Лес и ручей — Ушинский К.Д., читать рассказ детям онлайн

Лес и ручей — Ушинский К.Д.

Разговор ручейка с лесом, из которого мы узнаем, что под защитой деревьев ручей набирается силы и превращается в мощную реку…

Лес и ручей читать

Пробегая по влажной лесной темноте, посреди болот и мхов, ручей жалобно роптал, что лес закрывает от него и ясное небо, и далёкую окрестность, не пропускает к нему ни ясных лучей солнца, ни шаловливого ветерка.

— Хотя бы пришли люди и вырубили этот несносный лес! — журчал ручей.

— Дитя моё! — кротко отвечал ему лес. — Ты ещё мал и не понимаешь, что моя тень хранит тебя от иссушающего действия солнца и ветра, что без моей защиты высохли бы быстро твои ещё слабые струи. Погоди, наберись прежде силы под моей тенью, и тогда ты выбежишь на открытую равнину, но уже не слабым ручейком, а могучей рекой. Тогда, без вреда для себя, будешь отражать ты в своих струях блестящее солнце и ясное небо, будешь безопасно играть с могучим ветром.

Пожалуйста, оцените произведение

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Прочитано 3526 раз(а)

Другие рассказы Ушинского

Волк и собака — Ушинский К.Д.

Философская сказка о том, что свобода и честь дороже сытой жизни и теплой конуры. Волк и собака читать Толстый и сытый дворовый пёс, разорвав верёвку, побежал за город прогуляться. В соседнем перелеске…

Грядки гвоздики — Ушинский К.Д.

Короткая поучительная история о том, что надо иметь терпение и выдержку. Мальчик не хотел ждать и сам раскрыл почки гвоздики раньше времени. Однако цветочки не долго стояли, уже к полудню все высохли…

Охотник до сказок — Ушинский К.Д.

История о мужике, который любил слушать сказки. Однажды он наслушался солдатских сказок, и ему приснился сон, будто он стал медведем… Охотник до сказок читать Жил себе старик со старухою, и был старик…

Все рассказы Ушинского

Рекомендуем Вам прочитать

Ласточка — Ушинский К.Д.

Познавательная история о ласточках, которую отец рассказывает своему сыну. Он говорит о жизни птиц, показывает строение их крыльев, рассказывает о том, в какие страны летают птицы. Ласточка читать Мальчик осенью хотел разорить…

Ученый медведь — Ушинский К.Д.

Короткая зарисовка о том, как мужик привел ученого медведя людям на потеху и себе на заработок. Детям представление понравилось, однако им было жаль медведя, так как не по своей воле исполнял он…

Пчелы и мухи — Ушинский К.Д.

Короткая история о веселых и трудолюбивых пчелках, которые радовались погожему осеннему денечку… Пчелы и мухи читать Поздней осенью выдался славный денёк, какие и весной на редкость: свинцовые тучи рассеялись, ветер улёгся, солнце…

  • Бианки В.В. (22)
  • Житков Б. (7)
  • Чарушин Е.И. (37)
  • Драгунский В.Ю. (10)
  • Носов Н.Н. (33)
  • Осеева В.А. (27)
  • Остер Г.Б. (21)
  • Пермяк Е.А. (22)
  • Пришвин М.М. (37)
  • Сетон-Томпсон Э. (2)
  • Толстой Л.Н. (15)
  • Ушинский К.Д. (47)
  • Зощенко М.М. (19)

Рассказы по возрасту:

Рассказы по интересам:

Волк и семеро козлят — русская народная сказка

Лиса и козел — русская народная сказка

Скорый гонец — русская народная сказка

Волшебная дудочка — русская народная сказка

Телефон — Носов Н.Н.

Живая шляпа — Носов Н.Н.

Тук-тук-тук — Носов Н.Н.

Метро — Носов Н.Н.

Совушка — русская народная песенка

Кораблик (сборник Игрушки) — Агния Барто

Кошка и курочка — русская народная песенка

Федорино горе — Чуковский К.И.

  • О проекте
  • Правообладателям

Мы рады принять Ваши предложения и пожелания по работе сайта

Ушинский «Ручей»

Константин Дмитриевич Ушинский «Ручей»

Много я слышал уже о журчащих ручьях, но никто мне еще не говорил, что такое они журчат. Вот светлый источник, пробивающийся из-под большого камня; усядусь- ка возле него и послушаю, что такое он болтает. Бесчисленные маленькие волны, перегоняя друг друга и журча, пробиваются между каменьями и песком, подымая и крутя его белые зернышки.

— Послушайте-ка, вы, маленькие резвые волны, расскажите мне: зачем вы так торопитесь, куда и откуда бежите, почему так суетливо толкаете друг друга?

— О! — залепетали волны. — Нас много, и очень много: там, в горе, нас еще столько, что и счесть невозможно; мы все хотим выйти на божий свет, а ворота узки; вот почему мы так толкаем друг друга, как школьники, когда учитель скажет им: класс кончен!

— Где же вы были до сих пор и что вы делали? Не сидели ли вы в горе с того самого дня, как голубь принес Ною масличную ветвь, как знак, что воды снова скрылись в землю.

— О нет, нет, нет! — залепетали волны, перебивая друг друга, и каждая из них так спешила рассказать свою историю, что я не мог разобрать ни слова.

Я наклонился к источнику, зачерпнул горсть чистой, холодной воды и, пропуская ее сквозь пальцы каплю за каплей, выслушивал их поодиночке. Какие дивные историйки они порассказали мне!

— Мы, — сказали мне две капли, — были снежинками в прошедшую зиму и, лежа там на горе, весело сверкали на солнце, пока оно весною не растопило нас.

Читайте также:
Удачливый рыбак — Пермяк Е.А., читать рассказ детям онлайн

— Мы были двумя градинками, — залепетали другие капли, — и, увы, согрешили: положили на землю тяжелый колос.

— А мы были двумя росинками и напоили жаждущий ландыш, — сказали две новые капли.

— Мы носили корабли на море; мы утолили жажду жаждущего и спасли ему жизнь; мы вертели мельничное колесо; нас вспенивал пароход, мы были сладким соком в вишнях, мы — вкусным вином, мы — лекарством, мы — ядом, мы — молоком. — звенели одна за другой прозрачные капли, скатываясь, как перлы, с моих пальцев.

Одна светлая капелька повисла у меня на пальце.

— Я была когда-то слезою, — прошептала она.

— Я — каплею пота, — сказала вслед за ней другая, падая на землю.

— А я уже была в твоем сердце, — прозвенела третья, — была теплой капелькой крови, а потом, когда ты дохнул, я вы летела паром и понеслась к облакам.

Я видел, что этим историям конца не будет, и стряхнул обратно в реку остальные капли, не слушая их болтовни.

Мне хотелось пристыдить хвастливый ручей, и я сказал ему:

— Расскажи-ка лучше, что ты видел нового в своей горе?

«Чему там быть новому? — думал я про себя. — Камни лежат неподвижно от создания мира и будут лежать там вечно, разве человек выкопает их и построит из них дома». Но как же я удивился, когда ручей стал мне говорить самые диковинные вещи.

— Каждая капелька, — говорит он, — побывши дождем или снегом, градом или росою, проникает в землю и работает в ней изо всех сил, не хуже ваших рудокопов: роет для себя самые затейливые ходы и переходы. Если тебе в детстве рассказывали сказки о подземных горных духах и карлах, которые будто бы живут внутри гор и охраняют там металлы и камни, прилежно работая над ними день и ночь, то знай, что эти карлы и духи — мы, маленькие капли воды. Мы кажемся тебе малы и бессильны; но ты видишь, как нас много, и, верно, слыхал, что капля, падая за каплей, пробивает и твердый камень. Пробегая между каменными слоями гор, каждая из нас уносит неприметную для твоих глаз частичку той или другой каменной породы. Скоро тяжелая ноша становится не под силу маленькой капле, и она оставляет свой кусочек камня или металла где-нибудь совсем в другом месте. Так строим мы из извести и гипса блестящие красивые кристаллы. Так же мы заносим с собой то красный кусочек железной охры, то зеленый и голубой кусочек медного купороса и раскрашиваем ими другие каменья. Иногда доберутся капли воды внутри горы до большой, просторной пещеры. О, да и пещеру-то эту сделали мы же! Она прежде вся была набита солью; но миллионы водяных капель выпили эту соль и унесли ее куда-нибудь в другое место, может быть, в море, где вода, как ты знаешь, такая соленая. В такой пещере нам привольно работать: звучно падаем мы с потолка и, оставляя на нем приносимые нами кусочки камня, строим самые диковинные вещи, похожие на ваши церкви и башни. Ты видел, вероятно, как зимою, растаивая на солнышке и стекая с крыши, превращаемся мы от холода в длинные прозрачные сосульки. Наша подземная работа немножко похожа на эту; только там мы работаем сосульки не из воды, а из известки (сталактиты); сами же уходим дальше. На дне пещер собираются капли в подземные озера; потом выбегают оттуда в расселины скал и прыгают шумными водопадами со скалы на скалу. К нам прибегает иногда напиться горная саламандра, небольшое длинненькое животное, бледное и слепое; вам скучно в этих пещерах без солнца, а оно боится, как смерти, солнечных лучей. Если на дороге попадается на горе кусок дерева, мы начнем хлопотать изо всех сил: каждую клеточку наполним кремнем или известкой, древесину же разломаем и унесем прочь — словом, сделаем то, что вы называете окаменелым деревом, но называете совершенно несправедливо, потому что там дерева нет ни крошки, а все один чистый камень: от дерева осталась одна только форма. И сколько нам было хлопот, чтобы выделать из камня каждую жилку, каждую ячейку!

В это самое время набежала новая волна и начала мне рассказывать другую историю: она говорила, как водяные капли мало-помалу подрывали целую гору в Швейцарии, так что она со всеми своими тяжелыми камнями, с землею, покрывавшей эти камни, и с деревьями, которые росли на земле, рухнула в долину и засыпала четыре деревни с людьми и животными. Но я прервал печальный рассказ и сказал волнам, что не люблю слушать о делах разрушений и гибели.

— Расскажи-ка мне лучше, — спросил я снова у ручья, — что-нибудь другое. Если твои капли внутри горы так много едят и пьют, так много разрушают и строят, то нет сомнения, что и твоя светлая вода, сквозь которую я так ясно вижу и маленький камешек, и крошечную блестящую рыбку, совсем не так чиста, как кажется с виду?

— Легко, очень легко может случиться, — отвечал ручей, — что тот или другой из моих маленьких работников унес с собою то тот, то другой материал.

Читайте также:
Охотник до сказок — Ушинский К.Д., читать рассказ детям онлайн

— Но какие же материалы, куда и зачем несут твои хлопотливые работники? — спросил я у ручья.

— Мы несем известку, — отвечали одни капельки, — нас уже давно ждут миллионы маленьких морских животных: улиток, полипов, морских звезд, которым нужно строить себе жилище, и крепкие кораллы, а для кораллов нужно много известки, потому что из кораллов делаются целые острова в океане.

— Мы несем кремнезём, — пролепетали другие капли, — множество инфузорий и растений ждут нас давно; даже травка на берегу и та просит, чтобы мы дали ей частичку.

— Мы несем воздух в маленьких незаметных пузырьках, — звенели новые капли, — воздух, без которого не могли бы дышать в воде ни рыбки, ни другие водяные животные.

— Мы несем угольную кислоту, чтобы напоить ею корешки незабудки, мы — гипс; мы — железо; мы — фарфор; мы — множество соли, которая нужна бесчисленным растениям, животным и даже вам, людям. Не вы ли приходите лечиться к нам и рады-радехоньки, когда почуете, что в нас есть или сера, или железо, или какой-нибудь другой минерал, который вам помогает в болезнях? Тогда вы величаете нас минеральными ключами, целебными источниками, а иногда и теплыми ключами, если мы выходим к вам, нагревшись прежде у подземного огня. Вы тогда ухаживаете за нами, вычищаете от сору, устраиваете для нас красивые бассейны, строите возле нас богатые дома, ванны, гостиницы, целые города! Неужели ты ничего не слыхал о Баден-Бадене, Эмсе, Пятигорске, Кисловодске или других каких-нибудь местах, прославленных нашими целебными источниками?

— О, не думай, что мы ничего не делаем, — зажурчали все капли вместе. — Напротив, мы никогда не знаем покоя и трудолюбивее муравьев, которые вечно строят свое жилище, вечно суетятся, бегают и таскают кусочки соломы втрое больше себя. Наработавшись вволю и в облаках, и в траве, и в листьях, которые мы так освежаем, напоив растения, животных и людей, мы спешим в ручей, а по дороге вертим мельничные колеса и носим лодки, из ручья бежим в реку, из рек в широкое безбрежное море; тут-то, кажется, можно нам было отдохнуть и успокоиться, но лучи солнышка пригреют нас и превратят в легкий туман. Поднявшись высоко, мы станем облаками и понесемся по небу, пока не найдем места, где снова ожидает нас работа. Мы работаем без устали и не скучаем: нам весело, что мы принимаем такое деятельное участие в божьем мире и поим неисчислимые миллионы растений, животных и людей.

Лес и ручей

Пробегая по влажной лесной темноте, посреди болот и мхов, ручей жалобно роптал, что лес закрывает от него и ясное небо, и далекую окрестность, не пропускает к нему ни ясных лучей солнца, ни шаловливого ветерка.
– Хотя бы пришли люди и вырубили этот несносный лес! – журчал ручей.

– Дитя мое! – кротко отвечал ему лес. – Ты еще мал и не понимаешь, что моя тень хранит тебя от иссушающего действия солнца и ветра, что без моей защиты высохли бы быстро твои еще слабые струи. Погоди, наберись прежде силы под моей тенью, и тогда ты выбежишь на открытую равнину, но уже не слабым ручейком, а могучей рекой. Тогда, без вреда для себя, будешь отражать ты в своих струях блестящее солнце и ясное небо, будешь безопасно играть с могучим ветром.

Возможно, вам будут интересны и следующие сказки:

Ундина Вступление Бывали дни восторженных видений; Моя душа поэзией цвела; Ко мне летал с вестями чудный гений; Природа вся мне песнию была. Оно прошло, то время золотое; С природы снят магический венец; Свет узнанный свое лицо земное Разоблачил, и призракам конец. Но о Мечте, как о весенней птичке, Певавшей мне, с усладой помню я; И Прелести […].

Рустем и Зораб Книга первая РУСТЕМ НА ОХОТЕ I Из книги царственной Ирана Я повесть выпишу для вас О подвигах Рустема и Зораба. Заря едва на небе занялася, Когда Рустем, Ирана богатырь, Проснулся. Встав с постели, он сказал: “Мы на царя Афразиаба Опять идем войною; Мои сабульские дружины Готовы; завтра поведу Их в Истахар, где силы все Ирана […].

Тень Вот уж где печет солнце – так это в жарких странах! Люди загорают там до того, что кожа их становится цвета красного дерева, а в самых жарких – черная, как у негров. Но пока речь пойдет только о жарких странах: сюда приехал из холодных один ученый. Он было думал и тут бегать по городу.

Хербе Большая Шляпа (Гном Хербе) Брусничное варенье подождет Жил себе да был в Ближнем лесу гном Хербе. Сам маленький, а шляпа большая. Больше его. Так и звали его Хербе – Большая Шляпа. Дом Хербе, сложенный из веток и прутьев, стоял в зарослях клюквы у самой тропинки, словно большая шляпа. Мы-то с вами знаем, что это обычный дом гнома. Но кто-нибудь […].

Наль и Дамаянти * Наль и Дамаянти есть эпизод огромной Индейской поэмы Магабараты. Этот отрывок, сам по себе составляющий полное целое, два раза переведен на немецкий язык; один перевод, Боппов, ближе к оригиналу; другой, Рюккертов, имеет более поэтического достоинства. Я держался последнего. Не зная подлинника, я не мог иметь намерения познакомить с ним русских читателей; я просто хотел […].

Читайте также:
Лисичкин хлеб — Пришвин М.М., читать рассказ детям онлайн

Дуэль I Было восемь часов утра – время, когда офицеры, чиновники и приезжие обыкновенно после жаркой, душной ночи купались в море и потом шли в павильон пить кофе или чай. Иван Андреич Лаевский, молодой человек лег 28, худощавый блондин, в фуражке министерства финансов и в туфлях, придя купаться, застал на берегу много знакомых и между ними […].

Молодец и его жена-лебедь Жил в одном селении паренек-сирота по имени Галдан. Сильно он бедствовал, вот и ходил по дворам, собирая подаяния. Нанялся он однажды в батраки к богатому человеку. За год усердной работы обещал хозяин отдать.

Дева льдов I. РУДИ Заглянем-ка в Швейцарию, в эту дивную горную страну, где по отвесным, как стены, скалам растут темные сосновые леса. Взберемся на ослепительные снежные склоны, опять спустимся в зеленые равнины, по которым торопливо протекают шумные речки и ручьи, словно боясь опоздать слиться с морем и исчезнуть. Солнце палит и внизу, в глубокой долине, и в […].

Хлаканьяна Случилось, женщина забеременела. Случилось однажды заговорил ребенок в утробе. – Сказал он: скорей рожай меня, скот моего отца уничтожают люди. -Сказала его мать: пойдите сюда, узнайте, вот диковина; здесь.

Моя жизнь Рассказ провинциала I Управляющий сказал мне: “Держу вас только из уважения к вашему почтенному батюшке, а то бы вы у меня давно полетели”. Я ему ответил: “Вы слишком льстите мне, ваше превосходительство, полагая, что я умею летать”. И потом я слышал, как он сказал: “Уберите этого господина, он портит мне нервы”. Дня через два меня […].

Дочь болотного царя Много сказок рассказывают аисты своим птенцам – все про болота да про трясины. Сказки, конечно, приноравливаются к возрасту и понятиям птенцов. Малышам довольно сказать “крибле, крабле, плурремурре”.

Бой Ильи Муромца с Жидовином Под славным городом под Киевом, На тех на степях на Цыцарскиих, Стояла застава богатырская; На заставе атаман был Илья Муромец, Податаманье был Добрыня Никитич млад; Ясаул Алеша, поповский.

Нирхушка Емерхен У одной матери было трое сыновей. Эти три брата жили богато, у них было много оленей. Старший брат всегда сердился. Однажды рано утром встал старший брат и сердитым голосом говорит братьям: – Э, братья, пора вставать! Чего долго спите? Собирайте оленей. Братья его спят. Мать.

Дым в лесу Моя мать училась и работала на большом новом заводе, вокруг которого раскинулись дремучие леса. На нашем дворе, в шестнадцатой квартире, жила девочка, звали ее Феня. Раньше ее отец был кочегаром, но потом тут же на курсах при заводе он выучился и стал летчиком. Однажды, когда Феня стояла во дворе и, задрав голову, смотрела в небо, […].

Ручей Пастух у ручейка пел жалобно, в тоске, Свою беду и свой урон невозвратимый: Ягненок у него любимый Недавно утонул в реке. Услыша пастуха, Ручей журчит сердито: “Река несытая! что, если б дно твое Так было, как мое, Для всех и ясно и открыто И всякий видел бы на тинистом сем дне Все жертвы, кои ты […].

Морской царь и Василиса Премудрая Вариант 1 Жил-был царь с царицею. Любил он ходить на охоту и стрелять дичь. Вот один раз пошел царь на охоту и увидел: сидит на дубу молодой орел; только хотел его застрелить, орел и просит: «Не стреляй меня, царь-государь! Возьми лучше к себе, в некое.

Две сестры Жили-были две сестры. Одну звали Мина, а другую – Вина. Мать их давно умерла, и их приютила тётка. Старшая из сестёр – Мина – была девушкой резкой и грубой, всегда чем-то недовольной. А младшая – Вина.

Как утенок свою тень потерял Однажды теплым сиреневым утром ковылял по до­роге утенок Крячик. Ковылял и зевал. Но не потому зевал, что не выспался, а просто от скуки. “Плохо быть одному, – размышлял Крячик. – Вот если бы у меня был друг…” Утенок посмотрел по сторо­нам и вдруг заметил сбоку какое-то темное пятно, кото­рое двигалось за ним по пятам. Крячик […].

Виадук Девушка, нагнувшись, вышла из маленькой палатки, которую я сначала не заметил, так как она была завалена дубовыми ветками с засохшими листьями. Вокруг не было ни одного дерева. Как видно, эти дубовые ветки нарубили в другом месте и уже довольно долго возили с собой для маскировки. Девушка расстелила на траве старую дивизионную газету. На газету она […].

Как Ромка переходил ручей Мы собрались переходить ручей и пустили Ромку вперед. Он подошел к струящейся воде и вдруг отпрыгнул назад. Потом крайне осторожно подошел опять и, когда убедился, что вода течет, струится, значит, вода живая, снова отпрыгнул, раз, и два, и пошел потрясать воздух своим басом. – Ромка, Ромка! – убеждали мы. – Не будь дураком, иди, иди. […].

Руслан и Людмила У лукоморья дуб зеленый; Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Всё ходит по цепи кругом;.

Читайте также:
Золотой луг — Пришвин М.М., читать рассказ детям онлайн

Как Кристоффер из Драгсхольма тролля перехитрил На острове Зеландия, посреди Драгсхольмского леса, стояла высокая гора. Жил в той горе старый тролль, и наводил он страх на всю округу. И в дневную пору обходили люди это место стороной, а уж в сумерки и вовсе носу туда не ка-зали. Правда.

Рыбак и его душа Каждый вечер выходил молодой Рыбак на ловлю и забрасывал в море сети. Когда ветер был береговой, у Рыбака ничего не ловилось или ловилось, но мало, потому что это злобный ветер, у него черные крылья, и буйные волны вздымаются навстречу ему. Но когда ветер был с моря, рыба поднималась из глубин, сама заплывала в сети, и […].

Гэвэун-великан Видать, случилось так когда-то, А коли не было б, по свету Не сказывали б сказку эту. Жил когда-то чабан, и было у него трое сыновей. Построил он под пологом леса загон для овец и пас там овец круглый год. Чуть ниже, в самом сердце кодр, жил Гэвэун-великан – мерзкий и страшнющий.

Приключения Мауи Далеко в океане качалась на волнах колыбель из морских водорослей, а над ней кружили птицы. В колыбели лежал младенец, и ничто, кроме водорослей, не защищало его от птиц и хищников океана. Это был Мауи, малютка Мауи, обернутый в волосы своей матери Таранги. В конце.

Сказка о Темирбеке Жил-был на свете один хан; у него было три сына: старшего звали Асланбеком, среднего – Хасаном, а младшего – Те-мирбеком. Хан был очень богатый человек; много у него было земель и всяких драгоценностей, но больше всего.

Королевна и дочь Солнца Жил когда-то король, и было у него двое детей: сын и красавица дочь. Жена у короля померла, а вскоре захворал и помер он сам. Теперь остались только сын да дочь. Стал королевич править королевством, и вот задумал он жениться. Разослал.

Самнюн и три солнца Давным давно люди в землянках жили. У одного старика со старухой родился ребенок, мальчик. Этот мальчик рос не по дням, а по часам. Вот ему уже восемнадцать лет стало. В те времена было три солнца, люди от жары умирали, не могли жить. Этот мальчик, его Самнюном звали, говорит: Отец.

Дочь солнца Были да жили, а может, и нет, три брата. Бедно они жили Однажды мать чистила ларь для хлеба и нашла три заваляв шихся зерна. Братья вспахали три поля и посеяли три зерна Старшие братья – на крайних полях, а младший – на сред нем. Взошли всходы.

Мужик болтанский, богатырь басурманский Жил-был мужичок убогий, снял он, значит, четверть под озимь. Вот подошла пора рожь сеять, а батраки и говорят: один – пять рублей давай, а другой – четверть горилки купи. Мужичок подумал-подумал. – Что ж, – говорит, – пять рублей я дам или четверть куплю… Нет, дорого будет. – И пошел на ярмарку, купил лошадь, дал […].

Дикие лебеди Далеко-далеко, в той стране, куда улетают от нас на зиму ласточки, жил король. У него было одиннадцать сыновей и одна дочь, которую звали Элизой. Одиннадцать братьев-принцев уже ходили в школу; у каждого.

Крылатые шлемы 1. Центурион тридцатого После уроков Дана оставили учить латинский язык, и Юна отправилась к опушке дальнего леса одна. Там в дупле старого березового пня была спрятана большая рогатка Дана и отлитые Хобденом пульки. Рядом возвышался холм Пука и извивался ручей, бегущий к кузнице, где стоял дом Хобдена. Юна достала из тайника рогатку, вложила в нее […].

Русалочка Далеко в море вода синяя-синяя, как лепестки самых красивых васильков, и прозрачная-прозрачная, как самое чистое стекло, только очень глубока, так глубока, что никакого якорного каната не хватит. Много колоколен надо поставить.

Клаказа-Уакогингкуайо Был один вождь; он породил дитя; звалось оно име- нем, звали его Клаказа-Уакогингкуайо. Было оно названо так, ибо, когда выходило войско, оно бряцало оружием, поэтому оно было названо Клаказа; а Уакогингкуайо было оно названо.

Палата номер 6 I В больничном дворе стоит небольшой флигель, окруженный целым лесом репейника, крапивы и дикой конопли. Крыша на нем ржавая, труба наполовину обвалилась, ступеньки у крыльца сгнили и поросли травой, а от штукатурки остались одни только следы. Передним фасадом обращен он к больнице, задним – глядит в поле, от которого отделяет его серый больничный забор с […].

Песочный Человек НАТАНАЭЛЬ – ЛОТАРУ Вы, верно, все теперь в ужасном беспокойстве, что я так долго-долго не писал. Матушка, конечно, сердится, а Клара, пожалуй, думает, что я провождаю жизнь свою в шумных удовольствиях и совсем позабыл прелестного моего ангела, чей облик столь глубоко запечатлен в моем уме и сердце. Но это несправедливо: всякий день и во всякий […].

Тимур и его команда Вот уже три месяца, как командир броне дивизиона полковник Александров не был дома. Вероятно, он был на фронте. В середине лета он прислал телеграмму, в которой предложил своим дочерям Ольге и Жене остаток каникул провести под Москвой на даче. Сдвинув на затылок цветную косынку и опираясь на палку щетки, насупившаяся Женя стояла перед Ольгой, а […].

Читайте также:
Проказы старухи-зимы — Ушинский К.Д., читать рассказ детям онлайн

Рваная щека Жил некогда один человек, и была у него дочь-красавица. Многие юноши хотели взять ее в жены, но она только качала головой и повторяла, что вовсе не собирается выходить замуж. -Одумайся, – говорил ей отец.

Пусть светит Отец запаздывал, и за стол к ужину сели трое: босой парень Ефимка, его маленькая сестренка Валька и семилетний братишка по прозванию Николашка-баловашка. Только что мать пошла доставать кашу, как внезапно погас свет. Мать из-за перегородки закричала: – Кто балуется? Это ты, Николашка? Смотри, идоленок, добалуешься! Николашка обиделся и сердито ответил! – Сама не видит, а […].

Белый кораблик Мое любимое время года – весна, только совсем не такая, когда зазеленеет трава и на деревьях распустятся листья, нет, я люблю самое начало весны. Вот по ложбинкам побежали, забулькали ручейки, раскисли дороги, и по ним важно разгуливают черные, белоносые грачи. Вот в полях, по буграм, на припеке показались первые проталины, запели над ними жаворонки. Это […].

Лес и ручей

Пробегая по влажной лесной темноте, посреди болот и мхов, ручей жалобно роптал, что лес закрывает от него и ясное небо, и далекую окрестность, не пропускает к нему ни ясных лучей солнца, ни шаловливого ветерка.
— Хотя бы пришли люди и вырубили этот несносный лес! — журчал ручей.

— Дитя мое! — кротко отвечал ему лес. — Ты еще мал и не понимаешь, что моя тень хранит тебя от иссушающего действия солнца и ветра, что без моей защиты высохли бы быстро твои еще слабые струи. Погоди, наберись прежде силы под моей тенью, и тогда ты выбежишь на открытую равнину, но уже не слабым ручейком, а могучей рекой. Тогда, без вреда для себя, будешь отражать ты в своих струях блестящее солнце и ясное небо, будешь безопасно играть с могучим ветром.

Сказки для детей:

Ручей Пастух у ручейка пел жалобно, в тоске, Свою беду и свой урон невозвратимый: Ягненок у него любимый Недавно утонул в […].

Как Ромка переходил ручей Мы собрались переходить ручей и пустили Ромку вперед. Он подошел к струящейся воде и вдруг отпрыгнул назад. Потом крайне осторожно […].

Два козлика Два упрямые козлика встретились однажды на узком бревне, переброшенном через ручей. Обоим разом перейти ручей было невозможно; приходилось которому-нибудь воротиться […].

Человек и его изображение Жил некто; сам себя любя, И без соперников, на диво, Считал красавцем он себя, Найдя, что зеркала показывают криво. И […].

Дерево Увидя, что топор крестьянин нес, «Голубчик, — Деревцо сказало молодое, — Пожалуй, выруби вокруг меня ты лес; Я не могу […].

У солнышка в гостях Однажды большая туча занавесила небо. Солнце три дня не показывалось. Заскучали цыплята без солнечного света. — Куда это солнышко девалось? […].

Добрые советы Жил когда-то юноша-сирота. Был он очень беден, каждый день голод его навещал. Вот и решил он побродить по белу свету, […].

Загадки про солнце Без него плачемся, а как появится — от него прячемся. (Солнце) Один костер весь свет согревает. (Солнце) Без огня горит, […].

Комар и Пастух Пастух под тенью спал, надеяся на псов, Приметя то, змея из-под кустов Ползет к нему, вон высунувши жало; И Пастуха […].

Весеннее небо Зимнее небо — это ворона, одиноко летящая в серой мгле. Летнее небо — это стрижи и ласточки, рассекающие знойный воздух […].

Собака и ее тень Как часто мы людей встречаем здесь и там, Отдавшихся корыстному влеченью, Которые бегут за тенью, Мечтая, что бегут за счастьем […].

Тень осла Афинянин какой-то в жаркий день летний В соседние Мегары собрался ехать И у погонщика себе осла нанял. Когда в дороге […].

Шат и Дон У старика Ивана было два сына: Шат Иваныч и Дон Иваныч. Шат Иваныч был старший брат; он был сильнее и […].

Как утенок свою тень потерял Однажды теплым сиреневым утром ковылял по до­роге утенок Крячик. Ковылял и зевал. Но не потому зевал, что не выспался, а […].

Небо и море Вы небо видели южное? Вы южное море видали? Они удивительно дружные, Дружнее отыщешь едва ли. Чуть тучами небо покроется, Дождями […].

Золотая трава 1 Тихая платформа Детей и не ждала. Птицы распевали, Акация цвела, Сверкала Серебрянка — Серебряный ручей. И вдруг привозит поезд […].

Медведь и бревно Идет медведь по лесу и разнюхивает: нельзя ли чем съестным поживиться? Чует — мед! Поднял Мишка морду кверху и видит […].

Старик и трое молодых Старик садить сбирался деревцо. «Уж пусть бы строиться; да как садить в те лета, Когда уж смотришь вон из света! […].

Дети в роще Двое детей, брат и сестра, отправились в школу. Они должны были проходить мимо прекрасной тенистой рощи. На дороге было жарко […].

Петушье бревно Однажды некий чародей среди большой толпы народа проделывал всякие свои диковинные штуки и фокусы. Между прочим, заставлял он и петуха […].

Читайте также:
До первого дождя — Осеева В.А., читать рассказ детям онлайн

Енисей и шаман Было это давным-давно. В Саянских горах жил один страшный и злой шаман. Все было ему подвластно. Птицы и звери ему […].

Корочка хлеба Все утро пахал мужик свое поле. А в полдень сел перекусить, что из дому принес. Картоху вареную с солью да […].

Куропаточка крикунья Куропаточка крикунья сидела на ветке дерева в лесу. Вдруг ей на голову что то упало. — О люди! Небо наше […].

Батрак Хиинай Давным-давно у одного богача всю жизнь батрачил Хиинай, был он низеньким, но сбитым, окрепшим от работы. Скупая жена богача Ханда […].

Как Хина оказалась на Луне Женщина по имени Хина всю свою жизнь очень много трудилась. То била колотушкой тапу, чтобы сделать одежду для своих домашних, […].

Упрек не ко времени Один юноша далеко заплыл и начал тонуть. Чувствуя, что силы покидают его, он стал звать на помощь путника, шедшего по […].

Мудрый отец В одной деревне жил мужик. У мужика было семь сынов. Сыны захотели делиться. Отец видит, что сыны уже делиться хочут, […].

Неведомый рай Раз маленький Гаральд сидел на берегу океана и смотрел вдаль. Перед тем он прочитал описание чудных южных стран, в которых […].

Урашима и черепаха Жил-был однажды молодой рыбак, который больше всего на свете любил море. Он жил в хижине на берегу. Утром и вечером, […].

Скупой муж Жил мужик скупящий, жене своей все мерой давал муку, на пять хлебов. Ежели сядут за стол, жена станет только разъедаться,- […].

Моя родина Мать моя вставала рано, до солнца. Я однажды встал тоже до солнца, чтобы на заре расставить силки на перепелок. Мать […].

Шересаи, река слез В Санта-Текла, возле Баже, оставалась единственная деревня, последний оплот индейцев. Повсюду уже распоряжались злые белые. У индейцев остался только бог […].

Эмэмкут и богатырь У ворона было четыре сына: Эмэмкут, Валь, Ахати и Котгано. Однажды Эмэмкут сказал ворону: — Эх, ворон, пошел бы я […].

Март — апрель Был лес как лес, В глаза не лез, Белел зимой в сторонке, Но вдруг открылся Этот лес Задумчивой девчонке. Она […].

Пора прощаться Летели две птички, Собой невелички, Как они летели — В книжку залетели. По листкам кружились, С нами подружились. Сказали две […].

Поп и мальчик Приехал мальчик к кузнецу лошадь подковать. И поп тоже приехал свою лошадь подковать. Ясное дело, сначала попу кузнец делает. Сковал […].

Ворон и лебедь В старину ворон, летая, увидел лебедя и начал ему расхваливать своих воронят: — Почему ты, лебедь, не женишься на моей […].

Солнце ясное всю правду откроет Бродил по свету один портной-подмастерье, своим ремеслом занимался; и вот пришло время, что не мог он найти себе никакой работы, […].

Как пастух Тархас проучил хана-бездельника Однажды, позевывая от нечего делать, узколобый и широкозадый хан Олзой оповестил своих подданных: — Кто соврет так, чтобы я не […].

Лев и глупый Осел Пасся на пастбище Осел, а поблизости копошились куры и петух. Проходил мимо Лев. Увидел Осла и приготовился напасть на него. […].

Рассказы и сказки(сборник)

Константин Дмитриевич Ушинский Рассказы и сказки Сборник

К. Д. Ушинский

Нет в нашей стране человека, который не знал бы сказок про курочку рябу, про колобка, про братца Иванушку с сестрицей Аленушкой, не читал бы рассказа «Четыре желания», не повторял бы лукавую прибаутку про лентяя Тита: «Тит, иди молотить». – «Брюхо болит». – «Тит, иди кисель есть». – «А где моя большая ложка?»

Все эти и многие другие, так же хорошо известные всем сказки, рассказы и прибаутки одни сочинил, другие пересказал Константин Дмитриевич Ушинский.

Константин Дмитриевич Ушинский родился сто восемьдесят лет назад, в 1824 году.

Детство он провел на Украине, в маленьком городке Новгород-Северске и учился в тамошней гимназии.

Гимназия, вспоминал Ушинский, помещалась в старом, ветхом здании, похожем больше на сарай, чем на школу. «Окна в старых рамах дрожали, подгнившие полы, залитые чернилами и стоптанные гвоздями каблуков, скрипели и прыгали; расколовшиеся двери притворялись плохо, длинные старые скамьи, совершенно утратившие свою первоначальную окраску, были изрезаны и исписаны многими поколениями гимназистов. Чего-чего только не было на этих скамьях! И ящички самой замысловатой работы, и прехитрые, многосложные каналы для спуска чернил, и угловатые человеческие фигурки – солдатики, генералы на лошадях, портреты учителей; и бесчисленные изречения, бесчисленные обрывки уроков, записанных учеником, не понадеявшимся на свою память, клеточки для игры в скубки, состоящей в том, что гимназист, успевший поставить три креста сряду, драл немилосердно своего партнера за чуб… В низших классах бывало до того душно, что какой-нибудь новенький учитель, еще не привыкший к нашей гимназической атмосфере, долго морщился и отплевывался, прежде чем начинал свой урок».

Но директор гимназии И. Ф. Тимковский – писатель и историк, добрый и образованный человек, сумел воспитать в гимназистах уважение к знанию, к науке, и те гимназисты, которые хорошо учились, пользовались среди товарищей большим уважением.

После гимназии Ушинский учился в Московском университете. А окончив университет, сам стал учителем.

Сначала он работал в Ярославле, потом его назначили преподавать русскую словесность – так тогда в школах назывались уроки русского языка и литературы – в Гатчинский сиротский институт, в котором жили и учились дети-сироты.

Читайте также:
Две мышки — Чарушин Е.И., читать рассказ детям онлайн

Когда Ушинский начал преподавать в Гатчинском институте, он обнаружил, что его ученики и ученицы очень плохо знают все предметы.

То же самое он увидел и в Смольном институте благородных девиц, куда его перевели потом и где воспитывались дочери дворян. Девочки были уверены, что булки растут на деревьях, а когда однажды им задали написать сочинение «Восход солнца», они даже не смогли объяснить, почему солнце восходит и заходит.

Но хуже всего было то, что они считали ученье мукой мученической и наказанием.

И так во всех школах.

Ушинский очень любил детей и очень им сочувствовал: учиться им действительно было трудно. Учебники, по которым они учились, были скучные и непонятные, и ребятам, чтобы не получить плохой отметки, приходилось затверживать их наизусть.

И вот Константин Дмитриевич Ушинский решил написать такой учебник, по которому детям учиться было бы легко и интересно. А когда ученье не мученье, тогда ученик и занимается, и учится успешнее.

И Ушинский составил два таких учебника для начальной школы. Они назывались «Родное слово» и «Детский мир».

«Родное слово» и «Детский мир» были совсем не похожи на прежние скучные учебники. В них было все понятно и очень интересно. Уж их-то начнешь читать и не оторвешься: хочется скорее узнать, про что написано на следующей странице.

В свои книги Ушинский поместил сказки – некоторые из них он слышал в детстве и теперь пересказал, а некоторые придумал сам.

Он сочинил рассказы о том, что близко детям, что окружает их в повседневной жизни, – о животных и птицах, о явлениях природы, о самих детях, об их занятиях и играх.

Он рассказал ребятам про то, что хлеб, который они едят, одежда, которую они носят, дом, в котором живут, – все это дело рук людей, и поэтому самый нужный, самый уважаемый человек в обществе – труженик: крестьянин, ремесленник, рабочий.

Вместе со своим другом – молодым учителем Модзалевским Константин Дмитриевич сложил стихотворения-песенки, которые так легко запоминались. Они тоже вошли в его книги.

Среди этих песенок была и вот эта:

Книги Ушинского открывали детям большие и маленькие тайны огромного мира, в котором они только начинали жить и в котором так много было незнакомого, непонятного и таинственного.

А главное – они открывали самую большую тайну: в чем радость и счастье человека. Из рассказов и сказок Ушинского всем было ясно, что счастливым бывает только добрый, честный и трудолюбивый человек.

В первый раз книги Ушинского «Родное слово» и «Детский мир» были напечатаны около двухсот лет тому назад. По ним учились многие поколения: не только наши бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки, но и прапрабабушки и прапрадедушки.

И нынешние школьники читают и любят сказки Константина Дмитриевича Ушинского.

Можно с уверенностью сказать, что эти рассказы и сказки будут читать и любить еще много-много новых поколений, потому что всегда у людей будут в почете труд, знание, честность и доброта.

Дети в роще

Дети в роще

Двое детей, брат и сестра, отправились в школу. Они должны были проходить мимо прекрасной, тенистой рощи. На дороге было жарко и пыльно, а в роще прохладно и весело.

– Знаешь ли что? – сказал брат сестре. – В школу мы еще успеем. В школе теперь душно и скучно, а в роще должно быть очень весело. Послушай, как кричат там птички; а белок-то, белок сколько прыгает по веткам! Не пойти ли нам туда, сестра?

Сестре понравилось предложение брата. Дети бросили азбуки в траву, взялись за руки и скрылись между зелеными кустами, под кудрявыми березами. В роще точно было весело и шумно. Птички перепархивали беспрестанно, пели и кричали; белки прыгали по веткам; насекомые суетились в траве.

Прежде всего дети увидели золотого жучка.

– Поиграй-ка с нами, – сказали дети жучку.

– С удовольствием бы, – отвечал жук, – но у меня нет времени: я должен добыть себе обед.

– Поиграй с нами, – сказали дети желтой, мохнатой пчеле.

– Некогда мне играть с вами, – отвечала пчелка, – мне нужно собирать мед.

– А ты не поиграешь ли с нами? – спросили дети у муравья.

Но муравью некогда было их слушать: он тащил соломинку втрое больше себя и спешил строить свое хитрое жилье.

Дети обратились было к белке, предлагая ей также поиграть с ними, но белка махнула пушистым хвостом и отвечала, что она должна запастись орехами на зиму. Голубь сказал: «Строю гнездо для своих маленьких деток». Серенький зайчик бежал к ручью умыть свою мордочку. Белому цветку земляники также некогда было заниматься детьми: он пользовался прекрасной погодой и спешил приготовить к сроку свою сочную, вкусную ягоду.

Детям стало скучно, что все заняты своим делом и никто не хочет играть с ними. Они подбежали к ручью. Журча по камням, пробегал ручей через рощу.

– Тебе уж, верно, нечего делать, – сказали ему дети. – Поиграй же с нами.

Читайте также:
На горке — Носов Н.Н., читать рассказ детям онлайн

– Как! Мне нечего делать? – прожурчал сердито ручей. – Ах вы, ленивые дети! Посмотрите на меня: я работаю и днем и ночью и не знаю ни минуты покоя. Разве не я пою людей и животных? Кто же, кроме меня, моет белье, вертит мельничные колеса, носит лодки и тушит пожары? О, у меня столько работы, что голова идет кругом, – прибавил ручей и принялся журчать по камням.

Детям стало еще скучнее, и они подумали, что им лучше было бы пойти сначала в школу, а потом уж, идучи из школы, зайти в рощу. Но в это самое время мальчик приметил на зеленой ветке крошечную, красивую малиновку. Она сидела, казалось, очень спокойно и от нечего делать насвистывала превеселую песенку.

– Эй ты, веселый запевало! – закричал малиновке мальчик. – Тебе-то уж, кажется, ровно нечего делать: поиграй же с нами.

– Как? – просвистала обиженная малиновка. – Мне нечего делать? Да разве я целый день не ловила мошек, чтобы накормить моих малюток! Я так устала, что не могу поднять крыльев; да и теперь убаюкиваю песенкой моих милых деток. А вы что делали сегодня, маленькие ленивцы? В школу не пошли, ничего не выучили, бегаете по роще да еще мешаете другим дело делать. Идите-ка лучше, куда вас послали, и помните, что только тому приятно отдохнуть и поиграть, кто поработал и сделал все, что обязан был сделать.

Лес и ручей — Ушинский К.Д., читать рассказ детям онлайн

Прежде всего дети увидели золотого жучка.

— Поиграй-ка с нами, — сказали дети жуку.

— С удовольствием бы, — отвечал жук, — но у меня нет времени: я должен добыть себе обед.

— Поиграй с нами, — сказали дети желтой мохнатой пчеле.

— Некогда мне играть с вами, — отвечала пчелка, — мне нужно собирать мед.

— А ты поиграешь ли с нами? — спросили дети у муравья.

Но муравью некогда было их слушать: он тащил соломинку втрое больше себя и спешил строить свое хитрое жилье.

Дети обратились было к белке, предлагая ей также поиграть с ними; но белка махнула пушистым хвостом и отвечала, что она должна запастись орехами на зиму.

— Строю гнездо для своих маленьких деток.

Серенький зайчик бежал к ручью умыть свою мордочку. Белому цветку земляники также некогда было заниматься детьми. Он пользовался прекрасной погодой и спешил приготовить к сроку свою сочную, вкусную ягоду.

Детям стало скучно, что все заняты своим делом и никто не хочет играть с ними. Они подбежали к ручью. Журча по камням, пробегал ручей через рощу.

— Тебе уж, верно, нечего делать? — сказали ему дети. — Поиграй же с нами!

— Как! Мне нечего делать? — прожурчал сердито ручей. — Ах вы, ленивые дети! Посмотрите на меня: я работаю днем и ночью и не знаю ни минуты покоя. Разве не я пою людей и животных? Кто же, кроме меня, моет белье, вертит мельничные колеса, носит лодки и тушит пожары? О, у меня столько работы, что голова идет кругом! — прибавил ручей и принялся журчать по камням.

Детям стало еще скучнее, и они подумали, что им лучше было бы пойти сначала в школу, а потом уж, идучи из школы, зайти в рощу. Но в это самое время мальчик приметил на зеленой ветке крошечную красивую малиновку. Она сидела, казалось, очень спокойно и от нечего делать насвистывала превеселую песенку.

— Эй ты, веселый запевала! — закричал малиновке мальчик. — Тебе-то уж, кажется, ровно нечего делать; поиграй же с нами.

— Как, — просвистала обиженная малиновка, — мне нечего делать? Да разве я целый день не ловила мошек, чтобы накормить моих малюток? Я так устала, что не могу поднять крыльев; да и теперь убаюкиваю песенкой моих милых деток. А вы что делали сегодня, маленькие ленивцы? В школу не пошли, ничего не выучили, бегаете по роще, да еще мешаете другим дело делать. Идите-ка лучше, куда вас послали, и помните, что только тому приятно отдохнуть и поиграть, кто поработал и сделал все, что обязан был сделать.

Детям стало стыдно: они пошли в школу и хотя пришли поздно, но учились прилежно.

Поездка из столицы в деревню

Вoлoдя и Лиза во всю свою жизнь ни разу не выезжали из Петербурга. Можно себе представить, как они обрадовались, когда отец сказал им, что они на целое лето поедут в деревню за 600 вёрст.

В день, назначенный для отъезда, к крыльцу подъехал укладистый тарантас, запряжённый тройкою почтовых лошадей. Укладка продолжалась часа полтора, так что только к вечеру маленькая семья уселась в экипаж, и колёса его запрыгали по каменной мостовой.

Улицы через две тарантас выехал на набережную Невы и поехал по длинному каменному мосту с чугунными перилами, сделанными точно из кружев. На широкой, величественной реке мелькали сотни лодок, летели один за другим дымящиеся пароходы, а вдали, как лес, стояли бесчисленные мачты стройных кораблей. Великолепная гранитная набережная, уставленная дворцами, величественные церкви, обширные красивые площади, широкие, богатые, шумные улицы, чудесные памятники — всё это дети видели уже часто, и всё это им было не в диковинку.

Читайте также:
Для чего руки нужны — Пермяк Е.А., читать рассказ детям онлайн

За мостом тарантас поехал по одной из лучших улиц столицы. Сплошные ряды громадных каменных домов подымались высокими стенами по обеим сторонам. Тысячи раззолоченных вывесок пестрели на домах. За огромными зеркальными окнами великолепных магазинов и богатых лавок были выставлены и разложены самые разнообразные товары. Здесь было всё, что угодно: золотые и серебряные вещи, чудные изделия из дорогих каменьев, роскошные материи для платьев, шитые костюмы, картины, статуэтки, книги, часы, игрушки, конфеты и пирожные, редкие дорогие фрукты, заманчиво разложенная зелень… Но у крыльца одного из таких магазинов дети заметили бедняка в лохмотьях, который робко посматривал вокруг, не подаст ли ему кто-нибудь гроша; а этот грош нужен был ему для куска хлеба, одежды и найма квартиры где-нибудь в подвале этих роскошных домов.

Блестящие экипажи с грохотом неслись по мостовой; разряженные толпы народа двигались по тротуарам; беспрестанно попадались навстречу конные и пешие отряды солдат, оружие которых сверкало на солнце. Но Володе и Лизе хотелось поскорее за город, в леса, в поля, в деревню. Часа через полтора тарантас выехал за заставу и поехал по шоссе — гладкому, прямому, как стрела, с каменными мостиками, с каменными верстовыми столбами. По обеим сторонам его стояли красивенькие дачи с маленькими запылёнными садиками. Шуму и толкотни здесь было меньше, чем где-нибудь на Невском, но всё ещё очень и очень много.

Навстречу нашим путешественникам беспрестанно попадались: то громадные почтовые кареты с разодетыми кондукторами впереди, которые то и дело трубили в медные рожки, то блестящие городские экипажи, то длинные, тяжело нагруженные товарами обозы, даже городские, легковые извозчики с номерами на затылках. Все эти предметы были очень хорошо знакомы детям и мало напоминали собою деревню. Они даже плохо слышали колокольчик, который болтался под дугою, а нарядный ямщик, сидевший у них на козлах, походил более на кучера, чем иной бедный петербургский извозчик. Близость огромного, многолюдного города слышна и видна была ещё повсюду.

Начинало вечереть. Дети проснулись сегодня чуть ли не в три часа утра, провозились за укладкой целый день, а потому глаза их слипались, головки клонились на подушки, которых было довольно в тарантасе. Скоро наши маленькие путешественники заснули и спали долго и крепко, как спят только усталые дети на вольном воздухе, под открытым небом, при небольшой, убаюкивающей качке экипажа, под усыпительные звуки почтового колокольчика. Короткая петербургская ночь была светла, и тарантас быстро удалялся от Петербурга.

Солнце уже было высоко, и тарантас успел уехать более ста вёрст, когда Володя и Лиза проснулись. Разоспавшиеся дети насилу могли вспомнить, что с ними делается, где они и что это за колокольчик звенит перед ними. Но едва только мелькнула у них мысль, что они в дороге, на пути в деревню, едут на почтовой тройке и притом ещё с колокольчиком, как сна будто и не бывало! Весело и бодро вскочили они и с любопытством стали осматриваться кругом.

Твёрдое, каменистое шоссе уже исчезло. Экипаж тихо катился по мягкой, простой почтовой дороге, и почтовый колокольчик звонко побрякивал в чистом утреннем воздухе. Ямщику понадобилось поправить упряжь пристяжных лошадей: он остановил тройку и слез с козел. Прежде всего поразила детей глубокая тишина, царствовавшая в полях. Только где-то, высоко, пел невидимый жаворонок. Серебряные трели его вольной песни звонко раздавались в прозрачном, чистом воздухе, наполненном благоуханиями полей. По обеим сторонам дороги, по волнистым холмам, подымались полосы разноцветных нив, то покрытых зеленеющими хлебами, то чёрных, отдыхающих под паром. На горизонте, где небо сходится с землёю, тянулась синяя зубчатая полоса далёкого леса. В лощине между двумя длинными холмами виднелись соломенные крыши большого села, разбросанного на скате. Позолоченный крест сельской церкви ярко горел на солнце. С другой стороны дороги можно было заметить вдали небольшую деревню, в которой не было церкви.

Дети молчали: новость и прелесть сельской картины глубоко на них подействовали.

Минут через двадцать тарантас застучал по деревянному, довольно ветхому мосту, построенному через глубокий овраг. На дне оврага, в высокой траве, сверкала маленькая речка. За мостом вскоре начался густой, тёмный лес. Громадные, вековые сосны протягивали над дорогой свои длинные, красноватые, смолистые сучья с колючими, всегда зелёными ветвями. Колёса тарантаса врезались в песок, и лошади пошли шагом.

ЛАСТОЧКА

Рис. Н. Устинова

Придёт пора неминучая, детки оперятся, все врозь разлетятся, за синие моря, за тёмные леса, за высо­кие горы. Ласточка-касаточка не знает покою: день-деньской всё рыщет — милых деток ищет.Ласточка-касаточка покою, не знала, день-деньской летала, соломку таскала, глинкой лепила, гнёз­дышко вила. Свила себе гнёздышко: яички носила. Нанесла яичек: с яичек не сходит, деток поджидает. Высидела детушек: детки пищат, кушать хотят. Лас­точка-касаточка день-деньской летает, покою не зна­ет: ловит мошек, кормит крошек.

ПЕТУШОК С СЕМЬЕЙ

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Ходит по двору петушок: на голове — красный гребешок, под носом — красная бородка.

Нос у Пети долотцом, хвост у Пети колесцом, на хвосте узоры, на ногах шпоры. Лапами Петя кучу разгребает, курочек с цыплятами созывает:

Читайте также:
Говорящий грач — Пришвин М.М., читать рассказ детям онлайн

— Курочки-хохлатушки! Хлопотуньи-хозяюшки! Пёстренькие-рябенькие! Чёрненькие-беленькие! Соби­райтесь с цыплятками, с малыми ребятками: я вам зёрнышко припас!

Курочки с цыплятками собирались, раскудахталися; зёрнышком не поделились-передралися.

Петя-петушок беспорядков не любит — сейчас семью помирил: ту за хохол, того за вихор, сам зёр­нышко съел, на плетень взлетел, крыльями замахал, во всё горло заорал: «Ку-ку-ре-ку!»

ВАСЬКА

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Котичек-коток — серенький лобок. Ласков Вася, да хитёр, лапки бархатные, коготок остёр. У Васютки — ушки чутки, усы длинны, шубка шёлковая.

Ласкается кот, выгибается, хвостиком виляет, глазки закрывает, песенку поёт, а попалась мышка — не прогневайся! Глазки-то большие, лапки — что стальные, зубки-то кривые, когти выпускные!

Рис. Н. Устинова

ДВА КОЗЛИКА

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Два упрямых козлика встретились однажды на узком бревне, переброшенном через ручей.

Обоим ра­зом перейти ручей было невозможно; приходилось которому-нибудь воротиться назад, дать другому до­рогу и обождать.

— Уступи мне дорогу,— сказал один.

— Вот ещё, поди-ка ты, какой важный барин! — отвечал другой.— Пяться назад, я первый взошёл на мост.

— Нет, брат! Я гораздо постарше тебя годами, и мне уступить молокососу! Ни за что!

Тут оба, долго не думавши, столкнулись крепки­ми лбами, сцепились рогами и, упираясь тоненькими ножками в колоду, стали драться.

Но колода была мокра; оба упрямца поскользнулись и полетели пря­мо в воду.

МЕДВЕДЬ И БРЕВНО

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Идёт медведь по лесу и разнюхивает: нельзя ли чем съестным поживиться? Чует — мёд!

Поднял Мишка морду кверху и видит на сосне улей, под уль­ем гладкое бревно на верёвке висит, но Мише до брев­на дела нет.

Полез медведь на сосну, долез до бревна, нельзя лезть выше — бревно мешает.

Миша оттолк­нул бревно лапой; бревно легонько откачнулось на­зад — и стук медведя по башке. Миша оттолкнул бревно покрепче — бревно ударило Мишу посильнее.

Рассердился Миша и хватил бревно изо всей силы; бревно откачнулось сажени на две назад — и так хва­тило Мишу, что чуть он с дерева не свалился.

Рассви­репел медведь, забыл и про мёд, хочется ему бревно доканать: ну его валять, что есть силы, и без сдачи ни разу не остался.

Дрался Миша с бревном до тех пор, пока весь избитый не свалился с дерева; под де­ревом-то были колышки натыканы — и поплатился медведь за безумный гнев своей тёплой шкурой.

ГУСЬ И ЖУРАВЛЬ

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Плавает гусь по пруду и громко разговаривает сам с собою:

— Какая я, право, удивительная птица! И хожу- то я по земле, и плаваю-то по воде, и летаю по воз­духу; нет другой такой птицы на свете! Я всем пти­цам царь!

Подслушал гуся журавль и говорит ему:

— Прямой ты гусь, глупая птица! Ну, можешь ли ты плавать, как щука; бегать, как олень; или ле­тать, как орёл? Лучше знать что-нибудь одно, да хо­рошо, чем всё, да плохо.

ЛОШАДКА

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Конь храпит, ушами прядёт, глазами поводит, удила грызёт, шею, словно лебедь, гнёт, копытом зем­лю роет. Грива на шее волной, сзади хвост трубой, меж ушей — чёлка, на ногах — щётка; шерсть сереб­ром отливает. Во рту удила, на спине седло, стремена золотые, подковки стальные.

Садись и пошёл! За тридевять земель, в тридеся­тое царство!

Конь бежит, земля дрожит, изо рта пена, из ноздрей пар валит.

ОРЕЛ И КОШКА

(К. Ушинский)

Рис. Н. Устинова

За деревней весело играла кошка со своими котя­тами. Весеннее солнышко грело, и маленькая семья была очень счастлива.

Вдруг, откуда ни возьмись, — огромный степной орёл: как молния, спустился он с вышины и схватил одного котёнка. Но не успел ещё орёл подняться, как мать вцепилась уже в него. Хищник бросил котёнка и схватился со старой кош­кой. Закипела битва насмерть.

Могучие крылья, крепкий клюв, сильные лапы с длинными кривыми когтями давали орлу большое преимущество; он рвал кожу кошки и выклевал ей один глаз. Но кошка не потеряла мужества, крепко вцепилась в орла когтями и перекусила ему правое крыло.

Теперь уже победа стала клониться на сторону кошки, но орёл всё ещё был очень силён, а кош­ка уже устала; однако же она собрала свои последние силы, сделала ловкий прыжок и повалила орла на землю. В ту же минуту перекусила ему горло и, забыв свои собственные раны, принялась облизывать своего израненного котёнка.

КОЗЕЛ

(К.Ушинский)

Рис. Н. Устинова

Идёт козёл мохнатый, идёт бородатый, рожищами помахивает, бородищей потряхивает, копытцами по­стукивает; идёт, блеет, коз и козляток зовёт.

А ко­зочки с козлятками в сад ушли, травку щиплют, кору гложут, молодые деревца портят, молочко дет­кам копят; а козлятки, малые ребятки, молочка на­сосались, на забор взобрались, рожками передрались.

Погодите, ужо придёт бородатый хозяин — всем вам порядок даст!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: