Соловей – Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

Сказка Соловей. Ганс Христиан Андерсен

Сказка Соловей — история о том, как маленькая невзрачная птичка спасла жизнь императору. Сказка раскрывает тему истинных и мнимых ценностей. Детям младшего и среднего школьного возраста она раскроет мудрые истины. Рекомендуем для онлайн прочтения с детьми.

Скачать сказку Соловей: (word) — (pdf)

Сказка Соловей читать

Краткое содержание сказки

Дворец китайского императора утопал в роскоши. У императора было много ценных вещей, которыми он гордился. О них было известно далеко за пределами государства. В одной книжке император прочитал, что самое удивительное в его государстве — маленькая серая птичка, которая своим пением делает чудеса. Удивился император, что ничего не знает о главной достопримечательности страны, и велел доставить ему певца. После долгих поисков Соловей был доставлен во дворец. Его пение было выше всяческих похвал. Оно вызывало слезы у слушателей. Певца сразу наградили титулами и почестями, которые были для него обременительны. Однажды император получил в подарок золотого соловья, который точь-в- точь напоминал знаменитость. Был он украшен рубинами и бриллиантами и мог петь несколько мелодий настоящего соловья, когда его заводили на ключик. Эта изысканная игрушка впечатлила императора и его приближенных больше, чем настоящий певец. А Соловей покинул дворец. Посчитали все его неблагодарным. Но искусственная птичка больше подходила к искусственному миру императорского дворца. Ее даже показали народу. Но простые люди чувствовали какую-то фальшь в облике дорогой игрушки, поэтому охотнее слушали живого соловья. Когда император смертельно заболел, золотой соловей не помог ему. Пришла к правителю Смерть и уселась ему на грудь. Соловей прилетел и начал петь свои чудесные песни. Победил он Смерть, и той пришлось убираться. Утром проснулся император здоровым. Благодарил он Соловья, хотел вернуть ему все почести. Но Соловей сказал, что лучшая награда для певца – это слезы благодарного слушателя. Читать сказку онлайн полностью можно на нашем сайте.

Анализ сказки Соловей

В сказке показана сила искусства и разные взгляды на прекрасное. Противопоставление истинной красоты искусственной автор раскрывает через сравнение двух соловьев. Идея сказки Соловей: настоящее искусство воздействует на душу человека, вызывает сильные эмоции и дает позитивный заряд. Образами придворных автор высмеивает невежество, бездушность, низкопоклонство. Истинный талант не выпячивает свои достоинства, он приносит пользу другим своим умением – эта мысль тоже проводится в сказке.

Мораль сказки Соловей

Чему учит сказка Соловей? Нужно учиться отличать истинную красоту от искусственной. Главная мысль сказки поучительна для всех, особенно для подростков и молодежи с их пристрастием к различным субкультурам – нужно уметь среди многообразия современных стилей и направлений в культуре видеть истинные ценности.

Пословицы, поговорки и выражения сказки

  • Не все то золото, что блестит.
  • Всякое искусство есть подражание природе.
  • Сила таланта в правде.

Читать сказки онлайн – увлекательное и полезное занятие!

  • Сказки по возрасту
    • Сказки для малышей
    • Сказки для 2 лет
    • Сказки для 3 лет
    • Сказки для 4 лет
    • Сказки для 5 лет
    • Сказки для 6 лет
    • Сказки для 7 лет
    • Сказки для 8 лет
    • Сказки для 9 лет
    • Сказки для 10 лет
  • Подборки сказок
    • Популярные сказки
    • Сказки для девочек
    • Сказки для мальчиков
    • Сказки на ночь
    • Короткие сказки
    • Новогодние сказки
    • Рождественские сказки
    • Сказки в стихах
    • Сказки о животных
    • Сказки перед сном
    • Смешные сказки
    • Советские сказки
    • Страшные сказки
  • Сказки народов мира
    • Русские народные сказки
    • Арабские сказки
  • Зарубежные писатели
    • Андерсен Г. Х.
    • Астрид Линдгрен
    • Братья Гримм
    • Вильгельм Гауф
    • Гофман Э. Т. А.
    • Джанни Родари
    • Редьярд Киплинг
    • Шарль Перро
  • Русские писатели
    • Аксаков С. Т.
    • Гаршин В. М.
    • Мамин-Сибиряк Д. Н.
    • Маршак С. Я.
    • Одоевский В. Ф.
    • Пушкин А. С.
    • Салтыков-Щедрин М. Е.
    • Сутеев В. Г.
    • Толстой А. Н.
    • Чуковский К. И.

Нажмите кнопку, чтобы случайным образом показалась 1 сказка

  • Загадки
  • Стихи
  • Басни
  • Сказки
  • Песни
  • Аудиосказки
  • Детское радио

Материалы о развитии и воспитании детей

Вопросы и ответы родителей о здоровье, развитии и воспитании детей

  • Журнал Подразделы
    • Советы
    • Познавательно
    • Для настроения
    • Своими руками
  • Развивайка Подразделы
    • Загадки
    • Стихи
    • Басни
    • Сказки
    • Аудиосказки
    • Песни
  • Вопросы

Я happy MAMA — сообщество счастливых мам. Мы стараемся нести вам радость и пользу каждый день. Любите и будьте любимы!

При использовании материалов сайта обязательно наличие активной ссылки на страницу исходной записи

Соловей (с илл.), стр. 1

Сказка Г.Х. Андерсена в переводе А.В. Ганзен с рисунками Н. Носкович.

Ганс Христиан Андерсен

Государственное издательство Карельской АССР, Петрозаводск, 1958.

В Китае, как ты знаешь, и сам император и все его подданные — китайцы. Дело было давно, но потому-то и стоит о нем рассказать, пока оно не забудется совсем! В целом мире не нашлось бы дворца роскошнее императорского; он весь был из тончайшего драгоценного фарфора, такого хрупкого, что страшно было до него дотронуться. В саду росли чудесные цветы, и к самым красивым из них были привязаны серебряные колокольчики: звон их должен был привлекать внимание прохожих к этим цветам. Вот как тонко было все придумано в императорском саду! Он тянулся так далеко, так далеко, что и сам садовник не знал, где он кончается. А за садом простирался прекрасный лес с высокими деревьями и глубокими озерами. Лес доходил до самого синего моря, и корабли проплывали под нависшими над водой ветвями. Тут же на берегу жил соловей, который пел так чудесно, что даже бедный, удрученный заботами рыбак заслушивался его и забывал о своем неводе. «Господи, как хорошо!» — восклицал он, потом вновь принимался за свое дело, забыв о соловье, чтобы с приходом ночи снова слушать его дивное пение и повторять: «Господи, как хорошо!»

Читайте также:
Мальчик-Звезда — Оскар Уайльд, читать детям онлайн

Со всех концов света стекались в столицу императора путешественники; все они любовались дворцом и садом, но, услышав соловья, говорили: «Вот это прекрасней всего!»

Возвращаясь домой, путешественники рассказывали обо всем, что им довелось увидеть; ученые описывали в книгах столицу, дворец и сад императора, но не забывали упомянуть и о соловье и даже превозносили его больше всего прочего; а поэты в чудесных стихах воспевали соловья, живущего в лесу, у синего моря. Их книги расходились по всему свету, и некоторые из них попали в руки самого императора. Восседая в своем золотом кресле, он все читал и читал их, поминутно кивая головой, — ему были очень приятны эти похвалы его столице, дворцу и саду. «Но самое изумительное — это соловей!» — говорилось в книгах. — Что такое? — удивился император, прочитав это.— Соловей? А я его и не знаю! Как же так? В моем государстве, и даже в моем собственном саду, живет такая птица, а я о ней и не слыхивал! Удалось узнать о ней только из книги! И он позвал к себе первого из своих приближенных, а тот был так спесив, что, когда кто-нибудь из ниже его стоящих осмеливался заговорить с ним или спросить его о чем-нибудь, он отвечал только: «Пф!», хотя это ровно ничего не значит.

— – Оказывается, у нас здесь есть замечательная птица, которая называется «соловей». Ее считают главной достопримечательностью моего великого государства! — проговорил император. — Почему же мне ни разу не доложили о ней!

– Я о ней ни разу не слышал! — ответил первый приближенный. — Она не была представлена ко двору.

– Я желаю, чтобы она была здесь и пела мне сегодня же вечером! — сказал император. — Весь свет знает, какое у меня есть сокровище, а сам я этого не знаю!

– Я и не слыхивал об этой птице! — повторил первый приближенный. — Но буду искать и найду ее.

Легко сказать! А где ее найдешь?

И вот первый приближенный императора принялся бегать вверх и вниз по лестницам, по залам и коридорам, но ни один из тех, к кому он обращался с расспросами, и не слыхивал о соловье. Наконец, первый приближенный вернулся к императору и доложил, что соловья, должно быть, выдумали сочинители — те, что книжки пишут.

– Ваше величество, вы не должны верить всему, что пишут в книгах! Все это выдумки!

– Но ведь эту книгу мне прислал сам могущественный японский император, и в ней не может быть неправды! — возразил император. — Я хочу слушать соловья! Он должен быть здесь сегодня же вечером, я объявляю ему мое высочайшее благоволение! Если же его здесь не окажется в назначенное время, то я прикажу бить всех придворных палками по животу, после того как они поужинают!

– Слушаю-с, — проговорил первый приближенный и опять забегал вверх и вниз по лестницам, по коридорам и залам. С ним вместе носилась и добрая половина придворных, — никому ведь не хотелось отведать палок. У всех на языке был только один вопрос: что это за соловей, которого знает весь свет, а при дворе никто не знает?

Наконец, отыскали на кухне одну бедную девочку, которая сказала:

– Да как же не знать соловья! Вот уж поет-то! Вечером мне позволяют носить моей бедной больной маме остатки от обеда. Живет мама у самого моря, и вот всякий раз, как я на обратном пути сажусь отдохнуть в лесу, я слышу пение соловья. Мне тогда хочется плакать, а на душе так радостно, словно мама целует меня!

– Кухарочка! — сказал ей первый приближенный. — Я назначу тебя на штатную должность при кухне и выхлопочу тебе разрешение посмотреть, как кушает император, если только ты сведешь нас к соловью. Он получит приглашение явиться во дворец сегодня вечером.

И вот все направились в лес, к тому месту, где обычно пел соловей. Чуть не половина придворных двинулась туда. Шли-шли, вдруг где-то замычала корова.

– О! — воскликнули молодые придворные. — Вот он! Какой, однако, сильный голос! И у такого маленького существа! Но мы, бесспорно, слышали его раньше.

– Это мычат коровы, — сказала девочка.

– Нам еще далеко идти. Немного погодя в болоте заквакали лягушки.

– Изумительно! — вскричал придворный проповедник. — Теперь я слышу! Точь-в-точь колокольчик.

– Нет, это лягушки! — возразила девочка. — Но теперь мы, наверное, скоро услышим его.

И, наконец, запел соловей.

– Вот это соловей! — сказала девочка. — Слушайте, слушайте! А вот и он сам! И она показала на маленькую серенькую птичку, сидевшую высоко в ветвях.

– Неужели этот? — удивился первый приближенный. — Вот уж не ожидал, что он такой! Какой невзрачный! Очевидно, все его краски полиняли, едва он увидел столько знатных особ!

– Соловушка!— громко закричала девочка. — Наш милостивый император желает тебя послушать!

– Очень рад! — откликнулся соловей и запел так, что все диву дались.

– Словно стеклянные колокольчики звенят! – сказал первый приближенный. — Глядите, как трепещет его горлышко! Удивительно, что мы до сего времени ни разу его не слышали. Он будет иметь большой успех при дворе.

Читайте также:
Поди туда-не знаю куда, принеси то-не знаю что - русская народная сказка, читать детям онлайн

– Хочет ли император, чтоб я продолжал? — спросил соловей: он думал, что император тоже пришел его послушать.

– Несравненный соловушка! — ответил первый приближенный императора. — На меня возложено приятное поручение пригласить вас на имеющий быть сегодня вечером придворный праздник. Не сомневаюсь, что вы очаруете всех своим дивным пением.

– Пение мое гораздо приятнее слушать в зеленом лесу! — сказал соловей, но, узнав, что император пригласил его во дворец, охотно согласился отправиться туда.

При дворе шли приготовления к празднику. Фарфоровые стены и пол сверкали, отражая свет бесчисленных золотых фонариков, в коридорах были расставлены рядами великолепные цветы, увешанные колокольчиками, которые от всей этой беготни и сквозняков звенели так, что людям трудно было расслышать свои собственные слова.

Посреди огромного зала, в котором сидел император, водрузили золотой шест для соловья. Все придворные были в сборе; позволили стать в дверях и кухарочке, — она ведь теперь получила звание придворной поварихи. Все были разодеты в пух и прах и глаз не сводили с маленькой серенькой птички, которой император милостиво кивнул головой.

Соловей

В Китае, как ты знаешь, и сам император, и все его подданные — китайцы. Дело было давным-давно, потому-то и стоит послушать эту историю, пока она совсем не забудется! В цело мире не нашлось бы дворца лучше императорского; он весь был из драгоценного фарфора, зато такой хрупкий, что страшно было до него дотронуться. В саду росли прекраснейшие цветы; к самым лучшим из них были привязаны колокольчики — они все время звенели, чтобы никто не прошел мимо, не обратив на них внимания. Вот как тонко было придумано! Сад тянулся далеко-далеко, так далеко, что и сам садовник не знал где он кончается. Из сада можно было попасть прямо в густой лес; в чаще его таились глубокие озера, и простирался он до самого синего моря. Корабли проплывали под нависшими над водой кронами деревьев, а в ветвях их жил соловей, который пел так чудно, что им заслушивал­ся, забывая о своем неводе даже бедный, удрученный заботами рыбак. «Господи, как хорошо!» — вырывалось у рыбака, но потом бедняк опять принимался за работу и забывал о соловье, а на следующую ночь снова заслушивался его пением и повторял: «Господи, как хоро­шо!»

Со всех сторон света стекались в столицу императора путешест­венники; все они дивились на великолепный дворец и на сад, но, услышав пение соловья, говорили: «Вот это лучше всего!»

Возвращаясь домой, путешественники рассказывали обо всем ви­денном; ученые описывали столицу, дворец и сад императора, но не только не забывали упомянуть о соловье, а даже считали его чудом из чудес; поэты слагали в честь крылатого певца, жившего в лесу, на берегу синего моря, прекраснейшие стихи.

Книги расходились по всему свету, и вот некоторые из них дошли и до самого императора. Он восседал в своем золотом кресле, читал-читал и поминутно кивал головой — ему очень приятно было читать похвалы своей столице, дворцу и саду. «Но соловей лучше всего!» — стояло в книге.

— Что такое? — удивился император. — Соловей? А я ведь и не знаю его! В моем государстве и даже в моем собственном саду живет такая удивительная птица, а я ни разу и не слыхал о ней! Вычитать такое из книг!

И он вызвал к себе первого из своих приближенных; а тот напускал на себя такую важность, что, если кто-нибудь из людей ниже рангом осмеливался заговорить с ним или спросить его о чем-нибудь, отвечал только: «Пф!» — а это ведь ровно ничего не означает.

— Оказывается, у нас здесь есть удивительная птица по имени соловей. Ее считают главной достопримечательностью моего велико­го государства! — сказал император. — Почему же мне ни разу не доложили о ней?

— Я даже и не слыхал о ней! — отвечал первый приближенный. — Она никогда не была представлена ко двору!

— Я желаю, чтобы она была здесь и пела предо мной сегодня же вечером! — сказал император. — Весь свет знает, что у меня есть, а сам я не знаю!

— И слыхом не слыхивал о такой птице! — повторил первый при­ближенный. — Но я разыщу ее!

Легко сказать! А где ее разыщешь?

Первый приближенный императора бегал вверх и вниз по лестни­цам по залам и коридорам, но никто из встречных, к кому он ни обращался с расспросами, и не слыхивал о соловье. Тогда первый приближенный вернулся к императору и доложил, что соловья скорее всего выдумали книжные сочинители.

— Ваше величество не должны верить всему, что пишут в книгах: все это сказки, так сказать, черная магия.

— Но ведь эта книга прислана мне самим могущественным импе­ратором Японии, и в ней не может быть неправды! Я хочу слышать соловья! Он должен быть здесь сегодня же вечером! Я объявляю ему мое высочайшее благоволение! Если же его не будет здесь в назначен­ное время, я прикажу бить всех придворных после ужина палками по животу!

— Тзинг-пе!— сказал первый приближенный и опять забегал вверх и вниз по лестницам, по коридорам и залам; с ним бегала и добрая половина придворных, — никому не хотелось отведать палок. У всех на языке был один вопрос: что это за соловей, которого знает весь свет, а при дворе ни одна душа не знает.

Читайте также:
Дорога, которая никуда не ведет - Джанни Родари, читать детям онлайн

И вот на кухне нашли одну бедную девочку, которая сказала:

— Господи, соловей! Я его хорошо знаю. Как он удивительно поет! Мне позволено относить по вечерам моей бедной больной матушке остатки обеда. Живет матушка у самого моря, и вот, когда на обрат­ном пути я сажусь отдохнуть в лесу, я каждый раз слышу пение соловья! Слезы так и текут у меня из глаз, а на душе становится так радостно, словно матушка целует меня.

— Судомоечка! — сказал первый приближенный императора. — Я определю тебя на штатную должность при кухне и выхлопочу позво­ление посмотреть, как ест император, если ты сводишь нас к соловью! Он приглашен сегодня вечером ко двору!

И вот все отправились в лес, где обыкновенно распевал соловей, отправилось туда чуть ни половина всех придворных. Шли, шли, вдруг где-то замычала корова.

— О! — сказали молодые придворные. — Вот он! Какая, однако сила! И это у такого маленького созданьица! Но мы как-будто слыша­ли его и раньше!

— Это мычит корова! — сказала девочка. — Нам еще далеко до места.

В пруду заквакали лягушки.

— Чудесно! — сказал придворный бонза. — Теперь я слышу! Точь-в-точь наши колокольчики в молельне!

— Нет, это лягушки! — сказала опять девочка. — Но теперь, я думаю, мы скоро услышим и его!

И вот запел соловей!

— Вот это соловей! — сказала девочка. — Слушайте! Слушайте! А вот и он сам! — и она указала пальцем на маленькую серенькую птичку, сидевшую в ветвях.

— Неужели! — сказал первый приближенный императора. — Ни­как не воображал себе его таким! Самая простая наружность! Верно, он потерял все свои краски при виде стольких знатных особ!

— Соловушка! — громко закричала девочка. — Наш милостивый император желает послушать тебя!

— Очень рад! — ответил соловей и дивно запел.

— Словно стеклянные колокольчики звенят! — сказал первый приближенный. — Глядите, как трепещет это маленькое горлышко! Удивительно, что мы ни разу не слыхали его раньше! Он будет иметь огромный успех при дворе!

— Спеть ли мне императору еще? — спросил соловей. Он думал, что тут был и сам император.

— Несравненный соловушка! — сказал первый приближенный им­ператора. — На меня возложено приятное поручение пригласить вас сегодня вечером на придворный праздник. Не сомневаюсь, что вы очаруете его величество дивным пением!

— Пение мое гораздо лучше слушать в зеленом лесу! — сказал соловей, но, узнав, что император желает чтобы он явился во дворец, охотно согласился туда отправиться.

При дворе шли приготовления к празднику. Пол и стены дворца ведь были фарфоровые, и в них отражались тысячи золотых фонари­ков; в коридорах рядами были расставлены чудеснейшие цветы с колокольчиками, которые от всей этой беготни и сквозняка звенели так, что не слышно было человеческого голоса. Посреди огромной залы, где восседал император, возвышался золотой шест для соловья. Все придворные были в полном сборе; позволили стоять в дверях и девочке-судомойке, — теперь ведь она получила звание придворной поварихи. Все были разодеты в пух и прах и глаз не сводили с малень­кой серенькой птички, которой император милостиво кивнул головой.

И соловей запел так дивно, что у императора выступили на глазах слезы и покатились по щекам. Тогда соловей залился еще громче, еще слаще; пение его так и забирало за сердце. Император был очень доволен и сказал, что жалует соловью свою золотую туфлю на шею. Но соловей поблагодарил и отказался, говоря, что вполне награжден и без того.

— Я видел на глазах императора слезы — какой еще награды желать мне! В слезах императора дивная сила! Видит бог — я награж­ден с избытком!

И опять зазвучал его чудный, сладкий голос.

— Очаровательное кокетство! — сказали придворные дамы, — они в этом знали толк, — и набрали в рот воды, чтобы она булькала у них в горле, когда они будут с кем-нибудь разговаривать, — они думали, что тоже будут заливаться, как соловей, даже слуги и служанки объявили, что очень довольны, а это ведь много значит: известно, что труднее всего угодить этим особам. Да, соловей положительно имел успех.

Его оставили при дворе, отвели ему особую комнатку, выпускали гулять в саду два раза в день и раз ночью в сопровождении двенадцати слуг; каждый держал его за привязанную к его лапке шелковую ленточку. Большое удовольствие было от такой прогулки!

Весь город заговорил об удивительной птице, и если встречались на улице двое знакомых, один сейчас же говорил: «соло», а другой подхватывал: «вей», после чего оба вздыхали, сразу поняв друг друга.

Одиннадцать сыновей мелочных лавочников получили имена в честь соловья, но ни у одного из них не было и признака голоса.

Раз императору доставили большой пакет с надписью: «Соловей».

— Ну, вот еще новая книга о нашей знаменитой птице, — сказал император.

Но то была не книга, а затейливая штучка: в ящике лежал искус­ственный соловей, похожий на настоящего, но весь осыпанный брил­лиантами, рубинами и сапфирами. Стоило завести птицу — и она пела одну из мелодий настоящего соловья и поводила хвостиком, который отливал золотом и серебром. На шейке у птицы была ленточ­ка с надписью: «Соловей императора японского жалок в сравнении с соловьем императора китайского».

Читайте также:
Альбом Крестного — Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

— Какая прелесть! — сказали все придворные, и явившегося с птицей посланца императора японского сейчас же утвердили в звании «чрезвычайного императорского поставщика соловьев».

— Теперь пусть-ка споют вместе, вот будет дуэт!

Но дело не пошло на лад: настоящий соловей пел по-своему, а искусственный — как заведенная шарманка.

— Это не его вина! — сказал придворный капельмейстер. — Он безукоризненно держит такт и поет совсем по моему методу.

Искусственного соловья заставили петь одного. Он имел такой же успех, как настоящий, но был куда красивее, весь так и блестел драгоценностями!

Тридцать три раза пропел он одну и туже песнь и не устал. Окру­жающие охотно послушали бы его еще раз, да император сказал, теперь споет живой соловей. Но куда же он девался?

Никто и не заметил, как он вылетел в открытое окно и унесся в свой зеленый лес.

— Что же это, однако, такое! — огорчился император, а придвор­ные назвали соловья неблагодарной тварью.

— Лучшая-то птица у нас все-таки осталась! — сказали они, и искусственному соловью пришлось петь то же самое в тридцать чет­вертый раз.

Никто, однако, не успел выучить эту мелодию наизусть, такая она была трудная. Капельмейстер расхваливал искусственную птицу и уверял, что она превосходит настоящую не только оперением и брил­лиантами, но и внутренними своими достоинствами.

— Что касается живого соловья, высокий повелитель мой, и вы, милостивые господа, то никогда нельзя знать заранее, что вздумает он петь, у искусственного же все известно наперед! Можно даже отдать себе полный отчет в его искусстве, можно разобрать его и показать его внутреннее устройство — все это плод человеческого ума, расположение и действие валиков, и только!

— И я того же мнения! — сказал каждый из присутствовавших, и капельмейстер получил разрешение показать птицу в следующее же воскресенье народу

— Надо и народу послушать ее! — сказал император.

Народ послушал и был очень доволен, как будто вдосталь напился чаю, — это ведь совершенно по-китайски. От восторга все в один голос восклицали: «О!», поднимали вверх указательные пальцы и кивали головами. Но бедные рыбаки, слышавшие настоящего соловья, гово­рили:

— Неплохо и даже похоже, но все-таки не то! Чего-то не хватает в его пении, а чего — мы и сами не знаем!

Живого соловья объявили изгнанным за пределы государства. Ис­кусственная птица заняла место на шелковой подушке возле импера­торской постели. Вокруг нее были разложены все пожалованные ей драгоценности. Величали же ее теперь «императорского ночного сто­лика первым певцом с левой стороны», — император считал более важною именно ту сторону, на которой находится сердце, а сердце находится слева даже у императора. Капельмейстер написал об ис­кусственном соловье двадцать пять томов, ученых-переученых и пол­ных самых мудреных китайских слов.

Придворные, однако, говорили, что читали и поняли все, иначе ведь их прозвали бы дураками и отколотили палками по животу.

Так прошел целый год; император, весь двор и даже весь народ знали наизусть каждую нотку искусственного соловья, но именно поэтому пение его им так и нравилось: они сами подпевали птице. Уличные мальчишки пели: «Ци-ци-ци! Клюк-клюк-клюк!» Сам им­ператор напевал то же самое. Ну что за прелесть!

Но раз вечером искусственная птица только распелась перед им­ператором, лежавшим в постели, как вдруг ее что-то зашипело, за­жужжало, колеса завертелись, и музыка смолкла.

Император вскочил и послал за придворным медиком, но что же мог тот поделать! Призвали часовщика, и он после долгих разговоров и осмотров кое-как исправил птицу, но сказал, что с ней надо обхо­диться крайне бережно: зубчики поистерлись, а поставить новые так, чтобы пение звучало по-прежнему, видимо, будет нельзя. Вот так беда! Только раз в год позволили теперь заводить птицу. И это было очень грустно, но капельмейстер произнес краткую, зато полную мудреных слов речь, в которой доказывал, что птица ничуть не сде­лалась хуже. Ну, значит, так оно и было.

Прошло еще пять лет, и в страну пришло большое горе: все так любили императора, а он, как говорили, был при смерти. Провозгла­сили уже нового императора, но народ толпился на улице и спраши­вал первого приближенного императора о здоровье своего старого повелителя.

— Пф! — отвечал приближенный и покачивал головой. Бледный, похолодевший лежал император на своем великолепном ложе; все придворные уже считали его умершим, и каждый спешил поклониться новому императору. Слуги бегали взад и вперед, пере­брасываясь новостями, а служанки проводили приятные часы в болтовне за чашкой чая. По всем залам и коридорам были разостланы ковры, чтобы не слышно было шума шагов, и во дворце стояла мертвая тишина. Но император еще не умер, хотя и лежал на своем велико­лепном ложе, под бархатным балдахином с золотыми кистями, совсем недвижный и мертвенно-бледный. Сквозь раскрытое окно глядел на императора и искусственного соловья ясный месяц.

Больной император почти не мог вздохнуть, и ему казалось, что кто-то сидит у него на груди. Он приоткрыл глаза и увидел сидевшую на груди Смерть. Ока надела на себя корону императора, забрала в одну руку его золотую саблю, а в другую — богато расшитое знамя. Из складок бархатного балдахина выглядывали какие-то странные лица: одни гадкие, другие милые. Это выползали злые и добрые дела императора, потому что Смерть сидела у него на груди.

Читайте также:
О жабе и розе - Гаршин В.М., читать сказку детям онлайн

— Помнишь это? — шептали они по очереди. — Помнишь это? — и рассказывали ему так много, что на лбу у него выступил холодный пот.

— Я не знал, — твердил император. — Музыку сюда, музыку! Большие китайские барабаны! Я не хочу слышать, что они говорят.

Но они все продолжали, а Смерть, как китаец, кивала на их речи головой.

— Музыку сюда, музыку! — кричал император. — Пой хоть ты, милая, славная, золотая птичка! Я одарил тебя золотом и драгоцен­ностями, я повесил тебе на шею свою золотую туфлю, пой же, пой!

Но птица молчала — некому было завести ее, а иначе она петь не могла. Смерть по-прежнему смотрела на императора своими больши­ми пустыми глазницами. В комнате было тихо-тихо.

Вдруг за окном послышалось чудное пение. То прилетел, узнав о болезни императора, утешить и ободрить его живой соловей. Он пел, и призраки бледнели, кровь быстрее приливала к сердцу императора; сама Смерть заслушалась пением соловья и все шептала: «Пой, пой еще, соловушка!»

— А ты отдашь мне за это драгоценную саблю? А богато расшитое знамя? А корону?— спрашивал соловей у Смерти.

И Смерть отдавала ему одну драгоценность за другою, а соловей все пел. Вот он запел наконец о тихом кладбище, где цветут белые розы, благоухает бузина и свежая трава орошается слезами живых, оплакивающих усопших. Смерть вдруг охватила такая тоска по своему саду, что она свилась в белый холодный туман и улетела в окно.

— Спасибо, спасибо тебе, милая птичка! — сказал император. — Я помню тебя! Я изгнал тебя из моего государства, а ты отогнала от моей постели ужасные призраки, отогнала саму Смерть! Чем мне вознаг­радить тебя?

— Ты уже однажды вознаградил меня раз и навсегда! — сказал соловей. — Я видел слезы на твоих глазах в первый раз, как пел перед тобою, — этого я не забуду никогда! Слезы — вот драгоценнейшая награда для сердца певца. Засни теперь и просыпайся здоровым и бодрым! Я буду баюкать тебя своею песней!

И он запел опять, а император заснул здоровым, благодатным сном.

Когда он проснулся, в окно уже светило солнце. Никто из его слуг не заглядывал к нему; все думали, что он мертв, только один соловей сидел у окна и пел.

— Ты должен остаться у меня навсегда! — сказал император.— Ты будешь петь, только когда сам захочешь, а искусственную птицу я разобью вдребезги!

— Не надо! — сказал соловей. — Она принесла столько пользы, сколько могла! Пусть она остается у тебя по-прежнему! Я же не могу жить при дворце. Позволь мне только прилетать к тебе, когда захочу. Тогда я каждый вечер буду садиться у твоего окна и петь; моя песня порадует тебя, и заставит задуматься! Я буду петь тебе о счастливых и несчастных, о добре и зле, что таятся вокруг тебя. Маленькая певчая птичка всюду летает, залетает и под крышу бедного рыбака и кресть­янина, которые живут вдали от тебя. Я люблю тебя за твое сердце больше, чем за твою корону, и все же корона окружена каким-то особым священным обаянием! Я буду прилетать и петь тебе. Но обе­щай мне одно.

— Хорошо! — сказал император и встал во всем своем царственном величии; он успел уже надеть на себя свое царское одеяние и прижи­мал к сердцу тяжелую золотую саблю.

— Об одном прошу тебя — не говори никому про маленькую птичку, которая рассказывает тебе обо всем. Так дело пойдет лучше!

И соловей улетел.

Слуги пошли посмотреть на мертвого императора и застыли на пороге, а император сказал им:

Редьярд Киплинг – Просьба старого кенгуру

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Редьярд Киплинг – Просьба старого кенгуру краткое содержание

«Нашему старому кенгуру было вечно жарко; но в те времена, о которых я говорю, он был совсем другим зверьком и бегал на четырех коротеньких ногах. Шкурка у него была серая, пушистая, и он отличался гордым нравом. Странно, он больше всего гордился тем, что танцевал на горной площадке в центре Австралии. Вот однажды у него так закружилась голова, что он пошел к маленькому австралийскому богу Нка…»

Просьба старого кенгуру – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Просьба старого кенгуру

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Нашему старому кенгуру было вечно жарко; но в те времена, о которых я говорю, он был совсем другим зверьком и бегал на четырех коротеньких ногах. Шкурка у него была серая, пушистая, и он отличался гордым нравом. Странно, он больше всего гордился тем, что танцевал на горной площадке в центре Австралии. Вот однажды у него так закружилась голова, что он пошел к маленькому австралийскому богу Нка.

Пришел он к Нка в шесть часов утра и сказал:

– Пожалуйста, сделай так, чтобы к пяти часам пополудни я перестал походить на всех остальных животных.

Нка сидел на песке, услышав же просьбу старого кенгуру, подскочил и крикнул:

Кенгуру был весь серенький, пушистый и гордился тем, что танцевал на скале в середине Австралии. Он пошел к богу побольше, которого звали Нкинг.

Он пришел к Нкингу в восемь часов после завтрака и сказал:

– Пожалуйста, сделай меня непохожим на всех остальных зверей и, кроме того, устрой так, чтобы меня знали решительно все, и все это к пяти часам пополудни.

Читайте также:
Кот Васька - Толстой А.Н., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки

Нкинг сидел в норке, и, услышав, что ему говорит кенгуру, он выскочил из нее и закричал:

Кенгуру был серенький, пушистый и у него была странная гордость: он гордился тем, что танцевал в центре Австралии. Подумав, он пошел к большому богу по имени Нконг.

Пришел он к нему в девять часов, до обеда, и сказал:

– Сделай так, чтобы я не походил на всех остальных зверей; сделай так, чтобы все обращали на меня внимание, чтобы за мной гонялись, и все это – к пяти часам пополудни.

Нконг купался в соленой воде; услышав просьбу кенгуру, он сел в воде и закричал:

Нконг позвал динго, желтого пса динго, зверя вечно голодного и пыльного. Динго спал на солнышке, но проснулся. Нконг показал ему кенгуру и сказал:

– Динго, проснись, динго! Видишь господина, который танцует на песке? Он хочет прославиться, хочет также, чтобы за ним гонялись. Беги за ним, динго!

Динго, желтый пес динго, вскочил и сказал:

– Гонять этого зверька, не то кошку, не то кролика? Хорошо!

И динго, желтый пес динго, вечно голодный и грязный, побежал. Он гнался за кенгуру, открыв пасть широко, как совок для каменного угля.

А гордый кенгуру мчался на своих коротких четырех лапках и слегка подпрыгивал, как дикий кролик.

Вот, моя любимая, и конец первой части рассказа о кенгуру.

Кенгуру бежал через пустыню; бежал он через горы, бежал через солончаки, бежал через тростниковые заросли, бежал через рощи синих камедных деревьев, бежал через чащи араукарий, бежал так долго, что у него заболели передние ноги.

А динго, желтый пес динго, вечно голодный, преследовал его, раскрыв пасть широко, как мышеловку; он не догонял кенгуру, но и не отставал от него.

Кенгуру, старый кенгуру, все бежал. Бежал он через рощи деревьев, бежал по высокой траве, бежал по траве короткой, перебежал через тропики Рака и Козерога, бежал, пока наконец у него не заболели задние ноги.

И динго бежал, желтый пес динго; голод все больше и больше мучил его, и его пасть открылась широко, как конский хомут; он не догонял кенгуру, но и не отставал от него. Так прибежали они к реке Волгонг.

Надо тебе сказать, что на этой реке не было моста, не было и парома, и кенгуру не мог перебраться на ее другой берег, поэтому он поднялся на свои задние лапы и стал прыгать.

Прыгал он через камни, прыгал через кучи песка, прыгал по пустыням Средней Австралии. Прыгал, как прыгают кенгуру.

Сперва он делал прыжки в один ярд; потом в три ярда; потом в пять ярдов; его ноги становились сильнее; его ноги становились длиннее. Он не мог отдохнуть и подкрепить свои силы, хотя ему нужно было поесть и полежать.

А динго, желтый пес динго, по-прежнему гнался за ним. Динго страдал от голода и с удивлением спрашивал себя: «Какие земные или небесные силы заставляют прыгать старого кенгуру?»

Ведь кенгуру прыгал, как кузнечик, как горошина в кастрюле, как новый резиновый мячик на полу детской.

Он прижал к груди свои передние ноги и прыгал на задних; он вытянул хвост для равновесия и все прыгал и скакал по долине реки Дарлинга.

А динго, утомленный пес динго, бежал за ним. Ему больше прежнего хотелось есть, он был очень смущен, изумлен и все спрашивал себя, какие земные или небесные силы остановят старого кенгуру?

Вот Нконг выглянул из соленой лужи и сказал: «Пять часов».

И динго сел на землю, бедный пес динго; по-прежнему голодный, весь покрытый пылью, сел он на солнце и, высунув язык, завыл.

Сел и кенгуру, старый кенгуру, подставил свой хвост, как скамеечку, и сказал:

– Как я рад, что «это» кончено.

– Почему ты не поблагодаришь желтого пса динго? Почему ты не поблагодаришь его за все, что он для тебя сделал?

Кенгуру же, утомленный старый кенгуру, сказал:

– Он выгнал меня из дома, где я жил в детстве, он помешал мне есть в обычное время, он изменил мою фигуру, так что я никогда не сделаюсь прежним, и из-за него у меня болят ноги.

Нконг ему ответил:

– Если я не ошибаюсь, ты просил меня сделать тебя необыкновенным зверем, не похожим на всех остальных животных, а также, помнится, тебе хотелось, чтобы за тобой гонялись? И теперь пять часов.

– Правда, – сказал кенгуру. – Но мне жаль, что я попросил тебя об этом… Я думал, что ты изменишь меня волшебством и заклинаниями, а ты просто подшутил надо мной.

– Подшутил? – сказал Нконг, сидевший между синими камедными деревьями. – Только повтори это, и я призову динго, и он опять погонит тебя так, что ты останешься совсем без задних ног.

– Нет, – сказал кенгуру, – я извиняюсь. Ноги, во всяком случае, годятся, и я прошу тебя оставить их в покое. Я только хотел объяснить твоей милости, что я с утра ничего не ел и у меня пусто в желудке.

– Да, – сказал динго, желтый пес динго, – я чувствую совершенно то же самое. Мне удалось сделать его непохожим на всех животных. Но что дадут мне к моему чаю?

Тогда Нконг, сидевший в соленой луже, сказал:

Читайте также:
Приемыш - Мамин-Сибиряк Д.Н., читать детям онлайн

– Приди и спроси меня об этом завтра, потому что теперь я собираюсь мыться.

И два зверя, старый кенгуру и желтый пес динго, остались в центре Австралии и сказали друг другу:

Просьба папаши кенгуру — Редьярд Киплинг

Сказка о том, как кенгуру стал просить младшего бога Нка, чтобы тот сделал его отличающимся от других зверей. И непременно к пяти часам пополудни…

Просьба папаши кенгуру читать

Папаше Кенгуру было вечно жарко, но в те времена, о которых я говорю, он был совсем не похож на того зверя, которого мы знаем теперь, и бегал на четырёх коротеньких лапках. Шкурка у него была серая, пушистая, а нрав – горделивый. Как-то он возгордился так сильно, что отправился танцевать на высокую горную площадку в самом центре Австралии, после чего пошёл прямо к младшему богу по имени Нка. Пришёл он к Нка в шесть часов утра – перед завтраком – и сказал:

– Пожалуйста, сделай так, чтобы к пяти часам пополудни я перестал походить на всех остальных животных.

Услышав такую просьбу, Нка, сидевший на песке, тут же вскочил на ноги и крикнул:

Серенький пушистый горделивый Кенгуру отправился тогда плясать на скалистое плато в самом центре Австралии, а затем пошёл к среднему богу, которого звали Нкинг. Он пришёл к Нкингу в восемь часов, сразу после завтрака, и сказал:

– Пожалуйста, сделай меня непохожим на всех остальных зверей и, кроме того, устрой так, чтобы сегодня же, к пяти часам пополудни, меня знали решительно все.

Нкинг сидел в тот час в своей норе, и, услышав слова Папаши Кенгуру, выскочил из неё и закричал что есть духу:

Кенгуру в те далёкие времена был сереньким, пушистым и неимоверно горделивым. Он отправился плясать в самый центр Австралии, среди горячих песков, а после пошёл к старшему богу по имени Нконг. Пришёл он к нему в девять часов, ещё до обеда, и сказал:

– Сделай так, чтобы я не походил на всех остальных зверей. А ещё сделай так, чтобы все обращали на меня внимание, чтобы все думали обо мне и проходу мне не давали. И всё это я хочу получить к пяти часам пополудни.

Нконг на тот час лежал в своей купальне, наполненной солёной водой. Услышав просьбу Кенгуру, он выскочил из купальни и закричал:

– Ладно же, сделаю!

Нконг позвал Динго, жёлтого пса Динго, зверя вечно голодного и вечно грязного. Динго спал на солнышке, но проснулся от зычного крика бога. Нконг указал ему на Кенгуру и сказал:

– Динго, проснись, Динго! Видишь господина, который танцует на песке? Он хочет прославиться, хочет, чтобы все на него внимание обращали и не давали ему прохода. Так беги же за ним, Динго!

Динго, жёлтый пёс Динго, вскочил на ноги и воскликнул:

– Ты хочешь, чтобы я погонял как следует этого странного зверька, не то кошку, не то кролика?! Ну хорошо!

И Динго, жёлтый пёс Динго, вечно голодный и вечно грязный, бросился на Папашу Кенгуру. Он гнался за ним, разинув зубастую пасть так широко, что она напоминала совок для каменного угля. А гордый Кенгуру мчался на своих коротких лапках и слегка подпрыгивал, прямо как дикий кролик.

Кенгуру бежал через пустыню, бежал через горы, бежал через солончаки, бежал через тростниковые заросли, бежал через рощи синих камедных деревьев, бежал через чащи араукарий… Бежал так долго, что у него заболели передние ноги. Вот как!

А Динго, жёлтый пёс Динго, вечно голодный и вечно грязный, преследовал его, разинув похожую на мышеловку пасть. Он не догонял Кенгуру, но и не отставал от него. Вот как!

Кенгуру, Папаша Кенгуру, всё бежал и бежал. Бежал он через рощи деревьев, бежал по высокой траве, бежал по траве низкой, перебежал через тропики Рака и Козерога… Бежал, пока наконец у него не заболели задние ноги. Вот как!

И Динго бежал, жёлтый пёс Динго. Голод всё сильнее и сильнее мучил его, и пасть его открылась так широко, что стала похожей на конский хомут. Он не догонял Кенгуру, но и не отставал от него. Так прибежали они к реке Волгонг.

Надо тебе сказать, что на этой реке не было моста, не было там и парома, и Кенгуру не мог перебраться на другой берег, поэтому он встал на задние лапы и прыгнул что есть силы.

Прыгал он через камни, прыгал через кучи песка, прыгал по пустыням Средней Австралии… Прыгал, как прыгают все настоящие кенгуру.

Сперва он прыгал на метр, потом – на три, потом – на пять. Его ноги становились всё сильнее и сильнее, его ноги становились всё длиннее и длиннее. Он не мог остановиться и на секунду, чтобы отдохнуть и набраться сил, хотя ему давно уже хотелось поесть и хорошенько поспать.

А Динго, жёлтый пёс Динго, по-прежнему гнался за ним. Динго страдал от голода и с удивлением спрашивал себя: «Какие земные или небесные силы заставляют прыгать так далеко Папашу Кенгуру?» А Кенгуру прыгал, как кузнечик, как горошина на сковороде, как новый резиновый мячик на полу детской. Он прижал к груди передние ноги и прыгал на задних. Он вытянул хвост, чтобы сохранять равновесие. И всё прыгал и скакал по долине реки Дарлинг.

А Динго, жёлтый и усталый пёс Динго, бежал за ним, не отставая. Ему больше прежнего хотелось есть, он был страшно удивлён и всё спрашивал себя, какие земные или небесные силы помогают Папаше Кенгуру так далеко и быстро прыгать.

Читайте также:
Босолапки на кожаном ходу - Пляцковский М.С., читать детям онлайн

И вот Нконг выглянул наконец-то из своей купальни, наполненной солёной водой, и произнёс: «Пять часов».

И Динго, жёлтый пёс Динго, сел на землю. Ах, бедный пёс Динго, по-прежнему голодный, весь покрытый пылью, сел он на солнце и, высунув язык, завыл.

Сел и Кенгуру, Папаша Кенгуру, сел прямо на свой согнутый хвост, как на высокую скамеечку, и сказал:

– Как я рад, что всё наконец-то закончилось!

– Почему же ты не поблагодаришь жёлтого пса Динго? Почему ты не поблагодаришь его за всё, что он для тебя сделал?

Кенгуру же, утомлённый Папаша Кенгуру, сказал:

– Он выгнал меня из родного дома, где я жил с детства, он не позволил мне отобедать в привычное время, из-за него я изменился до неузнаваемости и уже никогда не сделаюсь прежним. К тому же у меня страшно болят ноги – и это тоже из-за него.

Нконг ответил ему на это:

– Если я не ошибаюсь, ты просил меня сделать тебя необыкновенным зверем, не похожим на всех остальных животных, а также, помнится, тебе хотелось, чтобы тебе проходу не давали? И вот, пробило пять пополудни, и твоё желание исполнилось!

– Всё так, – сказал Кенгуру, – но мне жаль, что я попросил тебя об этом… Я думал, что ты изменишь меня посредством волшебства, произнеся особое заклинание, а ты просто-напросто подшутил надо мной.

– Подшутил?! – возмутился Нконг, отдыхавший в своей купальне, окружённой синими камедными деревьями. – Ну-ка повтори, что ты сказал, и я снова позову Динго, и он опять погонит тебя, да так, что у тебя задние ноги вовсе отвалятся.

– Нет! – в ужасе вскричал Папаша Кенгуру. – Я страшно извиняюсь. Ноги, во всяком случае, меня устраивают, и я прошу тебя оставить их в покое. Я только хотел объяснить твоей милости, что я с утра ничего не ел и у меня пусто в желудке.

– Да, – согласился Динго, жёлтый пёс Динго, – я чувствую совершенно то же самое. Мне удалось сделать его непохожим на всех животных. Но что мне подадут за это к чаю?

Тогда Нконг, сидевший в купальне с солёной водой, сказал:

– Приди и спроси меня об этом завтра, потому что теперь я собираюсь как следует искупаться.

И два зверя, Папаша Кенгуру и жёлтый пёс Динго, остались в самом центре Австралии и крикнули друг другу:

– Это твоя вина!
Это великая песнь
Про величайшую гонку:
Тот, кто был голоден, гнал,
Кто устрашён – был гоним;
Мчались они на потеху
Богу Великому Нконгу —
Брат Кенгуру впереди,
Жёлтый пёс Динго – за ним.
Резво скакал Кенгуру,
Задние ноги, как поршни,
Тело прыжками несли,
Двадцать пять футов – прыжок.
Жёлтый пёс Динго вдали
Мчался, как облако, молча —
Лаять уж не было сил:
Глотку он ветром обжёг.
Так через весь континент
(Тою порой безымянный)
С запада на восток
И, добежавши, назад —
Через сухие пески,
Солончаки и саванны, —
Не разбирая пути,
Мчались они наугад.
Вот бы тебе пробежать
От Торресова пролива,
Скажем, до мыса Стип-Пойнт
(Карта подскажет, сынок!) —
Ты бы, конечно, вспотел,
Но укрепил бы на диво
Ноги свои, дорогой, —
Ты б не узнал своих ног!

Просьба старого кенгуру

Просьба старого кенгуру

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Нашему старому кенгуру было вечно жарко; но в те времена, о которых я говорю, он был совсем другим зверьком и бегал на четырех коротеньких ногах. Шкурка у него была серая, пушистая, и он отличался гордым нравом. Странно, он больше всего гордился тем, что танцевал на горной площадке в центре Австралии. Вот однажды у него так закружилась голова, что он пошел к маленькому австралийскому богу Нка.

Пришел он к Нка в шесть часов утра и сказал:

– Пожалуйста, сделай так, чтобы к пяти часам пополудни я перестал походить на всех остальных животных.

Нка сидел на песке, услышав же просьбу старого кенгуру, подскочил и крикнул:

Кенгуру был весь серенький, пушистый и гордился тем, что танцевал на скале в середине Австралии. Он пошел к богу побольше, которого звали Нкинг.

Он пришел к Нкингу в восемь часов после завтрака и сказал:

– Пожалуйста, сделай меня непохожим на всех остальных зверей и, кроме того, устрой так, чтобы меня знали решительно все, и все это к пяти часам пополудни.

Нкинг сидел в норке, и, услышав, что ему говорит кенгуру, он выскочил из нее и закричал:

Кенгуру был серенький, пушистый и у него была странная гордость: он гордился тем, что танцевал в центре Австралии. Подумав, он пошел к большому богу по имени Нконг.

Пришел он к нему в девять часов, до обеда, и сказал:

– Сделай так, чтобы я не походил на всех остальных зверей; сделай так, чтобы все обращали на меня внимание, чтобы за мной гонялись, и все это – к пяти часам пополудни.

Нконг купался в соленой воде; услышав просьбу кенгуру, он сел в воде и закричал:

Нконг позвал динго, желтого пса динго, зверя вечно голодного и пыльного. Динго спал на солнышке, но проснулся. Нконг показал ему кенгуру и сказал:

Читайте также:
Волк и семеро козлят - русская народная сказка, читать детям онлайн

– Динго, проснись, динго! Видишь господина, который танцует на песке? Он хочет прославиться, хочет также, чтобы за ним гонялись. Беги за ним, динго!

Динго, желтый пес динго, вскочил и сказал:

– Гонять этого зверька, не то кошку, не то кролика? Хорошо!

И динго, желтый пес динго, вечно голодный и грязный, побежал. Он гнался за кенгуру, открыв пасть широко, как совок для каменного угля.

А гордый кенгуру мчался на своих коротких четырех лапках и слегка подпрыгивал, как дикий кролик.

Вот, моя любимая, и конец первой части рассказа о кенгуру.

Кенгуру бежал через пустыню; бежал он через горы, бежал через солончаки, бежал через тростниковые заросли, бежал через рощи синих камедных деревьев, бежал через чащи араукарий, бежал так долго, что у него заболели передние ноги.

А динго, желтый пес динго, вечно голодный, преследовал его, раскрыв пасть широко, как мышеловку; он не догонял кенгуру, но и не отставал от него.

Кенгуру, старый кенгуру, все бежал. Бежал он через рощи деревьев, бежал по высокой траве, бежал по траве короткой, перебежал через тропики Рака и Козерога, бежал, пока наконец у него не заболели задние ноги.

И динго бежал, желтый пес динго; голод все больше и больше мучил его, и его пасть открылась широко, как конский хомут; он не догонял кенгуру, но и не отставал от него. Так прибежали они к реке Волгонг.

Надо тебе сказать, что на этой реке не было моста, не было и парома, и кенгуру не мог перебраться на ее другой берег, поэтому он поднялся на свои задние лапы и стал прыгать.

Прыгал он через камни, прыгал через кучи песка, прыгал по пустыням Средней Австралии. Прыгал, как прыгают кенгуру.

Сперва он делал прыжки в один ярд; потом в три ярда; потом в пять ярдов; его ноги становились сильнее; его ноги становились длиннее. Он не мог отдохнуть и подкрепить свои силы, хотя ему нужно было поесть и полежать.

А динго, желтый пес динго, по-прежнему гнался за ним. Динго страдал от голода и с удивлением спрашивал себя: «Какие земные или небесные силы заставляют прыгать старого кенгуру?»

Ведь кенгуру прыгал, как кузнечик, как горошина в кастрюле, как новый резиновый мячик на полу детской.

Он прижал к груди свои передние ноги и прыгал на задних; он вытянул хвост для равновесия и все прыгал и скакал по долине реки Дарлинга.

А динго, утомленный пес динго, бежал за ним. Ему больше прежнего хотелось есть, он был очень смущен, изумлен и все спрашивал себя, какие земные или небесные силы остановят старого кенгуру?

Вот Нконг выглянул из соленой лужи и сказал: «Пять часов».

И динго сел на землю, бедный пес динго; по-прежнему голодный, весь покрытый пылью, сел он на солнце и, высунув язык, завыл.

Сел и кенгуру, старый кенгуру, подставил свой хвост, как скамеечку, и сказал:

– Как я рад, что «это» кончено.

– Почему ты не поблагодаришь желтого пса динго? Почему ты не поблагодаришь его за все, что он для тебя сделал?

Кенгуру же, утомленный старый кенгуру, сказал:

– Он выгнал меня из дома, где я жил в детстве, он помешал мне есть в обычное время, он изменил мою фигуру, так что я никогда не сделаюсь прежним, и из-за него у меня болят ноги.

Нконг ему ответил:

– Если я не ошибаюсь, ты просил меня сделать тебя необыкновенным зверем, не похожим на всех остальных животных, а также, помнится, тебе хотелось, чтобы за тобой гонялись? И теперь пять часов.

– Правда, – сказал кенгуру. – Но мне жаль, что я попросил тебя об этом… Я думал, что ты изменишь меня волшебством и заклинаниями, а ты просто подшутил надо мной.

– Подшутил? – сказал Нконг, сидевший между синими камедными деревьями. – Только повтори это, и я призову динго, и он опять погонит тебя так, что ты останешься совсем без задних ног.

– Нет, – сказал кенгуру, – я извиняюсь. Ноги, во всяком случае, годятся, и я прошу тебя оставить их в покое. Я только хотел объяснить твоей милости, что я с утра ничего не ел и у меня пусто в желудке.

– Да, – сказал динго, желтый пес динго, – я чувствую совершенно то же самое. Мне удалось сделать его непохожим на всех животных. Но что дадут мне к моему чаю?

Тогда Нконг, сидевший в соленой луже, сказал:

– Приди и спроси меня об этом завтра, потому что теперь я собираюсь мыться.

И два зверя, старый кенгуру и желтый пес динго, остались в центре Австралии и сказали друг другу:

Редьярд Киплинг — Приключения старого кенгуру: Сказка

Кенгуру не всегда выглядел так, как теперь. Это был совсем другой зверек, с четырьмя ногами, серый, пушистый и очень спесивый. Проплясав на пригорке в самой середине Австралии, он отправился к маленькому богу Нка.

Пришел он к Нка около шести часов утра и сказал:

— Сделай меня непохожим на других зверей, чтобы я изменился уже сегодня к пяти часам дня.

Нка вскочил с песчаной отмели, на которой сидел, и крикнул:

Кенгуру был серый, пушистый и очень спесивый. Проплясав на каменном утесе в самой середине Австралии, он отправился к более могущественному богу Нкингу.

Читайте также:
Пещера короля Артура — английская сказка, читать детям онлайн

Пришел он к Нкингу в восемь часов утра и сказал:

— Сделай меня непохожим на других зверей и устрой, чтобы сегодня же к пяти часам дня я прославился.

Нкинг выскочил из своей берлоги под терновником и крикнул:

Кенгуру был серый, пушистый и очень спесивый. Проплясав по песчаной равнине в самой середине Австралии, он отправился к самому могущественному богу Нконгу.

Пришел он к Нконгу в десять часов и сказал:

— Сделай меня непохожим на других зверей, чтобы я прославился и весь свет заговорил обо мне к пяти часам дня.

Нконг выскочил из маленького соляного озера, в котором купался, и крикнул:

Нконг позвал Динго, желтого пса Динго, вечно голодного и грязного, и, указывая на кенгуру, сказал:

— Динго! Проснись, Динго! Видишь ли ты этого плясуна? Он хочет прославиться, чтобы о нем заговорил весь свет. Если он так гоняется за славой, так погоняй же его!

Динго, желтый пес Динго, вскочил и спросил:

— Кого? Этого кролика?

Динго, желтый пес Динго, вечно голодный, скрипя зубами, побежал за кенгуру, который улепетывал от него во всю прыть.

Здесь, милые мои, кончается первая часть сказки!

Кенгуру бежал через пустыню, бежал по горам и долам, по полям и лесам, по колючкам и кочкам, бежал, пока у него не заболели передние ноги.

За ним бежал Динго, желтый пес Динго, вечно голодный, скрежетавший зубами. Он не догонял кенгуру и не отставал от него, а все бежал и бежал.

Кенгуру, старый кенгуру, все бежал и бежал. Бежал он под деревьями, бежал среди кустарников, бежал по высокой траве и низкой траве, бежал через тропики Рака и Козерога, пока у него не заболели задние ноги.

Динго, желтый пес Динго, по-прежнему гнался за ним и от возраставшего голода еще сильнее скрежетал зубами. Он не догонял кенгуру, но и не отставал от него, пока они оба не подбежали к реке Вольгонг.

На реке не было ни моста, ни парома, и кенгуру не знал, как ему перебраться на другой берег. Он присел на задние лапы и стал прыгать.

Прыгал он по камням, прыгал он по песку, прыгал он по всем пустыням Средней Австралии, прыгал, как прыгают кенгуру.

Сначала он прыгнул на один аршин *, потом — на три аршина, потом — на пять аршин. Ноги его окрепли и удлинились. Ему некогда было отдохнуть или закусить, хотя он в этом очень нуждался.

Динго, желтый пес Динго, рассвирепев от голода, гнался за ним как бешеный и не мог надивиться, отчего старый кенгуру вдруг запрыгал.

А он прыгал, как кузнечик, как горошина в кастрюле, как резиновый мячик в детской.

Он поджал передние лапы и прыгал на одних задних. Чтобы не потерять равновесия, он вытянул хвост и все прыгал и прыгал по равнине.

Динго, усталый пес Динго, все более голодный и разъяренный, бежал, недоумевая, когда же кенгуру остановится.

В это время Нконг вышел из своего соляного озера и сказал:

* Аршин — это чуть больше 71 см. Значит, кенгуру прыгнул первый раз на 71 см, второй раз — на 2 м 13 см, а в третий раз — на 3 с половиной метра.

Динго, бедный пес Динго, вечно голодный и грязный, сел, высунул язык и завыл.

Сел также и кенгуру, старый кенгуру, расправил хвост и воскликнул:

— Слава Богу, что это кончилось!

Тогда Нконг, всегда необыкновенно вежливый, сказал ему:

— Что же ты не благодаришь желтого пса Динго? Почему ты до сих пор не выразишь ему признательности за все, что он для тебя сделал?

Кенгуру, измученный старый кенгуру, ответил:

— Я не понимаю, за что. Он прогнал меня из тех мест, где я провел детство, он не дал мне покушать, наконец, он изуродовал мои ноги.

— Если не ошибаюсь, ты просил меня сделать тебя непохожим на других зверей, чтобы все заговорили о тебе. Это свершилось, и сейчас ровно пять часов.

— Да, — сказал кенгуру, — лучше бы я не просил тебя. Я думал, что ты пустишь в ход какие-нибудь чары, а ты просто посмеялся надо мною.

— Посмеялся! — крикнул Нконг из воды, куда он опять влез. — А ну, повтори еще раз! Я позову Динго и заставлю его гнаться за тобой до тех пор, пока ты не останешься совсем без задних ног.

— Нет, нет! — сказал кенгуру. — Прошу прощения. Ноги все-таки — ноги, и без них нельзя обойтись. Я хотел только объяснить, что с утра ничего не ел и в животе у меня совсем пусто.

— И я тоже, — вставил Динго, желтый пес Динго. — Я сделал его непохожим на других зверей и за это хотел бы что-нибудь получить на чай.

Нконг ответил им из своей соляной ванны:

— Завтра изложите свои просьбы, а теперь я буду купаться.

Старый кенгуру и желтый пес Динго остались друг против друга в самой середине Австралии, и каждый из них твердил:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: