Новые приключения Пифа — рассказы Остера, читать детям онлайн

Новые приключения Пифа — читать с картинками — Остер Григорий

Рассказ Остера Новые приключения Пифа читать с картинками в одно удовольствие. Новые приключения Пифа – рассказ для детей Остера ребятам школьного возраста учит любви к домашним животным. Рассказ Остера Новые приключения Пифа вы можете читать онлайн.

Рассказ Новые приключения Пифа Остер Г. читать с картинками

Многие из вас, ребята, наверное, прочитали книжку «Приключения Пифа». И, конечно, помнят, что Пиф — это веселый, добрый и умный пес. Он умеет разговаривать, ходить на задних лапах и всегда готов порадовать ребят своими забавными выдумками. В этой книжке вы опять встретите и хозяина Пифа дядюшку Цезаря, и хозяйку тетушку Агату, и их сына Дуду — верного товарища Пифа в его проделках, и даже черного кота Геркулеса. Хотя Пиф и советовал держаться от Геркулеса подальше, но этот хитрец все-таки пробрался на последнюю страницу этой книжки. Как вы увидите, Геркулес попал там в очень глупое положение и, кажется, сам теперь не рад.

В новой книжке есть и новые герои. Вот, например, малыш Нестор. Он живет по соседству с Пифом. Когда мать Нестора надолго отлучается из дому, она оставляет своего малыша на попечение Пифа. А это бульдог Медор, приятель Пифа. Не правда ли, у него очень грозный вид? Они с Пифом иногда ссорятся. Но ссоры эти бывают недолгими. Собака с собакой всегда найдут общий язык. Не то что собака с кошкой. А теперь — читайте и смотрите.

Клетчатый пиджак

В доме у дяди Цезаря все любят играть в шашки.

Дядя Цезарь выиграл у тети Агаты!

А кто победит в этой игре, пока неизвестно.

На карусели

Весело кружится на карусели Дуду.

Но всякому удовольствию приходит конец. Ведь за карусель надо платить, а денег больше нет.

— Прокатимся без денег, — предложил верный друг Пиф.

Утомительное занятие

— Подставь свои лапки, дружочек! — попросила Пифа тетя Агата.

Какое утомительное занятие — мотать шерсть! У Пифа устали лапы.

Пусть эту работу делает козел…

У него лапы не устанут.

Рыбкам не всегда везёт

Пиф на берегу, а рыба в воде.

Кто теперь в воде, а кто на берегу?

Богатый улов

— Какой сегодня богатый улов! — радуется Пиф.

Почему же все огорчены?

Охотник поневоле

Как-то раз дядя Цезарь собрался на охоту и позвал с собой Пифа.

— Зачем я тебе? — удивился Пиф. — Я же не охотничья собака, а просто дворовый пес.

— Хозяин лучше знает, какой ты пес! Живо за мной!

В лесу Пифу очень понравилось. Он прыгал, валялся в траве и лаял от удовольствия.

— Ты, может быть, думаешь, что пришел сюда на прогулку? — строго заметил дядя Цезарь. — Так знай: ты пришел сюда работать. Твое дело — учуять, где скрываются зайцы.

Послушный Пиф уткнулся носом в землю и стал ее обнюхивать.

— Ну, куда ведут следы? — спросил дядя Цезарь.

— Кажется, направо, — неуверенно ответил Пиф.

Они повернули вправо. Дядя Цезарь шел согнувшись, ступая на носках. А Пиф совсем приник к земле и почти полз на брюхе. И вдруг дядя Цезарь издал такой отчаянный вопль, что Пиф подпрыгнул.

— Он слева! Слева! Я видел его уши!

— Кто? Волк? — дрожа от страха, спросил Пиф.

— Какой еще волк, бездельник! Повел меня направо, когда заяц совсем в другой стороне! Ну, марш! Гони его на меня!

Пиф стремительно бросился туда, где между деревьями мелькали длинные серые уши зайца. А дядя Цезарь спрятался в кустах и стал ждать.

Заяц скакал то вправо, то влево. И чтобы не отстать, Пифу приходилось повторять его прыжки. Вскоре Пиф совсем выбился из сил. Хитрый заяц только и ждал этого. Спрятавшись за большим дубом, он высунул из-за ствола мордочку и задергал носом, словно дразнил Пифа.

Пиф бросился к нему, но не тут-то было! Заяц поскакал вокруг дерева. Пиф — за ним. Они сделали несколько кругов, и у Пифа закружилась голова. Он опустился на траву и высунул язык.

Увидев это, заяц осмелел. Он подошел поближе и веткой пощекотал толстый черный нос Пифа. Пиф тявкнул, схватил ветку зубами и с силой потянул ее к себе. Заяц выпустил ветку, и Пиф от неожиданности повалился вверх тормашками.

— Ну ладно, не будем ссориться! — сказал заяц. — Твой хозяин далеко, и никто не помешает нам стать друзьями.

Но вернемся к дяде Цезарю. Он устал ждать и побрел в ту сторону, где скрылись Пиф и заяц. Дядя Цезарь шел долго и наконец вышел на полянку. А на полянке — дядя Цезарь даже выронил ружье от удивления — Пиф и заяц играли в чехарду! Вдруг заяц увидел дядю Цезаря.

Читайте также:
Остров спасения — Пришвин М.М., читать рассказ детям онлайн

— Опасность приближается! — крикнул он и пустился наутек. — До свидания, Пиф! Приходи в гости!

— Ах ты, бездельник! Как ты смел упустить зайца? — обрушился на Пифа дядя Цезарь.

— Он не сделал ничего плохого, — спокойно ответил Пиф. — И потом, я ведь предупреждал тебя: я не охотничья собака, а обыкновенный дворовый пес.

Заботливая няня

Соседка оставила Пифу на время своего сына Нестора.

— Обожаю нянчить малышей! — сказал Пиф.

— Но у этого малыша аппетит великана!

— Надо надеяться, одной коровы ему все-таки хватит!

Новая игрушка

В игрушечном магазине очень интересно! Но хозяин магазина гонит Пифа:

— Собакам здесь делать нечего!

Теперь уж он Пифа не выгонит!

— Упакуйте эту игрушку, — просит дядя Цезарь.

— Неужели ты на мог нести меня головой вверх? — сердится Пиф.

Чья это кость?

— Это моя кость! — крикнул Пиф.

— Но я первый увидел ее! — зарычал сосед Медор.

Собака Зизи не стала спорить, она решила вопрос, как сумела.

Ей кость нужнее, чем другим. Вон у нее сколько ребят!

Пиф хорошо понимает маму Зизи. Он даже готов поделиться с ее малышами своими лакомствами.

Странная история

Пиф нашел в курятнике яйца.

— Ну и вкусная же у меня будет яичница! — подумал он.

Странная история! Куда же девались яйца?

Тёплый шарф

— Возьми шарф, тебе будет теплее, — сказала тетя Агата.

— Какой теплый шарф!

На коньках

Одной пары коньков Пифу явно не хватает.

— Дайте мне еще коньки! — просит он.

Теперь Пиф, конечно, станет чемпионом!

Скользко!

На улице скользко. Не тротуар, а каток.

Как же идти дальше?

— А вот так! — советует Пиф.

Кошка и мышка

Пиф так хорошо нарисовал мышку, что Геркулес принял ее за живую.

— Какой вкусный обед! — обрадовался он.

— Кушайте на здоровье, мосье! — посмеялся над ним Пиф.

Краткое содержание Новые приключения Пифа :

Пиф — это пес охотничьей породы. Он живет в семье, где есть мама, папа и сынишка Дуду. Можно с уверенностью сказать, что семья эта была бы совсем обыкновенной, если бы не Пиф. Вот уж с кем не соскучишься! Мало того, что с ним все время происходят разные истории, так он еще и придумывает себе и своим друзьям неожиданные приключения!

Главная мысль Новые приключения Пифа :

С домашними животными познаешь много нового и удивительного.

Сказка «Приключения Пифа»

Поможем улучшить оценки по школьной программе, подготовиться к контрольным и понять предмет!

Приключения Пифа


Познакомьтесь — это Пиф. Он удивительно умный пес: умеет ходить на задних лапах, разговаривать и даже читать книжки.По правде говоря, Пиф — озорник и проказник. Но сердце у него доброе. Пиф никогда не обидит того, кто слабей и моложе, чем он.Проказы и выдумки Пифа хорошо знакомы французским ребятам.Пиф появился впервые на страницах «Юманите» — газеты французских коммунистов. В этой газете уже много лет подряд изо дня в день печатаются для ребят забавные истории об отважном, озорном и веселом Пифе.В этой книжке вы прочитаете о некоторых приключениях Пифа — веселых и грустных. Наверно, они понравятся вам так же, как они нравятся маленьким французам.А вот и другие герои этой книжки.

Это хозяин Пифа — дядя Цезарь. Жена и сын зовут его просто Тонтон. И Пиф называет его так же. Ведь Пиф считает себя членом этой семьи.А это тетя Агата, жена Тонтона. Как видите, она изрядная толстушка. Тетя Агата частенько просит Пифа помочь ей по хозяйству.Дуду — их сын, верный товарищ Пифа в его проделках. Случается, что он шалит даже больше Пифа, и тогда Пифу приходится трудновато.А это черный кот Геркулес, забияка и драчун. Не будем вам рассказывать, как он уживается с Пифом, вы все поймете сами, как только взглянете на картинки.А теперь перевернем еще одну страницу.Приключения Пифа начинаются!Сегодня день большой стирки. Тетя Агата сушит во дворе белье.

— Сторожи хорошенько! — говорит она Пифу. — Никого не подпускай!

Но тут появились кошки.

— Брысь отсюда! — закричал Пиф. — Не подходите к белью!

Он прогнал их всех до одной. Так почему же тетя Агата недовольна?

Пиф совсем не лентяй, но подметать полы скучно.

Так гораздо веселее!

Никого нет дома, и Геркулес решил поохотиться.

Плохо придется сейчас бедным канарейкам…

Но Пиф подоспел вовремя! Кому теперь плохо? Тетя Агата связала для Дуду свитер и шапочку.

— Они мне велики, — сказал Дуду.

А теперь как раз впору!

— Я уезжаю, Пиф, — сказал Тонтон, — и ты должен каждый день поливать цветы.

— Легко хозяину говорить «каждый день», а я, бедный, должен их поливать под проливным дождем!

Читайте также:
Сват — Пришвин М.М., читать рассказ детям онлайн

Пиф и Дуду собрались в кино. Но детям без взрослых не про дают билетов. И собакам почему-то тоже не продают.

Кажется, они что-то придумали…

Теперь их, конечно, пустят!

Вся семья отправилась в гости. А Пифа, чтобы он не побежал следом, посадили на цепь.

«Теперь можно дразнить Пифа сколько угодно, — решил Геркулес, — цепь держит его крепко!»

Но и цепь не удержала Пифа!

Пиф не помнит зла. Он поймал мышонка и решил в знак мира подарить его Геркулесу.

Но жадный Геркулес в это время уплетал завтрак Пифа.

— Мне везет! — сказал мышонок.

Тетя Агата попросила Пифа начистить к обеду немного картошки.

Пиф охотно взялся за дело.

— Сейчас тетя Агата увидит, какой я хороший помощник!

Но тетя Агата не увидела своего помощника. Где же Пиф? Пиф и Дуду купались в море.

— Как ты хорошо плаваешь на спинке! — сказал Дуду.

— Это совсем не трудно!

Вот веселая игра! Пиф превратился коня, а Дуду — в кучера.

— Но-но, лошадка! Беги скорей! Я угощу тебя вкусным обедом!

— Вот так обед! Дуду думает, что я и правда лошадь!

Тетя Агата велела Пифу отнести соседям корзинку овощей.

Но у соседей была злая собака.

— Ой, как страшно! Но я все-таки пойду дальше!

— Так вот она, злая собака! Она не больше моего носа, но лает в рупор!

Посмотрите, какую злую шутку сыграли с Пифом соседские мальчишки.

Но Пиф не растерялся. Он сдал все эти жестянки и банки в утиль. Черепаха Каролина прогуливалась в саду.

— Смотрите-ка, — сказал Пиф, — она носит на себе свой дом! А если и мне сделать так же?

Теперь и я всегда дома! Однажды Тонтон собрался в поход.

— И мы с тобой! — сказали Пиф и Дуду.— Нет, это слишком тяжело для ребят!

— Пожалуй, это слишком тяжело и для меня! Пора отдохнуть.

— Вылезай, Дуду! — сказал Пиф. — Отдохнем и мы.

— Но это игра для девочек! — засмеялся Тонтон.

— Тонтон, нам нужны прыгалки!

— Конечно, для девочек!

— Довольно качаться, Пиф, — сказал Тонтон, — нужно пилить дрова.

— Пилить дрова? Пожалуйста!

— Пиф, переверни тачку, ты везешь ее вверх дном! — сказал Тонтон.— Ну нет, — ответил Пиф, — если я переверну тачку, ты сразу нагрузишь ее чем-нибудь!

— Как хорошо в дождь тому, у кого есть крыша над головой!

У Пифа доброе сердце.— Друзья, вы совсем промокли, — говорит он соседским собакам, — идите все ко мне в будку!

Бедный Пиф! Его будка так мала, а друзей так много.

У Пифа теперь новая конура. Но он мечтает о высотном доме.

И вот он принялся за работу.

Готово, дом построен! Правда, жить в нем не очень удобно. Зато посмотрите — как гордится им Пиф!

Оцените, пожалуйста, это произведение.
Помогите другим читателям найти лучшие сказки.

Новые приключения Пифа — Остер. Читать онлайн с картинками.

Новые приключения Пифа читать

Многие из вас, ребята, наверное, прочитали книжку «Приключения Пифа». И, конечно, помнят, что Пиф — это веселый, добрый и умный пес. Он умеет разговаривать, ходить на задних лапах и всегда готов порадовать ребят своими забавными выдумками. В этой книжке вы опять встретите и хозяина Пифа дядюшку Цезаря, и хозяйку тетушку Агату, и их сына Дуду — верного товарища Пифа в его проделках, и даже черного кота Геркулеса. Хотя Пиф и советовал держаться от Геркулеса подальше, но этот хитрец все-таки пробрался на последнюю страницу этой книжки. Как вы увидите, Геркулес попал там в очень глупое положение и, кажется, сам теперь не рад.

В новой книжке есть и новые герои. Вот, например, малыш Нестор. Он живет по соседству с Пифом. Когда мать Нестора надолго отлучается из дому, она оставляет своего малыша на попечение Пифа. А это бульдог Медор, приятель Пифа. Не правда ли, у него очень грозный вид? Они с Пифом иногда ссорятся. Но ссоры эти бывают недолгими. Собака с собакой всегда найдут общий язык. Не то что собака с кошкой. А теперь — читайте и смотрите.

Клетчатый пиджак

В доме у дяди Цезаря все любят играть в шашки.

Дядя Цезарь выиграл у тети Агаты!

А кто победит в этой игре, пока неизвестно.

На карусели

Весело кружится на карусели Дуду.

Но всякому удовольствию приходит конец. Ведь за карусель надо платить, а денег больше нет.

— Прокатимся без денег, — предложил верный друг Пиф.

Утомительное занятие

— Подставь свои лапки, дружочек! — попросила Пифа тетя Агата.

Какое утомительное занятие — мотать шерсть! У Пифа устали лапы.

Пусть эту работу делает козел…

Читайте также:
Заплатка — Носов Н.Н., читать рассказ детям онлайн

У него лапы не устанут.

Рыбкам не всегда везёт

Пиф на берегу, а рыба в воде.

Кто теперь в воде, а кто на берегу?

Богатый улов

— Какой сегодня богатый улов! — радуется Пиф.

Почему же все огорчены?

Охотник поневоле

Как-то раз дядя Цезарь собрался на охоту и позвал с собой Пифа.

— Зачем я тебе? — удивился Пиф. — Я же не охотничья собака, а просто дворовый пес.

— Хозяин лучше знает, какой ты пес! Живо за мной!

В лесу Пифу очень понравилось. Он прыгал, валялся в траве и лаял от удовольствия.

— Ты, может быть, думаешь, что пришел сюда на прогулку? — строго заметил дядя Цезарь. — Так знай: ты пришел сюда работать. Твое дело — учуять, где скрываются зайцы.

Послушный Пиф уткнулся носом в землю и стал ее обнюхивать.

— Ну, куда ведут следы? — спросил дядя Цезарь.

— Кажется, направо, — неуверенно ответил Пиф.

Они повернули вправо. Дядя Цезарь шел согнувшись, ступая на носках. А Пиф совсем приник к земле и почти полз на брюхе. И вдруг дядя Цезарь издал такой отчаянный вопль, что Пиф подпрыгнул.

— Он слева! Слева! Я видел его уши!

— Кто? Волк? — дрожа от страха, спросил Пиф.

— Какой еще волк, бездельник! Повел меня направо, когда заяц совсем в другой стороне! Ну, марш! Гони его на меня!

Пиф стремительно бросился туда, где между деревьями мелькали длинные серые уши зайца. А дядя Цезарь спрятался в кустах и стал ждать.

Заяц скакал то вправо, то влево. И чтобы не отстать, Пифу приходилось повторять его прыжки. Вскоре Пиф совсем выбился из сил. Хитрый заяц только и ждал этого. Спрятавшись за большим дубом, он высунул из-за ствола мордочку и задергал носом, словно дразнил Пифа.

Пиф бросился к нему, но не тут-то было! Заяц поскакал вокруг дерева. Пиф — за ним. Они сделали несколько кругов, и у Пифа закружилась голова. Он опустился на траву и высунул язык.

Увидев это, заяц осмелел. Он подошел поближе и веткой пощекотал толстый черный нос Пифа. Пиф тявкнул, схватил ветку зубами и с силой потянул ее к себе. Заяц выпустил ветку, и Пиф от неожиданности повалился вверх тормашками.

— Ну ладно, не будем ссориться! — сказал заяц. — Твой хозяин далеко, и никто не помешает нам стать друзьями.

Но вернемся к дяде Цезарю. Он устал ждать и побрел в ту сторону, где скрылись Пиф и заяц. Дядя Цезарь шел долго и наконец вышел на полянку. А на полянке — дядя Цезарь даже выронил ружье от удивления — Пиф и заяц играли в чехарду! Вдруг заяц увидел дядю Цезаря.

— Опасность приближается! — крикнул он и пустился наутек. — До свидания, Пиф! Приходи в гости!

— Ах ты, бездельник! Как ты смел упустить зайца? — обрушился на Пифа дядя Цезарь.

— Он не сделал ничего плохого, — спокойно ответил Пиф. — И потом, я ведь предупреждал тебя: я не охотничья собака, а обыкновенный дворовый пес.

Заботливая няня

Соседка оставила Пифу на время своего сына Нестора.

— Обожаю нянчить малышей! — сказал Пиф.

— Но у этого малыша аппетит великана!

— Надо надеяться, одной коровы ему все-таки хватит!

Новая игрушка

В игрушечном магазине очень интересно! Но хозяин магазина гонит Пифа:

— Собакам здесь делать нечего!

Теперь уж он Пифа не выгонит!

— Упакуйте эту игрушку, — просит дядя Цезарь.

— Неужели ты на мог нести меня головой вверх? — сердится Пиф.

Чья это кость?

— Это моя кость! — крикнул Пиф.

— Но я первый увидел ее! — зарычал сосед Медор.

Собака Зизи не стала спорить, она решила вопрос, как сумела.

Ей кость нужнее, чем другим. Вон у нее сколько ребят!

Пиф хорошо понимает маму Зизи. Он даже готов поделиться с ее малышами своими лакомствами.

Странная история

Пиф нашел в курятнике яйца.

— Ну и вкусная же у меня будет яичница! — подумал он.

Странная история! Куда же девались яйца?

Тёплый шарф

— Возьми шарф, тебе будет теплее, — сказала тетя Агата.

— Какой теплый шарф!

На коньках

Одной пары коньков Пифу явно не хватает.

— Дайте мне еще коньки! — просит он.

Теперь Пиф, конечно, станет чемпионом!

Скользко!

На улице скользко. Не тротуар, а каток.

Как же идти дальше?

— А вот так! — советует Пиф.

Кошка и мышка

Пиф так хорошо нарисовал мышку, что Геркулес принял ее за живую.

— Какой вкусный обед! — обрадовался он.

— Кушайте на здоровье, мосье! — посмеялся над ним Пиф.

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка / 5. Количестов оценок

Читайте также:
Маленькие рассказы: Аришка-Трусишка — Бианки В.В., читать рассказ детям онлайн

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Напишите причину низкой оценки.

Другие рассказы Григория Остера

Куда идёт слонёнок. Григорий Остер. Читать онлайн.

Забавная история про то, как важно иметь цель. Попугай напугал слонёнка, что если тот бездумно будет идти вперед, то уйдет .

А вдруг получится! – рассказ Григория Остера. Читать онлайн.

Интересная история про то, как важно верить в себя и пробовать много раз, даже если не получается! Попугай ни разу .

Как гусёнок потерялся. Григорий Остер. Читать онлайн.

Интересная история, про зайца, который помогал утёнку найти свой дом. Где они только не побывали: в норе, в гнезде, в .

Беляк

Автор: Михаил Михайлович Пришвин
Жанр: Природа и животные
Год: 1983

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Прямой мокрый снег всю ночь в лесу наседал на сучки, обрывался, падал, шелестел.

Шорох выгнал белого зайца из лесу, и он, наверно, смекнул, что к утру черное поле сделается белым и ему, совершенно белому, можно спокойно лежать. И он лег на поле недалеко от леса, а недалеко от него, тоже как заяц, лежал выветренный за лето и побеленный солнечными лучами череп лошади.

К рассвету все поле было покрыто, и в белой безмерности исчезли и белый заяц и белый череп.

Беляк скачать fb2, epub бесплатно

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Рассказы Михаила Пришвина, знаменитого писателя-натуралиста, пропитаны чудесами, тонким юмором и красотой природы, которую писатель видит в самых обычных её обитателях: зверушках, рыбах, птицах, живущих в средней полосе России.

(Из воспоминаний детства)

Мать моя вставала рано, до солнца. Я однажды встал тоже до солнца, чтобы на заре расставить силки на перепелок. Мать угостила меня чаем с молоком. Молоко это кипятилось в глиняном горшочке и сверху покрывалось румяной пенкой, а под той пенкой оно было необыкновенно вкусное, и чай от него делался прекрасным.

Это угощение решило мою жизнь в хорошую сторону: я начал вставать до солнца, чтобы напиться с мамой вкусного чаю. Мало-помалу я к этому утреннему вставанию так привык, что уже не мог проспать восход солнца.

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

В книгу входят избранные рассказы и сказка-быль «Кладовая солнца» о неповторимой прелести и богатстве родной природы.

Для среднего школьного возраста.

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

В сборник «Зеленый шум» известного русского советского писателя M.M. Пришвина (1873–1954) вошли его наиболее значительные произведения, рассказывающие о встречах с интересными людьми, о красоте русской природы и животном мире нашей страны.

Михаил Михайлович ПРИШВИН

Недолго пришлось нам дожидаться разлива. В одну ночь после сильного, очень теплого дождя воды прибавилось сразу на метр, и отчего-то невидимый ранее город Кострома с белыми зданиями показался так отчетливо, будто раньше он был под водой и только теперь из-под нее вышел на свет. Тоже и горный берег Волги, раньше терявшийся в снежной белизне, теперь возвышался над водой, желтый от глины и песка. Несколько деревень на холмиках были кругом обойдены водой и торчали, как муравейники.

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Читайте также:
Медвежата — Чарушин Е.И., читать рассказ детям онлайн

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Я с шести лет просил у родителей собаку. Год просил, два просил, три просил… Каждый день и чуть ли не каждый час. Я им всё-всё обещал – и что гулять с ней буду, и кормить, и учить. И сам буду хорошо учиться, и дома буду убираться…

И вот, когда мне исполнилось девять лет, папа купил мне собачку. Маленького французского бульдога. И хотя я три года мечтал о собаке, все равно вышло как-то неожиданно. Я вообще заметил, что самые заветные желания всегда исполняются, когда не ждешь.

Правдивые дрессировщицкие рассказки о собаках, собаководах и о том, чего не найти в пособиях по дрессировке и что всем уметь не обязательно, но каждому понимать следует.

Автор многих популярных книг о служебных собаках и домашних питомцах делится опытом общения с ними в нестандартных ситуациях их поведения.

Книга адресована владельцам собак и дрессировщикам.

Рассказы Пришвина для 1-3 класса

Михаил Пришвин «Черёмуха»

Почему это у черёмухи почки выходят острыми пиками? Мне кажется, черёмуха зимой спала и во сне, вспоминая, как ломали её, твердила про себя: «Не забыть, как ломали меня люди прошлой весной, не простить!»

Теперь весной даже птичка какая-то по-своему всё твердит, всё напоминает ей: «Не забыть. Не простить!»

Вот почему, может быть, просыпаясь от зимней спячки, черёмуха взялась за дело и вострила, и вострила миллионы злых пик на людей. После вчерашнего дождя пики позеленели.

«Пики-пики», — предупреждала людей милая птичка.

Но пики белые, зеленея, мало-помалу становились выше и больше тупыми. Дальше мы уже знаем по прошлому, как у черёмухи из них выйдут бутончики, из бутончиков — ароматные цветы.

Михаил Пришвин «Трясогузка»

Каждый день мы ждали любимую нашу вестницу весны- трясогузку, и вот наконец и она прилетела и села на дуб и долго сидела, и я понял, что это наша трясогузка, что тут она где-нибудь и жить будет.

Вот скворец наш, когда прилетел, то нырнул прямо в своё дупло и запел; трясогузка же наша с прилёту прибежала к нам под машину.

Молодая наша собачка Сват стала прилаживаться, как бы её обмануть и схватить.

С передним чёрным галстучком, в светло-сером, отлично натянутом платьице, живая, насмешливая, она проходила под самым носом Свата, делая вид, будто вовсе не замечает его. Она отлично знает собачью природу и приготовлена к нападению. Она отлетает всего на несколько шагов.

Тогда он, вцеливаясь в неё, опять замирает. А трясогузка глядит прямо на него, раскачивается на своих тоненьких пружинистых ножках и только что не смеётся вслух.

Ещё забавнее было глядеть на птичку эту, всегда весёлую, всегда дельную, когда снег с песчаного яра над рекой стал сползать. Трясогузка зачем-то бегала по песку возле самой воды. Пробежит и напишет на песке строчку своими тонкими лапками. Бежит назад, а строчка, глядишь, уже под водой. Тогда пишется новая строчка, и так почти непрерывно весь день: вода прибывает и хоронит написанное. Трудно узнать, каких жучков-паучков вылавливала наша трясогузка.

Михаил Пришвин «Хрустальный день»

Есть в осени первоначальной хрустальный день. Вот он и теперь.

Тишина! Не шевелится ни один листок вверху, и только внизу на неслышном сквознячке трепещет на паутинке сухой листок. В этой хрустальной тишине деревья, и старые пни, и сухостойкие чудища ушли в себя, и их не было, но, когда я вышел на полянку, они заметили меня и вышли из своего оцепенения.

Михаил Пришвин «Капитан-паук»

Ещё с вечера при луне между берёзами поднялся туман. Просыпаюсь я рано, с первыми лучами, и вижу, как бьются они, чтобы проникнуть в овраг сквозь туман.

Всё тоньше и тоньше туман, всё светлее и светлее, и вот вижу: спешит-спешит паучок на берёзе и спускается с высоты в глубину. Тут закрепил он свою паутину и стал чего- то дожидаться.

Когда солнце подняло туман, дунул ветер вдоль оврага, оторвал паутинку, и она, свёртываясь, понеслась. На малюсеньком листочке, прикреплённом к паутине, паучок сидел, как капитан своего корабля, и он, наверное, знал, куда и зачем ему лететь.

Михаил Пришвин «Недосмотренные грибы»

Дует северный ветер, руки стынут на воздухе. А грибы всё растут: волнушки, маслята, рыжики, изредка всё ещё попадаются и белые.

Эх, и хорош попался вчера мухомор. Сам тёмно-красный, и спустил из-под шляпки вниз вдоль ножки белые панталоны, и даже со складочками. Рядом с ним сидит хорошенькая волнушка, вся подобранная, губки округлила, облизывается, мокренькая и умненькая.

Читайте также:
Филя — Пермяк Е.А., читать рассказ детям онлайн

Хватил мороз, но с неба откуда-то капает. На воде большие капли становятся пузырями и плывут вместе с убегающими туманами вниз по реке.

Михаил Пришвин «Начало осени»

Сегодня на рассвете одна пышная берёза выступила из леса на поляну, как в кринолине, и другая, робкая, худенькая, роняла лист за листком на тёмную ёлку. Вслед за этим, пока рассветало больше и больше, разные деревья мне стали показываться по-разному. Это всегда бывает в начале осени, когда после пышного и общего всем лета начинается большая перемена и деревья все по-разному начинают переживать листопад.

Я оглянулся вокруг себя. Вот кочка, расчёсанная лапками тетеревей. Раньше, бывало, непременно в ямке такой кочки находишь пёрышко тетерева или глухаря, и если оно рябое, то знаешь, что копалась самка, если чёрное — петух. Теперь в ямках расчёсанных кочек лежат не пёрышки птиц, а опавшие жёлтые листики. А то вот старая-престарая сыроежка, огромная, как тарелка, вся красная, и края от старости завернулись вверх, и в это блюдо налилась вода, и в блюде плавает жёлтый листик берёзы.

Михаил Пришвин «Парашют»

В такой тишине, когда без кузнечиков в траве в своих собственных ушах пели кузнечики, с берёзы, затёртой высокими елями, слетел медленно вниз жёлтый листик. Он слетел в такой тишине, когда и осиновый листик не шевелился. Казалось, движенье листика привлекло внимание всех, и все ели, берёзы и сосны со всеми листиками, сучками, хвоинками и даже кусты, даже трава под кустами дивились и спрашивали: «Как мог в такой тишине стронуться с места и двигаться листик?» И, повинуясь всеобщей просьбе узнать, сам ли собой сдвинулся листик, я пошёл к нему и узнал. Нет, не сам собой сдвинулся листик: это паук, желая спуститься, отяжелил его и сделал своим парашютом: на этом листике опустился небольшой паучишко.

Михаил Пришвин «Первый мороз»

Ночь прошла под большой чистой луной, и к утру лёг первый мороз. Всё было седое, но лужи не замерзали. Когда явилось солнце и разогрело, то деревья и травы обдались такой сильной росой, такими светящимися узорами глянули из тёмного леса ветки елей, что на эту отделку не хватило бы алмазов всей нашей земли.

Особенно хороша была сверкающая сверху донизу королева — сосна. Молодой собакой прыгала в груди моей радость.

Михаил Пришвин «Поздняя осень»

Осень длится, как узкий путь с крутыми заворотами. То мороз, то дождь, и вдруг снег, как зимой, метель белая с воем, и опять солнце, опять тепло и зеленеет. Вдали, в самом конце, берёзка стоит с золотыми листиками: как об мёрзла, так и осталась, и больше уже ветер с неё не может сорвать последних листов, — всё, что можно было, сорвал.

Самая поздняя осень — это когда от морозов рябина сморщится и станет, как говорят, «сладкой». В это время самая поздняя осень до того сходится близко с самой ранней весной, что по себе только и узнаёшь отличие дня осеннего и весеннего — осенью думается: «Вот переживу эту зиму и ещё одной весне обрадуюсь».

Михаил Пришвин «Живые капли»

Вчера здорово подсыпало снегу. И немного таяло, но большие капли вчерашние замёрзли, и сегодня не холодно, но и не тает, и капли висят, как живые, блестят, и небо серое на весу — вот-вот полетит.

Я ошибся: капли на балконе — живые!

Михаил Пришвин «В городе»

Что сверху моросит и в воздухе хлябь, — на то уже не обращаешь внимания. Водная дрожь в электрическом свете, и на ней тени: человек идёт по той стороне, а тень его здесь: голова проходит по водной дрожи.

За ночь, слава богу, выпал хороший снег, из окна в утренней темноте при свете фонарей видно, как у дворников с лопат славно сыплется снег, значит, ещё не сырой.

Вчера среди дня лужи начали подмерзать, началась гололедица, и москвичи стали валиться.

Михаил Пришвин «Жизнь бессмертна»

Время пришло: мороз перестал бояться тёплого неба, крытого тяжёлыми серыми облаками. Вечером сегодня я стоял над холодной рекой и понимал сердцем, что всё в природе кончилось, что, может быть, в согласии с морозом на землю с неба полетит снег. Казалось, последнее дыхание отходило от земли.

К вечеру холоднело над рекой и постепенно всё исчезало во тьме. Осталась только холодная река, и на небе ольховые шишечки, те самые, что остаются на всю зиму висеть на голых ветвях. Мороз на рассвете держался долго.

Ручьи от колёс автомобиля подёрнулись прозрачной корочкой льда с вмёрзшими в неё дубовыми листиками, кусты у дороги стали белыми, как цветущий вишнёвый сад. Так и держался мороз, пока не одолело солнце.

Читайте также:
Кто? — Пермяк Е.А., читать рассказ детям онлайн

Тут он получил поддержку и окреп, и всё стало на земле голубым, как на небе.

Как быстро мчится время. Давно ли я сделал эту калитку в заборе, и вот уже паук связал верхние концы решётки паутиной во много рядов, и мороз паутинное сито переделал в белое кружево.

Везде в лесу эта новость: каждая сетка паутины стала кружевной. Муравьи уснули, муравейник обмёрз, и его засыпало жёлтыми листьями.

Последние листья на берёзе почему-то собираются на макушке, как у лысого человека последние волосы. И вся облетевшая белая берёза стоит, как рыжая метёлочка. Эти последние листики, бывает, так и остаются в знак того, что и те листья, которые опали, недаром опали и снова воскреснут новой весной.

Михаил Пришвин «Моя родина»

(Из воспоминаний детства)

Мать моя вставала рано, до солнца. Я однажды встал тоже до солнца. Мать угостила меня чаем с молоком. Молоко это кипятилось в глиняном горшочке и сверху всегда покрывалось румяной пенкой, а под этой пенкой оно было необыкновенно вкусное, и чай от него делался прекрасным.

Это угощение решило мою жизнь в хорошую сторону: я начал вставать до солнца, чтобы напиться с мамой вкусного чаю. Мало-помалу я к этому утреннему вставанию так привык, что уже не мог проспать восход солнца.

Потом и в городе я вставал рано, и теперь пишу всегда рано, когда весь животный и растительный мир пробуждается и тоже начинает по-своему работать.

И часто-часто я думаю: что, если бы мы так для работы своей поднимались с солнцем! Сколько бы тогда у людей прибыло здоровья, радости, жизни и счастья!

После чаю я уходил на охоту.

Моя охота была и тогда и теперь — в находках. Нужно было найти в природе такое, чего я ещё не видел, и может быть, и никто ещё в своей жизни с этим не встречался.

Мои молодые друзья! Мы хозяева нашей природы, и она для нас кладовая солнца с великими сокровищами жизни, Мало того, чтобы сокровища эти охранять — их надо открывать и показывать.

Для рыбы нужна чистая вода — будем охранять наши водоёмы. В лесах, степях, горах разные ценные животные- будем охранять наши леса, степи, горы.

Рыбе — вода, птице — воздух, зверю — лес, степь, горы. А человеку нужна родина. И охранять природу — значит охранять родину.

Михаил Пришвин – читать рассказы онлайн

Михаил Пришвин (1873 – 1954гг.) – русский писатель и публицист.
Отец писателя проиграл в карты и заложил все имущество семьи, вскоре после этого скончался. Мать писателя смогла справиться со всеми трудностями и дать детям достойное образование.
Сам Пришвин был женат дважды, в первом браке имел трех сыновей.
Михаил Пришвин увлекался фотографией, фотографировал животных в лесу, пейзажи, делал портреты деревенских женщин и детей и отправлял их мужьям на фронт. Также Пришвин очень любил музыку, посещал концерты в консерватории, дома у писателя стоял роскошный рояль, которые он подарил своей второй супруге.
Писатель много путешествовал, был в самых отдаленных уголках Родины.

В своих произведения автор простым и понятным даже для самых маленьких читателей языком рассказывает о природе и о животных, прививает читателям любовь и доброе отношение к ним.

Осиротевшие сестра и брат пошли в лес за ягодами, их подстерегало много трудностей и опасностей, но они все преодолели.

Охотники по незнанию разрушили гнездо синичек, но потом все исправили.

Автор принес домой из леса ежа и сумел с ним подружиться.

Рассказ о дружбе и взаимовыручке двух маленьких птичек.

Хозяин лаской уговорил больную собаку сделать глоток молока.

Автор хотел научить грача разговаривать, когда уже отчаялся грач неожиданно воспроизвел человеческую речь.

Хромая уточка считала своим домом не дикую природу, а человеческое жилье.

Сообразительный утёнок нашёл способ выбраться из высокой корзины.

Автор рассказывает про повадки своего кота и их совместные утренние ритуалы.

Автор после долгой прогулки возвращается домой и проносит полную сумку лесных “сокровищ”: грибы, травы, сосновая смола.

Автор вспоминает детство и призывает читателей заботиться о природе.

Молодая собака поймала пастью бабочку, а потом выпустила на удивление всем ребятам.

Ребята ловят маленьких утят, которых мама утка ведет к пруду, но пристыженные автором, отпускают их и желают счастливого пути.

На охоте опытный следопыт пожалел и спугнул умного зайца так, чтобы другие его не подстрелили.

Охотник с помощью учителя находит скромного спасителя своей собаки среди школьников.

Сорока, которая хотела украсть косточку у собаки лишилась хвоста.

Журавль стал членом семьи и прилетал по зову хозяев.

Мальчик делает для себя удивительное открытие: одуванчики на ночь закрываются и ложатся спать вместе с детьми.

Любование осенней природой, кружение листьев, прощание с перелетными птицами.

Читайте также:
Барсучьи норы — Пришвин М.М., читать рассказ детям онлайн

Михаил Михайлович Пришвин

Михаил Михайлович Пришвин (23 января (4 февраля) 1873, с. Хрущево, Елецкий уезд, Орловская губерния, Российская Империя — 16 января 1954, Москва, РСФСР) — русский писатель, автор произведений о природе, явивший в них особую художественную натурфилософию, охотничьих рассказов, произведений для детей. Особую ценность имеют его дневники, которые он вел на протяжении всей жизни.
Михаил Михайлович Пришвин родился 23 января 1873 года недалеко от города Ельца Орловской губернии в купеческой семье. Как водилось тогда — сначала гимназия, затем реальное училище в Тюмени, затем политехникум в Риге. Дальнейшее образование М. Пришвин получает за границей, в Лейпцигском университете. В двадцатилетнем возрасте он сдал там государственный экзамен по агрономическому отделу философского факультета, и в Россию вернулся агрономом, но с широким общегуманитарным образованием.
Некоторое время молодой агроном служит в земстве в Клину, некоторое время занимается с профессором Прянишниковым в Сельскохозяйственной академии в Москве, некоторое время работает исследователем на опытной станции в г. Луге, сотрудничает в агрономических журналах, написал книгу о картофеле. Но… Как Нестеров записал в своем дневнике «я начинаю выделяться по рисованию», так Пришвин почувствовал особенное тяготение к русскому языку. Возможно, он чувствовал его и раньше, но теперь оно проявилось и обострилось. По совпадению именно в это время он познакомился с известными русскими этнографами Шахматовым и Ончуковым. Языковеды-этнографы уговорили Пришвина поехать на Север России, в Олонецкую губернию, для собирания народных сказаний, поверий, песен, пословиц и поговорок. Видимо, в этот момент и решилась судьба Пришвина: быть ли ему агрономом и учёным, быть ли ему писателем. Пришвин согласился на уговоры и уехал на Онежское озеро. Пожалуй, как никто другой, он имел основания сказать в тот день: « Жребий брошен, рубикон перейдён».
Надо представить себе, в какой обстановке формировалось самосознание будущего писателя. Последняя четверть девятнадцатого и первое десятилетие двадцатого века в России было ознаменовано пробуждением острейшего интереса к национальным, народным ценностям. Это сочеталось с одновременным взлетом, можно сказать, всех видов искусств, равно как и науки. Этот обостренный интерес к народным, национальным ценностям коснулся, разумеется, и таких областей культуры, как язык, фольклор, этнография. Поэтому отнюдь не случайно уговаривал академик Шахматов молодого ученого, пишущего пока о картошке, но тяготеющего к глубинам русского языка, к русскому народному слову, отправиться в Олонецкие края за сбором сказаний. Не случайно также молодой ученый на эту экспедицию охотно согласился. Это было вполне в духе времени.
Надо было представить и север России тех времен. Это был воистину край непуганых птиц, а пласты народности как в языке, в фольклоре, так и в укладе жизни, в быту, в этнографии были первородны, нетронуты. Неудивительно, что такой очарованный странник, как Пришвин, жадно начал впитывать душой, умом и сердцем всю эту первородность.
Дело не ограничилось собиранием фольклора. Пришвин написал книгу «В краю непуганых птиц», которая сразу же сделала ему имя. Он уехал на север скромным агрономом, а вернулся замечательным русским писателем.
Строго говоря, послужная биография Пришвина на этом кончается. Он больше нигде и никогда не служил — ни в земствах, ни на исследовательских сельскохозяйственных станциях, ни в каких бы то ни было других учреждениях и организациях. До конца жизни теперь он будет служить только одному — русской литературе, а послужной его список — это просто-напросто им написанных и изданных книг. Сразу же можно и назвать основные из них: «В краю непуганых птиц», «За волшебным колобком», «Адам и Ева», «Светлое озеро», «Чёрный араб», «Жень-шень», «Лесная капель», «Календарь природы», «Кашеева цепь», «Золотой луг», «Кладовая солнца», «Фацелия», «Глаза земли».
В перечисленное входит далеко не все, что было написано Пришвиным, не говоря уж о его многотетрадных дневниках, которые ждут ещё своего исследования и публикации, но перечисленное вполне определяет лицо, характер художника слова и его место в литературе.
[—]
Вообще-то для оценки Пришвина как писателя и мыслителя всегда и при всех обстоятельствах могло бы хватить той оценки, которую мы находим в письме Алексея Максимовича Горького Пришвину, написано в Сорренто 22 сентября 1926 года. Вот что Горький пишет в этом письме:
«Я думаю, что такого природолюба, такого проницательного знатока природы и чистейшего поэта её, как Вы, Михаил Михайлович, в нашей литературе — не было. Догадывался я об этом ещё во времена «Чёрного араба», «Края непуганых птиц», окончательно прозрел, читая совершенно изумительные «Родники». Превосходно писал Аксаков «Записки ружейного охотника» и «Об ужении рыбы», чудные страницы удались Мензбиру в книге о птицах, и у Кайгородова, и у других многих природа русская порою вызывала сердечные слова, но… ни у кого из них не находил я все охватывающей, пронзительной и ликующей любви к земле нашей, ко всему её живому и якобы смертному, ни у кого, как у Вас, воистину «отца и хозяина всех своих видений». В чувстве и слове Вашем я слышу нечто древнее, вещее и язычески прекрасное, сиречь — подлинно человеческое, идущее от сердца сына земли, великой матери, богочтимой Вами. И когда я читаю «Фенологические» домыслы и рассуждения Ваши — улыбаюсь, смеясь от радости, до того это все изумительно прелестно у Вас. Не преувеличиваю, что мое истинное ощущение совершенно исключительной красоты, силой которой светлейшая душа Ваша освещает всю жизнь… Все у Вас сливается в единый поток живого, все осмыслено умным Вашим сердцем, исполнено волнующей, трогательной дружбы с человеком, с Вами — поэтом и мудрецом».
Итак, первая же книга Михаила Пришвина «В краю непуганых птиц» сделала его известным писателем. Появилось в русской литературе новое имя — Пришвин. Но дорога к себе была для Михаила Михайловича не так ещё близка, он не сразу обрел то свое лицо, которое мы сразу же представляем себе, произнося имя — Пришвин. Осмелюсь заметить даже, что «В краю непуганых птиц» — книга яркая, замечательная, все же книга ещё не вполне пришвинская. Такую книгу мог бы написать и другой русский писатель, ну, скажем, Куприн, а ещё точнее — Лесков, в то время как пришвинские книги зрелого его периода ни один писатель в мире, кроме Пришвина, написать не мог.
Первая книга и ещё несколько последующих, таких, как «Адам и Ева», «Светлое Озеро», были, конечно, поисками своего лица, своеобразия, уникальности (а каждый большой художник уникален, или его нельзя называть большим художником), но все же они лежали в русле русской литературы тех времен. Самолету, чтобы подняться в небо, надо некоторое время разбегаться по земле. Потом наступает точка, когда он отрывается от дорожки и летит самостоятельно. Первые книги Пришвина и были таким разбегом.
Спору нет, уже по этому разбегу было видно, какой небывалый летательный аппарат берет разбег, и можно было догадываться уже о его будущих летательных качествах, тем не менее это было лишь предисловие к творчеству. Сам писатель о начале своего пути однажды сказал: «Я же мало-помалу осознал свой путь и начал культивировать географический очерк, превращая его литературный жанр».
Но кто же сейчас думает и говорит о Пришвине как о писателе географическом?
Правда, что его очерки разнообразны по географии: Север, Дальний Восток, Средняя Азия, Волга, Запорожье и Средняя Россия; правда, что за первую книгу Пришвина избрали действительным членом Географического общества, и все же слово «Пришвин» со словом «география» как-то не сочетается.
С чем же сочетается точнее всего в вашем сознании слово «Пришвин»? Ответить на это не трудно. Оно сочетается со словом «природа». А если точнее природа Средней России.
Если тут противоречие? Природа — это ведь часть географии: горы, реки, леса, луга, низменности, овраги… Да, это так. Но пришвинская природа — это несколько иная, нежели географическая, категория, у него иное отношение к природе, нежели у географов, а именно: не научно-описательное, а духовно-поэтическое отношение. Пришвин, начиная как будто с простого исследования, поднимается в философские, поэтические, духовные сферы, в сферы глубокого искусства. Он не географ, а поэт или, как чаще его называют в обиходном разговоре, певец природы. Певец русской природы.
Михаил Пришвин умер 16 января 1954 года. Проходят десятилетия, но ещё многие поколения людей будут наблюдать, как прорастают в душах и сердцах пришвинские семена, облагораживая их, делая чище и лучше.
Первый рассказ Пришвина «Сашок» был напечатан в 1906. В путешествиях по русскому Северу (Олонецкая губ., Карелия), куда Пришвин отправился увлекшись фольклором и этнографией, родилась первая книга писателя «В краю непуганных птиц» (издана в 1907) — путевые очерки, составленные из наблюдений над природой, бытом и речью северян. Она принесла ему известность, он удостоен за неё серебряной медали Императорского географического общества и звания действительного его члена. В следующих книгах «За волшебным колобком» (1908), «Черный араб» (1910) и др. также сочеталась научная пытливость с особой натурфилософией и поэзией природы, определивших особое место Пришвина в русской литературе. К 1908 относится его сближение с петербургскими литературными кругами (А. Блоком, Д. Мережковским, А. Ремизовым и др.). В 1912-14 выходит первое собрание его сочинений в 3-х т., изданию которого способствовал М. Горький.
В 1920-30-е Пришвин выпускает книги «Башмаки» (1923), «Родники Берендея» (1925), повесть «Жень-шень» (первоначальное название «Корень жизни», 1933) и т. д., где помимо замечательных описаний природы, глубокого проникновения в её повседневную жизнь и образов простых людей, живущих с ней в одном ритме, важную роль играет сказка, миф. Народно-поэтические истоки не только обогащают художественную ткань и палитру сочинений Пришвина, но и придают повествованию дыхание вневременной мудрости, превращая отдельные образы в многозначные символы. Поэтическое мировосприятие, художническая зоркость к мельчайшим подробностям жизни становятся основой многих детских рассказов Пришвина, собранных в книгах «Зверь-бурундук», «Лисичкин хлеб» (1939) и др. В Кладовой солнца (1945) Пришвин создает сказку о детях, попавших из-за разлада между собой в лапы коварных мшар (лесные сухие болота), но спасенных оставшейся без хозяина охотничьей собакой. Рассказы Пришвина о животных, в том числе и охотничьи, отличаются естественным, свободным от ложной сентиментальности пониманием их психологии. Бессловесный мир благодаря писателю обретает язык, становится ближе. Эпос, сказка, фольклор, лиризм окрашивают многие произведения Пришвина последних лет — поэму в прозе «Фацелия» (1940), повесть «Корабельная чаща» (1954), роман «Осударева дорога» (изд. 1957)
Пришвину принадлежит такое важное понятие, как творческое поведение. Ища уединения в природе, много путешествуя по стране, часто меняя места жительства, он сосредоточенно и целеустремленно думал о более глубокой, органичной связи с миром и людьми. Он хотел творчески выстроить свой внутренний мир не только на отвлеченном разуме или слепом чувстве, но на целостном органичном мировосприятии, соединяющем явления в осознанном и просветленном переживании «родственности». Именно мировоззренческие, философско-этические искания главного героя Курымушки-Алпатова — в центре автобиографического романа Пришвина «Кащеева цепь», работа над которым начата в 1922 и продолжалась до конца жизни. Конкретные образы здесь также несут в себе второй мифологический, сказочный план (Адам, Марья Моревна и т. д.). Человек, по мысли автора, должен разорвать кащееву цепь зла и смерти, отчужденности и непонимания, освободиться от пут, сковывающих жизнь и сознание. Скучную повседневность нужно превратить в каждодневный праздник жизненной полноты и гармонии, в постоянное творчество. Романтическому неприятию мира писатель противопоставляет мудрое согласие с ним, напряженный жизнеутверждающий труд мысли и чувства, созидание радости.
Художественные произведения Пришвина — лишь ответвление главного его труда, дневника, который он вел на протяжении всей жизни. В нём — каждодневный искренний диалог с самим собой, неустанное стремление уточнить свою этическую позицию в мире, глубокие размышления о времени, стране, обществе, писательском труде и т. д.
Поначалу разделявший романтическую веру большей части русской интеллигенции в революцию как духовно-нравственное очищение, как путь к новой человечности, Пришвин быстро осознал гибельность революционного пути. Выученик высокой культуры 19 в., писатель видел жизнь страны советов достаточно трезво, доходя до самых горьких выводов (например, о близости большевизма и фашизма). Он понимал, что над каждым человеком в тоталитарном государстве нависает угроза насилия и произвола. Вокруг смерть косит людей, но живые в этих смертях себе примера не видят и живут, как будто они бессмертные…. Страх расправы не обошёл и его. Пришвину также, как и большинству других советских писателей, приходилось идти на унизительные компромиссы, о чём он сокрушался в дневнике: Я похоронил своего личного интеллигента и сделался тем, кто я теперь есть.
Одна из заветных идей Пришвина, красной нитью проходящая через его дневники, — научиться полно жить в настоящем, ценить его, находить для него наиболее совершенные формы, выявлять в окружающем мире его светлые, добрые начала. В стране принудительного коллективизма писатель упрямо отстаивал именно личную жизнь с её простыми радостями и заботами.
Культуру Пришвин считал важнейшим средством поддержания жизни: Величайшая роскошь, обеспеченная культурой, — это доверие к человеку: среди вполне культурных людей жить можно и взрослому как ребенку. Он утверждает родственное внимание и сочувствие (ключевые пришвинские слова) не только как этические основы жизни, но и как величайшие блага, дарованные человеку.
Пришвина критикуют за то, что он слишком творчески подходит к делу. Заявляя научный подход, он остаётся при художественном вымысле. Он допускает серьёзные ошибки в деталях, за что издавна пользуется дурной славой среди краеведов. (См., например, статью Н. П. Анциферова «Беллетристы-краеведы».)
Процитируем статью М. И. Смирнова о Пришвине (ГАЯО, фонд Р-913):
(С. С. Геммельман) «тайно писал обо мне, куда полагается, сообщения и доносы. В последующих мелких рассказах Пришвина он фигурирует нередко с эпитетами не только честного, но и нежного, сердечного».
«Он (Пришвин) напечатал в «Красной Ниве» небольшой рассказ «Образование», в котором цинично оболгал память моей матери, священную для нас, её детей». (В этом рассказе Пришвин клевещет о разврате в семье священника села Большой Бремболы. Смирнов, сын этого священника, разоблачает пришвинскую выдумку.)
Далее Смирнов указывает, что две статьи Пришвина о Дубровском (помещённые в журнале «Советское краеведение») не имеют ничего общего с реальным положением дела, и завершает статью так:
«Нелегко будет биографу Пришвина составить по ним [пришвинским рассказам] подлинную биографию его, — столько он нагородил выгодной ему фантастики в своих писаниях о себе, что к ним, как к древнерусским «житиям», необходимо сугубо критический метод».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: