Сивка Бурка – русская народная сказка, читать детям онлайн

Сказка Сивка-Бурка

Поделиться в соц. сетях

русская народная сказка
Сказка «Сивка-Бурка» краткое содержание:

Сказка «Сивка-Бурка» о том, как старик, умирая, просит трёх своих сыновей, чтобы они поочерёдно провели по одной ночи у него на могиле.

Старший брат не захотел ночевать на могиле и попросил младшего, Ивана-дурака, чтобы он переночевал вместо него. Иван соглашается. В полночь из могилы выходит отец. Он вызывает богатырского коня сивку-бурку и велит ему, чтобы он служил сыну.

Потом и средний брат поступил так же, как и старший. Опять на могиле ночует Иван, и в полночь происходит то же. На третью ночь, когда приходит очередь самого Ивана, все повторяется.

Захотел царь выдать замуж дочь за удальца, который допрыгнет на коне до верхнего окошка терема, где будет сидеть царевна несравненной красоты, и поцелует девушку.

За того он и дочь отдаст, и полцарства в приданое. Засобирались старшие братья, младшего взять не захотели. Уехали одни. А Иван взял узду, которую получил от отца, вышел в поле и вызвал, как учил батюшка, коня.

Тут как тут Сивка-бурка. В одно ухо коня залезает, в другое вылезает и становится молодцом. И едет за портретом.
И начали все скакать, но еле-еле до середины допрыгивают. Тут Иван разогнал коня и с третьего раза пролетел мимо окошка, поцеловал царевну, а она ему печать на лоб приложила.

Царь созывает на пир людей всех сословий. Царевна всех обходит – смотрит, у кого печать. Дошла до Вани и увидела печать. С радостью повела к своему отцу. Братья Ивана изумлены.

Умыли Иванушку, причесали, одели, и стал он не Иванушкой-дурачком, а молодец молодцом, прямо и не узнаешь! Тут-то братья и поняли, каково это — не побояться и сходить на отцовскую могилу, какая награда могла их ждать.

Сказка показывает, что нужно быть терпеливым, добрым и трудолюбивым и тогда получишь благодарность за все свои старания. Учит нас быть скромными и не хвастаться достижениями.

Сказка Сивка-Бурка читать:

Жил-был старик, и было у него три сына. Младшего все Иванушкой-дурачком звали. Посеял раз старик пшеницу. Добрая уродилась пшеница, да только повадился кто-то ту пшеницу мять да топтать.

Вот старик и говорит сыновьям:

— Милые мои дети! Стерегите пшеницу каждую ночь по очереди, поймайте вора!

Настала первая ночь. Отправился старший сын пшеницу стеречь, да захотелось ему спать. Забрался он на сеновал и проспал до утра.

Приходит утром домой и говорит:

— Всю-то ночь я не спал, пшеницу стерег! Иззяб весь, а вора не видал.

На вторую ночь пошел средний сын. И он всю ночь проспал на сеновале.

На третью ночь приходит черед Иванушке-дурачку идти. Положил он пирог за пазуху, взял веревку и пошел. Пришел в поле, сел на камень. Сидит не спит, пирог жует, вора дожидается.

В самую полночь прискакал на пшеницу конь — одна шерстинка серебряная, другая золотая; бежит — земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. И стал тот конь пшеницу есть.

Не столько ест, сколько копытами топчет. Подкрался Иванушка к коню и разом накинул ему на шею веревку.

Рванулся конь изо всех сил — да не тут-то было! Иванушка вскочил на него ловко и ухватился крепко за гриву.

Уж конь носил-носил его по чисту полю, скакал-скакал — не мог сбросить!

Стал конь просить Иванушку:

— Отпусти ты меня, Иванушка, на волю! Я тебе за это великую службу сослужу.

— Хорошо, — отвечает Иванушка, — отпущу, да как я тебя потом найду?

— А ты выйди в чистое поле, в широкое раздолье, свистни три раза молодецким посвистом, гаркни покриком богатырским: «Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» — я тут и буду.

Отпустил Иванушка коня и взял с него обещание пшеницы никогда больше не есть и не топтать.

Пришел Иванушка поутру домой.

— Ну, рассказывай, что ты там видел? — спрашивают братья.

— Поймал я, — говорит Иванушка, — коня, одна шерстинка на нём серебряная, другая — золотая.

— Да он обещал больше не ходить в пшеницу, вот я его и отпустил.

Не поверили Иванушке братья, посмеялись над ним вволю. Да только уж с этой ночи и вправду никто пшеницы не трогал…

Скоро после того разослал царь гонцов по всем деревням, по всем городам клич кликать:

— Собирайтесь, бояре да дворяне, купцы да простые крестьяне, к царю на двор. Сидит царская дочь Елена Прекрасная в своем высоком тереме у окошка. Кто на коне до царевны доскочит да с ее руки золотой перстень снимет, за того она и замуж пойдет!

Вот в указанный день собираются братья ехать к царскому двору — не затем, чтобы самим скакать, а хоть на других посмотреть.

А Иванушка с ними просится:

— Братцы, дайте мне хоть какую-нибудь лошаденку, и я поеду — посмотрю на Елену Прекрасную!

— Куда тебе, дурню! Людей, что ли, хочешь смешить? Сиди себе на — печи да золу пересыпай!

Уехали братья, а Иванушка-дурачок и говорит братниным женам:

— Дайте мне лукошко, я хоть в лес пойду, грибов наберу!

Взял лукошко и пошел, будто грибы собирать. Вышел Иванушка в чистое поле, в широкое раздолье, лукошко под куст бросил, а сам свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:

— Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Читайте также:
Побратимы - Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

Конь бежит, земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. Прибежал и стал перед Иванушкой как вкопанный.

— Что угодно, Иванушка?

— Хочу посмотреть на царскую дочь Елену Прекрасную! — отвечает Иванушка.

— Ну, влезай ко мне в правое ухо, в левое вылезай!

Влез Иванушка коню в правое ухо, а в левое вылез — и стал таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером описать! Сел на Сивку-бурку и поскакал прямо к городу.

Нагнал он по дороге своих братьев, проскакал мимо них, пылью дорожной осыпал.

Прискакал Иванушка на площадь — прямо к царскому дворцу. Смотрит — народу видимо-невидимо, а в высоком терему, у окна, сидит царевна Елена Прекрасная. На руке у нее перстень сверкает — цены ему нет! А собою она красавица из красавиц.

Глядят все на Елену Прекрасную, а никто не решается до нее доскочить: никому нет охоты шею себе ломать. Ударил тут Иванушка Сивку-бурку по крутым бокам… Фыркнул конь, заржал, прыгнул — только на три бревна до царевны не допрыгнул.

Удивился народ, а Иванушка повернул Сивку и ускакал.

— Кто таков? Кто таков?

А Иванушки уж и след простыл. Видели, откуда прискакал, не видели, куда ускакал.

Примчался Иванушка в чистое поле, соскочил с коня, влез ему в левое ухо, а в правое вылез и стал по-прежнему Иванушкой-дурачком.

Отпустил он Сивку-бурку, набрал полное лукошко мухоморов и принес домой:

— Эва, какие грибки хорошие!

Рассердились братнины жены на Иванушку и давай его ругать:

— Какие ты, дурень, грибы принес? Только тебе одному их есть!

Усмехнулся Иванушка, забрался на печь и сидит.

Воротились домой братья и рассказывают женам, что они в городе видели:

— Ну, хозяйки, какой молодец к царю приезжал! Такого мы сроду не видывали. До царевны только на три бревна не доскочил.

А Иванушка лежит на печи да посмеивается:

— Братцы родные, а не я ли это там был?

— Куда тебе, дурню, там быть! Сиди уж на печи да мух лови!

На другой день старшие братья снова в город поехали, а Иванушка взял лукошко и пошел за грибами. Вышел в чистое поле, в широкое раздолье, лукошко бросил, сам свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:

— Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Конь бежит, земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет.

Прибежал и стал перед Иванушкой как вкопанный.

Влез Иванушка Сивке-бурке в правое ухо, а в левое вылез и стал молодец молодцом. Вскочил на коня и поскакал ко двору.

Видит — на площади народу еще больше прежнего. Все на царевну любуются, а скакать никто и не думает: боятся шею себе сломать!

Ударил тут Иванушка своего коня по крутым бокам. Заржал Сивка-бурка, прыгнул — только на два бревна до царевнина окна не достал.

Поворотил Иванушка Сивку и ускакал. Видели, откуда прискакал, да не видели, куда ускакал.

А Иванушка уже в чистом поле.

Отпустил Сивку-бурку, а сам пошел домой. Сел на печь, сидит, дожидается братьев.

Приезжают братья домой и рассказывают:

— Ну, хозяйки, тот же молодец опять приезжал! Не доскочил до царевны только на два бревна.

Иванушка и говорит им:

— Братцы, а не я ли это там был?

— Сиди, дурень, помалкивай.

На третий день братья снова собираются ехать, а Иванушка говорит:

— Дайте мне хоть плохонькую лошаденку: поеду и я с вами!

— Сиди, дурень, дома! Только тебя там и не хватает!

Сказали и уехали.

Иванушка вышел в чистое поле, в широкое раздолье, свистнул молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:

— Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Конь бежит, земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. Прибежал и стал перед Иванушкой как вкопанный.

Влез Иванушка коню в правое ухо, а в левое вылез. Стал молодец молодцом и поскакал к царскому двору.

Прискакал Иванушка к высокому терему, стегнул Сивку-бурку плеткой… Заржал конь пуще прежнего, ударил о землю копытами, прыгнул — и доскочил до окна!

Поцеловал Иванушка Елену Прекрасную в алые губы, снял с ее пальца заветный перстень и умчался. Только его и видели!

Тут все зашумели, закричали, руками замахали:

— Держи его! Лови его!

А Иванушки и след простыл.

Отпустил он Сивку-бурку, пришел домой. Одна рука тряпкой обмотана.

— Что это с тобою приключилось? — спрашивают братнины жены.

— Да вот, искал грибы, на сучок накололся…

И полез на печку.

Вернулись братья, стали рассказывать, что и как было:

— Ну, хозяйки, тот молодец в этот раз так скакнул, что до царевны доскочил и перстень с ее пальца снял!

Иванушка сидит на печке да знай свое:

— Братцы, а не я ли это там был?

— Сиди, дурень, не болтай зря!

Тут Иванушке захотелось на царевнин драгоценный перстень взглянуть.

Как размотал он тряпку, так всю избу и осияло!

— Перестань, дурень, с огнем баловать! — кричат братья. — Еще избу сожжешь. Пора тебя совсем из дому прогнать!

Ничего им Иванушка не ответил, а перстень снова тряпкой обвязал…

Через три дня царь снова клич кликнул: чтобы весь народ, сколько ни есть в царстве, собирался к нему на пир и чтобы никто не смел дома оставаться. А кто царским пиром побрезгает, тому голову с плеч долой!

Читайте также:
Ёлка - Сутеев В.Г., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки.ру

Нечего делать, отправились братья на пир, повезли с собой и Иванушку-дурачка.

Приехали, уселись за столы дубовые, за скатерти узорчатые, пьют-едят, разговаривают.

А Иванушка забрался за печку, в уголок, и сидит там.

Ходит Елена Прекрасная, потчует гостей. Каждому подносит вина и меду, а сама смотрит, нет ли у кого на руке ее перстенька заветного. У кого перстень на руке — тот и жених ее.

Только ни у кого перстня не видно…

Обошла она всех, подходит к последнему — к Иванушке. А он за печкой сидит, одежонка на нем худая, лаптишки рваные, одна рука тряпкой обвязана.

Братья глядят и думают: «Ишь ты, царевна и нашему Ивашке вина подносит!»

А Елена Прекрасная подала Иванушке стакан вина и спрашивает:

— Почему это у тебя, молодец, рука обвязана?

— Ходил в лес по грибы да на сук накололся.

— А ну-ка, развяжи, покажи!

Развязал Иванушка руку, а на пальце у него царевнин перстень заветный: так и сияет, так и сверкает!

Обрадовалась Елена Прекрасная, взяла Иванушку за руку, подвела к отцу и говорит:

— Вот, батюшка, мой жених и нашелся!

Умыли Иванушку, причесали, одели, и стал он не Иванушкой-дурачком, а молодец молодцом, прямо и не узнаешь!

Тут ждать да рассуждать не стали — веселым пирком да за свадебку!

Я на том пиру был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало.

Сивка-бурка

Ж ил-был старик, у него было три сына. Старшие занимались хозяйством, были тароваты и щеголеваты, а младший, Иван-дурак, был так себе — любил в лес ходить по грибы, а дома все больше на печи сидел.

Пришло время старику умирать, вот он и наказывает сыновьям:

— Когда помру, вы три ночи подряд ходите ко мне на могилу, приносите мне хлеба.

Старика этого схоронили. Приходит ночь, надо большому брату идти на могилу, а ему не то лень, не то боится, — он и говорит младшему брату:

— Ваня, замени меня в эту ночь, сходи к отцу на могилу. Я тебе пряник куплю.

Иван согласился, взял хлеба, пошел к отцу на могилу. Сел, дожидается. В полночь земля расступилась, отец поднимается из могилы и говорит:

— Кто тут? Ты ли, мой больший сын? Скажи, что делается на Руси: собаки ли лают, волки ли воют, или чадо мое плачет?

— Это я, твой сын. А на Руси все спокойно.

Отец наелся хлеба и лег в могилу. А Иван направился домой, дорогой набрал грибов. Приходит — старший сын его спрашивает:

— Ел. Досыта наелся.

Настала вторая ночь. Надо идти среднему брату, а ему не то лень, не то боится — он и говорит:

— Ваня, сходи за меня к отцу. Я тебе лапти сплету.

Взял Иван хлеба, пошел к отцу на могилу, сел, дожидается. В полночь земля расступилась, отец поднимается и спрашивает:

— Кто тут? Ты ли, мой средний сын? Скажи, что делается на Руси: собаки ли лают, волки ли воют, или мое чадо плачет?

— Это я, твой сын. А на Руси все спокойно.

Отец наелся хлеба и лег в могилу. А Иван пошел домой, дорогой опять набрал грибов. Средний брат его спрашивает:

— Ел. Досыта наелся.

На третью ночь настала очередь идти Ивану, Он говорит братьям:

— Я две ночи ходил. Ступайте теперь вы к отцу на могилу, а я отдохну.

Братья ему отвечают:

— Что ты, Ваня, тебе стало там знакомо, иди лучше ты.

Иван взял хлеба, пошел. В полночь земля расступается, отец поднялся из могилы:

— Кто тут? Ты ли, мой младший сын Ваня? Скажи, что делается на Руси: собаки ли лают, волки ли воют, или чадо мое плачет?

— Здесь твой сын Ваня. А на Руси все спокойно.

Отец наелся хлеба и говорит ему:

— Один ты исполнил мой наказ, не побоялся три ночи ходить ко мне на могилу. Выдь в чистое поле и крикни: «Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!» Конь к тебе прибежит, ты залезь ему в правое ухо, а вылезь в левое. Станешь куда какой молодец. Садись на коня и поезжай.

Иван взял узду, поблагодарил отца и пошел домой, дорогой опять набрал грибов. Дома братья его спрашивают:

— Отец наелся досыта и больше не велел приходить.

В это время царь кликнул клич: всем добрым молодцам, холостым, неженатым, съезжаться на царский двор. Дочь его, Несравненная Красота, велела построить себе терем о двенадцати столбах, о двенадцати венцах. В этом тереме она сядет на самый верх и будет ждать, кто бы с одного лошадиного скока доскочил до нее и поцеловал в губы. За такого наездника, какого бы роду он ни был, царь отдаст в жены свою дочь, Несравненную Красоту, и полцарства в придачу.

Услышали об этом Ивановы братья и говорят между собой:

— Давай попытаем счастья.

Вот они добрых коней овсом накормили, выводили, сами оделись чисто, кудри расчесали. А Иван сидит на печи за трубой и говорит им:

— Братья, возьмите меня с собой счастья попытать!

— Дурак, запечина! Ступай лучше в лес за грибами, нечего людей смешить.

Братья сели на добрых коней, шапки заломили, свистнули, гикнули — только пыль столбом. А Иван взял узду и пошел в чистое поле. Вышел в чистое поле и крикнул, как отец его учил:

Читайте также:
Горшеня - русская народная сказка, читать детям онлайн

— Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Откуда ни возьмись конь бежит, земля дрожит, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым столбом валит. Стал как вкопанный и спрашивает:

Иван коня погладил, взнуздал, влез ему в правое ухо, а в левое вылез и сделался таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Сел на коня и поехал на царский двор. Сивка-бурка бежит, земля дрожит, горы-долы хвостом застилает, пни-колоды промеж ног пускает.

Приезжает Иван на царский двор, а там народу видимо-невидимо. В высоком тереме о двенадцати столбах, о двенадцати венцах на самом верху в окошке сидит царевна Несравненная Красота.

Царь вышел на крыльцо и говорит:

— Кто из вас, молодцы, с разлету на коне доскочит до окошка да поцелует мою дочь в губы, за того отдам ее замуж и полцарства в придачу.

Тогда добрые молодцы начали скакать. Куда там — высоко, не достать! Попытались Ивановы братья, до середины не доскочили. Дошла очередь до Ивана.

Он разогнал Сивку-бурку, гикнул, ахнул, скакнул — двух венцов только не достал. Взвился опять, разлетелся в другой раз — одного венца не достал. Еще завертелся, закружился, разгорячил коня и дал рыскача — как огонь, пролетел мимо окошка, поцеловал царевну Несравненную Красоту в сахарные уста, а царевна ударила его кольцом в лоб, приложила печать.

Тут весь народ закричал:

— Держи, держи его!

А его и след простыл. Прискакал Иван в чистое поле, влез Сивке-бурке в левое ухо, а из правого вылез и сделался опять Иваном-дураком. Коня пустил, а сам пошел домой, по дороге набрал грибов. Обвязал лоб тряпицей, залез на печь и полеживает.

Приезжают его братья, рассказывают, где были и что видели.

— Были хороши молодцы, а один лучше всех — с разлету на коне царевну в уста поцеловал. Видели, откуда приехал, а не видели, куда уехал.

Иван сидит за трубой и говорит:

— Да не я ли это был?

Братья на него рассердились:

— Дурак — дурацкое и орет! Сиди на печи да ешь свои грибы.

Иван потихоньку развязал тряпицу на лбу, где его царевна кольцом ударила, — избу огнем осветило. Братья испугались, закричали:

— Что ты, дурак, делаешь? Избу сожжешь!

На другой день царь зовет к себе на пир всех бояр и князей, и простых людей, и богатых и нищих, и старых и малых.

Ивановы братья стали собираться к царю на пир. Иван им говорит:

— Возьмите меня с собой!

— Куда тебе, дураку, людей смешить! Сиди на печи да ешь свои грибы.

Братья сели на добрых коней и поехали, а Иван пошел пешком. Приходит к царю на пир и сел в дальний угол. Царевна Несравненная Красота начала гостей обходить. Подносит чашу с медом и смотрит, у кого на лбу печать.

Обошла она всех гостей, подходит к Ивану, и у самой сердце так и защемило. Взглянула на него — он весь в саже, волосы дыбом.

Царевна Несравненная Красота стала его спрашивать:

— Чей ты? Откуда? Для чего лоб завязал?

Царевна ему лоб развязала — вдруг свет по всему дворцу. Она и вскрикнула:

— Это моя печать! Вот где мой суженый!

Царь подходит и говорит:

— Какой это суженый! Он дурной, весь в саже.

Иван говорит царю:

— Дозволь мне умыться.

Царь дозволил. Иван вышел на двор и крикнул, как его отец учил:

— Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

Откуда ни возьмись конь бежит, земля дрожит, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым столбом валит. Иван ему в правое ухо влез, из левого вылез и сделался опять таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать. Весь народ так и ахнул.

Разговоры тут были коротки: веселым пирком да за свадебку.

Читаем сказку: Сивка-бурка

Русская народная сказка

Было у старика трое сыновей: двое умных, а третий Иванушка-дурачок; день и ночь дурачок на печи.

Посеял старик пшеницу, и выросла пшеница богатая, да повадился ту пшеницу кто-то по ночам толочь и травить. Вот старик и говорит детям:

– Милые мои дети, стерегите пшеницу каждую ночь поочередно, поймайте мне вора.

Приходит первая ночь. Отправился старший сын пшеницу стеречь, да захотелось ему спать: забрался он на сеновал и проспал до утра. Приходит утром домой и говорит: всю ночь-де не спал, иззяб, а вора не видал.

На вторую ночь пошел средний сын и также всю ночку проспал на сеновале.

На третью ночь приходит черед дураку идти. Взял он аркан и пошел. Пришел на межу и сел на камень: сидит не спит, вора дожидается.

В самую полночь прискакал на пшеницу разношерстный конь: одна шерстинка золотая, другая – серебряная; бежит – земля дрожит, из ушей дым столбом валит, из ноздрей пламя пышет. И стал тот конь пшеницу есть: не столько ест, сколько топчет.

Подкрался дурак на четвереньках к коню и разом накинул ему на шею аркан. Рванулся конь изо всех сил – не тут-то было. Дурак уперся, аркан шею давит. И стал тут конь дурака молить:

– Отпусти ты меня, Иванушка, а я тебе великую сослужу службу!

Читайте также:
Вопросы наизнанку - Джанни Родари, читать детям онлайн

– Хорошо, – отвечает Иванушка-дурачок. – Да как я тебя потом найду?

– Выйди за околицу, – говорит конь, – свистни три раза и крикни: «Сивка-Бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!» – я тут и буду.

Отпустил коня Иванушка-дурачок и взял с него слово – пшеницы больше не есть и не топтать. Пришел Иванушка домой.

– Ну, что, дурак, видел? – спрашивают братья.

– Поймал я, – говорит Иванушка, – разношерстного коня. Пообещался он больше не ходить на пшеницу – вот я его и отпустил.

Посмеялись вволю братья над дураком, только уж с этой ночи никто пшеницы не трогал.

Скоро после этого стали по деревням и городам бирючи от царя ходить, клич кликать: собирайтесь-де, бояре и дворяне, купцы и мещане и простые крестьяне, все к царю на праздник, на три дня; берите с собой лучших коней; и кто на своем коне до царевнина терема доскачет и с царевниной руки перстень снимет, за того царь царевну замуж отдаст.

Стали собираться на праздник и Иванушкины братья; не то чтобы самим скакать, а хоть на других посмотреть. Просится и Иванушка с ними.

– Куда тебе, дурак! – говорят братья. – Людей, что ли, хочешь пугать? Сиди себе на печи да золу пересыпай.

Уехали братья; а Иванушка-дурачок взял у невесток лукошко и пошел грибы брать. Вышел Иванушка в поле, лукошко бросил, свистнул три раза и крикнул:

– Сивка-Бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!

Конь бежит – земля дрожит, из ушей пламя, из ноздрей дым столбом валит. Прибежал – и стал конь перед Иванушкой как вкопанный.

– Ну, – говорит, – влезай мне, Иванушка, в правое ухо, а в левое вылезай.

Влез Иванушка к коню в правое ухо, а в левое вылез – и стал таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать.

Сел тогда Иванушка на коня и поскакал на праздник к царю. Прискакал на площадь перед дворцом, видит – народу видимо-невидимо; а в высоком терему, у окна, царевна сидит: на руке перстень – цены нет, собою красавица из красавиц. Никто до нее скакать и не думает: никому нет охоты наверняка шею ломать.

Ударил тут Иванушка своего коня по крутым бедрам, осерчал конь, прыгнул – только на три венца до царевнина окна не допрыгнул.

Удивился народ, а Иванушка повернул коня и поскакал назад. Братья его не скоро посторонились, так он их шелковой плеткой хлестнул. Кричит народ: «Держи, держи его!» – а Иванушкин уж и след простыл.

Выехал Иван из города, слез с коня, влез к нему в левое ухо, а в правое вылез и стал опять прежним Иванушкой-дурачком. Отпустил Иванушка коня, набрал лукошко мухоморов и принес домой.

– Вот вам, хозяюшки, грибков, – говорит.

Рассердились тут невестки на Ивана:

– Что ты, дурак, за грибы принес? Разве тебе одному их есть?

Усмехнулся Иван и опять залез на печь.

Пришли братья домой и рассказывают отцу, как они в городе были и что видели; а Иванушка лежит на печи да посмеивается.

На другой день старшие братья опять на праздник поехали, а Иванушка взял лукошко и пошел за грибами. Вышел в поле, свистнул, гаркнул:

– Сивка-Бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!

Прибежал конь и стал перед Иванушкой как вкопанный.

Перерядился опять Иван и поскакал на площадь. Видит – на площади народу еще больше прежнего; все на царевну любуются, а прыгать никто и не думает; кому охота шею ломать! Ударил тут Иванушка своего коня по крутым бедрам; осерчал конь, прыгнул – и только на два венца до царевнина окна не достал. Поворотил Иванушка коня, хлестнул братьев, чтоб посторонились, и ускакал.

Приходят братья домой, а Иванушка уже на печи лежит, слушает, что братья рассказывают, и посмеивается.

На третий день опять братья поехали на праздник, прискакал и Иванушка. Стегнул он своего коня плеткой. Осерчал конь пуще прежнего: прыгнул – и достал до окна. Иванушка поцеловал царевну в сахарные уста, схватил с ее пальца перстень, повернул коня и ускакал, не позабывши братьев плеткой огреть. Тут уж и царь и царевна стали кричать: «Держи, держи его!» – а Иванушкин и след простыл.

Пришел Иванушка домой – одна рука тряпкой обмотана.

– Что это у тебя такое? – спрашивают Ивана невестки.

– Да вот, – говорит, – искавши грибов, сучком накололся.

И полез Иван на печь.

Пришли братья, стали рассказывать, что и как было. А Иванушке на печи захотелось на перстенек посмотреть: как приподнял он тряпку, избу всю так и осияло.

– Перестань, дурак, с огнем баловать! – крикнули на него братья. – Еще избу сожжешь. Пора тебя, дурака, совсем из дому прогнать.

Дня через три идет от царя клич, чтобы весь народ, сколько ни есть в его царстве, собирался к нему на пир и чтобы никто не смел дома оставаться, а кто царским пиром побрезгует – тому голову с плеч.

Нечего тут делать, пошел на пир сам старик со всей семьей.

Пришли, за столы дубовые посадилися; пьют и едят, речи гуторят.

В конце пира стала царевна медом из своих рук гостей обносить. Обошла всех, подходит к Иванушке последнему; а на дураке-то платьишко худое, весь в саже, волосы дыбом, одна рука грязной тряпкой завязана… просто страсть.

Читайте также:
Какой день? - Осеева В.А., читать детям онлайн

– Зачем это у тебя, молодец, рука обвязана? – спрашивает царевна. – Развяжи-ка.

Развязал Иванушка руку, а на пальце царевнин перстень – так всех и осиял.

Взяла тогда царевна дурака за руку, подвела к отцу и говорит:

– Вот, батюшка, мой суженый.

Обмыли слуги Иванушку, причесали, одели в царское платье, и стал он таким молодцом, что отец и братья глядят – и глазам своим не верят.

Сыграли свадьбу царевны с Иванушкой и сделали пир на весь мир.

Я там был, мед, пиво пил; по усам текло, а в рот не попало.

Слушать сказку: Сивка-бурка

По следам немецких легенд. Гамельнский крысолов

Hanush Schwaiger, Krysar, 1890 Hanush Schwaiger, Krysar, 1900

В центре города Гамельн (1) на Везере стоит старинная ратуша. Она была построена в стиле Ренессанс в 1602г. Ее фасад сохранился в веках в своем первоначальном виде. У ратуши есть и свое собственное имя. С начала XX в. ее называют «Дом Крысолова» (2). Это название происходит от надписи на старом немецком диалекте, что и поныне видна на одной из древних деревянных балок стены, обращенной к Беззвучной улице (Bungelosenstra;e – букв. «Улица, где запрещено бить в барабан»). Она гласит:

ANNO 1284 AM DAGE JOHANNIS ET PAULI WAR DER 26. JUNI – DORCH EINEN PIPER MIT ALLERLEY FARVE BEKLEDET GEWESEN CXXX KINDER VERLEDET BINNEN HAMELN GEBOREN – TO CALVARIE BI DEN KOPPEN VERLOREN.

“В ГОДУ 1284 В ДЕНЬ ИОАННА И ПАВЛА3, 26 ИЮНЯ, – ПРИШЕЛ В ГОРОД НЕКИЙ ДУДОЧНИК, ПЕСТРО ОДЕТЫЙ, И УВЕЛ 130 ДЕТЕЙ, РОЖДЕННЫХ В ГАМЕЛЬНЕ, В КАЛЬВАРИЮ БЛИЗ КОППЕНА, ГДЕ ОНИ И ПРОПАЛИ”.

Согласно легенде, Крысолов вел зачарованных детей из города именно по этой улице. До сих пор в Гамельне соблюдается траур по пропавшим. Так, на Беззвучной улице до сих пор запрещено исполнять любую музыку, веселиться и танцевать. Свадебные кортежи по этой причине стараются объезжать ее стороной: проехать по этой улице в день свадьбы – плохая примета.

Что же это за загадочная “Кальвария близ Коппена”?

По этому поводу историки и мифологи долгое время хранили молчание. Но в 1961г. немецким историком В. Веллером была выдвинута интересная гипотеза о народных празднествах, проводившихся в то время, когда в Гамельн пришел флейтист. По древней традиции 21 июня, в день летнего солнцестояния, в немецких городах и селах было принято устраивать танцы и праздники. Они вполне могли продлиться до дня Иоанна и Павла – 26-ого июня, когда случилась трагедия: веселящиеся дети угодили в природный капкан — болото или горное ущелье, известное частыми оползнями. Детей мог сопровождать шпильман, бродячий музыкант, чей разноцветный костюм был типичен для людей его профессии. Так, в хронике была сделана соответствующая запись о пропавших детях, чьи тела так и не нашли.

Что же касается Коппена и Кальварии, то в 15-ти километрах к востоку от Гамельна расположен поселок Коппенбрюгге (Koppenbr;gge). В Средние века на его месте стоял замок Коппенбург, путь к которому лежал мимо горы Кальвариенберг. Рядом с поселком Коппенбрюгге находится местность, известная под названием “Чертова Дыра” — болотистая котловина с примыкающим к ней узким горным ущельем. Чем же это не “Кальвария близ Коппена”, где исчезли дети!

Но что это? В склоне открылись ворота —
Своды глубокого, темного грота.
И вслед за флейтистом
в открывшийся вход
С пляской ушел шаловливый народ.

Р.Браунинг. “Флейтист из Гамельна”

Впрочем, что на самом деле произошло тогда в действительности, до сей поры неизвестно, но предание о Гамельнском крысолове в пересказе братьев Гримм рассказывает следующее.

“..Летом 1284 года на Гамельн обрушилось бедствие: неведомо откуда нахлынули несметные полчища крыс. Прожорливые твари проникли в подвалы и кладовые и стали уничтожать съестные припасы.

Не боясь людей, они шныряли под ногами в домах и на улицах. Крыс становилось все больше и больше, их не брала отрава, они обращали в бегство самых храбрых кошек. Жители Гамельна впали в панику.

В это время в городе появился незнакомый человек. Он был смугл, костляв и прихрамывал на одну ногу. На нем был темно-алый дорожный плащ, а за поясом — флейта.

Миновав городские ворота, незнакомец направился прямо в ратушу и сказал бургомистру: «Слышал я, что вам сильно досаждают крысы. Какую награду дадите вы тому, кто избавит вас от этой напасти?» Бургомистр воскликнул: «Ах, добрый человек! Если ты и впрямь прогонишь крыс, то получишь столько золота, сколько сможешь унести».

Незнакомец спросил: «А кто поручится, что ты меня не обманешь?» Тогда все жители Гамельна клятвенно подтвердили обещание бургомистра. Незнакомец вышел на центральную площадь, достал из-за пояса флейту, поднес ее к губам и заиграл причудливую мелодию.

И вдруг к нему отовсюду стали сбегаться крысы. Таинственный музыкант, не переставая играть, пошел по улицам города, а крысы, завороженные звуками флейты, покорно шли за ним.

Выйдя за пределы города, музыкант направился к реке Везер. В прибрежных камышах покачивалась лодка. Он перешагнул через борт, оттолкнулся от берега, и течение вынесло лодку не середину реки.

Крысы, повинуясь призывной мелодии, стали прыгать в воду. Сначала они плыли за лодкой, потом стали тонуть — и утонули все до единой.

Таинственный музыкант вернулся в город и потребовал обещанную награду. Но гамельнцы, когда беда миновала, пожалели о своем слишком щедром обещании и передумали его выполнять. Бургомистр протянул музыканту несколько золотых монет и посоветовал поскорее убраться из города, пока его не арестовали как бродягу.

Читайте также:
Три брата - Братья Гримм, читать детям онлайн

Музыкант усмехнулся и, не взяв денег, пошел прочь. Сойдя со ступеней ратуши, он опять достал из-за пояса флейту и опять заиграл на ней мелодию, но на этот раз — другую. Тут со всех улиц, изо всех домов к нему стали сбегаться дети. Музыкант вышел за городские ворота и пошел по дороге, все дальше уходя от Гамельна. Дети бежали следом. Вскоре все они скрылись за горизонтом, и флейта замолкла вдали.

Средневековому читателю (или слушателю баллад о Крысолове) не надо было объяснять, кем был таинственный крысолов – в то время каждому было очевидно, что в Гамельне побывал сам дьявол. По средневековым поверьям, крысы находились у него в подчинении.

О дальнейшей судьбе гамельнских детей люди в последующие столетия рассказывали по-разному. Одни говорили, что дьявол утопил их в Везере, другие – что заточил в недрах горы Коппенберг. Но многие верили, что нечистый дух не смог причинить никакого зла безгрешным детям, и они, невредимыми пройдя сквозь гору, оказались в блаженной стране вечной юности, где живут и поныне” (4).

Якоб и Вильгельм Гримм. Немецкие легенды.
“Дети Гамельна”.1816

Гамельнский Крысолов: сказка и реальность

В 1284 году, через 72 года после несчастных детских крестовых походов, история с массовым исходом детей вдруг повторилась в немецком городе Гамельне (Хамельне). Из дома тогда ушли и пропали 130 местных детей. Именно этот случай стал основой знаменитой легенды о Крысолове.

Как легенда стала сказкой

Вероятно, вы помните рассказ о том, как таинственный музыкант, не получив платы за избавление города от крыс, увел за собой детей нечестных и жадных горожан. Лишь трое из них сумели вернуться домой: слепой мальчик, сбившийся с пути, глухой, не слышавший музыки, и мальчик, выскочивший из дома полуодетым, но вернувшийся назад, так как «устыдился своего вида». Впервые в знакомом всем виде эта легенда была записана середине XVI века. Она содержится в хронике графов фон Циммерн из Вюртенберга. В 1806 году уже существовала песня «Крысолов из Гамельна», которую Людвиг Иоахим фон Арним и Клеменс Брентано включили в составленную ими антологию немецкой поэзии. А потом была написана всем известная сказка братьев Гримм, которые, с одной стороны, сделали этот сюжет знаменитым во всем мире, но, с другой, окончательно низвели старинную легенду до уровня детской сказки.

А между тем факт исчезновения детей Гамельна не вызывает сомнения, и общепризнанных рациональных объяснений этого происшествия нет до сих пор.

Что говорят документы

О том же говорится в табличке, найденной в ХХ веке при ремонте одного из старых домов:

Это здание теперь называется «Домом Крысолова», сейчас в нем находится небольшой музей.

В Хронике княжества Люнебургского (написанной около 1440-1450 г.г.) сообщается:

В 1553 году бургомистр Бамберга, который ознакомился с этой историей, пока находился в Гамельне заложником, дополняет рассказ: оказывается, Флейтист, который запер детей в горе Коппенбург, обещал вернуться через тридцать лет. И многие люди в Гамельне, действительно, ожидали его возвращения, которое, по их расчетам, должно было состояться в 1583 году.

И только в 1559 году в уже упоминавшейся хронике графов фон Циммерн появляется рассказ о крысах, от которых избавил город бродячий школяр. До этих пор появление Флейтиста в Гамельне с крысами никак не связывалось. Предполагают, что вся эта неприглядная история с армией крыс и глупыми жадными горожанами является клеветой на гамельнцев со стороны завистливых соседей – такой вот образец «чёрного пиара» XVI столетия.

История города Гамельн

В исторических документах небольшой город Гамельн (Хамельн) впервые упоминается в 851 г. Сейчас он является административным центром региона Хамельн-Пирмонт (восточная Вестфалия), в нем проживают около 58 тысяч человек. Выгодно расположенный на берегах реки Везер, Гамельн являлся членом Ганзейского союза и специализировался на торговле зерном, даже на городском гербе в то время красовались мельничные жернова (неудивительно, что именно в этом городе, если верить легенде, так расплодились крысы). Позже этот город входил в состав Ганновера и Пруссии.

В начале ХХ столетия Гамельн с открытием «Северогерманского автомобильного завода» (1907 г.) чуть было не стал столицей немецкой автомобильной промышленности, но не выдержал конкуренции с Вольсбургом, где был построен знаменитый завод Volkswagen.

После прихода к власти Гитлера, тюрьма Гамельна стала местом казни противников режима, а после поражения Германии во II Мировой войне здесь казнили уже нацистов, признанных военными преступниками. Сейчас в здании этой тюрьмы располагается отель – не удивлюсь, если его нынешние постояльцы не только не смущаются мрачной историей этой гостиницы, но даже, наоборот, воспринимают её как своеобразный бонус, с гордостью выкладывая в «Инстаграм» фотографии бывших камер.

Исход детей Гамельна: версии и предположения

Итак, Гамельн, о котором рассказывается в немецких легендах и песнях, не вымышленный и не сказочный, а вполне реальный город, и реальным было исчезновение его детей. Это событие стало настоящей трагедией для Гамельна, его жители потом даже вели отсчет времени «от ухода детей наших». Улица, по которой шли за флейтистом дети, и теперь называется Бунгелозенштрассе («улица Молчания»), на ней до сих пор запрещается играть на музыкальных инструментах, петь и танцевать.

Мистическая составляющая в этой истории появилась лишь через несколько веков после происшествия, явно наслоившись на какой-то исторический факт. В этой связи интересна австрийская легенда, которая перекликается с событиями крестового похода детей 1212 года. В том году, обманутые марсельскими купцами Гуго Ферреусом и Вильямом Поркусом, французские дети-«крестоносцы» были увезены в Северную Африку и проданы в рабство на рынках Алжира, Туниса и Александрии. А в 1464 г., если верить австрийской легенде, в городе Корнойбург дудочник Ганс Мышиная Нора обманом заманил местных детей на корабль, из трюма которого они шагнули на невольничьи рынки Константинополя. Считается, что эта легенда вторична и является отголоском более ранних событий в Гамельне. Но ведь дыма без огня не бывает, не могло ли и в Гамельне случиться чего-то подобного? Некоторые исследователи обратили внимание на витраж, украшавший Рыночную церковь Гамельна (Маркеткирхе), построенную около 1300 г. (этот витраж был утерян в 1660 году). На сохранившемся рисунке, сделанном бароном Августином фон Мёрсбергом, мы видим Флейтиста в пестрой и яркой одежде и детей в белом. А между Флейтистом и детьми почему-то стоят три оленя. Броский наряд Флейтиста может быть своеобразной униформой: так в средневековой Европе одевались вербовщики, которые обычно сопровождали свои выступления игрой на барабане или флейте. А изображение трех оленей – элемент герба местной аристократической семьи фон Шпигельбергов, которые принимали активное участие в проводимой Тевтонским орденом колонизации восточных земель. Поэтому было высказано предположение, что именно фон Шпильберги и выманили детей из города какими-то обещаниями, а потом – похитили и увезли их. Сторонники данной версии считают носителей польских фамилий «Гамелин», «Гамель» и «Гамелинк» потомками детей, ушедших из Гамельна. Любопытно, что в первом варианте сказки братьев Гримм, уведенные Флейтистом дети Гамельна не погибли, и не исчезли бесследно, а основали новый город – правда, не в Польше, а в Трансильвании.

Читайте также:
Чудесные сыновья - русская народная сказка, читать детям онлайн

Авторы другой версии считают, что «детьми Гамельна» в хронике названы не собственно дети, а уроженцы этого города, попавшие в плен после поражения в битве при Зедемюнде – 1259 год. Флейтист в этом случае – не Дьявол, и не таинственный маг, а обычный агитатор, завербовавших местных жителей для военной кампании. Но здесь мы видим нестыковку в датах.

Высказано также предположение, что рассказ о Флейтисте, который увел за собой детей, на самом деле – описание знаменитой «пляски смерти». На многих картинах тех лет можно увидеть этот сюжет: скелет в пестрой одежде, символизирующий смерть, играет на флейте, увлекая за собой тех, кто поддается его чарам.

То есть Гамельнская хроника, возможно, в аллегорической форме рассказывает об эпидемии чумы, поразившей город. Если «копнуть» немного глубже, можно вспомнить, что ранее германцы верили, будто души умерших вселяются в мышей и крыс. И, следовательно, под маской Флейтиста мог выступать языческий бог Смерти, уводящий за собой души умерших детей. Но слишком много времени прошло уже после принятия христианства, и, даже если предположить, что память о языческих временах еще жила в Гамельне, вряд ли местные священники позволили бы такие аллюзии и намеки.

Если говорить об эпидемиях и болезнях, можно вспомнить также загадочную болезнь, называемую «пляской святого Витта». Согласно средневековым описаниям, она была заразной и носила характер локальной эпидемии. Больные, один за другим, начинали прыгать и дергаться в каком-то ужасном подобии танца, который продолжался в течение нескольких часов, а порой — и дней – и падали на землю в полном изнеможении. Характер и причины этой болезни остаются загадкой. Некоторые уверены, что речь идет о психическом заболевании, родственном истерии. Другие считают его нейроинфекцией, вызванной неизвестным вирусом. Самая известная вспышка данного заболевания описана в немецком городе Эрфурт, где в 1237 году несколько сотен детей в таком жутком судорожном танце дошли до соседнего города, и упали там замертво. Многих не удалось спасти, выжившие всю оставшуюся жизнь страдали от дрожи в руках и ногах. Не менее страшный случай пляски Святого Витта произошел в 1518 году в Страсбурге, когда к некой госпоже Троффеа, начавшей танцевать на городской улице, присоединилось 34 человека, а к ним в дальнейшем – еще около 400. В течение месяца на улицах от сердечных приступов и изнеможения умирало до 15 человек в день. Туфли больных были пропитаны кровью, но остановиться они не могли.

Но существует и другая, более прозаичная, версия, согласно которой дети просто ушли с Флейтистом на какой-то праздник, а причиной их смерти стал оползень в горах.

Версий и предположений, как видим, достаточно, но правильный ответ на вопрос о судьбе Гамельнских детей мы уже вряд ли узнаем. Если же говорить о легенде, возникшей на основе этого случая в средневековой Германии, сразу обращает на себя внимание на её уникальность и неоднозначность. В этом рассказе есть невинные жертвы, но нет героя и нет положительных персонажей: и Флейтист, и жадные горожане – фигуры, безусловно, отрицательные. И нельзя однозначно сказать, кто пришел в Гамельн в облике никому неведомого Флейтиста: сам Дьявол, искусный маг, талантливый и незаурядный мошенник или гениальный музыкант? И какова главная тема этой, с детства знакомой всем, истории? Что это – нравоучительный рассказ о банальной расплате за жадность и обман, или притча о великой силе искусства?

Бизнес на высохших слезах

Современные жители Гамельна уже давно изжили комплекс своих предков и неплохо зарабатывают на давнем происшествии.

Помимо прочих сувениров, здесь можно купить разнообразных съедобных «крыс» из теста, ликер «Крысиный яд», по-особенному приготовленный кофе «Крысолов». И каждый год 26 июня устраивается карнавал, в котором наряженные в крыс дети и одетые в средневековые костюмы родители идут за Флейтистом – совершенно добровольно.

Читайте также:
Росянка комариная смерть - Бианки В.В., читать детям онлайн

Гамельнский крысолов — немецкая народная сказка, читать детям онлайн

К ЮНЫМ ЧИТАТЕЛЯМ

Это книга преданий и легенд. Родились они в странах Западной Европы много веков назад. Среди этих легенд есть такие, которые возникли на заре средневековья, и легенды, сложившиеся в эпоху Возрождения, уже на грани нового времени.

Легенды, собранные в этой книге, в своей первоначальной основе народного происхождения. Они рождены народным творчеством и впитали в себя мудрость, думы, мечты, поверья народа. Легенды рассказывали о верной любви и нерушимой дружбе, воинов звали совершать подвиги, угнетенных — бороться за свободу.

Народ в своих сказаниях и легендах вершил суд над злом и награждал добро. Оттого так непобедимы герои легенд — защитники добра. Недаром говорят: «легендарный подвиг», «легендарный герой», «это достойно войти в легенду». Трудно найти слова более высокой похвалы!

Легенды переходили из поколения в поколение в песнях и рассказах. Некоторые из них были записаны еще в стародавние времена. Так, в старинных летописях наряду с записями о подлинных событиях можно найти немало народных легенд. Другие легенды дошли до нас только в литературной обработке — в поэмах и романах, написанных писателями средних веков и более позднего времени.

В какие бы давние времена ни возникли легенды, собранные в этой книге, они не остались мертвым наследием прошлого. Каждая из них прожила долгую жизнь в искусстве. Эти предания минувших веков увлекали и вдохновляли своей красотой и волшебным вымыслом поэтов и драматургов, художников и композиторов. На протяжении столетий из книги в книгу переходили герои легенд — Роланд, Артур, Тристан и Изольда, Лоэнгрин, Робин Гуд, Вильгельм Телль. О них создавались драмы, оперы, симфонии, кинофильмы.

Легенды, которые вы прочитаете здесь, — не переводы средневековых произведений или литературных обработок более позднего времени. Это переложения легенд для детей, в которых авторы пересказов стремились быть возможно ближе к первоначальной народной основе, но использовали и позднейшие литературные произведения на темы средневековых легенд.

Войдите в страну легенд! Это страна поэзии и мудрости. Она богата и прекрасна.

Вера Николаевна Маркова

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РОЛАНДА

Далеко разнеслась слава о великих подвигах рыцаря Роланда. Пел о нём певец в боевом стане, и крепло перед сражением мужество воинов. Рассказывал жонглёр[1] о Роланде на городской площади и, оставив нетронутые кружки с вином, забыв о весёлых плясках, слушали люди повесть о герое.

Во многих битвах сражался Роланд, но всех знаменитей битва в Ронсевальском ущелье. И тот, кто говорит «Роланд», всегда вспомнит о Ронсевале и глубоко вздохнёт.

Вот рассказ о последнем бое Роланда.

В те времена почти всей Испанией владели сарацины.

Семь долгих лет воевал с ними император Карл Великий. До самого моря покорил этот гордый край. Все города, все замки взял приступом. Последний город остался у сарацин — Сарагоса.[2]

Стоит Сарагоса на высокой горе, и правит там король Марсилий.[3]

Не хочет король Марсилий покориться великому императору, седобородому Карлу.

Лежит Марсилий на ложе из синего мрамора в тени оливы, а вокруг него толпятся тысячи сарацин.

Говорит он своим советникам и военачальникам:

— Послушайте, советники мои, какая беда грозит нам! Хочет повелитель Франции император Карл взять нашу Сарагосу и обратить нас в свою веру. Посоветуйте мне, как тут быть? Спасите меня от стыда и погибели. Нет у меня такого сильного войска, как у императора Карла, и нет у меня таких могучих воинов.

Молчат его советники. Но самый мудрый из них, по имени Бланкандрин, так сказал королю Марсилию:

— Государь, не тревожьтесь. Там, где сила не берёт, надо пуститься на хитрость. Отправьте императору Карлу послов с богатыми дарами и ложными обещаниями. Пусть скажут они Карлу: «Приехали мы просить мира. Король Марсилий обещает стать вашим покорным вассалом[4] и данником отныне и навеки. Вслед за нами прибудет он в ваш престольный город Ахен[5]». А если Карл потребует заложников, послать без отказа. Я сам первый пошлю своего сына. Император Карл поверит нам и уведёт свои войска из Испании, вернётся к себе на родину. Долго он будет ждать короля Марсилия, не дождётся и поймёт, что его обманули. Тогда придёт он в гнев и велит срубить головы заложникам. Что ж, пусть они погибнут, да зато будет спасена наша Сарагоса.

— Хитро придумал, Бланкандрин, так и поступим, — сказали сарацины.

И вот поехали послы короля Марсилия к императору Карлу Великому в город Кóрдову. Недавно император Карл взял с бою этот город.

Впереди со знаком мира — оливковой ветвью в руке — едет сам Бланкандрин. А за ним ещё девять послов, тоже, как и он, хитроумные и сладкоречивые. Послал король Марсилий богатые дары в знак покорности: десять мулов, гружённых золотом, львов, слонов, медведей, верблюдов, псов борзых, соколов линялых…[6]

Ещё издали узнали мавританские послы[7] императора Карла. Сидит Карл на троне золотом, чеканном, в тени высокой сосны. Седая борода белее цветов жасмина покрывает всю его грудь.

При нём двенадцать пэров[8] и архиепископ Турпин.[9]

Сошли послы с коней и низко поклонились императору Карлу.

Льстиво заговорили послы:

— Великий, могучий император Карл, владыка владык, лучший и справедливейший, самый мудрый, самый первый из всех королей земли!

Слушает император, не торопится отвечать. Но вот поднял он голову, метнул на послов зоркий взгляд. Умел он читать в сердцах людей. И так молвил Бланкандрину:

Читайте также:
Как Хома и Суслик друг другу пели - Иванов А.А., читать детям онлайн

— Слаще мёда твои слова, а вот какую поруку дашь мне? Король Марсилий — мой злейший недруг. Могу ли я поверить ему?

— Порукою тебе заложники, все кровные родичи Марсилия, и среди них мой собственный сын. Король Марсилий шлёт тебе богатые дары. Отныне навсегда станет он твоим покорным вассалом. Будет тебе платить щедрую дань, какую сам назначишь.

Выслушал Карл лукавого Бланкандрина и сказал ему:

— Ну что ж, хорошо, если всё правда! Завтра мы сообщим вам свою волю: быть миру или быть войне.

Наутро император Карл собрал своих баронов.[10] Никогда он ничего без них не решал, таков у него был обычай.

Пришли все двенадцать пэров Франции. Среди них граф Роланд со своим неразлучным другом графом Оливьером. Пришёл архиепископ Турпин. Пришли старые, прославленные воины и молодые рыцари. Собралось их больше тысячи. Стали они вникать в суть дела. Думают: как быть? Всем хочется вернуться назад в родные дома, в милую Францию.

Многие стали склоняться к тому, что не худо бы помириться с королём Марсилием.

Но вышел вперёд граф Роланд и повёл такую речь:

— Нельзя доверять Марсилию! Разве забыли вы, бароны, как уже однажды, семь лет назад, прислал король Марсилий к нам послов с ветками оливы в руках и как они обманули нас льстивыми речами? Вы, государь, послали с нашего согласия к Марсилию двух герцогов — Базана и Базилия. И что же? Марсилий им обоим головы отрубил! Может ли быть чернее предательство? Мстить надо за гибель наших послов, осадить Сарагосу и взять её приступом.

Жонглёр (франц.) — бродячий певец, сказитель. Бродячие певцы-сказители хранили в своей памяти героические поэмы, лирические и шуточные песни. Многие из них сами были высокоодарёнными поэтами. Они пели или рассказывали, аккомпанируя себе на старинной скрипке — виоле или на арфе. Вдобавок они умели потешать слушателей разными фокусами.

Сарагоса — в «Песне о Роланде» столица короля Марсилия; город в северной части Испании.

Марсилий — в «Песне о Роланде» король испанских мавров, легендарная личность.

Вассал — феодал, получивший землю от другого, более крупного феодала, своего сюзерена. Вассал в свою очередь мог быть сюзереном по отношению к другим ещё более мелким владельцам земель (подвассалы). Вассал был обязан верно служить своему господину как воин и выполнять ряд других повинностей.

Ахен — столица империи Карла Великого. Теперь город в Федеративной Республике Германии.

Соколы линялые (перелинявшие) ценились выше, потому что во время линьки сокол мог погибнуть.

Мавританские послы — здесь: мавры то же, что сарацины (испанские арабы).

Пэр — буквально: «равный» (королю), старший, самый влиятельный вассал. Двенадцать пэров в эпосе — лучшие воины в королевском войске.

Турпин (Турпен) — епископ Реймский (753–794), историческое лицо; изображается в эпосе как смелый воин.

Барон — так называли старшего вассала короля. Позднее — наследственный дворянский титул.

Гамельнский Крысолов

По неприметному шведскому городку прокатилась серия массовых убийств молодежи. Полиция, оказавшись не в силах даже определить причину смерти погибших, ищет помощи у молодого мага Виктора. Однако первые же его шаги обнаруживают, что он сам связан с делом намного больше, чем казалось сначала.

Глава 1. Смерть. 1

Глава 2. Кофейная гуща. 2

Глава 3. Свидетель. 4

Глава 4. Ставка. 5

Глава 7. Решение Пенелопы. 10

Глава 8. Кладбище. 11

Глава 8. “Железные башмачки”. 12

Глава 8. “Мориарти”. 13

Глава 9. Девятка пентаклей. 15

Глава 10. Холод. 15

Глава 11. Планетарий. 16

Глава 12. Люди, которые знали Грега. 17

Глава 13. Прошлое. 18

Глава 13. Юнона. 20

Глава 14. Что было в “Дельфин Палац”. 21

Глава 15. Библиотека. 23

Глава 16. Аптека. 24

Глава 17. Ботанический сад. 24

Глава 18. Прощение. 26

Глава 20. Комната в планетарии. 27

Глава 21. Ярмарка. 28

Глава 22. Подсказки. 29

Глава 23. Вести от Джека. 30

Глава 23. Первый урок. 31

Глава 24. Обновление Братства Чистильщиков. 34

Глава 25. Вместе. 35

Глава 26. Здоровая смесь тетушки МакИвори. 36

Глава 27. Правда о Ботаническом саду. 37

Глава 28. Спрятанная дудочка. 38

Глава 28. Три орудия волшебника. 39

Глава 29. Новый визит к Юноне. 41

Глава 30. Первые часы. 42

Глава 31. Астролябия Пенелопы Фуко. 45

Глава 33. Пол и Грейс. 45

Глава 34. Падение Братства. 47

Глава 35. Soundproof box. 50

Глава 35. Решение Иеронима. 50

Глава 36. Исповедь Пенелопы. 51

Глава 37. Хижина в лесу. 53

Глава 38. Сделка с Крысоловом. 53

Глава 39. Возвращение. 57

Глава 40. Арест. 59

Глава 41. Планы о перемирии. 60

Глава 42. Двойка пентаклей. 61

Глава 43. Гидеон. 62

Глава 44. Пробуждение. 63

Глава 45. Императрица. 66

Глава 46. Страдание. 67

Глава 47. Башня. 68

Глава 48. Встреча старых друзей. 69

Глава 49. Прощание. 72

Глава 50. Путь к Колесу. 72

Глава 51. Жертва. 73

Глава 52. Шаг за порог. 74

Глава 53. Вороний мир. 75

Эпилог. – Решение Грейс. 76

Сейнт Вероника.
Магическая трилогия: 2.
Гамельнский Крысолов

Посвящается Натали, которая вдохновляла, терпела и утешала меня невероятное количество раз, как бы отвратительно я себя ни вела.

In these hard times
We’ll work harder, harder
Through these hard times
I’ll work harder, harder for resolution
Show me some revolution
This battle will be won!

Патрик Вулф – “Hard Times”

Глава 1. Смерть.

Виктор устало потер виски и несколько раз моргнул, едва не поморщившись. От бессонницы и перенапряжения у него в глазах полопались сосуды: теперь ему было больно и смотреть на что-то, и моргать, и просто сидеть с закрытыми глазами. Он чувствовал себя ужасно больным, что, в принципе, отчасти было правдой.

Читайте также:
Дикие лебеди - Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

Гадатель уставился в окно, рассеянно рассматривая засыпанные снегом одинаковые домики, похожие на спичечные коробки, играющих в снежки детей и спешащих по делам взрослых.

Он уже бывал в Швеции пару раз, и тогда ему здесь нравилось, вне зависимости от того, какой именно он город посещал. Виктор вообще любил зиму, ему нравился холод, нравилось то, что все вокруг такое светлое, нравилось то ощущение, что всегда бывает, когда приходишь с зимней прогулки в теплый дом и пытаешься согреться.

Но теперь Виктору было недоступно удовольствие долгих прогулок по заснеженному городу, как, впрочем, и визиты в теплые страны. Они всегда заканчивались одним и тем же – Виктор задыхался. За два года его болезнь развилась до такой степени, что малейшего раздражителя, вроде облачка пыли или резкого запаха специй, могло бы хватить, что бы вызвать у Гадателя очередной приступ кашля.

Два года прошло с тех пор, как погибла Пенелопа. Два года, за которые изменилось столь многое, что Виктору иногда казалось – все это происходило в прошлой жизни.

Теперь он был полноправным Магом, и имя “Гадатель” звучало все чаще. Учитель исчез не попрощавшись – Виктор обнаружил это, вернувшись домой из Румынии. Дом не был пуст, но выглядел таковым. Вызывал ощущение, что чего-то здесь больше нет, что-то пропало, безвозвратно ушло, и теперь этого мучительно не хватает. Именно тогда для Виктора началась новая жизнь.

Раньше он был уверен, что возненавидит тот день, когда получит все права на представление Аркана Маг. И он почти возненавидел его – в какой-то момент ему стало страшно от ощущения, что с каждым днем на него будет возлагаться все больше ответственности, к которой он не готов. Гадателю меньше всего в жизни хотелось быть чьей-то марионеткой, и он едва одолел желание сбежать. Но прошло время, и он понял, как все эти годы ошибался. Он действительно был Магом, но, к его собственному удивлению, это почти не тяготило его. Возможно, причина была в том, что жизнь Виктора отличалась от той, что была у его предшественников, и, тем более, была совершенно не похожа на его собственное прошлое. А, быть может, и в том, что Гадатель так и не смог бы понять своего отца, не оказавшись на его месте.

К тому же жизнь ему облегчало то, что Виктор больше не видел свое будущее. Как бы он ни всматривался в него, сколько бы времени ни тратил, Карты говорили лишь о настоящем и прошлом, так же вели себя Руны, звезды и другие инструменты Гадателя. Будущее Виктора было неопределенно, и каждое утро он просыпался, не зная, где именно окажется вечером.

Видения будущего не были незваными, как это бывало у Учителя, а скорее наоборот. Словно гости, они приходили лишь тогда, когда Виктор звал их, когда он брал в руки что-то, что могло бы служить им проводником. Гадатель не знал, в чем причина, но это его успокаивало и помогало по-своему наслаждаться работой. Каждый день он пытался спасти хоть одну жизнь, каждый день он искал, где еще понадобится его помощь. Он стал ездить по миру еще больше, чем раньше, иногда проводя в каком-нибудь городе всего пару дней, а иногда застревая там на целые месяцы. Во сне перед ним всегда представала какая-то ситуация, потом Гадатель брался за Карты или Руны, собирал воедино последние детали, вроде времени и места события, а оказываясь там, пытался предугадать причины грядущего и остановить надвигающуюся опасность. Относясь к людям с настороженностью и оставаясь скрытным, Виктор, однако, продолжал верить в то, что каждый заслуживает шанс.

Виктору нравилось спасать людей. Искать в паутинах судеб те решения, которые могут привести к ужасным последствиям, и подталкивать в направлении верного пути. Он не был в восторге от того, что чувствовал себя кукольником, но зачастую утешался тем, что спас чью-то жизнь, дернув всего-то за одну ниточку, изменил все к лучшему и предоставил еще миллионы, миллиарды выборов. Быть может, сейчас в нём играли пресловутый эгоцентризм и самовлюбленность. Ослепленный своей собственной детской обидой на будущее, Виктор даже не задумывался раньше о том, сколько хороших дел он мог бы сделать для других.

Конечно, он не был героем. Но он мог хотя бы попытаться им стать.

Со временем о Викторе все чаще стали говорить в тех же кругах, где когда-то говорили об Учителе. Гадатель вытеснил его, занял его место и теперь именно к нему обращались со своими проблемами. Кто-то просил того же, чего и раньше: помочь принять правильное для бизнеса решение, а кто-то обращался с просьбой найти пропавшую дочку. Среди его клиентов появились даже политики, пытающиеся понять наиболее выигрышные способы развития стран и городов, полиция, расследующая преступления связанные с магией, медики, терявшиеся в догадках в поисках причин той или иной болезни, историки, религиоведы и многие другие.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: