Сашина каша — Сергей Михалков, читать стихи детям онлайн

«Сашина каша». «Находка». «Где очки?». Михалков.

Здесь у нас собраны три отличных стихотворения Сергея Михалкова: «Сашина каша», «Находка», «Где очки». Никакой особенной логики в их объединении нет. Но не создавать же под каждый из этих стихов отдельную страничку, правда? Вот и получилась в итоге одна страничка, но с тремя названиями.

САШИНА КАША

Михалков

Живет на свете Саша.
Во рту у Саши каша —
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши —
Слова простые наши
На русском языке.

Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
чисто,
ясно, —
Как люди говорят, —
Наш Саша так корежит,
Что сам понять не может:
Произнесет словечко —
И сам тому не рад!

Он скажет:
«До свидания!»
А слышится:
«До здания!»
Он спросит:
«Где галоши?»
А слышно:
«Это лошадь?»

Когда он вслух читает,
Поймешь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.

Он так спешит с налета
Прочесть,
спросить,
сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.

НАХОДКА

Михалков

Я выбежал на улицу,
По мостовой пошел,
Свернул налево за угол
И кошелек нашел.

Четыре отделения
В тяжелом кошельке.
И в каждом отделении
Пятак на пятаке.

И вдруг по той же улице,
По той же мостовой
Идет навстречу девочка
С поникшей головой.

И грустно смотрит под ноги,
Как будто по пути
Ей нужно что-то важное
На улице найти.

Не знает эта девочка,
Что у меня в руке
Ее богатство медное
В тяжелом кошельке.

Но тут беда случается,
И я стою дрожа:
Не нахожу в кармане я
Любимого ножа.

Четыре острых лезвия
Работы не простой,
Да маленькие ножницы,
Да штопор завитой.

И вдруг я вижу: девочка
Идет по мостовой,
Мой ножик держит девочка
И спрашивает: — Твой?

Я нож беру уверенно,
Кладу в карман его.
Проходит мимо девочка,
Не знает ничего.

И грустно смотрит под ноги,
Как будто по пути
Ей нужно что-то важное
На улице найти.

Не знает эта девочка,
Что у меня в руке
Ее богатство медное
В тяжелом кошельке.

Я бросился за девочкой,
И я догнал ее,
И я спросил у девочки:
— Твое? Скажи, твое?

— Мое, — сказала девочка. —
Я шла, разиня рот.
Отдай! Я так и думала,
Что кто-нибудь найдет.

ГДЕ ОЧКИ?

Михалков

(Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что написал стихотворение «Очки» один из самых известнейших польских поэтов — Юлиан Тувим. А Михалков перевел его на русский)

— Что стряслось у тети Вали?
— У нее очки пропали!

Ищет бедная старушка
За подушкой, под подушкой,

С головою залезала
Под матрац, под одеяло,

Заглянула в ведра, в крынки,
В боты, в валенки, ботинки,

Все вверх дном перевернула,
Посидела, отдохнула,

Повздыхала, поворчала
И пошла искать сначала.

Снова шарит под подушкой,
Снова ищет за кадушкой.

Засветила в кухне свечку,
Со свечой полезла в печку,

Обыскала кладовую —
Все напрасно! Все впустую!

Нет очков у тети Вали —
Очевидно, их украли!

На сундук старушка села.
Рядом зеркало висело.

И старушка увидала,
Что не там очки искала,

Что они на самом деле
У нее на лбу сидели.

Так чудесное стекло
Тете Вале помогло.

И, конечно, по традиции уже, небольшая загадку: помните ли вы, в каком из четырех замечательных стихов Сергея Михалкова — Щенок, Про мимозу, Шел трамвай десятый номер, Фома — рассказывается про мальчика по имени Валентин? Уверен, что помнят не многие! Ну хоть о том, что Дядя Степа работал милиционером-то помните?

Стихотворение “Сашина каша” Михалков Сергей Владимирович

Живет на свете Саша.
Во рту у Саши каша –
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши –
Слова простые наши
На русском языке.

Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
Чисто,
Ясно,-
Как люди говорят,-
Наш Саша так корежит,
Что сам понять не может:
Произнесет словечко –
И сам тому не рад!

Он скажет: «До свидания!»
А слышится:»До здания!»
Он спросит:»Где галоши?»
А слышно: «Это лошадь?»

Когда он вслух читает,
Поймешь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.

Он так спешит с налета
Прочесть, спросить, сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.

Еще стихотворения:

Саша, ночью я пришел Саша, ночью я пришел, Как обыкновенно. Было мне нехорошо, Как обыкновенно. Саша, темное окно Не темнело лучше. Саша, мне нехорошо, А тебе не лучше. Ничего я не узнал Про тебя.

Простые слова Как радостно птицей лететь домой, Любовь и нежность тая, И знать, что спросят тебя: «Ты мой?». И скажут тебе: «Я твоя!» Простые слова, Смешные слова, Всегда и везде все те.

Лифт и Карандаш В новом лифте ехал Саша На тринадцатый этаж. Вместе с ним на том же лифте Ехал синий Карандаш. Поднимается кабина На тринадцатый этаж, А на стенке той кабины Что-то пишет.

Перловая каша Затихнет лес, слышней беседы птичьи, запахнет вкусно кашей из котла. Пора обедать, и в густой черничник летит плашмя лучковая пила. А трактор, сосны со спины откинув, пасется на делянке у.

Вывод С годами сердцем и рассудком Я сторонюсь все горячей Необязательных поступков, Неубедительных речей. Мне по душе теперь простые, Прямые чувства и слова, Дела земные, не пустые – Как хлеб, как.

Дети страха, злые выродки прогресса Дети страха, Злые выродки прогресса, У которых даже сердце на засов, Мракобесие — от мрака и от беса, Сладкогласие — от сладких голосов. Вам осталось убивать и упиваться, Вам досталась.

Нам двоим посвященная Нам двоим посвященная, очень краткая, очень долгая, не по-зимнему черная, ночь туманная, волглая, неспокойная, странная… Может, все еще сбудется? Мне — лукавить не стану все глаза твои чудятся, то молящие.

Где Где мысли простые о жизни простецкой? Они в мертвецкой. Где чувства простые на этой земле? Они в золе. Где песни о правде, о воле и силе? Они в могиле. Где.

Обучаю играть на гитаре Обучаю играть на гитаре Ледокольщика Сашу Седых. Ледокол по торосу ударит — Саша крепче прихватит лады. Ученик мне достался упрямый, Он струну теребит от души. У него на столе телеграмма.

Читайте также:
Слон - Агния Барто, стихи читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки

Забытые слова Слова священные, слова времен былых, Когда они еще знакомо нам звучали… Увы! Зачем же, полн гражданственной печали, Пред смертью не успел ты нам напомнить их? Те лучшие слова, так людям.

Романс (Невинный нежною душой…) Невинный нежною душой, Не знавши в юности страстей прилив, Ты можешь, друг, сказать с какой-то простотою: Я был счастлив. Кто, слишком рано насладившись, Живет, в душе негодованье скрыв, Тот может.

Не степной набег Батыя Не степной набег Батыя, Не анчара терпкий яд — Мне страшны слова простые: «Нет мне дела до тебя». Не убийца, злу послушный, Не кровавых пятен след — Страшен голос равнодушный.

Не сотвори себе кумира Не сотвори себе кумира Из невеликих мелочей — Из обстановки и квартиры, Из посещения врачей, Из воскресенья и субботы, Из размышлений о судьбе. В конце концов, не в наши годы.

На краю окружной Что еще сказать на краю Окружной, где черна пыльца? Я придумала жизнь мою От начала и до конца. Что сказать на краю утра, Прохимичевшего зарю? Я, быть может, лишь тем.

Ангелы Выходят танки из леска, устало роют снег, а неотступная тоска бредет за нами вслед. Победа нас не обошла, да крепко обожгла. Мы на поминках водку пьем, да ни один не.

Река Река обмелела. Еще бы! Веками Она шлифовала ненужные камни, Листки тальниковые зря обмывала, У левого берега рыла обвалы И походя каждой весною на правом До синих увалов плескала по травам;.

Н. А. Чарушину Едва ли мать когда бывает Так терпелива и нежна, Когда дитя — в жару, без сна — Ее капризами терзает, Как ты ко мне был нежен, милый, И к вечным.

Не золотая осень — синяя Не золотая осень — синяя! Звенит в осинах синева, И осыпаются гусиные И журавлиные слова — Простые, непереводимые, Они, пространство решетя, На землю падают родимую, Как струйки грустного дождя. А.

Разбор собратьев Разбор собратьев очень труден И, согласитесь, щекотлив: Никто друг другу не подсуден, И каждый сокровенным жив… Но не сказать о них ни слова — Пожалуй, утаить себя… Моя душа сказать.

Немота Кто же был так силен и умен? Кто мой голос из горла увел? Не умеет заплакать о нем рана черная в горле моем. Сколь достойны любви и хвалы, март, простые.

Откат Не отмечена ничем в календаре Вереница этих дат и этих чисел: На моря Россия вышла при Петре, А вернулась восвояси — при Борисе. И теперь на всех окраинах — прогресс.

Как много чувств на мне лежат Как много чувств на мне лежат Глубоко, Как много дум меня манят Далеко. И много б я сказать хотел — Но нет, молчанье — мой удел. О, в этом мире.

Привал У походной кухни лентой — Разбитная солдатня. Отогнув подол брезента, Кашевар поит коня… В крышке гречневая каша, В котелке дымятся щи. Небо — синенькая чаша, Над лозой гудят хрущи. Сдунешь.

В покосных травах тишина В покосных травах тишина, И медом пахнет медуница. И вновь степному сердцу мнится Седая хата в три окна. Там я прозрел, Там я окреп, Впервые крикнул: «Мамо, ненько!» Там, на.

«И росою обрызганный розовый куст…» «…И росою обрызганный розовый куст Открывает нам тысячу розовых уст. И, на мир изливая свою благодать, Что-то хочет сказать — и не может сказать…» Если кто-то когда-то, в далекие дни.

Начинается жизнь — к вечеру Начинается жизнь — к вечеру, Разложили удары — квиты мы. Очень жаль, но сказать — нечего, Все слова, как шары бритые… День уходит дождем в крапинку, Год уходит, снега выхлестав.

Сонет спросонья В каких монтажках нам готовят сны? Кто пишет по указке Немезиды Сценарий, наши старые обиды Соединяя с комплексом вины? Из подсознания, из глубины, Из нашей персональной Атлантиды Размытые всплывают пирамиды.

Память о солнце в сердце слабеет Память о солнце в сердце слабеет, Желтей трава, Ветер снежинками ранними веет Едва-едва. В узких каналах уже не струится — Стынет вода, Здесь никогда ничего не случится.- О, никогда! Ива.

Итальянская опера С каким привычным наслажденьем мы страстным упивались пеньем, крутили диск не раз, не два, не понимая, повторяли записанные там, в Ла Скале, нам неизвестные слова. Они нам бедный слух ласкали.

По тихим плитам крепостного плаца По тихим плитам крепостного плаца Разводят незнакомых часовых. Сказать о возрасте! Уж сны не снятся, А книжка — с адресами неживых. Стоят, не шелохнутся часовые. Друзья редеют, и молчит беда.

Умирающая Собака Султанка старый занемог, Султанка слег в постелю; Лежит он день, лежит неделю, Никто из медиков Султанке не помог, Час от часу лишь только хуже: Все ребра у него наруже, Как.

Высота Вцепились они в высоту, как в свое. Огонь минометный, шквальный… А мы все лезли толпой на нее, Как на буфет вокзальный. И крики «ура» застывали во рту, Когда мы пули.

Два стихотворения Подушка уже горяча С обеих сторон. Вот и вторая свеча Гаснет и крик ворон Становится все слышней. Я эту ночь не спала, Поздно думать о сне… Как нестерпимо бела Штора.

«Полюбя тебя, смущаюсь…» Полюбя тебя, смущаюсь И не знаю, как сказать, Что тобою я прельщаюсь И боюся винным стать. Пред тобой когда бываю, Весь в смятении сижу, Что сказать тогда, не знаю, Только.

Есть люди: обо мне забыли Есть люди: Обо мне забыли, А я — о них. У них всегда автомобили, А я ленив. Поверхность гладкая намокла И холодит. Через небьющиеся стекла Едва глядит В лицо мне.

Сказать бы, слов своих не слыша Сказать бы, слов своих не слыша, Дыханья, дуновенья тише, Беззвучно, как дымок под крышей Иль тень его (по снегу тень Скользит, но спящий снег не будит), Сказать тебе, что счастье.

Опадает, как ясень, стих Опадает, как ясень, стих. Вышло время надежд моих. Очень много сказать хотел, ради песни на все готов. Нет возможности. Есть предел. Мало верных людей и слов. Что останется после нас.

Из альбома Карамзиной (Любил и я…) Любил и я в былые годы, В невинности души моей, И бури шумные природы И бури тайные страстей. Но красоты их безобразной Я скоро таинство постиг, И мне наскучил их.

Читайте также:
Финтифлюшкин — Сергей Михалков, читать стихи детям онлайн

Тревожно мне и не с кем поделиться Тревожно мне И не с кем поделиться Бессрочным одиночеством своим. Вон той звезде простуженной не спится. Открыл окно — давай поговорим. Я тишины окрестной не нарушу, Лишь чье-то имя вымолвлю.

Смотровая щель В машине мрак и теснота. Водитель в рычаги вцепился… День, словно узкая черта, Сквозь щель едва-едва пробился. От щели, может, пятый час Водитель не отводит глаз. А щель узка, края.

Стихотворение “Сашина каша” Михалков Сергей Владимирович

Живет на свете Саша.
Во рту у Саши каша –
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши –
Слова простые наши
На русском языке.

Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
Чисто,
Ясно,-
Как люди говорят,-
Наш Саша так корежит,
Что сам понять не может:
Произнесет словечко –
И сам тому не рад!

Он скажет: «До свидания!»
А слышится:»До здания!»
Он спросит:»Где галоши?»
А слышно: «Это лошадь?»

Когда он вслух читает,
Поймешь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.

Он так спешит с налета
Прочесть, спросить, сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.

Еще стихотворения:

Саша, ночью я пришел Саша, ночью я пришел, Как обыкновенно. Было мне нехорошо, Как обыкновенно. Саша, темное окно Не темнело лучше. Саша, мне нехорошо, А тебе не лучше. Ничего я не узнал Про тебя.

Простые слова Как радостно птицей лететь домой, Любовь и нежность тая, И знать, что спросят тебя: «Ты мой?». И скажут тебе: «Я твоя!» Простые слова, Смешные слова, Всегда и везде все те.

Лифт и Карандаш В новом лифте ехал Саша На тринадцатый этаж. Вместе с ним на том же лифте Ехал синий Карандаш. Поднимается кабина На тринадцатый этаж, А на стенке той кабины Что-то пишет.

Перловая каша Затихнет лес, слышней беседы птичьи, запахнет вкусно кашей из котла. Пора обедать, и в густой черничник летит плашмя лучковая пила. А трактор, сосны со спины откинув, пасется на делянке у.

Вывод С годами сердцем и рассудком Я сторонюсь все горячей Необязательных поступков, Неубедительных речей. Мне по душе теперь простые, Прямые чувства и слова, Дела земные, не пустые – Как хлеб, как.

Дети страха, злые выродки прогресса Дети страха, Злые выродки прогресса, У которых даже сердце на засов, Мракобесие — от мрака и от беса, Сладкогласие — от сладких голосов. Вам осталось убивать и упиваться, Вам досталась.

Нам двоим посвященная Нам двоим посвященная, очень краткая, очень долгая, не по-зимнему черная, ночь туманная, волглая, неспокойная, странная… Может, все еще сбудется? Мне — лукавить не стану все глаза твои чудятся, то молящие.

Где Где мысли простые о жизни простецкой? Они в мертвецкой. Где чувства простые на этой земле? Они в золе. Где песни о правде, о воле и силе? Они в могиле. Где.

Обучаю играть на гитаре Обучаю играть на гитаре Ледокольщика Сашу Седых. Ледокол по торосу ударит — Саша крепче прихватит лады. Ученик мне достался упрямый, Он струну теребит от души. У него на столе телеграмма.

Забытые слова Слова священные, слова времен былых, Когда они еще знакомо нам звучали… Увы! Зачем же, полн гражданственной печали, Пред смертью не успел ты нам напомнить их? Те лучшие слова, так людям.

Романс (Невинный нежною душой…) Невинный нежною душой, Не знавши в юности страстей прилив, Ты можешь, друг, сказать с какой-то простотою: Я был счастлив. Кто, слишком рано насладившись, Живет, в душе негодованье скрыв, Тот может.

Не степной набег Батыя Не степной набег Батыя, Не анчара терпкий яд — Мне страшны слова простые: «Нет мне дела до тебя». Не убийца, злу послушный, Не кровавых пятен след — Страшен голос равнодушный.

Не сотвори себе кумира Не сотвори себе кумира Из невеликих мелочей — Из обстановки и квартиры, Из посещения врачей, Из воскресенья и субботы, Из размышлений о судьбе. В конце концов, не в наши годы.

На краю окружной Что еще сказать на краю Окружной, где черна пыльца? Я придумала жизнь мою От начала и до конца. Что сказать на краю утра, Прохимичевшего зарю? Я, быть может, лишь тем.

Ангелы Выходят танки из леска, устало роют снег, а неотступная тоска бредет за нами вслед. Победа нас не обошла, да крепко обожгла. Мы на поминках водку пьем, да ни один не.

Река Река обмелела. Еще бы! Веками Она шлифовала ненужные камни, Листки тальниковые зря обмывала, У левого берега рыла обвалы И походя каждой весною на правом До синих увалов плескала по травам;.

Н. А. Чарушину Едва ли мать когда бывает Так терпелива и нежна, Когда дитя — в жару, без сна — Ее капризами терзает, Как ты ко мне был нежен, милый, И к вечным.

Не золотая осень — синяя Не золотая осень — синяя! Звенит в осинах синева, И осыпаются гусиные И журавлиные слова — Простые, непереводимые, Они, пространство решетя, На землю падают родимую, Как струйки грустного дождя. А.

Разбор собратьев Разбор собратьев очень труден И, согласитесь, щекотлив: Никто друг другу не подсуден, И каждый сокровенным жив… Но не сказать о них ни слова — Пожалуй, утаить себя… Моя душа сказать.

Немота Кто же был так силен и умен? Кто мой голос из горла увел? Не умеет заплакать о нем рана черная в горле моем. Сколь достойны любви и хвалы, март, простые.

Откат Не отмечена ничем в календаре Вереница этих дат и этих чисел: На моря Россия вышла при Петре, А вернулась восвояси — при Борисе. И теперь на всех окраинах — прогресс.

Как много чувств на мне лежат Как много чувств на мне лежат Глубоко, Как много дум меня манят Далеко. И много б я сказать хотел — Но нет, молчанье — мой удел. О, в этом мире.

Привал У походной кухни лентой — Разбитная солдатня. Отогнув подол брезента, Кашевар поит коня… В крышке гречневая каша, В котелке дымятся щи. Небо — синенькая чаша, Над лозой гудят хрущи. Сдунешь.

Читайте также:
Бедный Костя — Сергей Михалков, стихи читать детям онлайн

В покосных травах тишина В покосных травах тишина, И медом пахнет медуница. И вновь степному сердцу мнится Седая хата в три окна. Там я прозрел, Там я окреп, Впервые крикнул: «Мамо, ненько!» Там, на.

«И росою обрызганный розовый куст…» «…И росою обрызганный розовый куст Открывает нам тысячу розовых уст. И, на мир изливая свою благодать, Что-то хочет сказать — и не может сказать…» Если кто-то когда-то, в далекие дни.

Начинается жизнь — к вечеру Начинается жизнь — к вечеру, Разложили удары — квиты мы. Очень жаль, но сказать — нечего, Все слова, как шары бритые… День уходит дождем в крапинку, Год уходит, снега выхлестав.

Сонет спросонья В каких монтажках нам готовят сны? Кто пишет по указке Немезиды Сценарий, наши старые обиды Соединяя с комплексом вины? Из подсознания, из глубины, Из нашей персональной Атлантиды Размытые всплывают пирамиды.

Память о солнце в сердце слабеет Память о солнце в сердце слабеет, Желтей трава, Ветер снежинками ранними веет Едва-едва. В узких каналах уже не струится — Стынет вода, Здесь никогда ничего не случится.- О, никогда! Ива.

Итальянская опера С каким привычным наслажденьем мы страстным упивались пеньем, крутили диск не раз, не два, не понимая, повторяли записанные там, в Ла Скале, нам неизвестные слова. Они нам бедный слух ласкали.

По тихим плитам крепостного плаца По тихим плитам крепостного плаца Разводят незнакомых часовых. Сказать о возрасте! Уж сны не снятся, А книжка — с адресами неживых. Стоят, не шелохнутся часовые. Друзья редеют, и молчит беда.

Умирающая Собака Султанка старый занемог, Султанка слег в постелю; Лежит он день, лежит неделю, Никто из медиков Султанке не помог, Час от часу лишь только хуже: Все ребра у него наруже, Как.

Высота Вцепились они в высоту, как в свое. Огонь минометный, шквальный… А мы все лезли толпой на нее, Как на буфет вокзальный. И крики «ура» застывали во рту, Когда мы пули.

Два стихотворения Подушка уже горяча С обеих сторон. Вот и вторая свеча Гаснет и крик ворон Становится все слышней. Я эту ночь не спала, Поздно думать о сне… Как нестерпимо бела Штора.

«Полюбя тебя, смущаюсь…» Полюбя тебя, смущаюсь И не знаю, как сказать, Что тобою я прельщаюсь И боюся винным стать. Пред тобой когда бываю, Весь в смятении сижу, Что сказать тогда, не знаю, Только.

Есть люди: обо мне забыли Есть люди: Обо мне забыли, А я — о них. У них всегда автомобили, А я ленив. Поверхность гладкая намокла И холодит. Через небьющиеся стекла Едва глядит В лицо мне.

Сказать бы, слов своих не слыша Сказать бы, слов своих не слыша, Дыханья, дуновенья тише, Беззвучно, как дымок под крышей Иль тень его (по снегу тень Скользит, но спящий снег не будит), Сказать тебе, что счастье.

Опадает, как ясень, стих Опадает, как ясень, стих. Вышло время надежд моих. Очень много сказать хотел, ради песни на все готов. Нет возможности. Есть предел. Мало верных людей и слов. Что останется после нас.

Из альбома Карамзиной (Любил и я…) Любил и я в былые годы, В невинности души моей, И бури шумные природы И бури тайные страстей. Но красоты их безобразной Я скоро таинство постиг, И мне наскучил их.

Тревожно мне и не с кем поделиться Тревожно мне И не с кем поделиться Бессрочным одиночеством своим. Вон той звезде простуженной не спится. Открыл окно — давай поговорим. Я тишины окрестной не нарушу, Лишь чье-то имя вымолвлю.

Смотровая щель В машине мрак и теснота. Водитель в рычаги вцепился… День, словно узкая черта, Сквозь щель едва-едва пробился. От щели, может, пятый час Водитель не отводит глаз. А щель узка, края.

Стихи Сергея Михалкова для детей: читаем и слушаем

Серге́й Влади́мирович Михалко́в — русский (советский и российский) писатель, поэт, драматург и публицист, военный корреспондент, сценарист, баснописец, общественный деятель. Наибольшую известность Михалкову принесли его произведения для детей.

Читаем стихи Михалкова детям

Эти стихи можно читать как детям 1 класса и старше, а также самым маленьким для быстрого развития речи и мышления.

Котята

Вы послушайте, ребята,

Я хочу вам рассказать:

Родились у нас котята –

Их по счёту ровно пять.

Мы решали, мы гадали:

Как же нам котят назвать?

Наконец мы их назвали:

Раз, Два, Три, Четыре, Пять.

Раз – котёнок самый белый,

Два – котёнок самый смелый,

Три – котёнок самый умный,

А Четыре – самый шумный.

Пять похож на Три и Два –

Те же хвост и голова,

То же пятнышко на спинке,

Так же спит весь день в корзинке.

Хороши у нас котята –

Раз, Два, Три, Четыре, Пять!

Заходите к нам, ребята,

Посмотреть и посчитать!

Щенок

Я сегодня сбилась с ног –

У меня пропал щенок.

Два часа его звала,

Два часа его ждала,

За уроки не садилась

И обедать не могла.

Соскочил щенок с дивана,

Стал по комнатам ходить,

Он увидел одеяло –

Покрываться нечем стало.

Он в кладовку заглянул –

С мёдом жбан перевернул.

Он порвал стихи у папы,

На пол с лестницы упал,

В клей залез передней лапой,

Может быть, его украли,

На верёвке увели,

Новым именем назвали,

Может, он в лесу дремучем

Под кустом сидит колючим,

Мокнет, бедный, под дождём?

Я не знала, что мне делать.

Два часа я горевала,

Книжек в руки не брала,

Ничего не рисовала,

Всё сидела и ждала.

Вдруг

Какой-то страшный зверь

Открывает лапой дверь,

Прыгает через порог.

Не узнала я щенка?

Нос распух, не видно глаза,

И, впиваясь, как игла,

На хвосте жужжит пчела.

Мать сказала: – Дверь закрой!

К нам летит пчелиный рой. –

Мой щенок лежит пластом

И виляет еле-еле

Я не бегаю к врачу –

Я сама его лечу.

Про девочку, которая плохо кушала

Юля плохо кушает,

Никого не слушает.

– Съешь яичко, Юлечка!

– Не хочу, мамулечка!

– Съешь с колбаской бутерброд! –

Прикрывает Юля рот.

Стынет Юлечкин обед.

– Что с тобою, Юлечка?

– Сделай, девочка, глоточек,

Проглоти еще кусочек!

Пожалей нас, Юлечка!

– Не могу, мамулечка!

Мама с бабушкой в слезах –

Читайте также:
Баю — баю, баиньки — русская народная песенка, читать детям онлайн

Тает Юля на глазах!

Появился детский врач –

Глеб Сергеевич Пугач.

Смотрит строго и сердито:

– Нет у Юли аппетита?

Только вижу, что она,

Безусловно, не больна!

А тебе скажу, девица:

Все едят – и зверь и птица,

От зайчат и до котят

Все на свете есть хотят.

С хрустом Конь жует овес.

Кость грызет дворовый Пес.

Воробьи зерно клюют,

Там, где только достают,

Утром завтракает Слон –

Обожает фрукты он.

Бурый Мишка лижет мед.

В норке ужинает Крот.

Обезьянка ест банан.

Ищет желуди Кабан.

Ловит мошку ловкий Стриж.

Попрощался с Юлей врач –

Глеб Сергеевич Пугач.

И сказала громко Юля:

– Накорми меня, мамуля!

Прививка

– На прививку! Первый класс!

– Вы слыхали? Это нас. –

Я прививки не боюсь:

Если надо – уколюсь!

Ну, подумаешь, укол!

Укололи и – пошёл.

Это только трус боится

На укол идти к врачу.

Лично я при виде шприца

Улыбаюсь и шучу.

Я вхожу один из первых

В медицинский кабинет.

У меня стальные нервы

Или вовсе нервов нет!

Если только кто бы знал бы,

Что билеты на футбол

Я охотно променял бы

На добавочный укол.

– На прививку! Первый класс!

– Вы слыхали? Это нас. –

Почему я встал у стенки?

У меня. дрожат коленки..

Дядя Стёпа

В доме восемь дробь один

У заставы Ильича

Жил высокий гражданин,

По прозванью Каланча,

По фамилии Степанов

И по имени Степан,

Из районных великанов

Самый главный великан.

Уважали дядю Стёпу

За такую высоту.

Шёл с работы дядя Стёпа –

Видно было за версту.

Лихо мерили шаги

Две огромные ноги:

Сорок пятого размера

Покупал он сапоги.

Он разыскивал на рынке

Он разыскивал штаны

Купит с горем пополам,

Повернётся к зеркалам –

Вся портновская работа

Разъезжается по швам!

Он через любой забор

С мостовой глядел во двор.

Лай собаки поднимали:

Думали, что лезет вор.

Брал в столовой дядя Стёпа

Для себя двойной обед.

Спать ложился дядя Стёпа –

Ноги клал на табурет.

Сидя книги брал со шкапа.

И не раз ему в кино

Говорили: – Сядьте на пол

Вам, товарищ, всё равно!

Но зато на стадион

Проходил бесплатно он:

Пропускали дядю Стёпу –

Думали, что чемпион.

От ворот и до ворот

Знал в районе весь народ,

Где работает Степанов,

Потому что всех быстрее,

Без особенных трудов

Он снимал ребятам змея

С телеграфных проводов.

И того, кто ростом мал,

На параде поднимал,

Потому что все должны

Видеть армию страны.

Все любили дядю Стёпу,

Уважали дядю Стёпу:

Был он самым лучшим другом

Всех ребят со всех дворов.

Он домой спешит с Арбата.

– Как живёшь? – кричат ребята.

Он чихнёт – ребята хором:

– Дядя Стёпа, будь здоров!

Дядя Стёпа утром рано

Быстро вскакивал с дивана,

Окна настежь открывал,

Душ холодный принимал.

Чистить зубы дядя Стёпа

Никогда не забывал.

Человек сидит в седле,

Ноги тащит по земле –

Это едет дядя Стёпа

По бульвару на осле.

– Вам, – кричат Степану люди, –

Нужно ехать на верблюде!

На верблюде он поехал –

Люди давятся со смеха:

– Эй, товарищ, вы откуда?

Вы раздавите верблюда!

Вам, при вашей вышине,

Нужно ехать на слоне!

Дяде Стёпе две минуты

Остаётся до прыжка.

Он стоит под парашютом

И волнуется слегка.

А внизу народ хохочет:

Вышка с вышки прыгать хочет!

В тир, под низенький навес,

Дядя Стёпа еле влез.

Я за выстрелы плачу.

В этот шар и в эту птицу

Я прицелиться хочу!

Оглядев с тревогой тир,

Говорит в ответ кассир:

– Вам придётся на колени,

Дорогой товарищ, встать –

Вы же можете мишени

Без ружья рукой достать!

До утра в аллеях парка

Будет весело и ярко,

Будет музыка греметь,

Будет публика шуметь.

Дядя Стёпа просит кассу:

– Я пришёл на карнавал.

Дайте мне такую маску,

Чтоб никто не узнавал!

– Вас узнать довольно просто, –

Раздаётся дружный смех, –

Мы узнаем вас по росту:

Вы, товарищ, выше всех!

– Это тонет ученик!

Он упал с обрыва в реку!

На глазах всего народа

Дядя Стёпа лезет в воду.

Все кричат ему с моста. –

Вам, товарищ, по колено

Все глубокие места!

Жив, здоров и невредим

Мальчик Вася Бородин.

Дядя Стёпа в этот раз

За поступок благородный

Все его благодарят.

– Попросите что угодно, –

Дяде Стёпе говорят.

– Мне не нужно ничего –

Я задаром спас его!

Паровоз летит, гудит,

Машинист вперёд глядит.

Машинист у полустанка

– От вокзала до вокзала

Сделал рейсов я немало,

Но готов идти на спор –

Это новый семафор.

Подъезжают к семафору.

Что такое за обман?

У пути стоит Степан.

Он стоит и говорит:

– Здесь дождями путь размыт.

Я нарочно поднял руку –

Показать, что путь закрыт.

Что за дым над головой?

Что за гром по мостовой?

Дом пылает за углом,

Сто зевак стоят крутом.

Ставит лестницы команда,

От огня спасает дом.

Весь чердак уже в огне,

Бьются голуби в окне.

На дворе в толпе ребят

Дяде Стёпе говорят:

– Неужели вместе с домом

Наши голуби сгорят?

Дядя Стёпа с тротуара

Достаёт до чердака.

Сквозь огонь и дым пожара

Тянется его рука.

Он окошко открывает.

Из окошка вылетают

А за ними – воробей.

Все Степану благодарны:

Спас он птиц, и потому

Стать немедленно пожарным

Все советуют ему.

Но пожарникам в ответ

Говорит Степанов: – Нет!

Я на флот служить пойду,

Если ростом подойду.

В коридоре смех и шёпот,

В коридоре гул речей.

В кабинете – дядя Стёпа

На осмотре у врачей.

Просит вежливо сестра. –

Мы не можем дотянуться! –

Всё, от зрения до слуха,

Мы исследуем у вас:

Хорошо ли слышит ухо,

Далеко ли видит глаз.

Дядю Стёпу осмотрели,

Проводили на весы

Сердце бьётся, как часы!

Рост велик, но ничего –

Примем в армию его!

Но вы в танкисты не годитесь:

В танке вы не поместитесь!

И в пехоту не годны:

Из окопа вы видны!

С вашим ростом в самолёте

Неудобно быть в полёте:

Ноги будут уставать –

Вам их некуда девать!

Для таких, как вы, людей

Не бывает лошадей,

А на флоте вы нужны –

Послужите для страны!

Читайте также:
Телефон — Чуковский К.И., читать стихи детям онлайн

– Я готов служить народу, –

Раздаётся Стёпин бас, –

Я пойду в огонь и воду!

Посылайте хоть сейчас!

Вот прошли зима и лето.

И опять пришла зима.

– Дядя Стёпа, как ты? Где ты? –

Нету с моря нам ответа,

Ни открытки, ни письма.

И однажды мимо моста

К дому восемь дробь один

Кто, товарищи, знаком

С этим видным моряком?

У него под каблуком.

В складку форменные брюки,

Он в шинели под ремнём.

В шерстяных перчатках руки,

Якоря блестят на нём.

Вот моряк подходит к дому,

Всем ребятам незнакомый.

И ребята тут ему Говорят: –

Дядя Стёпа обернулся,

Поднял руку к козырьку

И ответил: – Я вернулся.

Дали отпуск моряку.

Ночь не спал. Устал с дороги.

Не привыкли к суше ноги.

Отдохну. Надену китель.

На диване полежу,

После чая заходите –

Сто историй расскажу!

Про войну и про бомбёжку,

Про большой линкор “Марат”,

Как я ранен был немножко,

И теперь горды ребята –

Что знакомы с дядей Стёпой,

С настоящим моряком.

Он домой идёт с Арбата.

– Как живёшь? – кричат ребята.

И теперь зовут ребята

Дядю Стёпу Маяком.

Кошки-мышки

Сказала Кошка Мышке:

– Давай с тобой дружить!

И будем этой дружбой

До смерти дорожить.

– Боюсь, – сказала Мышка, –

Что цель твоя близка,

И будет наша дружба

– Hу что ж! – сказала Кошка. –

Могу тебя понять!

Я вижу, что смекалки

У мышек не отнять!

Как бы жили мы без книг

Мы дружны с печатным словом,

Если б не было его,

Ни о старом, ни о новом

Мы не знали б ничего!

Ты представь себе на миг,

Как бы жили мы без книг?

Что бы делал ученик,

Если не было бы книг,

Если б все исчезло разом,

Что писалось для детей:

От волшебных добрых сказок

До веселых повестей.

Ты хотел развеять скуку,

На вопрос найти ответ.

Протянул за книжкой руку,

А ее на полке нет!

Нет твоей любимой книжки –

И сбежали, как мальчишки,

Робинзон и Гулливер.

Нет, нельзя себе представить,

Чтоб такой момент возник

И тебя могли оставить

Все герои детских книг.

От бесстрашного Гавроша

До Тимура и до Кроша –

Сколько их, друзей ребят,

Тех, что нам добра хотят!

Книге смелой, книге честной,

Пусть немного в ней страниц,

В целом мире, как известно,

Нет и не было границ.

Ей открыты все дороги,

И на всех материках

Говорит она на многих

Самых разных языках.

И она в любые страны

Через все века пройдет,

Как великие романы

‘Тихий Дон’ и ‘Дон Кихот’!

Слава нашей книге детской!

Переплывшей все моря!

И особенно советской –

Начиная с Букваря!

Сашина каша

Живёт на свете Саша.

Во рту у Саши каша –

Не рисовая каша,

Не гречневая каша,

На сладком молоке.

С утра во рту у Саши

Слова простые наши –

Слова простые наши

На русском языке.

Но то, что можно внятно

Сказать для всех понятно,

Как люди говорят, –

Наш Саша так корёжит,

Что сам понять не может:

И сам тому не рад!

Когда он вслух читает,

И буквы он глотает,

Он так спешит с налёта

Как будто тонет кто-то,

А он бежит спасать.

Он может, но не хочет

За речью последить.

Нам нужен переводчик

Важный совет

Нельзя воспитывать щенков

Посредством крика и пинков.

Щенок, воспитанный пинком,

Не будет преданным щенком.

Ты после грубого пинка

Попробуй подзови щенка!

Где раздают щенкам пинки,

Там воспитатели пеньки!

Про сома

Широка и глубока

Под мостом текла река.

Жил в реке усатый сом.

Он лежал на дне

А на берегу реки

В дождь и в солнечные дни

Сети ставили они.

Заходила рыба в сети.

Попадался карп горбатый,

Никогда не попадал.

Кроме всяческой еды,

Над его корягой было

Метров пять речной воды.

Говорит один рыбак:

– Не поймать сома никак.

Или снасти не крепки?

Или мы не рыбаки?

Неужели в этот раз

Он опять уйдёт от нас?

За рекой стада мычат,

Петухи к дождю кричат.

Сеть лежит на берегу,

Из неё усы торчат.

Говорит один рыбак:

– Ну, поймали кое-как. –

Шевельнув сома ногой:

– Не уйдёт, – сказал другой.

Но свернулся колесом

И хвостом ударил сом.

Вспомнил речку голубую,

Вспомнил рыбку молодую

Да корягу под мостом –

Бумажный змей

Я взял бумагу, щепки, клей,

Весь день сидел, потел,

Бумажный змей – воздушный змей

Я смастерить хотел.

Я делал всё по чертежам,

Заглядывал в журнал,

И я работал только сам –

Я помощи не знал.

Так появился Змей на свет

Мой друг сказал: – Такого нет

Нигде! Ни у кого!

Лиловый нос, багровый рот,

Из ниток борода,

И всё же вовсе не урод,

А просто хоть куда!

Мы Змея вынесли на луг.

В то утро ветер был,

И здесь он вырвался из рук

И над землёю взмыл.

Своим трепещущим хвостом

Он распугал ворон,

Он, видно, чувствовал притом,

Что на свободе он.

Змей был над нами высоко,

А мы вдвоём – под ним,

Но удивительно легко

Мы управляли им.

Он так и рвался в облака,

Чтоб скрыться в облаках,

Но мы-то знали: нить крепка

И Змей у нас в руках!

Тридцать шесть и пять

Тридцать шесть и пять!

Озабоченно и хмуро

Я на градусник смотрю:

Где моя температура?

Почему я не горю?

Почему я не больной?

Я здоровый! Что со мной?

Тридцать шесть и пять!

Живот потрогал – не болит!

Чихаю – не чихается!

И кашля нет! И общий вид

Такой, как полагается!

И завтра ровно к девяти

Придётся в школу мне идти

И до обеда там сидеть –

Читать, писать и даже петь!

И у доски стоять, молчать,

Не зная, что же отвечать.

Тридцать шесть и пять!

Я быстро градусник беру

И меж ладоней долго тру,

Я на него дышу, дышу

И про себя прошу, прошу:

“Родная, миленькая ртуть!

Ну, поднимись ещё чуть-чуть!

Ну, поднимись хоть не совсем –

Остановись на “тридцать семь”!”

Прекрасно! Тридцать семь и два!

Уже кружится голова!

Пылают щёки (от стыда!).

– Ты нездоров, мой мальчик?

Я опять лежу в постели –

Не велели мне вставать.

А у меня на самом деле –

Читайте также:
Тридцать шесть и пять — Сергей Михалков, стихи читать детям онлайн

Тридцать шесть и пять!

Слушать стихи Сергея Михалкова

В этом видео песни и стихи Сергея Михалкова для детей читают и поют Клара Румянова, Зинаида Андреева, Татьяна Аксюта, Эммануил Виторган.

Сергей Владимирович Михалков: кратко об авторе

Сергей Михалков успешно работал практически во всех литературных жанрах: поэзия, проза, драматургия, критика, публицистика, сценарии фильмов и мультфильмов. Поэт стал признанным классиком детской поэзии. Такие его произведения, как «Дядя Стёпа», «Праздник непослушания», «А что у вас?», неоднократно переиздавались и пользуются успехом и любовью аудитории. Критики, положительно отзывавшиеся о его творчестве, отмечали самобытность таланта, влияние классической русской драматургии.

В 1935 году вышло первое известное произведение, ставшее классикой советской детской литературы, — «Дядя Стёпа». В 1936 году произошло событие, изменившее всю жизнь писателя. Он опубликовал в газете «Правда» стихотворение «Светлана», которое понравилось Сталину. Сергей Михалков стал членом Союза писателей СССР в 1937 году. В 1935—1937 годах учился в Литературном институте. Были опубликованы сборники его стихов и басни. Многие персонажи стихов Михалкова стали нарицательными («Про Мимозу», «Фома» и другие). Малоизвестный доселе московский писатель стал «выдвиженцем», быстро взлетел на верх литературной иерархии СССР. В 1939 году Михалков получил первый орден Ленина.

Сергей Михалков – А что у вас? (сборник)

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Сергей Михалков – А что у вас? (сборник) краткое содержание

А что у вас? (сборник) – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

А что у вас? (сборник)

© Михалков С. В., насл., 2016

© Бугославская Н. В., ил., 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Кто на лавочке сидел,
Кто на улицу глядел,
Толя пел,
Борис молчал,
Николай ногой качал.

Дело было вечером,
Делать было нечего.

Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.
Тут сказал ребятам Боря
Просто так:

– А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?
– А у нас сегодня гость.
А у вас?

– А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят.
Котята выросли немножко,
А есть из блюдца не хотят.

– А у нас на кухне газ.
А у вас?
– А у нас водопровод.
Вот.

– А из нашего окна
Площадь Красная видна.
А из вашего окошка
Только улица немножко.

– Мы гуляли по Неглинной,
Заходили на бульвар,
Нам купили синий-синий,
Презелёный красный шар.

– А у нас огонь погас –
Это раз.
Грузовик привёз дрова –
Это два.
А в-четвёртых, наша мама
Отправляется в полёт,
Потому что наша мама
Называется пилот.

С лесенки ответил Вова:
– Мама – лётчик?
Что ж такого!

Вот у Коли, например,
Мама – милиционер.
А у Толи и у Веры
Обе мамы – инженеры.

А у Лёвы мама – повар.
Мама – лётчик?
Что ж такого!

– Всех важней, – сказала Ната, –
Мама вагоновожатый,
Потому что до Зацепы
Водит мама два прицепа.

И спросила Нина тихо:
– Разве плохо быть портнихой?
Кто трусы ребятам шьёт?
Ну конечно, не пилот.

Лётчик водит самолёты –
Это очень хорошо.
Повар делает компоты –
Это тоже хорошо.

Доктор лечит нас от кори,
Есть учительница в школе.

Мамы разные нужны,
Мамы всякие важны.

Дело было вечером,
Спорить было нечего.

На дверях висел
Замок.
Взаперти сидел
Щенок.

Все ушли
И одного
В доме
Заперли его.

Мы оставили Трезора
Без присмотра,
Без надзора,
И поэтому щенок
Перепортил всё, что мог.

Разорвал на кукле платье,
Зайцу выдрал шерсти клок,
В коридор из-под кровати
Наши туфли уволок.

Под кровать загнал кота –
Кот остался без хвоста.
Отыскал на кухне угол –
С головой забрался в уголь,
Вылез чёрный – не узнать.

Влез в кувшин –
Перевернулся,
Чуть совсем не захлебнулся
И улёгся на кровать
Спать…

Мы щенка в воде и мыле
Два часа мочалкой мыли.
Ни за что теперь его
Не оставим одного!

Живёт на свете Саша.
Во рту у Саши каша –
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши –
Слова простые наши
На русском языке.

Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
чисто,
ясно, –
Как люди говорят, –
Наш Саша так корёжит,
Что сам понять не может:
Произнесёт словечко –
И сам тому не рад!
Он скажет:
«До свидания!»
А слышится:
«До здания!»
Он спросит:
«Где галоши?»
А слышно:
«Это лошадь?»

Когда он вслух читает,
Поймёшь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.

Он так спешит с налёта
Прочесть,
спросить,
сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.

Мы едем, едем, едем
В далёкие края,
Хорошие соседи,
Счастливые друзья.
Нам весело живётся,
Мы песенку поём,
И в песенке поётся
О том, как мы живём.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая –
Вот компания какая!

Когда живётся дружно,
Что может лучше быть!
И ссориться не нужно,
И можно всех любить.
Ты в дальнюю дорогу
Бери с собой друзей:
Они тебе помогут,
И с ними веселей.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая –
Вот компания какая!

Мы ехали, мы пели,
И с песенкой смешной
Все вместе, как сумели,
Приехали домой.

Нам солнышко светило,
Нас ветер обвевал;
В пути не скучно было,
И каждый напевал:

– Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая –
Вот компания какая!

Про девочку, которая сама себя вылечила

Таня пальчик наколола –
Видно, дед недосмотрел.
Не пошла девчушка в школу,
Так мизинчик заболел.
Он болит и нарывает –
Просто хуже не бывает!
Ставят на руку компресс –
Ставят с мазью, ставят без…
А мизинчик всё болит.
Таня тут ему велит:
– Слушай, пальчик, мой приказ,
Исполняй его сейчас:

«ТЫ У КОШКИ БОЛИ!
У СОБАКИ БОЛИ!
У МЕДВЕДЯ БОЛИ!
И У ВОЛКА БОЛИ!
А У ТАНИ ЕРМОЛАЕВОЙ
НЕ СМЕЙ БОЛЕТЬ!»

Таня этот свой приказ
Повторила десять раз,
Слово в слово повторила,
Пальчик свой уговорила:
Боль, которая была,
Отпустила и ушла.
И теперь медведь в лесу
Держит лапу на весу.
Это Мишку очень злит…

Читайте также:
Пальчики — Сергей Михалков, читать стихи детям онлайн

А у Тани Ермолаевой
пальчик больше не болит!

Мальчик Миша мается –
Миша заикается.

Как другие – чисто, ясно, –
Он не может говорить.
И просить его напрасно
То, что скажет, повторить.

Нелегко ему даются
Все слова на букву «К»,
Но ребята не смеются –
Дружба классная крепка:

Ты, Мишутка, не теряйся!
Ты с других пример бери!
Молча с духом собирайся
И смелее говори!

Миша выговорит слово,
А другого не видать…
Но товарищи готовы,
Если нужно, подождать!

Как у нашей Любы…

Как у нашей Любы
Разболелись зубы:
Слабые, непрочные –
Детские, молочные…

Целый день
бедняжка стонет,
Прочь своих
подружек гонит:
Мне сегодня не до вас!

Мама девочку жалеет,
Полосканье в чашке греет,
Не спускает с дочки глаз.

Папа Любочку жалеет,
Из бумаги куклу клеит –
Чем бы доченьку занять,
Чтобы боль зубную снять!

Тут же бабушка хлопочет,
Дать совет полезный хочет –
Как лечили в старину.
Только дедушка спокоен –
Он бывалый, старый воин,
Не одну прошёл войну.

Заглянул он внучке в рот:
– Всё до свадьбы заживет!

Сашина каша

Живет на свете Саша.
Во рту у Саши каша –
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши –
Слова простые наши
На русском языке.
Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
Чисто,
Ясно,-
Как люди говорят, –
Наш Саша так корежит,
Что сам понять не может:
Произнесет словечко –
И сам тому не рад!

Он скажет:
“До свидания!”
А слышится:
“До здания!”
Он спросит:
“Где галоши?”
А слышно:
“Это лошадь?”
Когда он вслух читает,
Поймешь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.
Он так спешит с налета
Прочесть,
Спросить,
Сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.

Возможно, вам будут интересны и следующие сказки:

Невеста I Было уже часов десять вечера, и над садом светила полная луна. В доме Шуминых только что кончилась всенощная, которую заказывала бабушка Марфа Михайловна, и теперь Наде – она вышла в сад на минутку – видно было, как в зале накрывали на стол для закуски, как в своем пышном шелковом платье суетилась бабушка; отец Андрей, […].

Мужики I Лакей при московской гостинице “Славянский базар”, Николай Чикильдеев, заболел. У него онемели ноги и изменилась походка, так что однажды, идя по коридору, он споткнулся и упал вместе с подносом, на котором была ветчина с горошком. Пришлось оставить место. Какие были деньги, свои и женины, он пролечил, кормиться было уже не на что, стало скучно […].

Любовь “Три часа ночи. В окна мои смотрится тихая, апрельская ночь и ласково мигает мне своими звездами. Я не сплю. Мне так хорошо! Всего меня от головы до пяток распирает какое-то странное, непонятное чувство. Анализировать его сейчас не умею, некогда, лень, да и бог с ним, с этим анализом! Ну, станет ли отыскивать смысл в своих […].

Саша Саша давно просил маму подарить ему пистолет, который стреляет пистонами. – Зачем тебе такой пистолет? – говорила мама. – Это опасная игрушка. – Что тут опасного? Если б он пулями стрелял, а то пистонами. Из него все равно никого не убьешь. – Мало ли что может случиться. Пистон отскочит и попадет тебе в глаз. – […].

Разиня Девочку Сашу мама послала в кооператив. Саша взяла корзинку и пошла. Мама ей вслед крикнула: – Смотри, сдачу-то не забудь взять. Да гляди, чтоб кошелек у тебя не вытащили! Вот Саша заплатила в кассе, кошелек положила в корзинку на самое дно, а сверху ей насыпали в корзинку картошки. Положили капусты, луку – полна корзинка. А […].

Произведение искусства Держа под мышкой что-то, завернутое в 223-й нумер “Биржевых ведомостей”, Саша Смирнов, единственный сын у матери, сделал кислое лицо и вошел в кабинет доктора Кошелькова. – А, милый юноша! – встретил его доктор. – Ну, как мы себя чувствуем? Что скажете хорошенького? Саша заморгал глазами, приложил руку к сердцу и сказал взволнованным голосом: – Кланялась […].

Бой Ильи Муромца с Жидовином Под славным городом под Киевом, На тех на степях на Цыцарскиих, Стояла застава богатырская; На заставе атаман был Илья Муромец, Податаманье был Добрыня Никитич млад; Ясаул Алеша, поповский.

Душечка Оленька, дочь отставного коллежского асессора Племянникова, сидела у себя во дворе на крылечке, задумавшись. Было жарко, назойливо приставали мухи, и было так приятно думать, что скоро уже вечер. С востока надвигались темные дождевые тучи, и оттуда изредка потягивало влагой. Среди двора стоял Кукин, антрепренер и содержатель увеселительного сада “Тиволи”, квартировавший тут же во дворе, во […].

Мишкина каша Один раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости приехал Мишка. Я так обрадовался, что и сказать нельзя! Я очень по Мишке соскучился. Мама тоже была рада его приезду. – Это очень хорошо, что ты приехал, – сказала она. – Вам вдвоем здесь веселей будет. Мне, кстати, завтра надо в город […].

Находчивый солдат: Каша из топора Однажды царь Петр решил в гости к одному из своих генералов заехать. Как только стало об этом известно – во дворце генерала началась суматоха. Еще бы! Сам царь-государь гостем будет! Чем царя потешить? Чем угостить? Нельзя лицом в грязь ударить, опозориться, хуже других-прочих его принять! Впрочем, за угощение генерал не особенно волновался. Он сам поесть […].

Дуэль I Было восемь часов утра – время, когда офицеры, чиновники и приезжие обыкновенно после жаркой, душной ночи купались в море и потом шли в павильон пить кофе или чай. Иван Андреич Лаевский, молодой человек лег 28, худощавый блондин, в фуражке министерства финансов и в туфлях, придя купаться, застал на берегу много знакомых и между ними […].

Четыре глаза Глаза у Саши велики, Но очень близоруки. Врач прописал ему очки По правилам науки. Отшлифовали в мастерской Два стеклышка на славу, Потом заботливой рукой Их вставили в оправу. Очки вложили мастера В коробку из пластмассы, И Сашин дедушка вчера Их получил у кассы. Когда домой он их принес, Внук оседлал очками нос И заложил за […].

Читайте также:
Дом переехал — Агния Барто, читать стихи детям онлайн

Лифт и карандаш В новом лифте ехал Саша На тринадцатый этаж. Вместе с ним на том же лифте Ехал синий Карандаш. Поднимается кабина На тринадцатый этаж, А на стенке той кабины Что-то пишет Карандаш. Пообедал дома Саша, Вызвал лифт – спускаться вниз. Лифт в пути остановился И над шахтою повис. Мальчик Саша в новом лифте Оказался взаперти – […].

Вавила и скоморохи У честной вдовы да у Ненилы А у ней было чадо Вавила. А поехал Вавилушка на ниву, Он ведь нивушку свою орати, Еще белую пшеницу засевати, Родну матушку свою хочет кормити. А ко той вдове да ко Нениле Пришли люди к ней веселые, Веселые люди, не простые, Не простые люди – скоморохи: – Уж ты […].

Моя жизнь Рассказ провинциала I Управляющий сказал мне: “Держу вас только из уважения к вашему почтенному батюшке, а то бы вы у меня давно полетели”. Я ему ответил: “Вы слишком льстите мне, ваше превосходительство, полагая, что я умею летать”. И потом я слышал, как он сказал: “Уберите этого господина, он портит мне нервы”. Дня через два меня […].

Проделки солдата Раньше в солдатах служили долго-предолго ведь. По двадцать пять лет. Ну и вот, один солдат отслужил свою службу военную — двадцать пять лет. Пошел он домой напрямик, чтобы скорей попасть к своим. Шел, шел он и зашел.

Умные вещи (пьеса) Сказка-комедия в трех действиях, в шести картинах ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Музыкант Его невеста (она же Эхо). Старуха – бабушка невесты. Старик-книгоноша [он же Посол] Старик, хозяин “умных вещей”. Его подручный [Продавец, он же Переводчик] Рыжий портной. Черный портной. Барин. Барыня. Их дочка, девочка лет пятнадцати. Старый лакей. Молодой лакей. Царь. Царица. Пожилая фрейлина. Наследник. Канцлер (старик). […].

Горшок каши Жила-была одна девочка. Пошла девочка в лес за ягодами и встретила там старушку. – Здравствуй, девочка, – сказала ей старушка. – Дай мне ягод, пожалуйста. – На, бабушка, – говорит девочка. Поела старушка ягод и сказала: – Ты мне ягод дала, а я тебе тоже что-то подарю. Вот тебе горшочек. Стоит тебе только сказать: – […].

Корова и козел У старухи были корова и козел. Корова и козел вместе ходили в стадо. Корова все ворочалась, когда ее доили. Старуха вынесла хлеба с солью, дала корове и приговаривала: – Да стой же, матушка; на́, на́; еще вынесу, только стой смирно. На другой вечер козел вперед коровы вернулся с поля, расставил ноги и стал перед старухой. […].

Ундина Вступление Бывали дни восторженных видений; Моя душа поэзией цвела; Ко мне летал с вестями чудный гений; Природа вся мне песнию была. Оно прошло, то время золотое; С природы снят магический венец; Свет узнанный свое лицо земное Разоблачил, и призракам конец. Но о Мечте, как о весенней птичке, Певавшей мне, с усладой помню я; И Прелести […].

Иван, Настасья Прекрасная и морской царь Жил-был охотник, был он беден, не богат, хорошо жил, да не весело, едва-едва ноги таскал. Вот замучил его голод и решил он на охоту пойти в черный да дремучий лес, куда никто не ходил и откуда никто не возвращался. Вот пришел он в черный да дремучий лес и видит: на трех могучих раскидистых дубах сидит […].

Как Кристоффер из Драгсхольма тролля перехитрил На острове Зеландия, посреди Драгсхольмского леса, стояла высокая гора. Жил в той горе старый тролль, и наводил он страх на всю округу. И в дневную пору обходили люди это место стороной, а уж в сумерки и вовсе носу туда не ка-зали. Правда.

О чем рассказывала старуха Иоганна Ветер шумит в ветвях старой ивы. Сдается, что внемлешь песне; поет ее ветер, пересказывает дерево. А не понимаешь их, спроси старуху Иоганну из богадельни; она все знает, она ведь родилась тут, в окрестности. Много лет тому назад, когда мимо ивы еще проходила большая столбовая дорога, ива была уже большим могучим деревом. Стояла она, где и […].

Медведь, волк и лиса Посеяли однажды медведь, волк и лиса рожь. Поспела рожь. Сжали они ее и свезли в ригу. Просушили снопы, стали молотить. А лиса поднялась на колосники, будто бы придерживает их, а сама нет-нет да и сбросит колосник то волку, то медведю на голову. Говорят они лисе: – Держи, кума-лиса.

Свинка золотая щетинка Вариант 1 Жил старик со старухою; у них было три сына: двое умных, третий дурак. Старик со старухой померли. Перед смертью отец говорил: «Дети мои любезные! Ходите три ночи на мою могилу сидеть». Они кинули между собой жребий; досталось дураку идти. Дурак пошел.

Три медведя Жили-были три медведя. Жили они все вместе в лесу, в своем собственном доме. Один из них был маленький-малюсенький крошка-медвежонок, другой -средний медведь, а третий – большой-здоровенный медведище. У каждого был свой горшок для овсяной.

Песочный Человек НАТАНАЭЛЬ – ЛОТАРУ Вы, верно, все теперь в ужасном беспокойстве, что я так долго-долго не писал. Матушка, конечно, сердится, а Клара, пожалуй, думает, что я провождаю жизнь свою в шумных удовольствиях и совсем позабыл прелестного моего ангела, чей облик столь глубоко запечатлен в моем уме и сердце. Но это несправедливо: всякий день и во всякий […].

Крылатые шлемы 1. Центурион тридцатого После уроков Дана оставили учить латинский язык, и Юна отправилась к опушке дальнего леса одна. Там в дупле старого березового пня была спрятана большая рогатка Дана и отлитые Хобденом пульки. Рядом возвышался холм Пука и извивался ручей, бегущий к кузнице, где стоял дом Хобдена. Юна достала из тайника рогатку, вложила в нее […].

Калоши счастья 1. Начало Дело было в Копенгагене, на Восточной улице, недалеко от Новой королевской площади. В одном доме собралось большое общество – иногда ведь приходится все-таки принимать гостей; зато.

Счастливый день Жили два страусенка – Фу и Фи. Фу был ужасно капризным. А братец Фи ничуть ему в этом не уступал. Сварит им на завтрак мама Ама ман­ную кашу, поставит на стол тарелки и зовет громко: – Дети, манная каша готова! А в ответ раздается: – Манная? Фу! – Каша? Фи! Придут страусята из школы, портфели […].

В овраге I Село Уклеево лежало в овраге, так что с шоссе и со станции железной дороги видны были только колокольня и трубы ситценабивных фабрик. Когда прохожие спрашивали, какое это село, то им говорили: – Это то самое, где дьячок на похоронах всю икру съел. Как-то на поминках у фабриканта Костюкова старик дьячок увидел среди закусок зернистую […].

Читайте также:
Лошадка - Агния Барто, читать стихи детям онлайн

Рустем и Зораб Книга первая РУСТЕМ НА ОХОТЕ I Из книги царственной Ирана Я повесть выпишу для вас О подвигах Рустема и Зораба. Заря едва на небе занялася, Когда Рустем, Ирана богатырь, Проснулся. Встав с постели, он сказал: “Мы на царя Афразиаба Опять идем войною; Мои сабульские дружины Готовы; завтра поведу Их в Истахар, где силы все Ирана […].

Тимур и его команда Вот уже три месяца, как командир броне дивизиона полковник Александров не был дома. Вероятно, он был на фронте. В середине лета он прислал телеграмму, в которой предложил своим дочерям Ольге и Жене остаток каникул провести под Москвой на даче. Сдвинув на затылок цветную косынку и опираясь на палку щетки, насупившаяся Женя стояла перед Ольгой, а […].

Охота питона Каа Все рассказанное здесь случилось задолго до того, как Маугли был изгнан из сионийской волчьей стаи, раньше, чем он отомстил Шер Хану, тигру, словом, и происходило в те дни, когда Балу учил его Закону Джунглей. Большой серьезный бурый медведь радовался понятливости своего ученика, потому что молодые волки стараются узнать только ту часть Закона Джунглей, которая касается […].

Храбрый Азмун Смелому никакая беда не помеха. Смелый сквозь огонь и воду пройдет – только крепче станет. О смелом да храбром долго люди помнят. Отец сыну о смелом да храбром сказки сказывает. Давно это было. Тогда нивхи еще деревянным крючкомрыбу ловили. Тогда Амурский лиман.

Чайка Комедия в четырех действиях ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Ирина Николаевна Аркадина, по мужу Треплева, актриса. Константин Гаврилович Треплев, ее сын, молодой человек. Петр Николаевич Сорин, ее брат. Нина Михайловна Заречная, молодая девочка, дочь богатого помещика. Илья Афанасьевич Шамраев, поручик в отставке, управляющий у Сорина. Полина Андреевна, его жена. Маша, его дочь. Борис Алексеевич Тригорин, беллетрист. Евгений Сергеевич […].

Обидчики Толя часто прибегал со двора и жаловался, что ребята его обижают. – Не жалуйся, – сказала однажды мать, – надо самому лучше относиться к товарищам, тогда и товарищи не будут тебя обижать! Толя вышел на лестницу. На площадке один из его обидчиков, соседский мальчик Саша, что-то искал. – Мать дала мне монетку на хлеб, а […].

Загадки математические Через 3 года Полине будет 9 лет. Скажите возраст Полины 3 года тому назад. (Ответ: 3 Года Назад Полине Было 3 Года) Антон помогал маме и перевозил сумки на велосипеде. За один раз Антон мог увезти не более трех сумок. Сколько раз надо приехать Антону, чтобы перевезти 8 сумок? (Ответ: Антону Надо Приехать 3 Раза) […].

Сказка о царе Салтане Сказка о царе Салтане о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и прекрасной царевне Лебеди. Три девицы под окном Пряли поздно вечерком. “Кабы я была царица,- Говорит одна девица,- То на весь крещеный мир Приготовила б я пир”. – “Кабы я была царица,- Говорит ее сестрица,- То на весь бы мир одна […].

Сказка о Иване-царевиче и Сером Волке Давным-давно был в некотором царстве Могучий царь, по имени Демьян Данилович. Он царствовал премудро; И было у него три сына: Клим- Царевич, Петр-царевич и Иван- Царевич. Да еще был у него Прекрасный сад, и чудная росла В саду том яблоня; всё золотые Родились яблоки на ней. Но вдруг В тех яблоках.

Сергей Михалков – А что у вас? (сборник)

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Описание книги “А что у вас? (сборник)”

Описание и краткое содержание “А что у вас? (сборник)” читать бесплатно онлайн.

В книгу «А что у вас?» вошли самые известные и популярные стихи замечательного детского поэта С. В. Михалкова. Очень важно читать детям хорошие стихи с раннего возраста. «Трезор», «Песенка друзей», «А что у вас?», «Мы с приятелем», «Фома» и другие стихи классика детской литературы входят в круг чтения детей дошкольного и младшего школьного возраста.

Иллюстрации известного художника Н. Бугославской.

Для младшего школьного возраста.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

А что у вас? (сборник)

© Михалков С. В., насл., 2016

© Бугославская Н. В., ил., 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Кто на лавочке сидел,
Кто на улицу глядел,
Толя пел,
Борис молчал,
Николай ногой качал.

Дело было вечером,
Делать было нечего.

Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.
Тут сказал ребятам Боря
Просто так:

– А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?
– А у нас сегодня гость.
А у вас?

– А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят.
Котята выросли немножко,
А есть из блюдца не хотят.

– А у нас на кухне газ.
А у вас?
– А у нас водопровод.
Вот.

– А из нашего окна
Площадь Красная видна.
А из вашего окошка
Только улица немножко.

– Мы гуляли по Неглинной,
Заходили на бульвар,
Нам купили синий-синий,
Презелёный красный шар.

– А у нас огонь погас –
Это раз.
Грузовик привёз дрова –
Это два.
А в-четвёртых, наша мама
Отправляется в полёт,
Потому что наша мама
Называется пилот.

С лесенки ответил Вова:
– Мама – лётчик?
Что ж такого!

Вот у Коли, например,
Мама – милиционер.
А у Толи и у Веры
Обе мамы – инженеры.

А у Лёвы мама – повар.
Мама – лётчик?
Что ж такого!

– Всех важней, – сказала Ната, –
Мама вагоновожатый,
Потому что до Зацепы
Водит мама два прицепа.

И спросила Нина тихо:
– Разве плохо быть портнихой?
Кто трусы ребятам шьёт?
Ну конечно, не пилот.

Лётчик водит самолёты –
Это очень хорошо.
Повар делает компоты –
Это тоже хорошо.

Доктор лечит нас от кори,
Есть учительница в школе.

Мамы разные нужны,
Мамы всякие важны.

Дело было вечером,
Спорить было нечего.

На дверях висел
Замок.
Взаперти сидел
Щенок.

Все ушли
И одного
В доме
Заперли его.

Мы оставили Трезора
Без присмотра,
Без надзора,
И поэтому щенок
Перепортил всё, что мог.

Разорвал на кукле платье,
Зайцу выдрал шерсти клок,
В коридор из-под кровати
Наши туфли уволок.

Под кровать загнал кота –
Кот остался без хвоста.
Отыскал на кухне угол –
С головой забрался в уголь,
Вылез чёрный – не узнать.

Читайте также:
Несбывшиеся мечты — Сергей Михалков, стихи читать детям онлайн

Влез в кувшин –
Перевернулся,
Чуть совсем не захлебнулся
И улёгся на кровать
Спать…

Мы щенка в воде и мыле
Два часа мочалкой мыли.
Ни за что теперь его
Не оставим одного!

Живёт на свете Саша.
Во рту у Саши каша –
Не рисовая каша,
Не гречневая каша,
Не манка,
Не овсянка
На сладком молоке.

С утра во рту у Саши
Слова простые наши –
Слова простые наши
На русском языке.

Но то, что можно внятно
Сказать для всех понятно,
Красиво,
чисто,
ясно, –
Как люди говорят, –
Наш Саша так корёжит,
Что сам понять не может:
Произнесёт словечко –
И сам тому не рад!
Он скажет:
«До свидания!»
А слышится:
«До здания!»
Он спросит:
«Где галоши?»
А слышно:
«Это лошадь?»

Когда он вслух читает,
Поймёшь едва-едва:
И буквы он глотает,
И целые слова.

Он так спешит с налёта
Прочесть,
спросить,
сказать,
Как будто тонет кто-то,
А он бежит спасать…

Он может, но не хочет
За речью последить.
Нам нужен переводчик
Его переводить.

Мы едем, едем, едем
В далёкие края,
Хорошие соседи,
Счастливые друзья.
Нам весело живётся,
Мы песенку поём,
И в песенке поётся
О том, как мы живём.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая –
Вот компания какая!

Когда живётся дружно,
Что может лучше быть!
И ссориться не нужно,
И можно всех любить.
Ты в дальнюю дорогу
Бери с собой друзей:
Они тебе помогут,
И с ними веселей.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая –
Вот компания какая!

Мы ехали, мы пели,
И с песенкой смешной
Все вместе, как сумели,
Приехали домой.

Нам солнышко светило,
Нас ветер обвевал;
В пути не скучно было,
И каждый напевал:

– Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая –
Вот компания какая!

Про девочку, которая сама себя вылечила

Таня пальчик наколола –
Видно, дед недосмотрел.
Не пошла девчушка в школу,
Так мизинчик заболел.
Он болит и нарывает –
Просто хуже не бывает!
Ставят на руку компресс –
Ставят с мазью, ставят без…
А мизинчик всё болит.
Таня тут ему велит:
– Слушай, пальчик, мой приказ,
Исполняй его сейчас:

«ТЫ У КОШКИ БОЛИ!
У СОБАКИ БОЛИ!
У МЕДВЕДЯ БОЛИ!
И У ВОЛКА БОЛИ!
А У ТАНИ ЕРМОЛАЕВОЙ
НЕ СМЕЙ БОЛЕТЬ!»

Таня этот свой приказ
Повторила десять раз,
Слово в слово повторила,
Пальчик свой уговорила:
Боль, которая была,
Отпустила и ушла.
И теперь медведь в лесу
Держит лапу на весу.
Это Мишку очень злит…

А у Тани Ермолаевой
пальчик больше не болит!

Мальчик Миша мается –
Миша заикается.

Как другие – чисто, ясно, –
Он не может говорить.
И просить его напрасно
То, что скажет, повторить.

Нелегко ему даются
Все слова на букву «К»,
Но ребята не смеются –
Дружба классная крепка:

Ты, Мишутка, не теряйся!
Ты с других пример бери!
Молча с духом собирайся
И смелее говори!

Миша выговорит слово,
А другого не видать…
Но товарищи готовы,
Если нужно, подождать!

Как у нашей Любы…

Как у нашей Любы
Разболелись зубы:
Слабые, непрочные –
Детские, молочные…

Целый день
бедняжка стонет,
Прочь своих
подружек гонит:
Мне сегодня не до вас!

Мама девочку жалеет,
Полосканье в чашке греет,
Не спускает с дочки глаз.

Папа Любочку жалеет,
Из бумаги куклу клеит –
Чем бы доченьку занять,
Чтобы боль зубную снять!

Тут же бабушка хлопочет,
Дать совет полезный хочет –
Как лечили в старину.
Только дедушка спокоен –
Он бывалый, старый воин,
Не одну прошёл войну.

Заглянул он внучке в рот:
– Всё до свадьбы заживет!

Я не знаю, как мне быть –
Начал старшим я грубить.

Скажет папа:
– Дверь открыта!
Притвори её, герой! –
Я ему в ответ сердито
Отвечаю:
– Сам закрой!

За обедом скажет мама:
– Хлеб, лапуся, передай! –
Я в ответ шепчу упрямо:
– Не могу. Сама подай!

Очень бабушку люблю,
Всё равно – и ей грублю.

Очень деда обожаю,
Но и деду возражаю…

Я не знаю, как мне быть –
Начал старшим я грубить.

А они ко мне:
– Голубчик,
Ешь скорее! Стынет супчик. –
А они ко мне:
– Сыночек,
Положить ещё кусочек? –
А они ко мне:
– Внучок,
Ляг, лапуся, на бочок.

Я такое обращенье
Ненавижу, не терплю,
Я киплю от возмущенья
И поэтому грублю.

Я не знаю, как мне быть –
Начал старшим я грубить.

До того я распустился,
Что грублю я всем вокруг.
Говорят, от рук отбился.
От каких, скажите, рук?!

Я ненавижу слово «спать»!
Я ёжусь каждый раз,
Когда я слышу: «Марш в кровать!
Уже десятый час!»

Нет, я не спорю и не злюсь –
Я чай на кухне пью.
Я никуда не тороплюсь.
Когда напьюсь – тогда напьюсь!
Напившись, я встаю
И, засыпая на ходу,
Лицо и руки мыть иду…

Но вот доносится опять
Настойчивый приказ:
«А ну, сейчас же марш в кровать!
Одиннадцатый час!»

Нет, я не спорю, не сержусь –
Я не спеша на стул сажусь
И начинаю кое-как
С одной ноги снимать башмак.
Я, как герой, борюсь со сном,
Чтоб время протянуть,
Мечтая только об одном:
Подольше не заснуть!

Я раздеваюсь полчаса,
И где-то в полусне
Я слышу чьи-то голоса,
Что спорят обо мне.

Сквозь спор знакомых голосов
Мне ясно слышен бой часов,
И папа маме говорит:
«Смотри, смотри! Он сидя спит!»

Я ненавижу слово «спать»!
Я ёжусь каждый раз,
Когда я слышу: «Марш в кровать!
Уже десятый час!»

Как хорошо иметь права
Ложиться спать хоть в час! Хоть в два!
В четыре! Или в пять!
А иногда, а иногда
(И в этом, право, нет вреда!)
Всю ночь совсем не спать!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: