Синичкин календарь – Бианки Виталий, читать детям онлайн

Синичкин календарь 🐦 Бианки В.В.

Январь

Зинька была молодая синичка, и своего гнезда у неё не было. Целый день она перелетала с места на место, прыгала по заборам, по ветвям, по крышам, – синицы народ бойкий. А к вечеру присмотрит себе пустое дупло или щёлку какую под крышей, забьётся туда, распушит свои пёрышки, – кое-как и переспит ночку.

Но раз – среди зимы – посчастливилось ей найти свободное воробьиное гнездо. Помещалось оно над окном за оконницей. Внутри была целая перина мягкого пуха.

И в первый раз, как вылетела из родного гнезда, Зинька заснула в тепле и покое.

Вдруг ночью её разбудил сильный шум. Шумели в доме, из окна бил яркий свет.

Синичка испугалась, выскочила из гнезда и, уцепившись коготками за раму, заглянула в окно.

Там, в комнате, стояла большая – под самый потолок – ёлка, вся в огнях, и в снегу, и в игрушках. Вокруг неё прыгали и кричали дети.

Зинька никогда раньше не видела, чтобы люди так вели себя по ночам. Ведь она родилась только прошлым летом и многого ещё на свете не знала.

Заснула она далеко за полночь, когда люди в доме наконец успокоились и в окне погас свет.

А утром Зиньку разбудил весёлый, громкий крик воробьёв. Она вылетела из гнезда и спросила их:

– Вы что, воробьи, раскричались? И люди сегодня всю ночь шумели, спать не давали. Что такое случилось?

– Как? – удивились воробьи. – Разве ты не знаешь, какой сегодня день? Ведь сегодня Новый год, вот все и радуются – и люди и мы.

– Как это – Новый год? – не поняла синичка.

– Ах ты, желторотая! – зачирикали воробьи. – Да ведь это самый большой праздник в году! Солнце возвращается к нам и начинает свой календарь. Сегодня первый день января.

– А что это «январь», «календарь»?

– Фу, какая ты ещё маленькая! – возмутились воробьи. – Календарь – это расписание работы солнышка на весь год. Год состоит из месяцев, и январь – его первый месяц, носик года. За ним идёт ещё десять месяцев – столько, сколько у людей пальцев на передних лапах: февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь. А самый последний месяц, двенадцатый, хвостик года – декабрь. Запомнила?

– Не-ет, – сказала синичка. – Где же сразу столько запомнить! «Носик», «десять пальцев» и «хвостик» запомнила. А называются они все уж больно мудрёно.

– Слушай меня, – сказал тогда Старый Воробей. – Ты летай себе по садам, полям и лесам, летай да присматривайся, что кругом делается. А как услышишь, что месяц кончается, прилетай ко мне. Я тут живу, на этом доме под крышей. Я буду тебе говорить, как каждый месяц называется. Ты все их по очереди и запомнишь.

– Вот спасибо! – обрадовалась Зинька. – Непременно буду прилетать к тебе каждый месяц. До свиданья!

И она полетела и летала целых тридцать дней, а на тридцать первый вернулась и рассказала Старому Воробью всё, что приметила.

И Старый Воробей сказал ей:

– Ну вот, запомни: январь – первый месяц года – начинается с весёлой ёлки у ребят. Солнце с каждым днём понемножечку начинает вставать раньше и ложиться позже. Свету день ото дня прибывает, а мороз всё крепчает. Небо всё в тучах. А когда проглянет солнышко, тебе, синичке, хочется петь. И ты тихонько пробуешь голос: «Зинь-зинь-тю! Зинь-зинь-тю!»

Февраль

Опять выглянуло солнышко, да такое весёлое, яркое. Оно даже пригрело немножко, с крыш повисли сосульки, и по ним заструилась вода.

«Вот и весна начинается», – решила Зинька. Обрадовалась и запела звонко:

– Зинь-зинь-тан! Зинь-зинь-тан! Скинь кафтан!

– Рано, пташечка, запела, – сказал ей Старый Воробей. – Смотри ещё, сколько морозу будет. Ещё наплачемся.

– Ну да! – не поверила синичка. – Полечу-ка нынче в лес, узнаю, какие там новости.

В лесу ей очень понравилось: такое множество деревьев! Ничего, что все ветки залеплены снегом, а на широких лапах ёлок навалены целые сугробики. Это даже очень красиво. А прыгнешь на ветку – снег так и сыплется и сверкает разноцветными искрами.

Читайте также:
Вопросы наизнанку - Джанни Родари, читать детям онлайн

Зинька прыгала по веткам, стряхивала с них снег и осматривала кору. Глазок у неё острый, бойкий – ни одной трещинки не пропустит. Зинька тюк острым носиком в трещинку, раздолбит дырочку пошире – и тащит из-под коры какого-нибудь насекомыша-букарашку.

Много насекомышей набивается на зиму под кору – от холода. Зинька вытащит и съест. Так кормится. А сама примечает, что кругом.

Смотрит: лесная мышь из-под снега выскочила. Дрожит, вся взъерошилась.

– Ты чего? – Зинька спрашивает.

– Фу, напугалась! – говорит лесная мышь.

Отдышалась и рассказывает:

– Бегала я в куче хвороста под снегом, да вдруг и провалилась в глубокую яму. А это, оказывается, медведицына берлога. Лежит в ней медведица, и два махоньких новорождённых медвежонка у неё. Хорошо, что они крепко спали, меня не заметили.

Полетела Зинька дальше в лес: дятла встретила, красношапочника.

Подружилась с ним. Он своим крепким гранёным носом большие куски коры ломает, жирных личинок достаёт. Синичке после него тоже кое-что перепадает.

Летает Зинька за дятлом, весёлым колокольчиком звенит по лесу:

– Каждый день всё светлей, всё веселей, всё веселей!

Вдруг зашипело вокруг, побежала по лесу позёмка, загудел лес, и стало в нём темно, как вечером. Откуда ни возьмись, налетел ветер, деревья закачались, полетели сугробики с еловых лап, снег посыпал, завился – началась пурга. Зинька присмирела, сжалась в комочек, а ветер так и рвёт её с ветки, перья ерошит и леденит под ними тельце.

Хорошо, что дятел пустил её в своё запасное дупло, а то пропала бы синичка.

День и ночь бушевала пурга, а когда улеглась и Зинька выглянула из дупла, она не узнала леса, так он весь был залеплен снегом. Голодные волки промелькнули между деревьями, увязая по брюхо в рыхлом снегу. Внизу под деревьями валялись обломанные ветром сучья, чёрные, с содранной корой.

Зинька слетела на один из них – поискать под корой насекомышей.

Вдруг из-под снега – зверь! Выпрыгнул и сел. Сам весь белый, уши с чёрными точками держит торчком. Сидит столбиком, глаза на Зиньку выпучил.

У Зиньки от страха и крылышки отнялись.

– Ты кто? – пискнула.

– Я беляк. Заяц я. А ты кто?

– Ах, заяц! – обрадовалась Зинька. – Тогда я тебя не боюсь. Я синичка.

Она хоть раньше зайцев в глаза не видела, но слышала, что они птиц не едят и сами всех боятся.

– Ты тут и живёшь, на земле? – спросила Зинька.

– Да ведь тебя тут совсем занесёт снегом!

– А я и рад. Пурга все следы замела и меня занесла – вот волки рядом пробежали, а меня и не нашли.

Подружилась Зинька и с зайцем.

Так и прожила в лесу целый месяц, и всё было: то снег, то пурга, а то и солнышко выглянет, – денёк простоит погожий, но всё равно холодно.

Прилетела к Старому Воробью, рассказала ему всё, что приметила, он и говорит:

– Запоминай: вьюги да метели под февраль полетели. В феврале лютеют волки, а у медведицы в берлоге медвежатки родятся. Солнышко веселей светит и дольше, но морозы ещё крепкие. А теперь лети в поле.

Полетела Зинька в поле.

Синичке ведь где хочешь жить можно: были бы хоть кустики, а уж она себя прокормит.

В поле, в кустах, жили серые куропатки – красивые такие полевые курочки с шоколадной подковкой на груди. Целая стая их тут жила, зёрна из-под снега выкапывала.

– А где же тут спать? – спросила у них Зинька.

– А ты делай, как мы, – говорят куропатки. – Вот гляди.

Поднялись все на крылья, разлетелись пошибче – да бух с разлёту в снег!

Снег сыпучий – обсыпался и прикрыл их. И сверху их никто не увидит, и тепло им там, на земле, под снегом.

«Ну нет, – думает Зинька, – синички так не умеют. Поищу себе получше ночлега».

Нашла в кустах кем-то брошенную плетёную корзиночку, забралась в неё, да и заснула там.

Читайте также:
Лиса и медведь - русская народная сказка, читать детям онлайн

И хорошо, что так сделала.

День-то простоял солнечный. Снег наверху подтаял, рыхлый стал. А ночью мороз ударил.

Утром проснулась Зинька, ждёт – где же куропатки? Нигде их не видно. А там, где они вечером в снег нырнули, наст блестит – ледяная корка.

Поняла Зинька, в какую беду попали куропатки: сидят теперь, как в тюрьме, под ледяной крышей и выйти не могут. Пропадут там под ней все до одной! Что тут делать? Да синички – боевой народ.

Зинька слетела на наст – и давай долбить его крепким своим, острым носиком. И продолбила – большую дырку сделала. И выпустила куропаток из тюрьмы. Вот уж они её хвалили, благодарили!

Натаскали ей зёрен, семечек разных:

– Живи с нами, никуда не улетай!

Она и жила. А солнце день ото дня ярче, день ото дня жарче. Тает, тает в поле снег. И уж так его мало осталось, что больше не ночевать в нём куропаткам: мелок стал. Перебрались куропатки в кустарник спать, под Зинькиной корзинкой.

И вот, наконец, в поле на пригорках показалась земля. И как же все ей обрадовались!

Тут не прошло и трёх дней – откуда ни возьмись, уж сидят на проталинах чёрные, с белыми носами грачи. Здравствуйте! С прибытием!

Ходят важные, тугим пером поблескивают, носами землю ковыряют: червяков да личинок из неё потаскивают. А скоро за ними и жаворонки и скворцы прилетели, песнями залились.

Зинька с радости звенит-захлёбывается:

– Зинь-зинь-на! Зинь-зинь-на! К нам весна! К нам весна! К нам весна!

Так с этой песенкой и прилетела к Старому Воробью. И он ей сказал:

– Да. Это месяц март. Прилетели грачи – значит, правда весна началась. Весна начинается в поле. Теперь лети на реку.

Синичкин календарь. Виталий Бианки

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

ЯНВАРЬ

Зинька была молодая Синичка, и своего гнезда у неё не было. Целый день она перелетала с места на место, прыгала по заборам, по ветвям, по крышам, — синицы народ бойкий. А к вечеру присмотрит себе пустое дупло или щёлку какую под крышей, забьётся туда, распушит попышней свои перышки — кое-как и переспит ночку.

Но раз — среди зимы — посчастливилось ей найти свободное воробьиное гнездо. Помещалось оно над окном за оконницей. Внутри была целая перина мягкого пуха.

И в первый раз, как вылетела из родного гнезда, Зинька заснула в тепле и покое.

Вдруг ночью её разбудил сильный шум. Шумели в доме, из окна бил яркий свет. Синичка испугалась, выскочила из гнезда и, уцепившись коготками за раму, заглянула в окно.

Там, в комнате, стояла большая — под самый потолок — ёлка, вся в огнях и в снегу, и в игрушках. Вокруг неё прыгали и кричали дети.

Зинька никогда раньше не видела, чтобы люди так вели себя по ночам. Ведь она родилась только прошлым летом и многого ещё на свете не знала.

Заснула она далеко за полночь, когда люди в доме, наконец, успокоились и в окне погас свет.

А утром Зиньку разбудил весёлый, громкий крик воробьев. Она вылетела из гнезда и спросила их:

— Вы что, воробьи, раскричались? И люди сегодня всю ночь шумели, спать не давали. Что такое случилось?

— Как? — удивились воробьи. — Разве ты не знаешь, какой сегодня день? Ведь сегодня Новый год, вот все и радуются — и люди и мы.

— Как это — Новый год? — не поняла Синичка.

— Ах ты, желторотая! — зачирикали воробьи. — Да ведь это самый большой праздник в году! Солнце возвращается к нам и начинает свой календарь. Сегодня первый день января.

— А что это — «январь», «календарь»?

— Фу, какая ты ещё маленькая, — возмутились воробьи. — Календарь — это расписание работы солнышка на весь год. Год состоит из месяцев, и январь — его первый месяц, носик года. За ним идут ещё десять месяцев — столько, сколько у тебя пальцев на лапках: февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь. А самый последний месяц, двенадцатый, хвостик года — декабрь. Запомнила?

Читайте также:
Домовой из Хилтона - английская сказка, читать детям онлайн

— Не-ет, — сказала Синичка. — Где же сразу столько запомнить! «Носик», «десять пальцев» и «хвостик» запомнила. А называются они все уж больно мудрено.

— Слушай меня, — сказал тогда Старый Воробей. — Ты летай себе по садам, полям и лесам, летай да присматривайся, что кругом делается. А как услышишь, что месяц кончается, прилетай ко мне. Я тут живу, на этом доме под крышей. Я буду тебе говорить, как каждый месяц называется. Ты все их по очереди и запомнишь.

— Вот спасибо! — обрадовалась Зинька. — Непременно буду прилетать к тебе каждый месяц. До свиданья!

И она полетела — и летала целых тридцать дней, а на тридцать первый вернулась и рассказала Старому Воробью всё, что приметила. И Старый Воробей сказал ей:

— Ну вот, запомни: январь — первый месяц года — начинается с весёлой ёлки у ребят. Солнце с каждым днём понемножечку начинает вставать раньше и ложиться позже. Свету день ото дня прибывает, а мороз всё крепчает. Небо всё в тучах. А когда проглянет солнышко, тебе, Синичке, хочется петь. И ты тихонько пробуешь голос: «Зинь-зинь-тю! Зинь-зинь-тю!»

ФЕВРАЛЬ

Опять выглянуло солнышко, да такое весёлое, яркое! Оно даже пригрело немножко, с крыш повисли сосульки, и по ним заструилась вода.

«Вот и весна начинается», — решила Зинька. Обрадовалась и запела звонко:

— Зинь-зинь-тан! Зинь-зинь-тан! Скинь кафтан!

— Рано, пташечка, запела, — сказал ей Старый Воробей. — Смотри ещё сколько морозу будет. Ещё наплачемся.

— Ну да! — не поверила Синичка. — Полечу-ка нынче в лес, узнаю, какие там новости.

В лесу ей очень понравилось: такое множество деревьев! Ничего, что все ветки залеплены снегом, а на широких лапах ёлок навалены целые сугробики. Это даже очень красиво. А прыгнешь на ветку — снег так и сыплется и сверкает разноцветными искрами.

Зинька прыгала по веткам, стряхивала с них снег и осматривала кору. Глазок у неё острый, бойкий — ни одной трещинки не пропустит. Зинька тюк острым носиком в трещину, раздолбит дырочку пошире — и тащит из-под коры какого-нибудь насекомыша-букарашку.

Много насекомышей набивается на зиму под кору — от холода. Вытащит и съест. Так кормится. А сама примечает, что кругом.

Смотрит: Лесная Мышь из-под снега выскочила. Дрожит, вся взъерошилась.

— Ты чего? — Зинька спрашивает.

— Фу, напугалась! — говорит Лесная Мышь.

Отдышалась и рассказывает:

— Бегала я в куче хвороста под снегом, да вдруг и провалилась в глубокую яму. А это, оказывается, медведицына берлога. Лежит в ней Медведица, и два махоньких новорождённых медвежонка у неё. Хорошо, что они крепко спали, меня не заметили.

Полетела Зинька дальше в лес. Дятла встретила, красношапочника.

Горшеня

— Благодарим, просим со смиреньем.

— Вздремал, великий государь! Не бойся того, кто песни поёт, а бойся того, кто дремлет.

— Экой ты смелый, горшеня! Люблю этаких. Ямщик, поезжай тише. А что, горшенюшка, давно ты этим ремеслом кормишься?

— Сызмолоду, да вот и середовой [2] стал.

— Кормлю, ваше царское величество! И не пашу, и не кошу, и не жну, и морозом не бьёт.

— Хорошо, горшеня, но всё-таки на свете не без худа.

— Да, ваше царское величество. На свете есть три худа.

— А какие три худа, горшенюшка?

— Первое худо: худой шабёр [3] , а второе худо: худая жена, а третье худо: худой разум.

— А скажи мне, которое худо всех хуже?

— От худого шабра уйду, от худой жены тоже можно, как будет с детьми жить; а от худого разума не уйдёшь — всё с тобой.

— Так, верно, горшеня! Ты мозголов. Слушай! Ты для меня — а я для тебя. Прилетят гуси с Руси, пёрышки ощиплешь, а по-прави́льному покинешь!

— Годится, так покину — как придёт, а то и наголо.

— Ну, горшеня, постой на час! Я погляжу твою посуду.

— Ты наделаешь мне этаких?

— Сколько угодно вашему царскому величеству?

— Возов десяток надо.

— На много ли дашь время?

— Можно и в две недели представить, и в город. Я для тебя, ты для меня.

Читайте также:
Как муравьишка домой спешил - Бианки В.В., читать детям онлайн

— А ты, государь, где будешь в то время, как я представлю товар в город?

— Буду в дому у купца в гостях.

Государь приехал в город и приказал, чтобы на всех угощениях не было посуды ни серебряной, ни оловянной, ни медной, ни деревянной, а была бы все глиняная.

Горшеня кончил заказ царский и привёз товар в город.

— Бог за товаром, горшеня!

— Продай мне весь товар.

— Нельзя, по заказу.

— А что тебе, ты бери деньги — не повинят из этого, коли не взял задатку под работу. Ну, что возьмёшь?

— А вот что: каждую посудину насыпать полну денег.

— Полно, горшенюшка, много!

— Ну, хорошо, одну насыпать, а две отдать — хочешь?

— Ты для меня, а я для тебя.

Насыпают да высыпают, сыпали, сыпали… денег не стало, а товару ещё много. Боярин, видя худо, съездил домой, привёз ещё денег. Опять сыплют да сыплют — товару всё много.

— Как быть, горшенюшка?

— Ну что, не жадал [4] ? Нечего делать, я тебя уважу — только знаешь что: свези меня на себе до этого двора, отдам и товар и все деньги.

Боярин мялся, мялся — жаль и денег, жаль и себя; но делать нечего — сладили.

— До коих же мест везти тебя?

— Вот до этого двора и до этого дому.

Весело поёт горшеня, против дому он высоко поднял. Государь услыхал, выбег на крыльцо — признал горшеню.

— Ба! Здравствуй, горшенюшка, с приездом!

— Благодарю, ваше царское величество.

— Да на чём ты едешь?

— На худом-то разуме, государь.

— Ну, мозголов, горшеня, умел товар продать! Боярин! Скидай строевую одежду и сапоги, а ты, горшеня, кафтан, и разувай лапти; ты их обувай, боярин, а ты, горшеня, надевай его строевую одежду. Умел товар продать! Не много послужил, да много услужил — а ты не умел владеть боярством. Ну, горшеня, прилетали гуси с Руси?

— Перышки ощипал, а по-прави́льному покинул?

— Нет, наголо, великий государь, — всего ощипал.

Сказка «Горшеня»

Русская народная сказка “Горшеня” о находчивом мужике, который смог отгадать царскую загадку. Эта старинная история учит смекалке и находчивости, которые помогают найти выход из сложной ситуации. Как-то приказал царь созвать всех богатых людей государства, и стал им загадки загадывать. Кто сможет отгадать — получит щедрую награду, а кто нет — казнят. Думали-думали, но ничего не вышло. Перепугались бояре до смерти. И только Горшеня сказал, что знает ответ на загадку царя.

Поможем улучшить оценки по школьной программе, подготовиться к контрольным и понять предмет!

Горшеня

Горшеня едет-дремлет с горшками. Догнал его государь Иван Васильевич.
– Мир по дороге! Горшеня оглянулся.
– Благодарим, просим со смиреньем.
– Знать, вздремал?
– Вздремал, великий государь! Не бойся того, кто песни поет, а бойся того, кто дремлет.
– Экой ты смелый, горшеня! Люблю эдаких. Ямщик! Поезжай тише. А что, горшенюшка, давно ты этим ремеслом кормишься?
– Сызмолоду, да вот и середовой стал.
– Кормишь детей?
– Кормлю, ваше царское величество! И не пашу, и не кошу, и не жну, и морозом не бьет.
– Хорошо, горшеня, но все-таки на свете не без худа.
– Да, ваше царское величество! На свете есть три худа.
– А какие три худа, горшенюшка?
– Первое худо – худой шабер, а второе худо – худая жена, а третье худо – худой разум.
– А скажи мне, которое худо всех хуже?
– От худого шабра уйду, от худой жены тоже можно, как будет с детьми жить; а от худого разума не уйдешь – все с тобой.
– Так, верно, горшеня! Ты мозголов. Слушай! Ты для меня, а я для тебя. Прилетят гуси с Руси, перышки ощиплешь, а по правильному покинешь!
– Годится, так покину, как придет! А то и наголо.
– Ну, горшеня, постой на час! Я погляжу твою посуду.
Горшеня остановился, начал раскладывать товар. Государь стал глядеть, и показались ему три тарелочки глиняны.
– Ты наделаешь мне эдаких?
– Сколько угодно вашему царскому величеству?
– Возов десяток надо.
– Много ли дашь времени?
– Месяц.
– Можно и в две недели представить, и в город. Я для тебя, ты для меня.
– Спасибо, горшенюшка!
– А ты, государь, где будешь в то время, как я представлю товар в город?
– Буду в дому у купца в гостях.
Государь приехал в город и приказал, чтобы на всех угощениях не было посуды ни серебряной, ни оловянной, ни медной, ни деревянной, а была бы все глиняная.
Горшеня кончил заказ царский и привез товар в город. Один боярин выехал на торжище к горшене и говорит ему:
– Бог за товаром, горшеня!
– Просим покорно.
– Продай мне весь товар.– Нельзя, по заказу.
– А что тебе, ты бери деньги – не повинят из этого, коли не дал задатку под работу. Ну, что возьмешь?
– А вот что: каждую посудину насыпать полну денег.
– Полно, горшенюшка, много!
– Ну хорошо: одну насыпать, а две отдать – хочешь?
И сладили.
– Ты для меня, а я для тебя.
Насыпают да высыпают. Сыпали, сыпали – денег не стало, а товару еще много. Боярин, видя худо, съездил домой, привез еще денег. Опять сыплют да сыплют – товару все много.
– Как быть, горшенюшка?
– Ну что? Нечего делать, я тебя уважу, только знаешь что? Свези меня на себе до этого двора – отдам и товар и все деньги.
Боярин мялся, мялся: жаль и денег, жаль и себя; но делать нечего – сладили. Выпрягли лошадь, сел мужик, повез боярин: в споре дело. Горшеня запел песню, боярин везет да везет.
– До коих же мест везти тебя?
– Вот до этого двора и до этого дому.
Весело поет горшеня, против дому он высоко поднял. Государь услышал, выбег на крыльцо – признал горшеню.
– Ба! Здравствуй, горшенюшка, с приездом!
– Благодарю, ваше царское величество.
– Да на чем ты едешь?
– На худом-то разуме, государь.
– Ну, мозголов, горшеня, умел товар продать. Боярин, скидай строевую одежду и сапоги, а ты, горшеня,- кафтан и разувай лапти; ты их обувай, боярин, а ты, горшеня, надевай строевую одежду. Умел товар продать! Немного послужил, да много услужил. А ты не умел владеть боярством. Ну, горшеня, прилетали гуси с Руси?
– Прилетали.
– Перышки ощипал, а по правильному покинул?
– Нет, наголо, великий государь,- всего ощипал.

Читайте также:
Разумница — украинская народная сказка, читать детям онлайн

Оцените, пожалуйста, это произведение.
Помогите другим читателям найти лучшие сказки.

Горшеня — русская народная сказка

Сказка о том, как простой мужик Горшеня разгадал загадки царя и тот позволил ему одному на весь город горшки продавать…

Сказка Горшеня читать

Захотелось раз царю Ивану Василечу знать, кто в его царстве-государстве разумнее всех будет. Собрал он именитых своих людей: бояр, вельмож, воевод, купцов да попов и загадал им три загадки.

— Кто на свете всех щедрее?

— Кто всех быстрее?

— И что на свете всего хуже?

Стали именитые люди отгадывать царские загадки. Отгадывали, отгадывали – не могли отгадать. Каждый своё несет, а всё без толку.

В ту самую пору проезжал мим царских палат – Горшеня, да покрикивал:

— Кому горшки глиняные? Кому тарелочки?

Услышал царь Иван Василеч и приказал привезти Горшеню. Может он поумнее бояр да попов будет? Выбежали из палат именитые люди, бросились к Горшене.

Остановился Горшеня и спрашивает.

— Зачем я понадобился?

Говорят ему именитые люди.

— Хочет царь-государь Иван Василеч тебе три загадки загадать.

— А вот такие и такие.

— Эээй, — говорит Горшеня. Разве это загадки?

Стали бояре да вельможи выспрашивать Горшеню.

— Скажи да скажи отгадки.

— Нет, — отвечает Горшеня. Меня царь зовёт, сам к нему и пойду, сам ему и отгадки скажу.

Принялись они тогда подкупать Горшеню, стали обещать ему злата, серебра. А Горшеня на своём стоит.

— Лучше и не просите. Одному царю скажу.

Нечего делать – ввели они его в царские палаты белокаменные. Поставили перед царём Иваном Васильевичем.

— Здорово, Горшенюшка, — говорит царь.

— Здорово, великий государь.

— А не отгадаешь ли ты, Горшенюшка, мою первую загадку. Кто на свете всех щедрее? Вот мои бояре, воеводы да попы говорят, что я щедрее всех буду. Ты что скажешь?

— А я скажу, царь-государь, что щедрее всех земля. Что ни живёт, что ни растёт – всех она питает.

Читайте также:
Старый уличный фонарь - Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

— Молодец, Горшенюшка. Правильно отгадал. А вот и вторая моя загадка: кто всех быстрее? Мои именитые люди по разному отвечают. Кто говорит конь его быстрее всех, кто – собака борзая, кто – сокол, кто – заяц. Какая твоя отгадка будет?

— Не то они говорят, царь-государь. Быстрее всего мысли. Мыслью весь мир в миг облетишь.

— И этот ответ хорош. А как ты третью мою загадку отгадаешь? Что на свете хуже всего? Один боярин соседа своего называет, другой – жену злую.

— Бестолку их ответы, царь-государь. От дурного соседа можно уйти, злую жену укротить можно. А вот от дурного разума никуда не уйдёшь, нигде не спрячешься. Всё с тобою будет. Видно дурной разум хуже всего на свете.

Похвалил царь Иван Васильевич Горшеню.

— Умён, разумен ты, Горшенюшка. Слушай, ты для меня, я для тебя. Скажи, чем тебя наградить.

— Ничего мне не надо, царь-государь. А коли твоя царская милость будет – сделай запрет продавать на пятьдесят миль глиняные горшки и тарелки. Никто бы тут кроме меня не продавал их. И я буду этим очень доволен.

— Хорошо, Горшенюшка, будь, по-твоему. И ещё я тебе загадки скажу. Прилетят к тебе гуси – сумей по пёрышку выдернуть.

Именитые люди слушают – ничего понять не могут. Уехал Горшеня, а царь Иван Васильевич на другой же день издал приказ, чтобы у всех бояр, у всех воевод, купцов да попов не было посуды – ни золотой, ни серебряной, ни оловянной, ни медной, ни деревянной, а была бы только глиняная. Сам проверю, как мой приказ исполнять будут. А горшеня в то время дома сидел, да работал рук не покладая. Знай лепит и обжигает горшки да тарелочки. Целый воз наделал. А как закончил работу – повёз свой товар в город на торжище. Только приехал на торжище – кинулись к нему со всех сторон покупщики. Да не простые люди, а всё князья да бояре, воеводы да попы. Один другого локтями отталкивают, любую цену дают. Горшеня не успевает деньги получать. После всех бежит главный боярин. Пузо как бочка, борода как лопата.

— Хорош ли товар, Горшенюшка?

— Просим покорно. Много ли у тебя осталось?

— Да не так уж много. Сегодня на мои горшки да тарелки большой спрос.

— Продай мне всё, что у тебя на возу осталось.

— А во сколько горшок ценишь?

— Что ты?! В своём ли ты уме? Я в ином месте куплю, два гроша заплачу.

Выругался главный боярин и ушёл с торжища. Побегал, поискал, нигде глиняных горшков не нашёл. Вернулся обратно.

— Ну, как, Горшеня, одумался? Какую цену назначаешь?

— Сто рублей за горшок.

— Как сто рублей? Видно с ума ты сошёл.

— Сошёл или нет, а цена горшку сто рублей.

— Ах, ты такой-сякой. Оставайся ты тут со своими горшками.

Покричал и ушёл. Походил, походил боярин по рынку и думает: кто знает, а вдруг ко мне сам царь-государь пожалует, а у меня ни одного глиняного горшочка нет. Тогда смотри и головы лишишься. Опять вернулся.

— Ну, Горшеня, сколько же горшок стоит?

— А теперь ни за какие деньги не продам. Связи меня на себе – уважу тебя, без платы горшок дам. А не повезёшь – другой охотник найдётся. Сегодня на мой товар большой спрос.

Видит боярин, деваться некуда. Платить за горшок сто рублей жалко, без горшка остаться боязно. Думал-думал боярин, да делать нечего.

— Ладно, — говорит. Повезу.

Выпряг горшеня лошадь. На место неё поставил в оглоблю боярина, запряг.

Пыхтит боярин, отдувается. А сам везёт да везёт Горшеню. Горшеня кнутиком помахивает да во весь голос песню поёт. Вёз-вёз боярин и спрашивает.

Читайте также:
Кожаный мешок — английская сказка, читать детям онлайн

— Да коих же мест везти тебя?

— Вези хоть до царского дворца.

Весело поёт Горшеня. А возле дворца ещё громче запел. По песне его царь Иван Васильевич его и узнал.

— Это видно мой Горшеня едет.

Выглянул в окошко, говорит.

— Здравствуй, Горшенюшка. С приездом.

— Да на ком ты едешь?

— На дурном разуме.

— Ну, молодец ты, Горшеня. Истинно молодец. А как, гуси прилетали?

— Сумел по пёрышку выдернуть?

— Сумел, царь-государь. Да ещё по золотому.

— Ну, входи в палаты, гостем будешь.

Посадил царь Иван Васильевич возле себя, стал его потчевать. А бояре да именитые люди сидят, косо на Горшеню посматривают, а сами сговариваются. Как бы на него царский гнев, немилость направить. И затеяли они игру. Боярин, что на самом конце стола сидел, ударил наотмашь по щеке другого и сказал.

Тот размахнулся, соседа своего ударил и те же слова говорит.

Так и пошло от одного к другому и дошло до Горшени. Ударил его главный боярин по щеке и говорит.

Радуются все, ловко они Горшеню подвели. Ничего ему не остаётся, как самого царя-государя ударить. А Горшеня, не будь глуп, размахнулся со всей силы – БАЦ, главного боярина по щеке.

Засмеялся царь Иван Васильевич и говорит.

— Опять ты, Горшенюшка, догадливее всех оказался. Довольно тебе глину месить. Разувай-ка ты лапти, сбрасывай кафтан, надевай-ка сапоги да одежду моего главного боярина. А ты боярин обувайся в Горшенины лапти, одевайся в его кафтан, отправляйся горшки лепить. Только вот не знаю, хватит ли у тебя на это ума-разума.

Сказка Горшеня

Захотелось раз царю Ивану Василечу знать, кто в его царстве-государстве разумнее всех будет. Собрал он именитых своих людей: бояр, вельмож, воевод, купцов да попов и загадал им три загадки.

– Кто на свете всех щедрее?

– Кто всех быстрее?

– И что на свете всего хуже?

Стали именитые люди отгадывать царские загадки. Отгадывали, отгадывали – не могли отгадать. Каждый своё несет, а всё без толку.

В ту самую пору проезжал мим царских палат – Горшеня, да покрикивал:

– Кому горшки глиняные? Кому тарелочки?

Услышал царь Иван Василеч и приказал привезти Горшеню. Может он поумнее бояр да попов будет? Выбежали из палат именитые люди, бросились к Горшене.

Остановился Горшеня и спрашивает.

– Зачем я понадобился?

Говорят ему именитые люди.

– Хочет царь-государь Иван Василеч тебе три загадки загадать.

– А вот такие и такие.

– Эээй, – говорит Горшеня. Разве это загадки?

Стали бояре да вельможи выспрашивать Горшеню.

– Скажи да скажи отгадки.

– Нет, – отвечает Горшеня. Меня царь зовёт, сам к нему и пойду, сам ему и отгадки скажу.

Принялись они тогда подкупать Горшеню, стали обещать ему злата, серебра. А Горшеня на своём стоит.

– Лучше и не просите. Одному царю скажу.

Нечего делать – ввели они его в царские палаты белокаменные. Поставили перед царём Иваном Васильевичем.

– Здорово, Горшенюшка, – говорит царь.

– Здорово, великий государь.

– А не отгадаешь ли ты, Горшенюшка, мою первую загадку. Кто на свете всех щедрее? Вот мои бояре, воеводы да попы говорят, что я щедрее всех буду. Ты что скажешь?

– А я скажу, царь-государь, что щедрее всех земля. Что ни живёт, что ни растёт – всех она питает.

– Молодец, Горшенюшка. Правильно отгадал. А вот и вторая моя загадка: кто всех быстрее? Мои именитые люди по разному отвечают. Кто говорит конь его быстрее всех, кто – собака борзая, кто – сокол, кто – заяц. Какая твоя отгадка будет?

– Не то они говорят, царь-государь. Быстрее всего мысли. Мыслью весь мир в миг облетишь.

– И этот ответ хорош. А как ты третью мою загадку отгадаешь? Что на свете хуже всего? Один боярин соседа своего называет, другой – жену злую.

– Бестолку их ответы, царь-государь. От дурного соседа можно уйти, злую жену укротить можно. А вот от дурного разума никуда не уйдёшь, нигде не спрячешься. Всё с тобою будет. Видно дурной разум хуже всего на свете.

Читайте также:
Эльфа и носовой платочек - Астрид Линдгрен, читать детям онлайн

Похвалил царь Иван Васильевич Горшеню.

– Умён, разумен ты, Горшенюшка. Слушай, ты для меня, я для тебя. Скажи, чем тебя наградить.

– Ничего мне не надо, царь-государь. А коли твоя царская милость будет – сделай запрет продавать на пятьдесят миль глиняные горшки и тарелки. Никто бы тут кроме меня не продавал их. И я буду этим очень доволен.

– Хорошо, Горшенюшка, будь, по-твоему. И ещё я тебе загадки скажу. Прилетят к тебе гуси – сумей по пёрышку выдернуть.

Именитые люди слушают – ничего понять не могут. Уехал Горшеня, а царь Иван Васильевич на другой же день издал приказ, чтобы у всех бояр, у всех воевод, купцов да попов не было посуды – ни золотой, ни серебряной, ни оловянной, ни медной, ни деревянной, а была бы только глиняная. Сам проверю, как мой приказ исполнять будут. А горшеня в то время дома сидел, да работал рук не покладая. Знай лепит и обжигает горшки да тарелочки. Целый воз наделал. А как закончил работу – повёз свой товар в город на торжище. Только приехал на торжище – кинулись к нему со всех сторон покупщики. Да не простые люди, а всё князья да бояре, воеводы да попы. Один другого локтями отталкивают, любую цену дают. Горшеня не успевает деньги получать. После всех бежит главный боярин. Пузо как бочка, борода как лопата.

– Хорош ли товар, Горшенюшка?

– Просим покорно. Много ли у тебя осталось?

– Да не так уж много. Сегодня на мои горшки да тарелки большой спрос.

– Продай мне всё, что у тебя на возу осталось.

– А во сколько горшок ценишь?

– Что ты?! В своём ли ты уме? Я в ином месте куплю, два гроша заплачу.

Выругался главный боярин и ушёл с торжища. Побегал, поискал, нигде глиняных горшков не нашёл. Вернулся обратно.

– Ну, как, Горшеня, одумался? Какую цену назначаешь?

– Сто рублей за горшок.

– Как сто рублей? Видно с ума ты сошёл.

– Сошёл или нет, а цена горшку сто рублей.

– Ах, ты такой-сякой. Оставайся ты тут со своими горшками.

Покричал и ушёл. Походил, походил боярин по рынку и думает: кто знает, а вдруг ко мне сам царь-государь пожалует, а у меня ни одного глиняного горшочка нет. Тогда смотри и головы лишишься. Опять вернулся.

– Ну, Горшеня, сколько же горшок стоит?

– А теперь ни за какие деньги не продам. Связи меня на себе – уважу тебя, без платы горшок дам. А не повезёшь – другой охотник найдётся. Сегодня на мой товар большой спрос.

Видит боярин, деваться некуда. Платить за горшок сто рублей жалко, без горшка остаться боязно. Думал-думал боярин, да делать нечего.

– Ладно, – говорит. Повезу.

Выпряг горшеня лошадь. На место неё поставил в оглоблю боярина, запряг.

Пыхтит боярин, отдувается. А сам везёт да везёт Горшеню. Горшеня кнутиком помахивает да во весь голос песню поёт. Вёз-вёз боярин и спрашивает.

– Да коих же мест везти тебя?

– Вези хоть до царского дворца.

Весело поёт Горшеня. А возле дворца ещё громче запел. По песне его царь Иван Васильевич его и узнал.

– Это видно мой Горшеня едет.

Выглянул в окошко, говорит.

– Здравствуй, Горшенюшка. С приездом.

– Да на ком ты едешь?

– На дурном разуме.

– Ну, молодец ты, Горшеня. Истинно молодец. А как, гуси прилетали?

– Сумел по пёрышку выдернуть?

– Сумел, царь-государь. Да ещё по золотому.

– Ну, входи в палаты, гостем будешь.

Посадил царь Иван Васильевич возле себя, стал его потчевать. А бояре да именитые люди сидят, косо на Горшеню посматривают, а сами сговариваются. Как бы на него царский гнев, немилость направить. И затеяли они игру. Боярин, что на самом конце стола сидел, ударил наотмашь по щеке другого и сказал.

Тот размахнулся, соседа своего ударил и те же слова говорит.

Так и пошло от одного к другому и дошло до Горшени. Ударил его главный боярин по щеке и говорит.

Читайте также:
Под грибом - Сутеев В.Г., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки

Радуются все, ловко они Горшеню подвели. Ничего ему не остаётся, как самого царя-государя ударить. А Горшеня, не будь глуп, размахнулся со всей силы – БАЦ, главного боярина по щеке.

Засмеялся царь Иван Васильевич и говорит.

– Опять ты, Горшенюшка, догадливее всех оказался. Довольно тебе глину месить. Разувай-ка ты лапти, сбрасывай кафтан, надевай-ка сапоги да одежду моего главного боярина. А ты боярин обувайся в Горшенины лапти, одевайся в его кафтан, отправляйся горшки лепить. Только вот не знаю, хватит ли у тебя на это ума-разума.

Сказка Горшеня рассказывает о том, как царь-государь загадки загадывал. Все его именитые люди не могли отгадать, а вот простой мужик Горшеня разгадал и позволил ему царь одному на всю округу горшки продавать.

Горшеня

З ахотелось раз царю Ивану Василечу знать, кто в его царстве-государстве разумнее всех будет. Собрал он именитых своих людей: бояр, вельмож, воевод, купцов да попов и загадал им три загадки.

— Кто на свете всех щедрее?

— Кто всех быстрее?

— И что на свете всего хуже?

Стали именитые люди отгадывать царские загадки. Отгадывали, отгадывали – не могли отгадать. Каждый своё несет, а всё без толку.

В ту самую пору проезжал мим царских палат – Горшеня, да покрикивал:

— Кому горшки глиняные? Кому тарелочки?

Услышал царь Иван Василеч и приказал привезти Горшеню. Может он поумнее бояр да попов будет? Выбежали из палат именитые люди, бросились к Горшене.

Остановился Горшеня и спрашивает.

— Зачем я понадобился?

Говорят ему именитые люди.

— Хочет царь-государь Иван Василеч тебе три загадки загадать.

— А вот такие и такие.

— Эээй, — говорит Горшеня. Разве это загадки?

Стали бояре да вельможи выспрашивать Горшеню.

— Скажи да скажи отгадки.

— Нет, — отвечает Горшеня. Меня царь зовёт, сам к нему и пойду, сам ему и отгадки скажу.

Принялись они тогда подкупать Горшеню, стали обещать ему злата, серебра. А Горшеня на своём стоит.

— Лучше и не просите. Одному царю скажу.

Нечего делать – ввели они его в царские палаты белокаменные. Поставили перед царём Иваном Васильевичем.

— Здорово, Горшенюшка, — говорит царь.

— Здорово, великий государь.

— А не отгадаешь ли ты, Горшенюшка, мою первую загадку. Кто на свете всех щедрее? Вот мои бояре, воеводы да попы говорят, что я щедрее всех буду. Ты что скажешь?

— А я скажу, царь-государь, что щедрее всех земля. Что ни живёт, что ни растёт – всех она питает.

— Молодец, Горшенюшка. Правильно отгадал. А вот и вторая моя загадка: кто всех быстрее? Мои именитые люди по разному отвечают. Кто говорит конь его быстрее всех, кто – собака борзая, кто – сокол, кто – заяц. Какая твоя отгадка будет?

— Не то они говорят, царь-государь. Быстрее всего мысли. Мыслью весь мир в миг облетишь.

— И этот ответ хорош. А как ты третью мою загадку отгадаешь? Что на свете хуже всего? Один боярин соседа своего называет, другой – жену злую.

— Бестолку их ответы, царь-государь. От дурного соседа можно уйти, злую жену укротить можно. А вот от дурного разума никуда не уйдёшь, нигде не спрячешься. Всё с тобою будет. Видно дурной разум хуже всего на свете.

Похвалил царь Иван Васильевич Горшеню.

— Умён, разумен ты, Горшенюшка. Слушай, ты для меня, я для тебя. Скажи, чем тебя наградить.

— Ничего мне не надо, царь-государь. А коли твоя царская милость будет – сделай запрет продавать на пятьдесят миль глиняные горшки и тарелки. Никто бы тут кроме меня не продавал их. И я буду этим очень доволен.

— Хорошо, Горшенюшка, будь, по-твоему. И ещё я тебе загадки скажу. Прилетят к тебе гуси – сумей по пёрышку выдернуть.

Именитые люди слушают – ничего понять не могут. Уехал Горшеня, а царь Иван Васильевич на другой же день издал приказ, чтобы у всех бояр, у всех воевод, купцов да попов не было посуды – ни золотой, ни серебряной, ни оловянной, ни медной, ни деревянной, а была бы только глиняная. Сам проверю, как мой приказ исполнять будут. А горшеня в то время дома сидел, да работал рук не покладая. Знай лепит и обжигает горшки да тарелочки. Целый воз наделал. А как закончил работу – повёз свой товар в город на торжище. Только приехал на торжище – кинулись к нему со всех сторон покупщики. Да не простые люди, а всё князья да бояре, воеводы да попы. Один другого локтями отталкивают, любую цену дают. Горшеня не успевает деньги получать. После всех бежит главный боярин. Пузо как бочка, борода как лопата.

Читайте также:
Колодец на краю света — английская сказка, читать детям онлайн

— Хорош ли товар, Горшенюшка?

— Просим покорно. Много ли у тебя осталось?

— Да не так уж много. Сегодня на мои горшки да тарелки большой спрос.

— Продай мне всё, что у тебя на возу осталось.

— А во сколько горшок ценишь?

— Что ты?! В своём ли ты уме? Я в ином месте куплю, два гроша заплачу.

Выругался главный боярин и ушёл с торжища. Побегал, поискал, нигде глиняных горшков не нашёл. Вернулся обратно.

— Ну, как, Горшеня, одумался? Какую цену назначаешь?

— Сто рублей за горшок.

— Как сто рублей? Видно с ума ты сошёл.

— Сошёл или нет, а цена горшку сто рублей.

— Ах, ты такой-сякой. Оставайся ты тут со своими горшками.

Покричал и ушёл. Походил, походил боярин по рынку и думает: кто знает, а вдруг ко мне сам царь-государь пожалует, а у меня ни одного глиняного горшочка нет. Тогда смотри и головы лишишься. Опять вернулся.

— Ну, Горшеня, сколько же горшок стоит?

— А теперь ни за какие деньги не продам. Связи меня на себе – уважу тебя, без платы горшок дам. А не повезёшь – другой охотник найдётся. Сегодня на мой товар большой спрос.

Видит боярин, деваться некуда. Платить за горшок сто рублей жалко, без горшка остаться боязно. Думал-думал боярин, да делать нечего.

— Ладно, — говорит. Повезу.

Выпряг горшеня лошадь. На место неё поставил в оглоблю боярина, запряг.

Пыхтит боярин, отдувается. А сам везёт да везёт Горшеню. Горшеня кнутиком помахивает да во весь голос песню поёт. Вёз-вёз боярин и спрашивает.

— Да коих же мест везти тебя?

— Вези хоть до царского дворца.

Весело поёт Горшеня. А возле дворца ещё громче запел. По песне его царь Иван Васильевич его и узнал.

— Это видно мой Горшеня едет.

Выглянул в окошко, говорит.

— Здравствуй, Горшенюшка. С приездом.

— Да на ком ты едешь?

— На дурном разуме.

— Ну, молодец ты, Горшеня. Истинно молодец. А как, гуси прилетали?

— Сумел по пёрышку выдернуть?

— Сумел, царь-государь. Да ещё по золотому.

— Ну, входи в палаты, гостем будешь.

Посадил царь Иван Васильевич возле себя, стал его потчевать. А бояре да именитые люди сидят, косо на Горшеню посматривают, а сами сговариваются. Как бы на него царский гнев, немилость направить. И затеяли они игру. Боярин, что на самом конце стола сидел, ударил наотмашь по щеке другого и сказал.

Тот размахнулся, соседа своего ударил и те же слова говорит.

Так и пошло от одного к другому и дошло до Горшени. Ударил его главный боярин по щеке и говорит.

Радуются все, ловко они Горшеню подвели. Ничего ему не остаётся, как самого царя-государя ударить. А Горшеня, не будь глуп, размахнулся со всей силы – БАЦ, главного боярина по щеке.

Засмеялся царь Иван Васильевич и говорит.

— Опять ты, Горшенюшка, догадливее всех оказался. Довольно тебе глину месить. Разувай-ка ты лапти, сбрасывай кафтан, надевай-ка сапоги да одежду моего главного боярина. А ты боярин обувайся в Горшенины лапти, одевайся в его кафтан, отправляйся горшки лепить. Только вот не знаю, хватит ли у тебя на это ума-разума.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: