловей и роза — Оскар Уайльд

— Она ска­зала, что будет тан­це­вать со мной, если я при­несу ей крас­ных роз, — вос­клик­нул моло­дой Сту­дент, — но в моем саду нет ни одной крас­ной розы!

Его услы­шал Соло­вей, в своем гнезде на Дубе, и, удив­лен­ный, выгля­нул из листвы.

— Ни еди­ной крас­ной розы во всем моем саду! — про­дол­жал сето­вать Сту­дент, и его пре­крас­ные глаза напол­ни­лись сле­зами. — Ах, от каких пустя­ков зави­сит порою сча­стье! Я про­чел все, что напи­сали муд­рые люди, я постиг все тайны фило­со­фии, — а жизнь моя раз­бита из-за того только, что у меня нет крас­ной розы.

— Вот он, нако­нец-то, насто­я­щий влюб­лен­ный, — ска­зал себе Соло­вей. — Ночь за ночью я пел о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью я рас­ска­зы­вал о нем звез­дам, и нако­нец я уви­дел его. Его волосы темны, как тем­ный гиа­цинт, а губы его красны, как та роза, кото­рую он ищет; но страсть сде­лала его лицо блед­ным, как сло­но­вая кость, и скорбь нало­жила печать на его чело.

— Зав­тра вече­ром принц дает бал, — шеп­тал моло­дой Сту­дент, — и моя милая при­гла­шена. Если я при­несу ей крас­ную розу, она будет тан­це­вать со мной до рас­света. Если я при­несу ей крас­ную розу, я буду дер­жать ее в своих объ­я­тиях, она скло­нит головку ко мне на плечо, и моя рука будет сжи­мать ее руку. Но в моем саду нет крас­ной розы, и мне при­дется сидеть в оди­но­че­стве, а она прой­дет мимо. Она даже не взгля­нет на меня, и сердце мое разо­рвется от горя.

— Это насто­я­щий влюб­лен­ный, — ска­зал Соло­вей. — То, о чем я лишь пел, он пере­жи­вает на деле; что для меня радость, то для него стра­да­ние. Воис­тину любовь — это чудо. Она дра­го­цен­нее изу­мруда и дороже пре­крас­ней­шего опала. Жем­чуга и гра­наты не могут купить ее, и она не выстав­ля­ется на рынке. Ее не при­тор­гу­ешь в лавке и не выме­ня­ешь на золото.

— На хорах будут сидеть музы­канты, — про­дол­жал моло­дой Сту­дент. — Они будут играть на арфах и скрип­ках, и моя милая будет тан­це­вать под звуки струн. Она будет носиться по зале с такой лег­ко­стью, что ноги ее не кос­нутся пар­кета, и вокруг нее будут тол­питься при­двор­ные в рас­ши­тых одеж­дах. Но со мной она не захо­чет тан­це­вать, потому что у меня нет для нее крас­ной розы.

И юноша упал нич­ком на траву, закрыл лицо руками и заплакал.

— О чем он пла­чет? — спро­сила малень­кая зеле­ная Яще­рица, кото­рая про­пол­зала мимо него, пома­хи­вая хвостиком.

— Да, в самом деле, о чем? — под­хва­тила Бабочка, пор­хав­шая в погоне за сол­неч­ным лучом.

— О чем? — спро­сила Мар­га­ритка неж­ным шепо­том свою соседку.

— Он пла­чет о крас­ной розе, — отве­тил Соловей.

— О крас­ной розе! — вос­клик­нули все. — Ах, как смешно!

А малень­кая Яще­рица, несколько склон­ная к цинизму, без­за­стен­чиво расхохоталась.

Один только Соло­вей пони­мал стра­да­ния Сту­дента, он тихо сидел на Дубе и думал о таин­стве любви.

Читайте также:
Кот Васька - Толстой А.Н., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки

Но вот он рас­пра­вил свои тем­ные кры­лышки и взвился в воз­дух. Он про­ле­тел над рощей, как тень, и, как тень, про­несся над садом.

Посреди зеле­ной лужайки стоял пыш­ный Розо­вый Куст. Соло­вей уви­дел его, под­ле­тел к нему и спу­стился на одну из его веток.

— Дай мне крас­ную розу, — вос­клик­нул он, — и я спою тебе свою луч­шую песню!

Но Розо­вый Куст пока­чал головой.

— Мои розы белые, — отве­тил он, — они белы, как мор­ская пена, они белее снега на гор­ных вер­ши­нах. Пойди к моему брату, что рас­тет возле ста­рых сол­неч­ных часов, — может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соло­вей поле­тел к Розо­вому Кусту, что рос возле ста­рых сол­неч­ных часов.

— Дай мне крас­ную розу, — вос­клик­нул он, — и я спою тебе свою луч­шую песню!

Но Розо­вый Куст пока­чал головой.

— Мои розы жел­тые, — отве­тил он, — они желты, как волосы сирены, сидя­щей на янтар­ном пре­столе, [1] они жел­тее зла­то­цвета на неско­шен­ном лугу. Пойди к моему брату, что рас­тет под окном у Сту­дента, может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соло­вей поле­тел к Розо­вому Кусту, что рос под окном у Студента.

— Дай мне крас­ную розу, — вос­клик­нул он, — и я спою тебе свою луч­шую песню!

Но Розо­вый Куст пока­чал головой.

— Мои розы крас­ные — отве­тил он, — они красны, как лапки голубя, они крас­нее корал­лов, что колы­шутся, как ветер, в пеще­рах на дне оке­ана. Но кровь в моих жилах застыла от зим­ней стужи, мороз побил мои почки, буря поло­мала мои ветки, и в этом году у меня совсем не будет роз.

— Одну только крас­ную розу — вот все, чего я прошу, — вос­клик­нул Соло­вей. — Одну-един­ствен­ную крас­ную розу! Зна­ешь ты спо­соб полу­чить ее?

— Знаю, — отве­тил Розо­вый Куст, — но он так стра­шен, что у меня не хва­тает духу открыть его тебе.

— Открой мне его, — попро­сил Соло­вей, — я не боюсь.

— Если ты хочешь полу­чить крас­ную розу, — мол­вил Розо­вый Куст, — ты дол­жен сам создать ее из зву­ков песни при лун­ном сия­нии, и ты дол­жен обаг­рить ее кро­вью сердца. Ты дол­жен петь мне, при­жав­шись гру­дью к моему шипу. Всю ночь ты дол­жен мне петь, и мой шип прон­зит твое сердце, и твоя живая кровь пере­льется в мои жилы и ста­нет моею кровью.

— Смерть — доро­гая цена за крас­ную розу! — вос­клик­нул Соло­вей. — Жизнь мила каж­дому! Как хорошо, сидя в лесу, любо­ваться солн­цем в золо­той колес­нице и луною в колес­нице из жем­чуга. Сладко бла­го­уха­ние боярыш­ника, милы синие коло­коль­чики в долине и вереск, цве­ту­щий на хол­мах. Но Любовь дороже Жизни, и сердце какой-то пташки — ничто в срав­не­нии с чело­ве­че­ским сердцем!

И, взмах­нув сво­ими тем­ными кры­лыш­ками. Соло­вей взвился в воз­дух. Он про­несся над садом, как тень, и, как тень, про­ле­тел над рощей.

А Сту­дент все еще лежал в траве, где его оста­вил Соло­вей, и слезы еще не высохли в его пре­крас­ных глазах.

— Радуйся! — крик­нул ему Соло­вей. — Радуйся, будет у тебя крас­ная роза. Я создам ее из зву­ков моей песни при лун­ном сия­нии и обагрю ее горя­чей кро­вью сво­его сердца. В награду я прошу у тебя одного: будь верен своей любви, ибо как ни мудра Фило­со­фия, в Любви больше Муд­ро­сти, чем в Фило­со­фии, и как ни могу­ще­ственна Власть, Любовь силь­нее любой Вла­сти. У нее кры­лья цвета пла­мени, и пла­ме­нем окра­шено тело ее. Уста ее сладки, как мед, а дыха­ние подобно ладану.

Сту­дент при­встал на лок­тях и слу­шал, но он не понял того, что гово­рил ему Соло­вей, ибо он знал только то, что напи­сано в книгах.

А Дуб понял и опе­ча­лился, потому что очень любил эту малую пташку, кото­рая свила себе гнез­дышко в его ветвях.

Оскар Уайлд – Соловей и роза

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Оскар Уайлд – Соловей и роза краткое содержание

Соловей и роза – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

– Она сказала, что будет танцевать со мной, если я принесу ей красных роз, – воскликнул молодой Студент, – но в моем саду нет ни одной красной розы.

Его услышал Соловей, в своем гнезде на Дубе, и, удивленный, выглянул из листвы.

– Ни единой красной розы во всем моем саду! – продолжал сетовать Студент, и его прекрасные глаза наполнились слезами. – Ах, от каких пустяков зависит порою счастье! Я прочел все, что написали мудрые люди, я постиг все тайны философии, а жизнь моя разбита из-за того только, что у меня нет красной розы.

– Вот он, наконец-то, настоящий влюбленный, – сказал себе Соловей. – Ночь за ночью я пел о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью я рассказывал о нем звездам, и наконец я увидел его. Его волосы темны, как темный гиацинт, а губы его красны, как та роза, которую он ищет; но страсть сделала его лицо бледным, как слоновая кость, и скорбь наложила печать на его чело.

– Завтра вечером принц дает бал, – шептал молодой Студент, – и моя милая приглашена. Если я принесу ей красную розу, она будет танцевать со мной до рассвета. Если я принесу ей красную розу, я буду держать ее в своих объятиях, она склонит головку ко мне на плечо, и моя рука будет сжимать ее руку. Но в моем саду нет красной розы, и мне придется сидеть в одиночестве, а она пройдет мимо. Она даже не взглянет на меня, и сердце мое разорвется от горя.

– Это настоящий влюбленный, – сказал Соловей. – То, о чем я лишь пел, он переживает на деле; что для меня радость, то для него страдание. Воистину любовь – это чудо. Она драгоценнее изумруда и дороже прекраснейшего опала. Жемчуга и гранаты не могут купить ее, и она не выставляется на рынке. Ее не приторгуешь в лавке и не выменяешь на золото.

Читайте также:
Фауст — немецкая народная сказка, читать детям онлайн

– На хорах будут сидеть музыканты, – продолжал молодой Студент. – Они будут играть на арфах и скрипках, и моя милая будет танцевать под звуки струн. Она будет носиться по зале с такой легкостью, что ноги ее не коснутся паркета, и вокруг нее будут толпиться придворные в расшитых одеждах. Но со мной она не захочет танцевать, потому что у меня нет для нее красной розы.

И юноша упал ничком на траву, закрыл лицо руками и заплакал.

– О чем он плачет? – спросила маленькая зеленая Ящерица, которая проползала мимо него, помахивая хвостиком.

– Да, в самом деле, о чем? – подхватила Бабочка, порхавшая в погоне за солнечным лучом.

– О чем? – спросила Маргаритка нежным шепотом свою соседку.

– Он плачет о красной розе, – ответил Соловей.

– О красной розе! – воскликнули все. – Ах, как смешно!

А маленькая Ящерица, несколько склонная к цинизму, беззастенчиво расхохоталась.

Один только Соловей понимал страдания Студента, он тихо сидел на Дубе и думал о таинстве любви.

Но вот он расправил свои темные крылышки и взвился в воздух. Он пролетел над рощей, как тень, и, как тень, пронесся над садом.

Посреди зеленой лужайки стоял пышный Розовый Куст. Соловей увидел его, подлетел к нему и спустился на одну из его веток.

– Дай мне красную розу, – воскликнул он, – и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

– Мои розы белые, – ответил он, – они белы, как морская пена, они белее снега на горных вершинах. Пойди к моему брату, что растет возле старых солнечных часов, – может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос возле старых солнечных часов.

– Дай мне красную розу, – воскликнул он, – и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

– Мои розы желтые, – ответил он, – они желты, как волосы сирены, сидящей на янтарном престоле, они желтее златоцвета на нескошенном лугу. Пойди к моему брату, что растет под окном у Студента, может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос под окном у Студента.

– Дай мне красную розу, – воскликнул он, – и я спою тебе свою лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

– Мои розы красные – ответил он, – они красны, как лапки голубя, они краснее кораллов, что колышутся, как ветер, в пещерах на дне океана. Но кровь в моих жилах застыла от зимней стужи, мороз побил мои почки, буря поломала мои ветки, и в этом году у меня совсем не будет роз.

– Одну только красную розу – вот все, чего я прошу, – воскликнул Соловей. – Одну-единственную красную розу! Знаешь ты способ получить ее?

– Знаю, – ответил Розовый Куст, – но он так страшен, что у меня не хватает духу открыть его тебе.

– Открой мне его, – попросил Соловей, – я не боюсь.

– Если ты хочешь получить красную розу, – молвил Розовый Куст, – ты должен сам создать ее из звуков песни при лунном сиянии, и ты должен обагрить ее кровью сердца. Ты должен петь мне, прижавшись грудью к моему шипу. Всю ночь ты должен мне петь, и мой шип пронзит твое сердце, и твоя живая кровь перельется в мои жилы и станет моею кровью.

– Смерть – дорогая цена за красную розу, – воскликнул Соловей. – Жизнь мила каждому! Как хорошо, сидя в лесу, любоваться солнцем в золотой колеснице и луною в колеснице из жемчуга. Сладко благоухание боярышника, милы синие колокольчики в долине и вереск, цветущий на холмах. Но Любовь дороже Жизни, и сердце какой-то пташки – ничто в сравнении с человеческим сердцем!

И, взмахнув своими темными крылышками. Соловей взвился в воздух. Он пронесся над садом, как тень, и, как тень, пролетел над рощей.

А Студент все еще лежал в траве, где его оставил Соловей, и слезы еще не высохли в его прекрасных глазах.

– Радуйся! – крикнул ему Соловей. – Радуйся, будет у тебя красная роза. Я создам ее из звуков моей песни при лунном сиянии и обагрю ее горячей кровью своего сердца. В награду я прошу у тебя одного: будь верен своей любви, ибо как ни мудра Философия, в Любви больше Мудрости, чем в Философии, и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой Власти. У нее крылья цвета пламени, и пламенем окрашено тело ее. Уста ее сладки, как мед, а дыхание подобно ладану.

Студент привстал на локтях и слушал, но он не понял того, что говорил ему Соловей, ибо он знал только то, что написано в книгах.

А Дуб понял и опечалился, потому что очень любил эту малую пташку, которая свила себе гнездышко в его ветвях.

– Спой мне в последний раз твою песню, – прошептал он. – Я буду сильно тосковать, когда тебя не станет.

И Соловей стал петь Дубу, и пение его напоминало журчание воды, льющейся из серебряного кувшина.

Когда Соловей кончил петь, Студент поднялся с травы, вынул из кармана карандаш и записную книжку и сказал себе, направляясь домой из рощи:

– Да, он мастер формы, это у него отнять нельзя. Но есть ли у него чувство? Боюсь, что нет. В сущности, он подобен большинству художников: много виртуозности и ни капли искренности. Он никогда не принесет себя в жертву другому. Он думает лишь о музыке, а всякий знает, что искусство эгоистично. Впрочем, нельзя не признать, что иные из его трелей удивительно красивы. Жаль только, что в них нет никакого смысла и они лишены практического значения.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: