Про Воронушку-чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку – Мамин-Сибиряк Д.Н., читать детям онлайн

Про Воронушку-чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку — Мамин-Сибиряк Д.Н.

Грустная сказка на примере канарейки рассказывает о том, что стремление к свободе и вольной жизни может печально закончится, если не быть готовым к непростым условиям. Ворона спасла канарейку от воробьев и поселила у себя в гнезде. Она дивилась новой соседке и даже сомневалась, что она настоящая птица. Когда пришла зима, канарейка стала мерзнуть и вспоминать о доме и жизни в клетке. Но, тем не менее, возвращаться в клетку она не хотела. Однажды ворона вернулась в свое гнездо и обнаружила там бездыханное тело канарейки. Единственное, что она сказала: «Ну, ведь говорила я, что это не птица!».

Про Воронушку-чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку читать

Сидит Ворона на берёзе и хлопает носом по сучку: хлоп-хлоп. Вычистила нос, оглянулась кругом да как каркнет:

Дремавший на заборе кот Васька чуть не свалился со страху и начал ворчать:

— Эк, тебя взяло, чёрная голова. Даст же бог такое горлышко! Чему обрадовалась-то?

— Отстань. Некогда мне, разве не видишь? Ах, как некогда. Карр-карр-карр! И всё-то дела да дела.

— Умаялась, бедная, — засмеялся Васька.

— Молчи, лежебок. Ты вот все бока пролежал, только и знаешь, что на солнышке греться, а я-то с утра покоя не знаю: на десяти крышах посидела, полгорода облетела, все уголки и закоулки осмотрела. А ещё вот надо на колокольню слетать, на рынке побывать, в огороде покопать. Да что я с тобой даром время теряю, — некогда мне. Ах, как некогда!

Хлопнула Ворона в последний раз носом по сучку, встрепенулась и только что хотела вспорхнуть, как услышала страшный крик. Неслась стая воробьев, а впереди летела какая-то маленькая жёлтенькая птичка.

— Братцы, держите её, ой, держите! — пищали воробьи.

— Что такое? Куда? — крикнула Ворона, бросаясь за воробьями.

Взмахнула Ворона крыльями раз десяток и догнала воробьиную стаю. Жёлтенькая птичка выбилась из последних сил и бросилась в маленький садик, где росли кусты сирени, смородины и черёмухи. Она хотела спрятаться от гнавшихся за ней воробьев. Забилась жёлтенькая птичка под куст, а Ворона тут как тут.

— Ты кто такая будешь? — каркнула она.

Воробьи так и обсыпали куст, точно кто бросил горсть гороху.

Они озлились на жёлтенькую птичку и хотели её заклевать.

— За что вы её обижаете? — спрашивала Ворона.

— А зачем она жёлтая? — запищали разом все воробьи.

Ворона посмотрела на жёлтенькую птичку: действительно, вся жёлтая, — мотнула головой и проговорила:

— Ах вы, озорники. Ведь это совсем не птица! Разве такие птицы бывают? А впрочем, убирайтесь-ка. Мне надо поговорить с этим чудом. Она только притворяется птицей.

Воробьи запищали, затрещали, озлились ещё больше, а делать нечего — надо убираться.

Разговоры с Вороной коротки: так хватит носищем, что и дух вон.

Разогнав воробьев, Ворона начала допытывать жёлтенькую птичку, которая тяжело дышала и так жалобно смотрела своими чёрными глазками.

— Кто ты такая будешь? — спрашивала Ворона.

— Смотри, не обманывай, а то плохо будет. Кабы не я, так воробьи заклевали бы тебя.

— Право, я Канарейка.

— Откуда ты взялась?

— А я жила в клетке. в клетке и родилась, и выросла, и жила. Мне всё хотелось полетать, как другие птицы. Клетка стояла на окне, и я всё смотрела на других птичек. Так им весело было, а в клетке так тесно. Ну, девочка Алёнушка принесла чашечку с водой, отворила дверку, а я и вырвалась. Летала, летала по комнате, а потом в форточку и вылетела.

— Что же ты делала в клетке?

Канарейка спела. Ворона наклонила голову набок и удивилась.

— Ты это называешь пением? Ха-ха. Глупые же были твои хозяева, если кормили за такое пение. Если б уж кого кормить, так настоящую птицу, как, например, меня. Давеча каркнула, — так плут Васька чуть с забора не свалился. Вот это пение!

— Я знаю Ваську. Самый страшный зверь. Он сколько раз подбирался к нашей клетке. Глаза зелёные, так и горят, выпустит когти.

— Ну, кому страшен, а кому и нет. Плут он большой, это верно, а страшного ничего нет. Ну, да об этом поговорим потом. А мне всё-таки не верится, что ты настоящая птица.

— Право, тётенька, я птица, совсем птица. Все канарейки — птицы.

— Хорошо, хорошо, увидим. А вот как ты жить будешь?

— Мне немного нужно: несколько зёрнышек, сахару кусочек, сухарик, — вот и сыта.

— Ишь какая барыня! Ну, без сахару ещё обойдёшься, а зёрнышек как-нибудь добудешь. Вообще ты мне нравишься. Хочешь жить вместе? У меня на берёзе — отличное гнездо.

— Благодарю. Только вот воробьи.

— Будешь со мной жить, так никто не посмеет пальцем тронуть. Не то что воробьи, а и плут Васька знает мой характер. Я не люблю шутить.

Канарейка сразу ободрилась и полетела вместе с Вороной. Что же, гнездо отличное, если бы ещё сухарик да сахару кусочек.

Стали Ворона с Канарейкой жить да поживать в одном гнезде. Ворона хоть и любила иногда поворчать, но была птица не злая. Главным недостатком в её характере было то, что она всем завидовала, а себя считала обиженной.

— Ну чем лучше меня глупые куры? А их кормят, за ними ухаживают, их берегут, — жаловалась она Канарейке. — Тоже вот взять голубей. Какой от них толк, а нет-нет и бросят им горсточку овса. Тоже глупая птица. А чуть я подлечу — меня сейчас все и начинают гнать в три шеи. Разве это справедливо? Да ещё бранят вдогонку: «Эх ты, ворона!» А ты заметила, что я получше других буду да и покрасивее? Положим, про себя этого не приходится говорить, а заставляют сами. Не правда ли?

Канарейка соглашалась со всем:

— Да, ты большая птица.

— Вот то-то и есть. Держат же попугаев в клетках, ухаживают за ними, а чем попугай лучше меня? Так, самая глупая птица. Только и знает, что орать да бормотать, а никто понять не может, о чём бормочет. Не правда ли?

Читайте также:
Как один человек купил город Стокгольм - Джанни Родари, читать детям онлайн

— Да, у нас тоже был попугай и страшно всем надоедал.

— Да мало ли других таких птиц наберётся, которые и живут неизвестно зачем! Скворцы, например, прилетят как сумасшедшие неизвестно откуда, проживут лето и опять улетят. Ласточки тоже, синицы, соловьи, — мало ли такой дряни наберётся. Ни одной вообще серьёзной, настоящей птицы. Чуть холодком пахнёт, все и давай удирать, куда глаза глядят.

В сущности, Ворона и Канарейка не понимали друг друга. Канарейка не понимала этой жизни на воле, а Ворона не понимала в неволе.

— Неужели вам, тётенька, никто зёрнышка никогда не бросил? — удивлялась Канарейка. — Ну, одного зёрнышка?

— Какая ты глупая. Какие тут зёрнышки? Только и смотри, как бы палкой кто не убил или камнем. Люди очень злы.

С последним Канарейка никак не могла согласиться, потому что её люди кормили. Может быть, это Вороне так кажется. Впрочем, Канарейке скоро пришлось самой убедиться в людской злости. Раз она сидела на заборе, как вдруг над самой головой просвистел тяжёлый камень. Шли по улице школьники, увидели на заборе Ворону — как же не запустить в неё камнем?

— Ну что, теперь видела? — спрашивала Ворона, забравшись на крышу. — Вот все они такие, то есть люди.

— Может быть, вы чем-нибудь досадили им, тётенька?

— Решительно ничем. Просто так злятся. Они меня все ненавидят.

Канарейке сделалось жаль бедную Ворону, которую никто, никто не любил. Ведь так и жить нельзя.

Врагов вообще было достаточно. Например, кот Васька. Какими маслеными глазами он поглядывал на всех птичек, притворялся спящим, и Канарейка видела собственными глазами, как он схватил маленького, неопытного воробышка, — только косточки захрустели и перышки полетели. Ух, страшно! Потом ястреба — тоже хороши: плавает в воздухе, а потом камнем и падает на какую-нибудь неосторожную птичку. Канарейка тоже видела, как ястреб тащил цыплёнка. Впрочем, Ворона не боялась ни кошек, ни ястребов и даже сама была не прочь полакомиться маленькой птичкой. Сначала Канарейка этому не верила, пока не убедилась собственными глазами. Раз она увидела, как воробьи целой стаей гнались за Вороной. Летят, пищат, трещат. Канарейка страшно испугалась и спряталась в гнезде.

— Отдай, отдай! — неистово пищали воробьи, летая над вороньим гнездом. — Что же это такое? Это разбой!

Ворона шмыгнула в своё гнездо, и Канарейка с ужасом увидела, что она принесла в когтях мёртвого, окровавленного воробышка.

— Тётенька, что вы делаете?

— Молчи, — прошипела Ворона.

У неё глаза были страшные — так и светятся. Канарейка закрыла глаза от страха, чтобы не видать, как Ворона будет рвать несчастного воробышка.

— Ведь так она и меня когда-нибудь съест, — думала Канарейка.

Но Ворона, закусив, делалась каждый раз добрее. Вычистит нос, усядется поудобнее куда-нибудь на сук и сладко дремлет. Вообще, как заметила Канарейка, тётенька была страшно прожорлива и не брезгала ничем. То корочку хлеба тащит, то кусочек гнилого мяса, то какие-то объедки, которые разыскивала в помойных ямах. Последнее было любимым занятием Вороны, и Канарейка никак не могла понять, что за удовольствие копаться в помойной яме. Впрочем, и обвинять Ворону было трудно: она съедала каждый день столько, сколько не съели бы двадцать канареек. И вся забота у Вороны была только о еде. Усядется куда-нибудь на крышу и высматривает.

Когда Вороне было лень самой отыскивать пищу, она пускалась на хитрости. Увидит, что воробьи что-нибудь теребят, сейчас и бросится. Будто летит мимо, а сама орёт во всё горло:

— Ах, некогда мне, совсем некогда!

Подлетит, сцапает добычу и была такова.

— Ведь это нехорошо, тётенька, отнимать у других, — заметила однажды возмущённая Канарейка.

— Нехорошо? А если я постоянно есть хочу?

— И другие тоже хотят.

— Ну, другие сами о себе позаботятся. Это ведь вас, неженок, по клеткам всем кормят, а мы всё сами должны добивать себе. Да и так, много ли тебе или воробью нужно? Поклевала зёрнышек и сыта на целый день.

Лето промелькнуло незаметно. Солнце сделалось точно холоднее, а день короче. Начались дожди, подул холодный ветер. Канарейка почувствовала себя самой несчастной птицей, особенно когда шёл дождь. А Ворона точно ничего не замечает.

— Что же из того, что идёт дождь? — удивлялась она. — Идёт, идёт и перестанет.

— Да ведь холодно, тётенька! Ах, как холодно!

Особенно скверно бывало по ночам. Мокрая Канарейка вся дрожала. А Ворона ещё сердится:

— Вот неженка! То ли ещё будет, когда ударит холод и пойдёт снег.

Вороне делалось даже обидно. Какая же это птица, если и дождя, и ветра, и холода боится? Ведь так и жить нельзя на белом свете. Она опять стала сомневаться, что уж птица ли эта Канарейка. Наверно, только притворяется птицей.

— Право, я самая настоящая птица, тётенька! — уверяла Канарейка со слезами на глазах. Только мне бывает холодно.

— То-то, смотри! А мне всё кажется, что ты только притворяешься птицей.

— Нет, право, не притворяюсь.

Иногда Канарейка крепко задумывалась о своей судьбе. Пожалуй, лучше было бы оставаться в клетке. Там и тепло и сытно. Она даже несколько раз подлетала к тому окну, на котором стояла родная клетка. Там уже сидели две новые канарейки и завидовали ей.

— Ах, как холодно, — жалобно пищала зябнувшая Канарейка. — Пустите меня домой.

Раз утром, когда Канарейка выглянула из вороньего гнезда, её поразила унылая картина: земля за ночь покрылась первым снегом, точно саваном. Всё было кругом белое. А главное — снег покрыл все те зёрнышки, которыми питалась Канарейка. Оставалась рябина, но она не могла есть эту кислую ягоду. Ворона — та сидит, клюёт рябину да похваливает:

— Ах, хороша ягода!

Поголодав дня два, Канарейка пришла в отчаяние. Что же дальше-то будет? Этак можно и с голоду помереть.

Сидит Канарейка и горюет. А тут видит — прибежали в сад те самые школьники, которые бросали в Ворону камнем, разостлали на земле сетку, посыпали вкусного льняного семени и убежали.

Читайте также:
Лис и Мышонок - Бианки В.В., читать детям онлайн

— Да они совсем не злые, эти мальчики, — обрадовалась Канарейка, поглядывая на раскинутую сеть. — Тётенька, мальчики мне корму принесли!

— Хорош корм, нечего сказать! — заворчала Ворона. — Ты и не думай туда совать нос. Слышишь? Как только начнёшь клевать зёрнышки, так и попадёшь в сетку.

— А потом что будет?

— А потом опять в клетку посадят.

Взяло раздумье Канарейку: и поесть хочется, и в клетку не хочется. Конечно, и холодно и голодно, а всё-таки на воле жить куда лучше, особенно когда не идёт дождь.

Несколько дней крепилась Канарейка, но голод не тётка, — соблазнилась она приманкой и попалась в сетку.

— Батюшки, караул! — жалобно пищала она. — Никогда больше не буду. Лучше с голоду умереть, чем опять попасть в клетку!

Канарейке теперь казалось, что нет ничего лучше на свете, как воронье гнездо. Ну да, конечно, бывало и холодно и голодно, а всё-таки — полная воля. Куда захотела, туда и полетела. Она даже заплакала. Вот придут мальчики и посадят её опять в клетку. На её счастье, летела мимо Ворона и увидела, что дело плохо.

— Ах ты, глупая! — ворчала она. — Ведь я тебе говорила, что не трогай приманки.

— Тётенька, не буду больше.

Ворона прилетела вовремя. Мальчишки уже бежали, чтобы захватить добычу, но Ворона успела разорвать тонкую сетку, и Канарейка очутилась опять на свободе. Мальчишки долго гонялись за проклятой Вороной, бросали в неё палками и камнями и бранили.

— Ах, как хорошо! — радовалась Канарейка, очутившись опять в своём гнезде.

— То-то хорошо. Смотри у меня, — ворчала Ворона.

Зажила опять Канарейка в вороньем гнезде и больше не жаловалась ни на холод, ни на голод. Раз Ворона улетела на добычу, заночевала в поле, а вернулась домой, — лежит Канарейка в гнезде ножками вверх. Сделала Ворона голову набок, посмотрела и сказала:

Дмитрий Мамин-Сибиряк
«СКАЗОЧКА ПРО ВОРОНУШКУ – ЧЁРНУЮ ГОЛОВУШКУ И ЖЁЛТУЮ ПТИЧКУ КАНАРЕЙКУ»

“СКАЗОЧКА ПРО ВОРОНУШКУ – ЧЁРНУЮ ГОЛОВУШКУ И ЖЁЛТУЮ ПТИЧКУ КАНАРЕЙКУ”

Сидит Ворона на берёзе и хлопает носом по сучку: хлоп-хлоп. Вычистила нос, оглянулась кругом да как каркнет:

Дремавший на заборе кот Васька чуть не свалился со страху и начал ворчать:

– Эк тебя взяло, чёрная голова. Даст же бог такое горлышко. Чему обрадовалась-то?

– Отстань. Некогда мне, разве не видишь? Ах, как некогда. Карр-карр-карр. И всё-то дела да дела.

– Умаялась, бедная, – засмеялся Васька.

– Молчи, лежебок. Ты вот все бока пролежал, только и знаешь, что на солнышке греться, а я-то с утра покоя не знаю: на десяти крышах посидела, полгорода облетела, все уголки и закоулки осмотрела. А ещё вот надо на колокольню слетать, на рынке побывать, в огороде покопать. Да что я с тобой даром время теряю, – некогда мне. Ах, как некогда!

Хлопнула Ворона в последний раз носом по сучку, встрепенулась и только что хотела вспорхнуть, как услышала страшный крик. Неслась стая воробьев, а впереди летела какая-то маленькая жёлтенькая птичка.

– Братцы, держите её. ой, держите! – пищали воробьи.

– Что такое? Куда? – крикнула Ворона, бросаясь за воробьями.

Взмахнула Ворона крыльями раз десяток и догнала воробьиную стаю. Жёлтенькая птичка выбилась из последних сил и бросилась в маленький садик, где росли кусты сирени, смородины и черёмухи. Она хотела спрятаться от гнавшихся за ней воробьев. Забилась жёлтенькая птичка под куст, а Ворона тут как тут.

– Ты кто такая будешь? – каркнула она.

Воробьи так и обсыпали куст, точно кто бросил горсть гороху.

Они озлились на жёлтенькую птичку и хотели её заклевать.

– За что вы её обижаете? – спрашивала Ворона.

– А зачем она жёлтая. – запищали разом все воробьи.

Ворона посмотрела на жёлтенькую птичку: действительно, вся жёлтая, – мотнула головой и проговорила:

– Ах вы, озорники. Ведь это совсем не птица. Разве такие птицы бывают. А впрочем, убирайтесь-ка. Мне надо поговорить с этим чудом. Она только притворяется птицей.

Воробьи запищали, затрещали, озлились ещё больше, а делать нечего – надо убираться.

Разговоры с Вороной коротки: так хватит носищем, что и дух вон.

Разогнав воробьев, Ворона начала допытывать жёлтенькую птичку, которая тяжело дышала и так жалобно смотрела своими чёрными глазками.

– Кто ты такая будешь? – спрашивала Ворона.

– Смотри, не обманывай, а то плохо будет. Кабы не я, так воробьи заклевали бы тебя.

– Право, я Канарейка.

– Откуда ты взялась?

– А я жила в клетке. в клетке и родилась, и выросла, и жила. Мне всё хотелось полетать, как другие птицы. Клетка стояла на окне, и я всё смотрела на других птичек. Так им весело было, а в клетке так тесно. Ну, девочка Алёнушка принесла чашечку с водой, отворила дверку, а я и вырвалась. Летала, летала по комнате, а потом в форточку и вылетела.

– Что же ты делала в клетке?

Канарейка спела. Ворона наклонила голову набок и удивилась.

– Ты это называешь пением? Ха-ха. Глупые же были твои хозяева, если кормили за такое пение. Если б уж кого кормить, так настоящую птицу, как, например, меня. Давеча каркнула, – так плут Васька чуть с забора не свалился. Вот это пение.

– Я знаю Ваську. Самый страшный зверь. Он сколько раз подбирался к нашей клетке. Глаза зелёные, так и горят, выпустит когти.

– Ну, кому страшен, а кому и нет. Плут он большой, это верно, а страшного ничего нет. Ну, да об этом поговорим потом. А мне всё-таки не верится, что ты настоящая птица.

– Право, тётенька, я птица, совсем птица. Все канарейки – птицы.

– Хорошо, хорошо, увидим. А вот как ты жить будешь?

– Мне немного нужно: несколько зёрнышек, сахару кусочек, сухарик, – вот и сыта.

– Ишь какая барыня. Ну, без сахару ещё обойдёшься, а зёрнышек как-нибудь добудешь. Вообще ты мне нравишься. Хочешь жить вместе? У меня на берёзе – отличное гнездо.

Читайте также:
Побратимы - Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

– Благодарю. Только вот воробьи.

– Будешь со мной жить, так никто не посмеет пальцем тронуть. Не то что воробьи, а и плут Васька знает мой характер. Я не люблю шутить.

Канарейка сразу ободрилась и полетела вместе с Вороной. Что же, гнездо отличное, если бы ещё сухарик да сахару кусочек.

Стали Ворона с Канарейкой жить да поживать в одном гнезде. Ворона хоть и любила иногда поворчать, но была птица не злая. Главным недостатком в её характере было то, что она всем завидовала, а себя считала обиженной.

– Ну чем лучше меня глупые куры? А их кормят, за ними ухаживают, их берегут, – жаловалась она Канарейке. – Тоже вот взять голубей. Какой от них толк, а нет-нет и бросят им горсточку овса. Тоже глупая птица. А чуть я подлечу – меня сейчас все и начинают гнать в три шеи. Разве это справедливо? Да ещё бранят вдогонку: “Эх ты, ворона!” А ты заметила, что я получше других буду да и покрасивее. Положим, про себя этого не приходится говорить, а заставляют сами. Не правда ли?

Канарейка соглашалась со всем:

– Да, ты большая птица.

– Вот то-то и есть. Держат же попугаев в клетках, ухаживают за ними, а чем попугай лучше меня. Так, самая глупая птица. Только и знает, что орать да бормотать, а никто понять не может, о чём бормочет. Не правда ли?

– Да, у нас тоже был попугай и страшно всем надоедал.

– Да мало ли других таких птиц наберётся, которые и живут неизвестно зачем. Скворцы, например, прилетят как сумасшедшие неизвестно откуда, проживут лето и опять улетят. Ласточки тоже, синицы, соловьи, – мало ли такой дряни наберётся. Ни одной вообще серьёзной, настоящей птицы. Чуть холодком пахнёт, все и давай удирать куда глаза глядят.

В сущности, Ворона и Канарейка не понимали друг друга. Канарейка не понимала этой жизни на воле, а Ворона не понимала в неволе.

– Неужели вам, тётенька, никто зёрнышка никогда не бросил? – удивлялась Канарейка. – Ну, одного зёрнышка?

– Какая ты глупая. Какие тут зёрнышки? Только и смотри, как бы палкой кто не убил или камнем. Люди очень злы.

С последним Канарейка никак не могла согласиться, потому что её люди кормили. Может быть, это Вороне так кажется. Впрочем, Канарейке скоро пришлось самой убедиться в людской злости. Раз она сидела на заборе, как вдруг над самой головой просвистел тяжёлый камень. Шли по улице школьники, увидели на заборе Ворону – как же не запустить в неё камнем?

– Ну что, теперь видела? – спрашивала Ворона, забравшись на крышу. – Вот все они такие, то есть люди.

– Может быть, вы чем-нибудь досадили им, тётенька?

– Решительно ничем. Просто так злятся. Они меня все ненавидят.

Канарейке сделалось жаль бедную Ворону, которую никто, никто не любил. Ведь так и жить нельзя.

Врагов вообще было достаточно. Например, кот Васька. Какими маслеными глазами он поглядывал на всех птичек, притворялся спящим, и Канарейка видела собственными глазами, как он схватил маленького, неопытного воробышка, – только косточки захрустели и перышки полетели. Ух, страшно! Потом ястреба – тоже хороши: плавает в воздухе, а потом камнем и падает на какую-нибудь неосторожную птичку. Канарейка тоже видела, как ястреб тащил цыплёнка. Впрочем, Ворона не боялась ни кошек, ни ястребов и даже сама была не прочь полакомиться маленькой птичкой. Сначала Канарейка этому не верила, пока не убедилась собственными глазами. Раз она увидела, как воробьи целой стаей гнались за Вороной. Летят, пищат, трещат. Канарейка страшно испугалась и спряталась в гнезде.

– Отдай, отдай! – неистово пищали воробьи, летая над вороньим гнездом. – Что же это такое? Это разбой.

Ворона шмыгнула в своё гнездо, и Канарейка с ужасом увидела, что она принесла в когтях мёртвого, окровавленного воробышка.

– Тётенька, что вы делаете?

– Молчи. – прошипела Ворона.

У неё глаза были страшные – так и светятся. Канарейка закрыла глаза от страха, чтобы не видать, как Ворона будет рвать несчастного воробышка.

“Ведь так она и меня когда-нибудь съест”, – думала Канарейка.

Но Ворона, закусив, делалась каждый раз добрее. Вычистит нос, усядется поудобнее куда-нибудь на сук и сладко дремлет. Вообще, как заметила Канарейка, тётенька была страшно прожорлива и не брезгала ничем. То корочку хлеба тащит, то кусочек гнилого мяса, то какие-то объедки, которые разыскивала в помойных ямах. Последнее было любимым занятием Вороны, и Канарейка никак не могла понять, что за удовольствие копаться в помойной яме. Впрочем, и обвинять Ворону было трудно: она съедала каждый день столько, сколько не съели бы двадцать канареек. И вся забота у Вороны была только о еде. Усядется куда-нибудь на крышу и высматривает.

Когда Вороне было лень самой отыскивать пищу, она пускалась на хитрости. Увидит, что воробьи что-нибудь теребят, сейчас и бросится. Будто летит мимо, а сама орёт во всё горло:

– Ах, некогда мне. совсем некогда.

Подлетит, сцапает добычу и была такова.

– Ведь это нехорошо, тётенька, отнимать у других, – заметила однажды возмущённая Канарейка.

– Нехорошо? А если я постоянно есть хочу?

– И другие тоже хотят.

– Ну, другие сами о себе позаботятся. Это ведь вас, неженок, по клеткам всем кормят, а мы всё сами должны добивать себе. Да и так, много ли тебе или воробью нужно. Поклевала зёрнышек и сыта на целый день.

Лето промелькнуло незаметно. Солнце сделалось точно холоднее, а день короче. Начались дожди, подул холодный ветер. Канарейка почувствовала себя самой несчастной птицей, особенно когда шёл дождь. А Ворона точно ничего не замечает.

– Что же из того, что идёт дождь? – удивлялась она. – Идёт, идёт и перестанет.

– Да ведь холодно, тётенька! Ах, как холодно.

Особенно скверно бывало по ночам. Мокрая Канарейка вся дрожала. А Ворона ещё сердится:

– Вот неженка. То ли ещё будет, когда ударит холод и пойдёт снег.

Вороне делалось даже обидно. Какая же это птица, если и дождя, и ветра, и холода боится? Ведь так и жить нельзя на белом свете. Она опять стала сомневаться, что уж птица ли эта Канарейка. Наверно, только притворяется птицей.

Читайте также:
Это что за птица? - Сутеев В.Г., читать детям онлайн

– Право, я самая настоящая птица, тётенька! – уверяла Канарейка со слезами на глазах. – Только мне бывает холодно.

– То-то, смотри! А мне всё кажется, что ты только притворяешься птицей.

– Нет, право, не притворяюсь.

Иногда Канарейка крепко задумывалась о своей судьбе. Пожалуй, лучше было бы оставаться в клетке. Там и тепло и сытно. Она даже несколько раз подлетала к тому окну, на котором стояла родная клетка. Там уже сидели две новые канарейки и завидовали ей.

– Ах, как холодно. – жалобно пищала зябнувшая Канарейка. – Пустите меня домой.

Раз утром, когда Канарейка выглянула из вороньего гнезда, её поразила унылая картина: земля за ночь покрылась первым снегом, точно саваном. Всё было кругом белое. А главное – снег покрыл все те зёрнышки, которыми питалась Канарейка. Оставалась рябина, но она не могла есть эту кислую ягоду. Ворона – та сидит, клюёт рябину да похваливает:

– Ах, хороша ягода.

Поголодав дня два, Канарейка пришла в отчаяние. Что же дальше-то будет. Этак можно и с голоду помереть.

Сидит Канарейка и горюет. А тут видит – прибежали в сад те самые школьники, которые бросали в Ворону камнем, разостлали на земле сетку, посыпали вкусного льняного семени и убежали.

– Да они совсем не злые, эти мальчики, – обрадовалась Канарейка, поглядывая на раскинутую сеть. – Тётенька, мальчики мне корму принесли!

– Хорош корм, нечего сказать! – заворчала Ворона. – Ты и не думай туда совать нос. Слышишь? Как только начнёшь клевать зёрнышки, так и попадёшь в сетку.

– А потом что будет?

– А потом опять в клетку посадят.

Взяло раздумье Канарейку: и поесть хочется, и в клетку не хочется. Конечно, и холодно и голодно, а всё-таки на воле жить куда лучше, особенно когда не идёт дождь.

Несколько дней крепилась Канарейка, но голод не тётка, – соблазнилась она приманкой и попалась в сетку.

– Батюшки, караул. – жалобно пищала она. – Никогда больше не буду. Лучше с голоду умереть, чем опять попасть в клетку!

Канарейке теперь казалось, что нет ничего лучше на свете, как воронье гнездо. Ну да, конечно, бывало и холодно и голодно, а всё-таки – полная воля. Куда захотела, туда и полетела. Она даже заплакала. Вот придут мальчики и посадят её опять в клетку. На её счастье, летела мимо Ворона и увидела, что дело плохо.

– Ах ты, глупая. – ворчала она. – Ведь я тебе говорила, что не трогай приманки.

– Тётенька, не буду больше.

Ворона прилетела вовремя. Мальчишки уже бежали, чтобы захватить добычу, но Ворона успела разорвать тонкую сетку, и Канарейка очутилась опять на свободе. Мальчишки долго гонялись за проклятой Вороной, бросали в неё палками и камнями и бранили.

– Ах, как хорошо! – радовалась Канарейка, очутившись опять в своём гнезде.

– То-то хорошо. Смотри у меня. – ворчала Ворона.

Зажила опять Канарейка в вороньем гнезде и больше не жаловалась ни на холод, ни на голод. Раз Ворона улетела на добычу, заночевала в поле, а вернулась домой, – лежит Канарейка в гнезде ножками вверх. Сделала Ворона голову набок, посмотрела и сказала:

– Ну, ведь говорила я, что это не птица.

Дмитрий Мамин-Сибиряк – СКАЗОЧКА ПРО ВОРОНУШКУ – ЧЁРНУЮ ГОЛОВУШКУ И ЖЁЛТУЮ ПТИЧКУ КАНАРЕЙКУ, читать текст

См. также Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович – Проза (рассказы, поэмы, романы . ) :

СКАЗОЧКА ПРО КОЗЯВОЧКУ
I Как родилась Козявочка, никто не видал. Это был солнечный весенний д.

Три конца – 01
Уральская летопись ЧАСТЬ ПЕРВАЯ I В кухне господского дома Егор сидел .

Сказочка про Воронушку — чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку

Сидит Ворона на берёзе и хлопает носом по сучку: хлоп-хлоп. Вычистила нос, оглянулась кругом да как каркнет:

Дремавший на заборе кот Васька чуть не свалился со страху и начал ворчать:

— Эк тебя взяло, чёрная голова… Даст же бог такое горлышко. Чему обрадовалась-то?

— Отстань… Некогда мне, разве не видишь? Ах, как некогда… Карр-карр-карр. И всё-то дела да дела.

— Умаялась, бедная, — засмеялся Васька.

— Молчи, лежебок… Ты вот все бока пролежал, только и знаешь, что на солнышке греться, а я-то с утра покоя не знаю: на десяти крышах посидела, полгорода облетела, все уголки и закоулки осмотрела. А ещё вот надо на колокольню слетать, на рынке побывать, в огороде покопать… Да что я с тобой даром время теряю, — некогда мне. Ах, как некогда!

Хлопнула Ворона в последний раз носом по сучку, встрепенулась и только что хотела вспорхнуть, как услышала страшный крик. Неслась стая воробьев, а впереди летела какая-то маленькая жёлтенькая птичка.

— Братцы, держите её… ой, держите! — пищали воробьи.

— Что такое? Куда? — крикнула Ворона, бросаясь за воробьями.

Взмахнула Ворона крыльями раз десяток и догнала воробьиную стаю. Жёлтенькая птичка выбилась из последних сил и бросилась в маленький садик, где росли кусты сирени, смородины и черёмухи. Она хотела спрятаться от гнавшихся за ней воробьев. Забилась жёлтенькая птичка под куст, а Ворона тут как тут.

— Ты кто такая будешь? — каркнула она.

Воробьи так и обсыпали куст, точно кто бросил горсть гороху.

Они озлились на жёлтенькую птичку и хотели её заклевать.

— За что вы её обижаете? — спрашивала Ворона.

— А зачем она жёлтая. — запищали разом все воробьи.

Ворона посмотрела на жёлтенькую птичку: действительно, вся жёлтая, — мотнула головой и проговорила:

— Ах вы, озорники… Ведь это совсем не птица. Разве такие птицы бывают. А впрочем, убирайтесь-ка… Мне надо поговорить с этим чудом. Она только притворяется птицей…

Воробьи запищали, затрещали, озлились ещё больше, а делать нечего — надо убираться.

Разговоры с Вороной коротки: так хватит носищем, что и дух вон.

Разогнав воробьев, Ворона начала допытывать жёлтенькую птичку, которая тяжело дышала и так жалобно смотрела своими чёрными глазками.

— Кто ты такая будешь? — спрашивала Ворона.

Читайте также:
ПИИ-И-И! - Дональд Биссет, читать детям онлайн

— Смотри, не обманывай, а то плохо будет. Кабы не я, так воробьи заклевали бы тебя…

— Право, я Канарейка…

— Откуда ты взялась?

— А я жила в клетке… в клетке и родилась, и выросла, и жила. Мне всё хотелось полетать, как другие птицы. Клетка стояла на окне, и я всё смотрела на других птичек… Так им весело было, а в клетке так тесно. Ну, девочка Алёнушка принесла чашечку с водой, отворила дверку, а я и вырвалась. Летала, летала по комнате, а потом в форточку и вылетела.

— Что же ты делала в клетке?

Канарейка спела. Ворона наклонила голову набок и удивилась.

— Ты это называешь пением? Ха-ха… Глупые же были твои хозяева, если кормили за такое пение. Если б уж кого кормить, так настоящую птицу, как, например, меня… Давеча каркнула, — так плут Васька чуть с забора не свалился. Вот это пение.

— Я знаю Ваську… Самый страшный зверь. Он сколько раз подбирался к нашей клетке. Глаза зелёные, так и горят, выпустит когти…

— Ну, кому страшен, а кому и нет… Плут он большой, это верно, а страшного ничего нет. Ну, да об этом поговорим потом… А мне всё-таки не верится, что ты настоящая птица…

— Право, тётенька, я птица, совсем птица. Все канарейки — птицы…

— Хорошо, хорошо, увидим… А вот как ты жить будешь?

— Мне немного нужно: несколько зёрнышек, сахару кусочек, сухарик, — вот и сыта.

— Ишь какая барыня. Ну, без сахару ещё обойдёшься, а зёрнышек как-нибудь добудешь. Вообще ты мне нравишься. Хочешь жить вместе? У меня на берёзе — отличное гнездо…

— Благодарю. Только вот воробьи…

— Будешь со мной жить, так никто не посмеет пальцем тронуть. Не то что воробьи, а и плут Васька знает мой характер. Я не люблю шутить…

Канарейка сразу ободрилась и полетела вместе с Вороной. Что же, гнездо отличное, если бы ещё сухарик да сахару кусочек…

Стали Ворона с Канарейкой жить да поживать в одном гнезде. Ворона хоть и любила иногда поворчать, но была птица не злая. Главным недостатком в её характере было то, что она всем завидовала, а себя считала обиженной.

— Ну чем лучше меня глупые куры? А их кормят, за ними ухаживают, их берегут, — жаловалась она Канарейке. — Тоже вот взять голубей… Какой от них толк, а нет-нет и бросят им горсточку овса. Тоже глупая птица… А чуть я подлечу — меня сейчас все и начинают гнать в три шеи. Разве это справедливо? Да ещё бранят вдогонку: «Эх ты, ворона!» А ты заметила, что я получше других буду да и покрасивее. Положим, про себя этого не приходится говорить, а заставляют сами. Не правда ли?

Канарейка соглашалась со всем:

— Да, ты большая птица…

— Вот то-то и есть. Держат же попугаев в клетках, ухаживают за ними, а чем попугай лучше меня. Так, самая глупая птица. Только и знает, что орать да бормотать, а никто понять не может, о чём бормочет. Не правда ли?

— Да, у нас тоже был попугай и страшно всем надоедал.

— Да мало ли других таких птиц наберётся, которые и живут неизвестно зачем. Скворцы, например, прилетят как сумасшедшие неизвестно откуда, проживут лето и опять улетят. Ласточки тоже, синицы, соловьи, — мало ли такой дряни наберётся. Ни одной вообще серьёзной, настоящей птицы… Чуть холодком пахнёт, все и давай удирать куда глаза глядят.

В сущности, Ворона и Канарейка не понимали друг друга. Канарейка не понимала этой жизни на воле, а Ворона не понимала в неволе.

— Неужели вам, тётенька, никто зёрнышка никогда не бросил? — удивлялась Канарейка. — Ну, одного зёрнышка?

— Какая ты глупая… Какие тут зёрнышки? Только и смотри, как бы палкой кто не убил или камнем. Люди очень злы…

С последним Канарейка никак не могла согласиться, потому что её люди кормили. Может быть, это Вороне так кажется… Впрочем, Канарейке скоро пришлось самой убедиться в людской злости. Раз она сидела на заборе, как вдруг над самой головой просвистел тяжёлый камень. Шли по улице школьники, увидели на заборе Ворону — как же не запустить в неё камнем?

— Ну что, теперь видела? — спрашивала Ворона, забравшись на крышу. — Вот все они такие, то есть люди.

— Может быть, вы чем-нибудь досадили им, тётенька?

— Решительно ничем… Просто так злятся. Они меня все ненавидят…

Канарейке сделалось жаль бедную Ворону, которую никто, никто не любил. Ведь так и жить нельзя…

Врагов вообще было достаточно. Например, кот Васька… Какими маслеными глазами он поглядывал на всех птичек, притворялся спящим, и Канарейка видела собственными глазами, как он схватил маленького, неопытного воробышка, — только косточки захрустели и перышки полетели… Ух, страшно! Потом ястреба — тоже хороши: плавает в воздухе, а потом камнем и падает на какую-нибудь неосторожную птичку. Канарейка тоже видела, как ястреб тащил цыплёнка. Впрочем, Ворона не боялась ни кошек, ни ястребов и даже сама была не прочь полакомиться маленькой птичкой. Сначала Канарейка этому не верила, пока не убедилась собственными глазами. Раз она увидела, как воробьи целой стаей гнались за Вороной. Летят, пищат, трещат… Канарейка страшно испугалась и спряталась в гнезде.

— Отдай, отдай! — неистово пищали воробьи, летая над вороньим гнездом. — Что же это такое? Это разбой.

Ворона шмыгнула в своё гнездо, и Канарейка с ужасом увидела, что она принесла в когтях мёртвого, окровавленного воробышка.

— Тётенька, что вы делаете?

— Молчи… — прошипела Ворона.

У неё глаза были страшные — так и светятся… Канарейка закрыла глаза от страха, чтобы не видать, как Ворона будет рвать несчастного воробышка.

«Ведь так она и меня когда-нибудь съест», — думала Канарейка.

Но Ворона, закусив, делалась каждый раз добрее. Вычистит нос, усядется поудобнее куда-нибудь на сук и сладко дремлет. Вообще, как заметила Канарейка, тётенька была страшно прожорлива и не брезгала ничем. То корочку хлеба тащит, то кусочек гнилого мяса, то какие-то объедки, которые разыскивала в помойных ямах. Последнее было любимым занятием Вороны, и Канарейка никак не могла понять, что за удовольствие копаться в помойной яме. Впрочем, и обвинять Ворону было трудно: она съедала каждый день столько, сколько не съели бы двадцать канареек. И вся забота у Вороны была только о еде… Усядется куда-нибудь на крышу и высматривает.

Читайте также:
Карликов камень - шотландская сказка, читать детям онлайн

Когда Вороне было лень самой отыскивать пищу, она пускалась на хитрости. Увидит, что воробьи что-нибудь теребят, сейчас и бросится. Будто летит мимо, а сама орёт во всё горло:

— Ах, некогда мне… совсем некогда.

Подлетит, сцапает добычу и была такова.

— Ведь это нехорошо, тётенька, отнимать у других, — заметила однажды возмущённая Канарейка.

— Нехорошо? А если я постоянно есть хочу?

— И другие тоже хотят…

— Ну, другие сами о себе позаботятся. Это ведь вас, неженок, по клеткам всем кормят, а мы всё сами должны добивать себе. Да и так, много ли тебе или воробью нужно. Поклевала зёрнышек и сыта на целый день.

Лето промелькнуло незаметно. Солнце сделалось точно холоднее, а день короче. Начались дожди, подул холодный ветер. Канарейка почувствовала себя самой несчастной птицей, особенно когда шёл дождь. А Ворона точно ничего не замечает.

— Что же из того, что идёт дождь? — удивлялась она. — Идёт, идёт и перестанет.

— Да ведь холодно, тётенька! Ах, как холодно.

Особенно скверно бывало по ночам. Мокрая Канарейка вся дрожала. А Ворона ещё сердится:

— Вот неженка. То ли ещё будет, когда ударит холод и пойдёт снег.

Вороне делалось даже обидно. Какая же это птица, если и дождя, и ветра, и холода боится? Ведь так и жить нельзя на белом свете. Она опять стала сомневаться, что уж птица ли эта Канарейка. Наверно, только притворяется птицей…

— Право, я самая настоящая птица, тётенька! — уверяла Канарейка со слезами на глазах. — Только мне бывает холодно…

— То-то, смотри! А мне всё кажется, что ты только притворяешься птицей…

— Нет, право, не притворяюсь.

Иногда Канарейка крепко задумывалась о своей судьбе. Пожалуй, лучше было бы оставаться в клетке… Там и тепло и сытно. Она даже несколько раз подлетала к тому окну, на котором стояла родная клетка. Там уже сидели две новые канарейки и завидовали ей.

— Ах, как холодно… — жалобно пищала зябнувшая Канарейка. — Пустите меня домой.

Раз утром, когда Канарейка выглянула из вороньего гнезда, её поразила унылая картина: земля за ночь покрылась первым снегом, точно саваном. Всё было кругом белое… А главное — снег покрыл все те зёрнышки, которыми питалась Канарейка. Оставалась рябина, но она не могла есть эту кислую ягоду. Ворона — та сидит, клюёт рябину да похваливает:

— Ах, хороша ягода.

Поголодав дня два, Канарейка пришла в отчаяние. Что же дальше-то будет. Этак можно и с голоду помереть…

Сидит Канарейка и горюет. А тут видит — прибежали в сад те самые школьники, которые бросали в Ворону камнем, разостлали на земле сетку, посыпали вкусного льняного семени и убежали.

— Да они совсем не злые, эти мальчики, — обрадовалась Канарейка, поглядывая на раскинутую сеть. — Тётенька, мальчики мне корму принесли!

— Хорош корм, нечего сказать! — заворчала Ворона. — Ты и не думай туда совать нос… Слышишь? Как только начнёшь клевать зёрнышки, так и попадёшь в сетку.

— А потом что будет?

— А потом опять в клетку посадят…

Взяло раздумье Канарейку: и поесть хочется, и в клетку не хочется. Конечно, и холодно и голодно, а всё-таки на воле жить куда лучше, особенно когда не идёт дождь.

Несколько дней крепилась Канарейка, но голод не тётка, — соблазнилась она приманкой и попалась в сетку.

— Батюшки, караул. — жалобно пищала она. — Никогда больше не буду… Лучше с голоду умереть, чем опять попасть в клетку!

Канарейке теперь казалось, что нет ничего лучше на свете, как воронье гнездо. Ну да, конечно, бывало и холодно и голодно, а всё-таки — полная воля. Куда захотела, туда и полетела… Она даже заплакала. Вот придут мальчики и посадят её опять в клетку. На её счастье, летела мимо Ворона и увидела, что дело плохо.

— Ах ты, глупая. — ворчала она. — Ведь я тебе говорила, что не трогай приманки.

— Тётенька, не буду больше…

Ворона прилетела вовремя. Мальчишки уже бежали, чтобы захватить добычу, но Ворона успела разорвать тонкую сетку, и Канарейка очутилась опять на свободе. Мальчишки долго гонялись за проклятой Вороной, бросали в неё палками и камнями и бранили.

— Ах, как хорошо! — радовалась Канарейка, очутившись опять в своём гнезде.

— То-то хорошо. Смотри у меня… — ворчала Ворона.

Зажила опять Канарейка в вороньем гнезде и больше не жаловалась ни на холод, ни на голод. Раз Ворона улетела на добычу, заночевала в поле, а вернулась домой, — лежит Канарейка в гнезде ножками вверх. Сделала Ворона голову набок, посмотрела и сказала:

Котофей і пан Печерецький

Б ув собі чоловік з бабою, і був у них єден син Іван,— да і той дурний. От і тії старії померли. Остався Іван єден на світі — сирота, і кіт з ним. Іван був дуже ледащий, незгодливий ні до якої роботи. Він все лежав на печі. В хаті не топлено кілька днів, холодно. То він в піч влізе та й сидить, гріється. І все за його робив кіт; де що достане для його — накормить, бо кіт був розумніший за Івана.

— Може б, ти, Іване, чого-небудь з’їв? — питає кіт.

— Чому? Може б, і з’їв, коли б то було що їсти,— каже Іван. Той принесе йому хліба, сала.

— А може б, ти, Іване, чого-небудь напився?

— Чому? Може б, і напився, коли б то було що пити.

І так у них все.

От єдного разу нагодував кіт Івана, накормив його, напоїв та й питає:

— Може б, ти женився, Іване?

Читайте также:
Кто чем поет - Бианки В.В., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки

— Чому,— каже Іван,— може б, я і женився, коли б то хто висватав мені яку панну — гарну та багату.

— Добре,— каже кіт,— я тобі висватаю.

Кіт наготовив Івану багато всякої їжі і пиття, поки він з сватів вернеться. От він побіг дорогою і забіг до злотника. Забіг по дорозі до злотника і,— звиняйте за це слово,— взяв та позолотив собі хвостика. Прибігає він в таку страну, де нема котів. Як побачили люди, що таке до них прибігло,— маленьке, хвостате, з усами, а хвостик позолочений,— та й стали бігати за котом, дивитися на його. Дивуються люди, що він такий цікавий.

— Хто ти такий? — питають його.

— Я Котофей,— каже кіт.

Ще ми не чули,— кажуть люди,— щоб такий був на світі.

— А за чим же ти, Котофей, прийшов до нас?

— Хочу висватати для свого Івана гарну та багату панну. Кажіть-но ви мені тепера, де у вас тут єсть багатий пан і щоб у його була собі гарна дочка?

Тії йому показали на такого пана багатого (так як ніби королик, що колись бували. Тепер вже вони потроху перевелися).

Прийшов Котофей до пана та й каже:

— Я, прошу пана, прийшов до вас в свати, до вашої панни. Видайте ви свою панну за мого пана Івана.

— А хто ж буде такий пан?

— Він сирота, остався в світі єден — без батька і матері. Треба йому тепер жениться, то він послав тепера мене в свати.

— А чому ж він сам не прийшов?

— Бо він дуже важний пан, то він не хоче.

— А чи багатий твій пан?

— Занадто багатий. Такий, що і не приведи господи.

— Нехай же він мені гостинця якого-небудь пришле, коли він такий багатий.

— Добре. Пождіть трохи, ось незабаром пришле вам такого гостинця, що ви ще і не чули.

— Добре, будемо ждать, що то за гостинець такий.

От вони поговорили обо всьому і кіт збирається додому.

— А коли ж буде весілля? — питає той пан.

— Я,— каже кіт,— дам знати, як ми приготовимося.

Одправляється кіт додому, біжить собі лісом і стрічається з вовком на дорозі.

— А де ти був, Котофей? — питає вовк.— Хто тобі хвостика позолотив?

— Злотник,— каже кіт.

— Може б, і мені позолотив?

— Єдному тобі не позолотить; а якби зобралось вас хоть копа, то, може б, і позолотив, а єдному то не буде, бо для його малий заробіток.

От той вовк як почав ревти, то набігло їх більше як копа, а кіт дожидає, поки вони зберуться, щоб до злотника повести. От вони зібралися і пішли до злотника, а кіт попереду дорогу показує да тільки хвостиком помахує. А вовки нічого не знають, ідуть собі да утішаються.

Приводить він їх до свого свата на дзидинок крозь браму. А огорожа кругом. Нігде не вилізуть. Зараз казав браму зачинити і до пана прийшов. Каже свату:

— Зять прислав вам гостинця, що ви ждали.

Пан вийшов, подивився та й охолонув, що стільки вовків. Він казав слугам брати ружжа і давай їх бити та стріляти. І так їх вибили до єдного і стали шкури здіймати, а Котофей побіг додому.

Біжить він, стрічає по дорозі в лісі так само зайця. Каже заєць на його:

— А де ти, Котофей, був? Хто тобі хвостика позолотив?

— У злотника. Він всім може позолотити.

— Може б, і мені позолотив?

— Не буде єдному золотити; якби вас з копа, то, може б, позолотив.

Допіро став заєць кумавкати, кричати. То назбігалось їх більш як копа, і він їх повів знов до свата.

Загнав зайців на двір, казав зачинити браму і пішов до свата знати давати, що зять прислав гостинців на весілля.

Побачив сват, що стільки зайців, зрадів, що буде печеня і шуби; казав, щоб вибити всі зайці, а Котофей вже знов побіг додому.

І таким чином Котофей багато всякого звіра доставив своєму сватові.

Прибігає Котофей додому і застає Івана Печерецького — тільки що жив. Каже:

— А що, ти ще жив, Іване Печерецький?

— Чуть живий. Як не даси їсти, то вже хутко умру.

Побіг зараз кіт до хати, достав хліба, приніс і дав йому їсти, і скоромного также достав йому — сала і всякого. Подав йому в піч. Той поїв.

— А що, тобі лучче стало, Іване Печерецький? — питає Котофей.

— Трошки полегшало, але не зовсім.

Той ще приніс сала, і наварив галушок, і став його цаньгом кормити цілий місяць.

— А як тобі, Іване Печерецький?

— Нещо тепер дужчий став. Ну що, найшов мені жінку?

— А де ж вона? Чому не привів сюди?

— Який ти дуже розумний. Ще й хочеш, щоб сюди привести. Збирайся-но ти, Іване Печерецький, до неї в дорогу.

— Може, далеко? То я лучче не піду.

— Добре,— каже,— може, я як-небудь і вилізу з печі.

Побіг кіт до свата і каже пану:

— Ми вже зовсім приготовилися весілля робити.

Пан сказав, щоб вони через три дні приготовилися вже йти в церкву.

Кіт зараз побіг назад і застав Івана Печерецького ще дужим, бо він ще не всі харчі з’їв, що були для його наготовлені од Котофея, і він мав ще чим живитися.

— Гей, Іване Печерецький, вилазь-но з печі, бо вже тобі настав час женитися, то тобі треба в церкву іти.

— Ой,— каже,— може б, другим коли часом, бо не хочеться вилазити з печі.Змилуйся,— каже,— нехай завтра буде весілля.

— Ну, нехай завтра.

На другий день знов не хоче Іван вилазити з печі, сподобалося йому дуже там лежати.

— Чи не можна,— каже,— ще отложити на день?

Отложив йому Котофей іще на день. На третій день пристав до його, щоб він безпремінно вилазив з печі, бо треба до шлюбу. А Іван все не хоче.

Читайте также:
Сказка о рыбаке и рыбке - Пушкин А.С., читать детям онлайн

От витяг Котофей Івана, та й нема йому в що одягнутися. Надів він на себе якуюсь драную одежу, і одправилися до свата. Думає Котофей: «Негарно, що в Івана Печерецького одежини людської нема. » Та й придумав. Прийшли вони до ріки, і наказав Котофей Івану, щоб він, як тільки забачить, що будуть до його бігти люди, то щоб роздягнувся, упав у воду, одежину кинув у воду і кричав: «Ой рятуйте, топиться Іван Печерецький!»

Зостався Іван на мості, а Котофей побіг до палацу і сказав свату, що жених топиться, щоб люди рятували. Сват сказав слугам коні запрягти свої і їхати рятувати зятя скоро, скоро, щоб застати живого.

Зараз запрягли коні, поїхали і достали зятя з ріки. Повезли його зараз в баню, там обмили, обчистили і нарядили в панську одежу. От посадили вже його за столом, як ніби пана якого, та й став Іван дрімати, бо то прийшла саме та пора, що він дрімав у печі.

Сват каже до Котофея:

— Чого то наш зять такий сумний?

— То він зажурився,— каже Котофей,— що на йому нема вже тої одежі, що була на йому, та водою поплила.

Зараз казав сват дати йому саму найлуччу одежу. Потім поблагословили молодих і повінчали. От вони попили, поїли трохи, і пора вже вибиратися додому в дорогу.

— А що в тебе вдома є? — питає молода жінка свого чоловіка.

Іван хотів сказати, що закуток. А Котофей каже:

— Все єсть: і палац, і воли, і коні, і все, що тільки потрібно для хазяйства. Тільки жінки не було, та й тепер єсть.

От повкладалися, позбирались вже та й поїхали, а Котофей каже:

— А я побіжу наперед, щоб вам все приготовити.

От біжить він та й бачить: пасеться стадо коней. Питає:

— Авжеж пана Дубецького,— кажуть йому пастухи.

— Не кажіть ви, що пана Дубецького, бо вас будуть дубасити дубинкою. По сій дорозі буде хутко їхати король, то він дуже не любить пана Дубецького. Як він спитає, чиї коні, то ви лучче скажіть, що пана Печерецького. Буде лучче. Може, він вам ще і награду дасть за те.

Біжить він дальше: аж пасеться гурт овечок.

— А чиї то овечки?

Кажуть, що пана Дубецького. А Котофей їм сказав, що пан Дубецький зовсім здурів і заказав всі свої вівці пану Печерецькому. Таким же чином він навчив, що говорити пастухам волів, корів, свиней, качок і ін.

От прибігає вже Котофей аж до палацу Дубецького та й каже, що їде король з свого весілля і, певне, заїде до вас на полудень, то ви приготовтесь. А самі де-небудь сховайтесь, бо король новий дуже сердитий щось, то щоб часом не втрапилось вам од його. Котофей зараз накричав на кухарів, і стали вони приготовлятися. Приготовлялись, понастановляли їсти і пити і вже тільки дожидають весілля.

Котофей питає пана Дубецького і пані Дубецькую:

— Чому ви не поставили на стіл печерецької риби?

— Такої риби у нас нема,— кажуть тії.

— А як нема, то ховайтеся же ви притніше, бо король дуже любить печерецьку рибу, то він вам задасть.

— А куди ж ми сховаємося? — питає Дубецький.

— Ось лізьте в ту дуплинасту липу, то, може, не найде.

От сховався пан з панею в дуплинасту липу, і наказали слугам, щоб не казали, де вони, щоб їм ще більше не втрапилося.

Їде король, доїжджає до пастухів і питає:

— Аже пана Печерецького,— кажуть йому.

І дав він каждому награду по рублю. А Котофей все мотається коло палацу.

Приїхало вже і весілля. Розположилися: коні — в стайні, а самі пішли в палаци і стали там їсти і закусувати. А музика грає.

Котофей казав, щоб напоїти слуг і поставити їм багато горілки, так щоб вони перепилися. От як поп’яніли слуги зовсім, він казав, щоб салют робити молодим. Побрали слуги ружжа і давай палити. А Котофей каже:

— Не так ви стріляєте: треба стріляти не вверх, а в липу, то буде голосніше.

Стали вони в липу стріляти, та й забили пана з панею, і схоронили. Допіро Іван Печерецький з жінкою і Котофеєм зосталися там пановати, і досі поживають, і нас до себе призивають.

Сказка «Пан Котофей»

Украинская народная сказка “Пан Котофей” про обычного старого кота, который смог напугать лесных зверей.
Жил у одного мужика кот, который от старости уже не мог ловить мышей. Отнес хозяин кота в лес и оставил там. Встретил Котофей Лисичку и стали они вместе жить. Лисичка времени не теряла и стала всем рассказывать, какой грозный пан Котофей с ней живет. Решили лесные звери угодить коту и позвали его с Лисичкой на обед.

Поможем улучшить оценки по школьной программе, подготовиться к контрольным и понять предмет!

Пан Котофей

Жил-был один человек, и был у него кот — такой старый, что и мышей не мог ловить. Вот и думает хозяин: «На что мне такой кот? Возьму занесу его в лес». Взял и занёс.

Сидит наш кот под ёлкой и плачет. Бежит лисичка-сестричка.

— Ты кто такой? — спрашивает.

Кот взъерошился и отвечает:

— фу-фу! Я пан Котофей!

Лисичка была рада познакомиться с таким важным паном.

Вот она и говорит ему:

— Возьми меня замуж. Я буду тебе хорошей женой. Кормить буду.

Ладно, — отвечает кот, — возьму.

Сговорились они и пошли жить в Лисичкину хату.

Лисичка угождала ему всяко: то курицу поймает, то какого лесного зверька принесёт. Сама съест или нет, а коту несёт.

Вот как-то встречает её зайчик-побегайчик и говорит:

— Лисичка-сестричка, я приду к тебе свататься!

— Нет, не приходи! У меня теперь пан Котофей: он раздерёт тебя.

А кот вышел из хаты, взъерошился, выгнулся дугой и зафукал: «фу-фу!»

Заяц перепугался до смерти, побежал в лес и рассказал волку, медведю и дикому кабану, какого он страшного зверя видел — пана Котофея.

Решили они как-нибудь подольститься к Котофею и придумали позвать его с лисичкой на обед.

Читайте также:
Бобовое зернышко - русская народная сказка, читать детям онлайн

Стали они советоваться, какой бы получше обед приготовить для гостей.

— Я пойду за салом и мясом, чтобы борщ хороший был.

— Я пойду за свёклой и картофелем.

Я принесу мёду на закуску.

А зайчик побежал за капустой.

Состряпали они обед, поставили всё на стол и стали спорить, кому из них идти за лисичкой и Котофеем.

— Я толстый, задохнуся.

— Я неповоротливый, не поспею.

— Я старый, плохо слышу.

Пришлось идти зайчику.

Прибежал зайчик к Лисичкиной норе и три раза постучался в оконце: «Стук-стук-стук!»

Выскочила лисичка и видит зайчика — как он на задних лапках стоит.

— Чего тебе надобно? — спрашивает.

— Волк, медведь, кабан и я приглашаем вас, лисичка-сестричка, и пана Котофея к себе на обед.

Сказал и убежал. Прибегает, а медведь и говорит ему:

— Ты не забыл сказать, чтобы они принесли с собой ложки?

— Ох, батюшки, забыл! — отвечает зайчик — и опять побежал к лисичке.

Прибежал, постучал в окошко.

— Не забудьте ложки, — говорит, — захватить с собой!

А лисичка отвечает:

Добро, добро, не забудем!

Собралась лисичка-сестричка, взяла пана Котофея под руку, идут. А пан Котофей опять взъерошился, фукает: «фу-фу-фу!» А глаза так и горят, как два зелёных огня.

Волк испугался, присел за кустом, кабан забрался под стол, медведь вскарабкался кое- как на дерево, а зайчик спрятался в норку.

Кот как почуял на столе мясо, кинулся к нему, замяукал: «Мяу-мяу-мяу!» — и давай его уплетать.

А зверям показалось, что он кричит: «Мало- мало-мало!»

«Вот, — думают, — обжора! Всё ему мало!»

Пан Котофей наелся, напился, улёгся на столе — спит.

А кабан лежал под столом и хвостом пошевеливал. Кот подумал, что это мышь, кинулся туда, увидел кабана, перепутался и вскочил на дерево, где сидел медведь.

Медведь подумал, что кот в драку лезет, забрался выше. Ветки под ним сломались, он и упал на землю.

Да упал-то он на тот самый куст, за которым волк сидел. Волк подумал, что пришёл ему конец, — и бежать! Бежали они с медведем так, что и зайчику за ними не угнаться.

А кот залез на стол и принялся есть сало да мёдом закусывать. Поели они с лисичкой- сестричкой всё, что было, и пошли домой.

А волк, медведь, кабан и заяц собрались и говорят:

— Вот какой зверь! Такой маленький, а чуть нас всех не съел!

Оцените, пожалуйста, это произведение.
Помогите другим читателям найти лучшие сказки.

Пан Котофей

Украинская сказка

Жил-был один человек, и был у него кот — такой старый, что и мышей не мог ловить. Вот и думает хозяин: «На что мне такой кот? Возьму занесу его в лес». Взял и занёс.

Сидит наш кот под ёлкой и плачет. Бежит лисичка-сестричка.

— Ты кто такой? — спрашивает.

Кот взъерошился и отвечает:

— фу-фу! Я пан Котофей!

Лисичка была рада познакомиться с таким важным паном.

Вот она и говорит ему:

— Возьми меня замуж. Я буду тебе хорошей женой. Кормить буду.

Ладно, — отвечает кот, — возьму.

Сговорились они и пошли жить в Лисичкину хату.

Лисичка угождала ему всяко: то курицу поймает, то какого лесного зверька принесёт. Сама съест или нет, а коту несёт.

Вот как-то встречает её зайчик-побегайчик и говорит:

— Лисичка-сестричка, я приду к тебе свататься!

— Нет, не приходи! У меня теперь пан Котофей: он раздерёт тебя.

А кот вышел из хаты, взъерошился, выгнулся дугой и зафукал: «фу-фу!»

Заяц перепугался до смерти, побежал в лес и рассказал волку, медведю и дикому кабану, какого он страшного зверя видел — пана Котофея.

Решили они как-нибудь подольститься к Котофею и придумали позвать его с лисичкой на обед.

Стали они советоваться, какой бы получше обед приготовить для гостей.

— Я пойду за салом и мясом, чтобы борщ хороший был.

— Я пойду за свёклой и картофелем.

Я принесу мёду на закуску.

А зайчик побежал за капустой.

Состряпали они обед, поставили всё на стол и стали спорить, кому из них идти за лисичкой и Котофеем.

— Я толстый, задохнуся.

— Я неповоротливый, не поспею.

— Я старый, плохо слышу.

Пришлось идти зайчику.

Прибежал зайчик к Лисичкиной норе и три раза постучался в оконце: «Стук-стук-стук!»

Выскочила лисичка и видит зайчика — как он на задних лапках стоит.

— Чего тебе надобно? — спрашивает.

— Волк, медведь, кабан и я приглашаем вас, лисичка-сестричка, и пана Котофея к себе на обед.

Сказал и убежал. Прибегает, а медведь и говорит ему:

— Ты не забыл сказать, чтобы они принесли с собой ложки?

— Ох, батюшки, забыл! — отвечает зайчик — и опять побежал к лисичке.

Прибежал, постучал в окошко.

— Не забудьте ложки, — говорит, — захватить с собой!

А лисичка отвечает:

Добро, добро, не забудем!

Собралась лисичка-сестричка, взяла пана Котофея под руку, идут. А пан Котофей опять взъерошился, фукает: «фу-фу-фу!» А глаза так и горят, как два зелёных огня.

Волк испугался, присел за кустом, кабан забрался под стол, медведь вскарабкался кое- как на дерево, а зайчик спрятался в норку.

Кот как почуял на столе мясо, кинулся к нему, замяукал: «Мяу-мяу-мяу!» — и давай его уплетать.

А зверям показалось, что он кричит: «Мало- мало-мало!»

«Вот, — думают, — обжора! Всё ему мало!»

Пан Котофей наелся, напился, улёгся на столе — спит.

А кабан лежал под столом и хвостом пошевеливал. Кот подумал, что это мышь, кинулся туда, увидел кабана, перепутался и вскочил на дерево, где сидел медведь.

Медведь подумал, что кот в драку лезет, забрался выше. Ветки под ним сломались, он и упал на землю.

Да упал-то он на тот самый куст, за которым волк сидел. Волк подумал, что пришёл ему конец, — и бежать! Бежали они с медведем так, что и зайчику за ними не угнаться.

А кот залез на стол и принялся есть сало да мёдом закусывать. Поели они с лисичкой- сестричкой всё, что было, и пошли домой.

Читайте также:
Лесная старуха - Братья Гримм, читать детям онлайн

А волк, медведь, кабан и заяц собрались и говорят:

— Вот какой зверь! Такой маленький, а чуть нас всех не съел!

Пан котофей — украинская народная сказка

Сказка про старого кота, который напугал зайца, волка, медведя и дикого кабана.

Пан котофей читать

Жил-был один человек, и был у него кот — такой старый, что и мышей не мог ловить. Вот и думает хозяин: «На что мне такой кот? Возьму занесу его в лес». Взял и занёс.

Сидит наш кот под ёлкой и плачет. Бежит лисичка-сестричка.

— Ты кто такой? — спрашивает. Кот взъерошился и отвечает:

— Фу-фу! Я пан Котофей!

Лисичка была рада познакомиться с таким важным паном. Вот она и говорит ему:

— Возьми меня замуж. Я буду тебе хорошей женой. Кормить буду.

— Ладно, — отвечает кот, — возьму.

Сговорились они и пошли жить в Лисичкину хату.

Лисичка угождала ему всяко: то курицу поймает, то какого лесного зверька принесёт. Сама съест или нет, а коту несёт.

Вот как-то встречает её зайчик-побегайчик и говорит:

— Лисичка-сестричка, я приду к тебе свататься!

— Нет, не приходи! У меня теперь пан Котофей, он раздерёт тебя.

А кот вышел из норы, взъерошился, выгнулся дугой и зафукал: «Фу-фу!»

Заяц перепугался до смерти, побежал в лес и рассказал волку, медведю и дикому кабану, какого он страшного зверя видел — пана Котофея.

Решили они как-нибудь подольститься к Котофею и придумали позвать его с лисичкой на обед.

Стали они советоваться, какой бы получше обед приготовить для гостей. Волк сказал:

— Я пойду за салом и мясом, чтобы борщ хороший был.

— Я пойду за свёклой и картофелем.

— Я принесу мёду на закуску.

А зайчик побежал за капустой.

Состряпали они обед, поставили всё на стол и стали спорить, кому из них идти за лисичкой и Котофеем. Медведь говорит:

— Я толстый, задохнуся.

— Я неповоротливый, не поспею.

— Я старый, плохо слышу.

Пришлось идти зайчику.

Прибежал зайчик к лисичкиной норе и три раза постучался в оконце: стук-стук-стук!

Выскочила лисичка и видит зайчика —как он на задних лапках стоит.

— Чего тебе надобно? — спрашивает.

— Волк, медведь, кабан и я приглашаем вас, лисичка-сестричка, и пана Котофея к себе на обед.

Сказал и убежал. Прибегает, а медведь и говорит ему:

— Ты не забыл сказать, чтобы они принесли с собой ложки?

— Ох, батюшки, забыл! —отвечает зайчик — и опять побежал к лисичке.

Прибежал, постучал в окошко.

— Не забудьте ложки, — говорит, — захватить с собой!

А лисичка отвечает:

— Добро, добро, не забудем!

Собралась лисичка-сестричка, взяла пана Котофея под руку, идут. А пан Котофей опять взъерошился, фукает: «Фу-фу-фу!» А глаза так и горят, как два зелёных огня.

Волк испугался, присел за кустом, кабан забрался под стол, медведь вскарабкался кое-как на дерево, а зайчик спрятался в норку.

Кот как почуял на столе мясо, кинулся к нему, замяукал: «Мяу-мяу-мяу!» — и давай его уплетать.

А зверям показалось, что он кричит: «Мало-мало-мало!»

«Вот, — думают, — обжора! Всё ему мало!»

Пан Котофей наелся, напился, улёгся на столе — спит.

А кабан лежал под столом и хвостом пошевеливал. Кот подумал, что это мышь, кинулся туда, увидел кабана, перепугался и вскочил на дерево, где сидел медведь.

Медведь подумал, что кот в драку лезет, забрался выше; ветки под ним сломались, он и упал на землю.

Да упал-то он на тот самый куст, за которым волк сидел. Волк подумал, что пришёл ему конец, — и давай бог ноги! Бежали они с медведем так, что и зайчику за ними не угнаться.

А кот залез на стол и принялся есть сало да мёдом закусывать. Поели они с лисичкой-сестричкой всё, что было, и пошли домой.

А волк, медведь, кабан и заяц собрались и говорят:

— Вот какой зверь! Такой маленький, а чуть нас всех не съел!

Пожалуйста, оцените произведение

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Прочитано 996 раз(а)

Другие украинские народные сказки

Соломенный бычок — украинская народная сказка

Сказка про то, как баба с помощью соломенного бычка поймала лисицу, волка и медведя. Соломенный бычок читать Дед смолу гнал, а баба по дому управлялась. Вот баба и стала донимать деда: —…

Катигорошек — украинская народная сказка

Сказка про семью, в которой было шестеро сыновей и одна дочка. Всех их Змей заточил в своем дворце. У отца и матери родился еще один сын-богатырь Катигорошек, который спас своих братьев и…

Казак Мамарыга — украинская народная сказка

Сказка про храброго и смекалистого казака Мамарыгу, который бродил по свету и помогал добрым людям. Казак Мамарыга читать Двадцать пять лет проработал казак Мамарыга у богача. И всего три медных гроша заработал.…

Все украинские народные сказки

Рекомендуем Вам прочитать

Молчун-зелье — украинская народная сказка

Сказка про то, как умная бабушка научила молодицу жить в семье без слез и ругани. Молчун-зелье читать Сказать бы байку — не умею, сказать бы присказку — не смею, соврать бы небылицу…

Ивасик телесик — украинская народная сказка

Сказка про мальчика Ивасика, которого украла ведьма и хотела съесть. Но находчивость Ивасика помогла ему остаться целым и вернуться домой к родителям. Ивасик телесик читать Жили себе муж с женой, и был…

Старикова дочка и старухина дочка — украинская народная сказка

Сказка про то, как мачеха хотела падчерицу извести и велела мужу дочь в лес отвезти. Девушка была приветливая и работящая, она в лесу не пропала, а вернулась домой с подарками. Старикова дочка…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: