Старикова дочка и старухина дочка — украинская народная сказка, читать детям онлайн

Старикова дочка и старухина дочка — украинская народная сказка, читать детям онлайн

– Ну, старуха, – говорит дед, – какой воротник привез я тебе на шубу!

– Там на возу – и рыба, и воротник.

Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы – и начала ругать мужа:

– Ах ты, такой-сякой! Ты еще вздумал обманывать!

Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мертвая. Погоревал, погоревал, да делать нечего.

А лисичка собрала всю разбросанную рыбу в кучку, уселась на дорогу и кушает себе. Приходит к ней серый волк:

– Налови сам да и кушай.

– Эка, ведь я же наловила! Ты, братец, ступай на реку, опусти хвост в прорубь, сиди да приговаривай: “Ловись, рыбка, и мала, и велика! Ловись, рыбка, и мала, и велика!” Рыбка к тебе сама на хвост нацепится. Да смотри сиди подольше, а то не наловишь.

Волк и пошел на реку, опустил хвост в прорубь и начал приговаривать:

– Ловись, рыбка, и мала, и велика!

Ловись рыбка, и мала, и велика!

Вслед за ним и лиса явилась; ходит около волка да причитывает:

– Ясни, ясни на небе звезды, Мерзни, мерзни, волчий хвост!

– Что ты, лисичка-сестричка, говоришь?

– То я тебе помогаю.

А сама, плутовка, поминутно твердит:

– Мерзни, мерзни, волчий хвост!

Долго-долго сидел волк у проруби, целую ночь не сходил с места, хвост его и приморозило; пробовал было приподняться: не тут-то было!

“Эка, сколько рыбы привалило – и не вытащишь!” – думает он.

Смотрит, а бабы идут за водой и кричат, завидя серого:

– Волк, волк! Бейте его, бейте его!

Прибежали и начали колотить волка – кто коромыслом, кто ведром, кто чем попало. Волк прыгал, прыгал, оторвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.

“Хорошо же, – думает, – уж я тебе отплачу, сестрица!”

Тем временем, пока волк отдувался своими боками, лисичка-сестричка захотела попробовать, не удастся ли еще что-нибудь стянуть, 3абралась в одну избу, где бабы пекли блины, да попала головой в кадку с тестом, вымазалась и бежит. А волк ей навстречу:

– Так-то учишь ты? Меня всего исколотили!

– Эх, волчику-братику! – говорит лисичка-сестричка. – У тебя хоть кровь выступила, а у меня мозг, меня больней твоего прибили: я насилу плетусь.

– И то правда, – говорит волк, – где уж тебе, сестрица, идти, садись на меня, я тебя довезу.

Лисичка села ему на спину, он ее и повез.

Вот лисичка-сестричка сидит да потихоньку напевает:

– Битый небитого везет. Битый небитого везет!

– Что ты, сестрица, говоришь?

– Я, братец, говорю: “Битый битого везет”.

– Так, сестрица, так!

Живало-бывало, жил дед да с другой женой. У деда была дочка, и у бабы была дочка.

Все знают, как за мачехой жить: перевернешься – бита и недовернешься – бита. А родная дочь что ни сделает – за все гладят по головке: умница.

Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела – еще до свету. Ничем старухе не угодишь – все не так, все худо.

Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится – не скоро уймется. Вот мачеха и придумала падчерицу со свету сжить.

– Вези, вези ее, старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали! Вези ее в лес, на трескучий мороз.

Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, бабы не переспоришь. Запряг лошадь:

– Садись, мила дочь, в сани.

Повез бездомную в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.

Девушка сидит под елью, дрожит, озноб ее пробирает. Вдруг слышит невдалеке Морозко по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает. Очутился на той ели, под которой девица сидит, и сверху ее спрашивает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

Она чуть дух переводит:

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко еще ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Девица окостеневать стала, чуть-чуть языком шевелит:

– Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Тут Морозко сжалился над девицей, окутал ее теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами.

А мачеха по ней уже поминки справляет, печет блины и кричит мужу:

– Ступай, старик, вези свою дочь хоронить!

Поехал старик в лес, доезжает до того места – под большою елью сидит его дочь, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и около – короб с богатыми подарками.

Старик обрадовался, положил все добро в сани, посадил дочь, повез домой.

А дома старуха печет блинцы, а собачка под столом:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут.

Читайте также:
Федот-стрелец - русская народная сказка, читать детям онлайн

Старуха бросит ей блин:

– Не так тявкаешь! Говори: “Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут. “

Собака съест блин и опять:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут.

Старуха блины ей кидала и била ее, собачка – все свое.

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в избу идет падчерица – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый. Старуха глянула – и руки врозь.

– Запрягай, старик, другую лошадь! Вези, вези мою дочь в лес да посади на то же место.

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Старухина дочь сидит, зубами стучит.

А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко.

Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать.

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко.

Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела.

Чуть свет старуха посылает мужа:

– Запрягай скорее, старик, поезжай за дочерью, при вези ее в злате-серебре.

Старик уехал. А собачка под столом:

– Тяф, тяф! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут.

Старуха кинула ей пирог:

– Не так тявкаешь! Скажи: “Старухину дочь в злате серебре везут. “

А собачка – все свое:

– Тяф, тяф! Старухиной дочери в мешке косточки везут.

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь Рогожу отвернула, а дочь лежит в санях мертвая.

Морозко

Сказка Морозко (Толстой)

Живало-бывало, – жил дед да с другой женой. У деда была дочка и у бабы была дочка. Все знают, как за мачехой жить: перевернешься – бита и недовернешься – бита. А родная дочь что ни сделает – за все гладят по головке: умница.

Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела еще до свету… Ничем старухе не угодить – все не так, все худо.

Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится – не скоро уймется. Вот мачеха и придумала падчерицу со свету сжить.

– Вези, вези ее, старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали! Вези ее в лес, на трескучий мороз.

Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, бабы не переспоришь. Запряг лошадь: – Садись, милая дочь, в сани. Повез бездомную в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.

Девушка сидит под елью, дрожит, озноб ее пробирает. Вдруг слышит – невдалеке Морозко по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает. Очутился на той ели, под которой девица сидит, и сверху ее спрашивает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

Она чуть дух переводит:

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко еще ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Девица окостеневать стала, чуть-чуть языком шевелит:

– Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Тут Морозко сжалился над девицей, окутал ее теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами.

А мачеха по ней уж поминки справляет, печет блины и кричит мужу: – Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

Поехал старик в лес, доезжает до того места, – под большою елью сидит его дочь, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и около – короб с богатыми подарками.

Старик обрадовался, положил все добро в сани, посадил дочь, повез домой. А дома старуха печет блины, а собачка под столом:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха бросит ей блин:

– Не так тявкаешь! Говори: «Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут…»

Собака съест блин и опять:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха блины ей кидала и била ее, а собачка – все свое…

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в избу идет падчерица – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый.

Старуха глянула и руки врозь…

– Запрягай, старый хрыч, другую лошадь! Вези, вези мою дочь в лес да посади на то же место…

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Читайте также:
Кентервильское привидение — Оскар Уайльд, читать детям онлайн

Старухина дочь сидит, зубами стучит. А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко…

Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко…

Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела. Чуть свет старуха посылает мужа:

– Запрягай скорее, старый хрыч, поезжай за дочерью, привези ее в злате-серебре… Старик уехал. А собачка под столом:

– Тяф! Тяф! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут.

Старуха кинула ей пирог: – Не так тявкаешь! Скажи: «Старухину дочь в злате-серебре везут…»

А собачка – все свое: – Тяф, тяф! Старухиной дочери в мешке косточки везут…

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь. Рогожу отвернула, а дочь лежит в санях мертвая. Заголосила старуха, да поздно.

Сказка Морозко (Афанасьев)

У мачехи была падчерица да родная дочка; родная что ни сделает, за все ее гладят по головке да приговаривают: «Умница!» А падчерица как ни угождает – ничем не угодит, все не так, все худо; а надо правду сказать, девочка была золото, в хороших руках она бы как сыр в масле купалась, а у мачехи каждый день слезами умывалась. Что делать? Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится – не скоро уймется, все будет придумывать да зубы чесать. И придумала мачеха падчерицу со двора согнать:

– Вези, вези, старик, ее куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали, чтобы мои уши о ней не слыхали; да не вози к родным в теплую хату, а во чисто поле на трескун-мороз!

Старик затужил, заплакал; однако посадил дочку на сани, хотел прикрыть попонкой – и то побоялся; повез бездомную во чисто поле, свалил на сугроб, перекрестил, а сам поскорее домой, чтоб глаза не видали дочерниной смерти.

Осталась бедненькая одна в поле, трясется и тихонько молитву творит. Приходит Мороз, попрыгивает, поскакивает, на красную девушку поглядывает:

– Девушка, девушка, я Мороз красный нос!

– Добро пожаловать, Мороз. Знать, бог тебя принес по мою душу грешную.

Мороз хотел ее тукнуть и заморозить; но полюбились ему ее умные речи, жаль стало! Бросил он ей шубу. Оделась она в шубу, поджала ножки, сидит.

Опять пришел Мороз красный нос, попрыгивает, поскакивает, на красную девушку поглядывает:

– Девушка, девушка, я Мороз красный нос!

– Добро пожаловать, Мороз. Знать, бог тебя принес по мою душу грешную.

Мороз пришел совсем не по душу, он принес красной девушке сундук высокий да тяжелый, полный всякого приданого. Уселась она в шубке на сундучке, такая веселенькая, такая хорошенькая!

Опять пришел Мороз красный нос, попрыгивает, поскакивает, на красную девушку поглядывает. Она его приветила, а он ей подарил платье, шитое и серебром и золотом. Надела она его и стала такая красавица, такая нарядница! Сидит и песенки попевает.

А мачеха по ней поминки справляет; напекла блинов.

– Ступай, муж, вези хоронить свою дочь. Старик поехал. А собачка под столом:

– Тяв, тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не берут!

– Молчи, дура! На блин, скажи: старухину дочь женихи возьмут, а стариковой одни косточки привезут!

Собачка съела блин да опять:

– Тяв, тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не берут!

Старуха и блины давала, и била ее, а собачка все свое:

– Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не возьмут!

Скрипнули ворота, растворилися двери, несут сундук высокий, тяжелый, идет падчерица – панья паньей сияет! Мачеха глянула – и руки врозь!

– Старик, старик, запрягай других лошадей, вези мою дочь поскорей! Посади на то же поле, на то же место.

Повез старик на то же поле, посадил на то же место. Пришел и Мороз красный нос, поглядел на свою гостью, попрыгал-поскакал, а хороших речей не дождался; рассердился, хватил ее и убил.

– Старик, ступай, мою дочь привези, лихих коней запряги, да саней не повали, да сундук не оброни! А собачка под столом:

– Тяв, тяв! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной в мешке косточки везут!

– Не ври! На пирог, скажи: старухину в злате, в серебре везут!

Растворились ворота, старуха выбежала встретить дочь, да вместо ее обняла холодное тело. Заплакала, заголосила, да поздно!

Молдавские сказки

Здесь есть возможность читать онлайн «Молдавские сказки» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Кишинев, год выпуска: 1957, категория: Сказка / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Читайте также:
Капризная кошка - Сутеев В.Г., читать детям онлайн

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

Молдавские сказки: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Молдавские сказки»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Неизвестный Автор: другие книги автора

Кто написал Молдавские сказки? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Молдавские сказки — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Молдавские сказки», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Едет, едет Белый Арап с дочерью Рыжего царя, и вот приезжает он, наконец, в то царство.

Выезжает навстречу ему Зелен-царь с дочерьми; с безбородым и всем царским двором. Увидел безбородый, до чего прекрасна дочь Рыжего царя, кинулся к ней с коня ее снять, на руках понести, а она оттолкнула его и воскликнула:

— Прочь от меня, безбородый! Не ради тебя прибыла я сюда, а ради Белого Арапа, племянника Зелен-царя!

Услыхав эти слова, обомлели Зелен-царь и его дочери; безбородый же, видя, что обман и коварство ею раскрыты, кинулся, как бешеный пес, на Белого Арапа и одним ударом меча отсек ему голову.

— Вот тебе, пускай так погибнет каждый, кто нарушает клятву.

Тогда кинулся конь Белого Арапа на безбородого.

— Хватит, безбородый, — крикнул он, схватил его зубами за голову, взлетел вместе с ним до неба и выпустил. Упал безбородый на землю, в пыль и прах превратился.

А дочь Рыжего царя, в суматохе, голову Белого Арапа на плечи ему поставила, трижды вокруг шеи провела тремя веточками яблоневыми, мертвой водой окропила, чтобы кровь остановить и рубец зарубцевать, потом живой водой обрызгала, — и ожил Белый Арап. Протер он глаза, вздохнул и сказал:

— Крепко же я заснул!

— Спал бы ты долго и не проснулся, Белый Арап, не будь здесь меня, — сказала дочь Рыжего царя, нежно целуя его и возвращая ему меч.

Склонили они оба колени перед Зелен-царем, поклялись один другому в верности и тут же от дяди благословение приняли вместе с царством.

А потом стали свадьбу справлять — только держись!

Толпы народа ими любовались,
Месяц и солнце с неба улыбались.

И были приглашены на свадьбу:

Царица муравьиная,
Царица пчелиная,
И еще волшебница,
Фея милосердная
С цветущего острова!

И еще были приглашены:

Короли, цари, принцессы,
Богачи и люди с весом,
И рассказчик-горемыка,
Тот, что без гроша в кармане.
Все от мала до велика
Пили, ели и плясали.

И длилось то веселье целые годы и теперь еще длится. Кто туда ни приходит, пьет и ест. А у нас, кто имеет деньги, пьет и ест, а кто не имеет — смотрит и слюну глотает.

ДОЧЬ СТАРУХИ И ДОЧЬ СТАРИКА

Жили-были старик со старухой; и была у старика дочка, и у старухи тоже дочка. Старухина дочь была некрасива, ленива, заносчива и зла, но, будучи “маминой дочкой”, пыжилась и кривлялась, как ворона в клетке, предоставив всю работу стариковой дочке. А старикова дочь была красива, прилежна, послушна и сердцем добра. Господь наделил ее всеми дарами. Но добрая девушка должна была сносить обиды и от сводной сестры и от мачехи. Счастье еще, что была она работящей и терпеливой, а иначе вовсе б ей не сдобровать.

Старикова дочь туда, старикова дочь сюда, и в лес ее по хворост, и на мельницу с мешком на спине, словом — во все стороны, хоть разорвись. День-деньской не присядет, не успеет с одной стороны прийти, как уже в другую гонят. Да еще баба с дочкой своей ненаглядной все ворчат да брюзжат, не угодишь на них. Для бабы была старикова дочка бельмом в глазу, а своя — душистым базиликом, — на икону вешать.

По вечерам, когда отправлялись девушки вдвоем на посиделки в деревню, старикова дочь не терялась, полное решето веретен напрядала, а старухина дочка с превеликим трудом — веретено-другое. Когда же возвращались они поздно ночью домой, то старухина дочка — шмыг через перелаз и берет у стариковой дочки решето с веретенами, — подержать, пока и та не перелезет. Берет, хитрюга, — и во всю прыть домой к старику и старухе рассказать, что это она веретена напряла. Напрасно уверяла старикова дочь, что все веретена ее руками напрядены: баба со своей дочкой тотчас же на нее набрасывались и хоть убей — на своем поставят. По воскресеньям, по праздникам старухина дочка ходила расфуфыренная да приглаженная, словно ей голову телята облизали. Ни одного жока, ни одной клаки[23] не пропускала старухина дочка, а стариковой дочке строго настрого запрещалось все это. А когда домой приходил старик, то язык у старухи молол пуще мельницы: что, дескать, дочь его непослушна, и распущена, и ленива, и дурная трава она… и одно, и другое, и пусть он ее из дому прогонит, служить отправит, куда хочет, но только в дому ее больше держать нельзя, ибо может она и ее дочку испортить.

Читайте также:
Пароходик - Цыферов Г.М., читать детям онлайн на сайте Дети-Сказки

Лисичка-сестричка и волк-панибрат — украинская народная сказка

Сказка про то, как лисичка с волком стараются друг друга провести. Лиса похитрее волка, поэтому он чаще всего попадает впросак.

Лисичка-сестричка и волк-панибрат читать

Жили дед и баба. Вот раз в воскресенье баба испекла пирожков с маком, сложила их в миску и поставила на окошке остывать.

В это время лисичка бежала мимо дома и учуяла запах пирожков. Подкралась тихонько к окну, схватила быстренько пирожок и пошла. Выбежала в поле, села, съела весь мак из пирожка, а вместо него набила соломы, сомкнула его и побежала.
Вот бежит, а навстречу ей ребята телят гонят.

— Здравствуйте, ребята!
— Здорово, здорово, лисичка-сестричка!
— Поменяйте мне бычка трехлетку за маковый пирожок!
— Нашла дурака, бычка за пирожок!
— Он такой сладкий, что аж-аж-аж.
Один все-таки поменял.
— Смотрите, — говорит лиса, — ребята, не ешьте пирожок, пока я не зайду в лес!

Побежала и бычка гоном погнала. Ребята подождали, пока она скрылась в лесу, стали пирожок есть, а там внутри солома…
Лисичка тем временем пригнала бычка в лес, привязала его к дубу, а сама пошла рубить дерево на саночки. Рубит и приговаривает:
— Рубись, дерево, кривое и прямое! Рубись, дерево, кривое и прямое!
Нарубила дерева, сделала саночки, запрягла бычка, села и едет. Мимо проходил волк-панибрат.
— Здорово, лисичка-сестричка!
— Здорово, братец-волк!
— А где ты взяла бычка трехлетку и саночки?
— Бычка заработала, а саночки сама сделала.

— Ну подвези же и меня!
— Куда я тебя возьму? Ты мне саночки сломаешь!
— Нет, не сломаю, я только одну лапу положу.
— Да клади уже, никуда от тебя не деться.
Вот волк и положил лапку. Отъехали немного, волк и говорит:
— Положу я, лисичка-сестричка, и вторую лапку.
— Э, братец-волк, ты мне санки сломаешь!
— Нет, не поломаю.
— Ну, клади!
Волк и положил. Едут, едут, и… трясь!
— Ой, горе, — говорит лисичка, — санки трещат!
— Да нет, лисичка-сестричка, то у меня косточка хрустнула.
Едут дальше, едут… А волк опять:
— Положу я, лисичка-сестричка, и третью лапку.
— Куда ее класть? Ты мне совсем санки сломаешь!
— Да нет, с чего бы они поломаются?
— Ну, клади!
Только положил лапу, а саночки! снова — трясь-трясь!
— Эй, братец-волк, саночки трещат! Слезай, иначе сломаешь!
— Да где там они трещат! Что же ты, лисичка-сестричка, придумываешь? Я орешек раскусил.
— Дай же и мне!
— Это последний был.
Проехали еще немного.
— Ой лисичка-сестричка, сяду и все!

— Да куда ты сядешь? Здесь тебе места нет!
— Я согнусь и помещусь.

— Ты мне санки совсем сломаешь!
— Вот же, чего я сломаю? Я легонько сяду, так устал. Я помаленьку.
— Да садись.
Вот он влез совсем в саночки, и только сел, а санки — трясь-трясь-трясь! И рассыпались.

Давай тогда его лисичка ругать:

— Чтобы тебе добра не было, пакостный волк!
Ругала его лисичка, ругала, и говорит:

— Иди же теперь и руби дерево на санки!
— Как же его рубить, лисичка-сестричка, когда я не умею и не знаю, как это делать?
— Ах ты, пакостный волк! Как санки ломать, так знал, а как дерево рубить, то нет! Говори: «Рубись, дерево, кривое и прямое! Рубись, дерево, кривое и прямое».
Вот пришел волк в лес и начал:
— Рубись, дерево, кривое и кривое! Рубись, дерево, кривое и кривое!
Нарубил, и тащит к лисичке. Посмотрела она на кривые сучья и давай она его снова ругать:
— Зачем же ты такого нарубил!

Так оно такое рубится!
— А почему же ты не говорил так, как я тебе велела?
— Нет, я так же и говорил: «Рубись, дерево, кривое и кривое».
— Ну и дурак же ты! Сиди здесь, карауль бычка, а я сама пойду нарублю.
Лиса ушла. А волк сидит, и так ему есть хочется! Начал он перебирать, что было в санках, — не нашел ничего съестного. Думал, думал и надумал: «Съем бычка и убегу!»
Приходит лисичка, а от бычка только косточки остались. Рассердилась она…
— Ну погоди же ты, волк! Я тебе это припомню!
И побежала по дороге. Бежит, видит едут рыбаки с рыбой. Упала она посреди дороги и затаилась, как неживая.

Читайте также:
Тень - Ганс Христиан Андерсен, читать детям онлайн

Рыбаки ее увидели:
— Смотрите, ребята, мертвая лиса лежит!
Обступили ее, переворачивают. Надо взять с собой — детям шапки будут. Бросили ее на последний воз и продолжили путь.
Едут впереди, а лисичка-сестричка видит, что они на нее не оглядываются, и давай бросать рыбу с воза. Бросает и бросает по рыбке на дорогу… Набросала много и украдкой соскочила с телеги. Рыбаки поехали дальше, а она собрала всю рыбу, села и ест.

Смотрит, волк-панибрат бежит.
— Здорово, лисичка-сестричка!
— Здорово!

— А что это ты делаешь, лисичка-сестричка?
— Рыбку им.
— Дай и мне!

— Нет! Я столько мучилась, ловила и отдай! Пойди сам себе налови!
— Как же я наловлю, когда не умею? Хотя научи, как ее ловить!
— Как же ловить? Пойди к проруби, опусти хвост в прорубь и приговаривай: «Ловись, рыбка, большая и маленькая!» Так она и наловится.
— Спасибо за науку!

Побежал волк на реку, подбежал к проруби, и хвост в нее опустил…
— Ловись, — говорит, — рыбка, большая и пребольшая! Ловись, рыбка, большая и пребольшая! Ловись, рыбка, большая и пребольшая!
Не хочется ему малой. А мороз на улице такой, что аж лед трещит! Лисичка же бегает по берегу и приговаривает:
— Мерзни, мерзни, волчий хвост! Мерзни, мерзни, волчий хвост!
А волк ее спрашивает:
— Что ты, лисичка-сестричка, говоришь?
— Я говорю: ловись, рыбка, большая и маленькая!
— Ну и я так: ловись, рыбка, большая и пребольшая!
Шевельнул волк хвостом — тяжело уже. А лисичка:
— Вот уже рыбка начала цепляться.
Хвост примерз к проруби — не может волк вытащить. А лисичка его еще и ругает:
— Дрянной волк, что ты наделал?! Видишь, говорил: «Ловись, рыбка, большая и пребольшая», — вот большая прицепилась к хвосту, теперь и не вытянешь. Надо тебе помочь, — побегу позову людей.
И побежала в деревню. Бежит по селу и кричит:
— Идите, люди, волка бить! Идите, люди, волка бить!

Как набежали люди. Кто с топором, кто с вилами, с цепями, а бабы с ухватами и кочергами! Как начали они беднягу волка бить!
А лисичка тем временем вскочила в один дом, — никого нет, хозяйка побежала на реку волка бить и в кадку с квашней влезла. Взяла измазала голову в тесте — и назад к реке побежала…
Видит — волк с трудом идет, — хорошо побили его, беднягу. Лисичка тут же притворилась больной, громко стонет. А волк ругает ее:

— Ах, — говорит, — какая ты! Я из-за тебя хвоста лишился!
А лисичка ему в ответ:
— Ой братец-волк, разве это я? Разве ты не видишь, что у меня голова разбита, мозг течет, — так меня избили. Братец-волк, подвези меня.
— Да я и сам нездоров.
— Да у тебя же только хвоста нет, а мне голову проломили. Ой-ой-ой, не дойду до дому.
— Так садись уже, что с тобой делать…
Лисичка залезла ему на спину, сидит и стонет.
Повез ее волк. Вот она едет и приговаривает:
— Битый небитого везет! Битый небитого везет!
— Что ты там, лисичка-сестричка, говоришь?
— Это я говорю: битый битого везет.

А сама опять тихонько:
— Битый небитого везет!
Довез волк ее до избушки:
— Вставай, лисичка, доехали!
Она тогда прыг с волка и кричит:
— Битый небитую привез! Битый небитую привез!
Волк хотел ее зубами схватить, а она в свой домик спряталась. Еще выглядывает в окно и дразнит:
— Битый небитую привез!
Потоптался волк, потоптался возле лисьего домика:
— Ах, проклятая лисичка, как меня обдурила.
И пошел домой. А лисичка живет и кур ловит.

Лисичка-сестричка і вовк-панібрат

Б ули собі дід та баба. От раз у неділю баба спекла пиріжків з маком, повибирала їх, поскладала в миску та й поставила на віконці, щоб прохололи. А лисичка бігла повз хатку та так нюхає носом; коли чує — пиріжки пахнуть. Підкралась до вікна тихенько, вхопила пиріжок моторненько та й подалась. Вибігла на поле, сіла, виїла мачок із пиріжка, а туди напхала сміттячка, стулила його та й біжить.

От біжить, аж хлопці товар женуть до води.

— Здорові були, хлопці!

— Проміняйте мені бичка-третячка за маковий пиріжок!

— Де ж таки бичка за пиріжок!

Читайте также:
Буратино - Толстой А.Н., читать детям онлайн

— Та він такий солодкий, що аж-аж-аж.

Таки найшла одного, проміняла.

— Глядіть же,— каже,— хлопці, не їжте пиріжка, аж поки я зайду в ліс!

Та й побігла і бичка гоном погнала. Ті підождали, поки вона сховалась у лісі, тоді до пиріжка, — аж там сміттячко.

А лисичка тим часом пригнала бичка у ліс, прив’язала його до дуба, а сама пішла рубати дерево на саночки. Рубає та й приказує:

— Рубайся, деревце, криве й праве! Рубайся, деревце, криве й праве!

Нарубала дерева, зробила саночки, запрягла бичка, сіла та й їде. Аж біжить вовк-панібрат.

— Здорова була, лисичко-сестричко!

— А де це ти взяла бичка-третячка та саночки?

— От, де ж там? Бичка заробила, саночки зробила та й їду!

— Ну, то підвези ж і мене!

— Куди я тебе візьму? Ти мені й саночки поламаєш!

— Ні, не поламаю, я тільки одну лапку покладу.

— Та клади вже, ніде тебе діти.

От вовк і поклав лапку. Від’їхали трохи, вовк і каже:

— Покладу я, лисичко-сестричко, і другу лапку.

— Е, вовчику-братику, ти мені санки поламаєш!

Вовк і поклав. Їдуть, їдуть, коли це — трісь!

— Ой лишенько,— каже лисичка,— санки тріщать!

— Та ні, лисичко-сестричко, то в мене кісточка хруснула.

Ну, дарма… Їдуть. А вовчик знову:

— Покладу я, лисичко-сестричко, і третю лапку.

— Та де ти її кластимеш! Ти мені зовсім санки поламаєш!

— Та ні, чого б вони ламалися?

Тільки поклав, а саночки знову — трісь-трісь!

— Ей, вовчику, саночки тріщать! Злазь, бо поламаєш!

— Та де там вони тріщать! Що ж бо ти, лисичко-сестричко, вигадуєш? То я орішок розкусив.

Проїхали ще трохи…

— Ой лисичко-сестричко, сяду я й увесь!

— Та куди ти сядеш? Тут ніде тобі й сідати!

— Та я зібгаюсь так, що поміщусь.

— Та ти мені санки зовсім поламаєш! Чим же я тоді дровець привезу?

— От-таки, чого я поламаю? Я легенький. Сяду я, лисичко-сестричко, бо притомивсь. Я помаленьку.

— Та вже сідай, нема де тебе діти.

От він убравсь зовсім у саночки, та тільки сів, а санки — трісь-трісь-трісь! Так і розсипались.

Давай тоді його лисичка лаяти:

— А щоб тобі добра не було, капосний вовцюгане! Що це ти мені наробив.

Лаяла його, лаяла, а тоді:

— Іди ж тепер та рубай дерево на санчата.

— Як же його рубати, лисичко-сестричко, коли я не вмію і не знаю, якого треба дерева.

— А, капосний вовцюгане! Як санчата ламати, так знав, а як дерево рубати, то й ні! Кажи: рубайся, деревце, криве й праве! Рубайся, деревце, криве й праве!

Пішов вовк. От увійшов він у ліс та й почав:

— Рубайся, дерево, криве й криве! Рубайся, дерево, криве й криве!

Нарубав, тягне до лисички. Глянула та, аж воно таке корячкувате, що й на полицю в плуг не вибереш, не те що на полозок. Давай вона його знову лаяти:

— Нащо ж такого нарубав?

— Коли воно таке рубається!

— А чом же ти не казав так, як я тобі веліла?

— Ні, я так саме й казав: рубайся, дерево, криве й криве!

— Ну і дурний же ти який і до того недотепний! Сиди ж тут, бичка доглянь, а я сама піду нарубаю. Пішла вона.

А вовк сидить сам собі, та так йому хочеться їсти! Почав він перекидати, що було в саночках,— ні, нема ніде нічого. Думав, думав та й надумав: «З’їм бичка та й утечу. » Проїв дірку в бичка, з середини все виїв, а туди горобців напустив і соломою заткнув, а бичка під тином поставив і паличкою підпер. Тоді сам на втіки. Приходить лисичка до бичка, аж у нього з боку віхоть стримить… Лисичка хап за той віхоть, а звідтіля горобці — хрррр. Вона за паличку, тільки прийняла її, а бичок гуп — і впав!

— Ну, стривай же ти, капосний вовцюгане! Я ж тобі це згадаю!

Та й побігла шляхом.

Біжить, коли це їде валка запізнілих чумаків з рибою. Вона впала серед шляху і ноги відкинула — притаїлась, мов нежива. Чумаки зараз її й побачили:

— Дивіться, хлопці, яка здорова лисиця лежить!

Обступили її, перевертають.

— Треба взяти — дітям шапочки будуть.

Кинули її на задній віз й знову рушили.

Їдуть попереду, а лисичка-сестричка бачить, що вони не дивляться, і давай кидати рибу з воза. Кидає та й кидає по рибці на шлях, усе кидає. Накидала багато та нишком і зіскочила з воза. Чумаки поїхали собі далі, а вона позбирала ту рибку, сіла та й їсть.

Зирк — аж і вовк-панібрат біжить.

— Здорова була, лисичко-сестричко!

— А що це ти робиш, лисичко-сестричко?

— Отак! Я скільки морочилась, ловила та й віддам йому? Піди, сам собі налови!

Читайте также:
Деревянный орел - русская народная сказка, читать детям онлайн

— Та як же я наловлю, коли не вмію? Хоч навчи, як її ловити!

— Та як же ловити? Піди до ополонки, встроми хвоста в ополонку і сиди тихенько та й приказуй: «Ловися, рибко, велика й маленька!» То вона й наловиться.

— Спасибі за науку!

Побіг вовк мерщій на річку, та до ополонки, та хвіст в ополонку.

— Ловись,— каже,— рибко, велика та все велика! Ловись, рибко, велика та все велика! Ловись, рибко, велика та все велика!

Не хочеться йому малої. А мороз надворі такий, що аж шкварчить! Лисичка ж бігає по березі та все:

— Мерзни, мерзни, вовчий хвіст! Мерзни, мерзни, вовчий хвіст!

— Що ти, лисичко-сестричко, кажеш?

— Та то ж і я кажу: ловися, рибко, велика й мала!

— А, ну й я так: ловися, рибко, велика та все велика!

Ворухнув вовк хвостом — важко вже. А лисичка:

— Ото вже рибка почала чіплятися.

— Ану, вовчику, тягни!

Вовк як потяг, а хвіст уже прикипів до ополонки, — не витягне. А вона його ще й лає:

— А, капосний вовцюгане, що ти наробив?! Бач, казав: «Ловися, рибко, велика та все велика»,— от велика начіплялася, тепер і не витягнеш. Треба ж тобі помочі дати, побіжу покличу.

Та й майнула на село. Біжить селом та гукає:

— Ідіть, люди, вовка бить! Ідіть, люди, вовка бить!

Як назбігалося людей. Хто з сокирою, хто з вилами, з ціпами, а баби з рогачами, з кочергами! Як почали вони того бідолаху-вовка періщити!

А лисичка тим часом ускочила в одну хату, — нікого нема, хазяйка побігла на річку вовка бити і діжу немішену покинула. Вона взяла вимазала голову в тісто — та в поле. Коли дивиться — вовк насилу лізе,— добре дали йому, сердешному. Вона зараз-таки прикинулась хворою, тільки тюпає, стогне. А вовк побачив її.

— А,— каже,— така ти! Наробила ти мені добра, що й хвоста збувся!

— Ой вовчику-братику, хіба ж то я? Хіба ж ти не бачиш, що з мене й мозок тече, так мене побили, що й голову провалили мені. Вовчику-братику, підвези мене!

— Та я й сам нездужаю.

— Та в тебе ж тільки півхвоста нема, а мені й голову провалили. Ой-ой-ой, не дійду додому.

— Та сідай уже, нема чого з тобою робити.

Вона вилазить йому на спину, вмощується та так стогне.

От вона їде та все приказує:

— Битий небиту везе! Битий небиту везе!

— Що ти там, лисичко-сестричко, кажеш?

— Та то я кажу: битий биту везе.

А сама знову нищечком:

— Битий небиту везе!

От довіз він її до хатки:

— Уставай, лисичко, доїхали!

Вона тоді плиг з вовка та:

— Битий небиту привіз! Битий небиту привіз!

Вовк до неї, хотів її зубами, а вона в хатку та й зачинилася. Не влізе вовк. А вона ще визирає у вікно та й дражнить:

— Битий небиту привіз!

Тупцявся вовк, тупцявся коло лисиччиної хатки — не влізе.

Українська народна казка «Лисичка-сестричка і вовк-панібрат»

Були собі дід та баба. От раз у неділю баба спекла пиріжків з маком, повибирала їх, поскладала в миску та й поставила на віконці, щоб прохололи. А лисичка бігла повз хатку та так нюхає носом; коли чує — пиріжки пахнуть. Підкралась до вікна тихенько, вхопила пиріжок моторненько та й подалась. Вибігла на поле, сіла, виїла мачок із пиріжка, а туди напхала сміттячка, стулила його та й біжить.

От біжить, аж хлопці товар женуть до води.

— Здорові були, хлопці!

— Проміняйте мені бичка-третячка за маковий пиріжок!

— Де ж таки бичка за пиріжок!

— Та він такий солодкий, що аж-аж-аж.

Таки найшла одного, проміняла.

— Глядіть же,— каже,— хлопці, не їжте пиріжка, аж поки я зайду в ліс!

Та й побігла і бичка гоном погнала. Ті підождали, поки вона сховалась у лісі, тоді до пиріжка, — аж там сміттячко.

А лисичка тим часом пригнала бичка у ліс, прив’язала його до дуба, а сама пішла рубати дерево на саночки. Рубає та й приказує:

— Рубайся, деревце, криве й праве! Рубайся, деревце, криве й праве!

Нарубала дерева, зробила саночки, запрягла бичка, сіла та й їде. Аж біжить вовк-панібрат.

— Здорова була, лисичко-сестричко!

— А де це ти взяла бичка-третячка та саночки?

— От, де ж там? Бичка заробила, саночки зробила та й їду!

— Ну, то підвези ж і мене!

— Куди я тебе візьму? Ти мені й саночки поламаєш!

— Ні, не поламаю, я тільки одну лапку покладу.

— Та клади вже, ніде тебе діти.

От вовк і поклав лапку. Від’їхали трохи, вовк і каже:

— Покладу я, лисичко-сестричко, і другу лапку.

— Е, вовчику-братику, ти мені санки поламаєш!

Вовк і поклав. Їдуть, їдуть, коли це — трісь!

Читайте также:
Волшебная дудочка - русская народная сказка, читать детям онлайн

— Ой лишенько,— каже лисичка,— санки тріщать!

— Та ні, лисичко-сестричко, то в мене кісточка хруснула.

Ну, дарма… Їдуть. А вовчик знову:

— Покладу я, лисичко-сестричко, і третю лапку.

— Та де ти її кластимеш! Ти мені зовсім санки поламаєш!

— Та ні, чого б вони ламалися?

Тільки поклав, а саночки знову — трісь-трісь!

— Ей, вовчику, саночки тріщать! Злазь, бо поламаєш!

— Та де там вони тріщать! Що ж бо ти, лисичко-сестричко, вигадуєш? То я орішок розкусив.

Проїхали ще трохи…

— Ой лисичко-сестричко, сяду я й увесь!

— Та куди ти сядеш? Тут ніде тобі й сідати!

— Та я зібгаюсь так, що поміщусь.

— Та ти мені санки зовсім поламаєш! Чим же я тоді дровець привезу?

— От-таки, чого я поламаю? Я легенький. Сяду я, лисичко-сестричко, бо притомивсь. Я помаленьку.

— Та вже сідай, нема де тебе діти.

От він убравсь зовсім у саночки, та тільки сів, а санки — трісь-трісь-трісь! Так і розсипались.

Давай тоді його лисичка лаяти:

— А щоб тобі добра не було, капосний вовцюгане! Що це ти мені наробив.

Лаяла його, лаяла, а тоді:

— Іди ж тепер та рубай дерево на санчата.

— Як же його рубати, лисичко-сестричко, коли я не вмію і не знаю, якого треба дерева.

— А, капосний вовцюгане! Як санчата ламати, так знав, а як дерево рубати, то й ні! Кажи: рубайся, деревце, криве й праве! Рубайся, деревце, криве й праве!

Пішов вовк. От увійшов він у ліс та й почав:

— Рубайся, дерево, криве й криве! Рубайся, дерево, криве й криве!

Нарубав, тягне до лисички. Глянула та, аж воно таке корячкувате, що й на полицю в плуг не вибереш, не те що на полозок. Давай вона його знову лаяти:

— Нащо ж такого нарубав?

— Коли воно таке рубається!

— А чом же ти не казав так, як я тобі веліла?

— Ні, я так саме й казав: рубайся, дерево, криве й криве!

— Ну і дурний же ти який і до того недотепний! Сиди ж тут, бичка доглянь, а я сама піду нарубаю. Пішла вона.

А вовк сидить сам собі, та так йому хочеться їсти! Почав він перекидати, що було в саночках,— ні, нема ніде нічого. Думав, думав та й надумав: «З’їм бичка та й утечу. » Проїв дірку в бичка, з середини все виїв, а туди горобців напустив і соломою заткнув, а бичка під тином поставив і паличкою підпер. Тоді сам на втіки. Приходить лисичка до бичка, аж у нього з боку віхоть стримить… Лисичка хап за той віхоть, а звідтіля горобці — хрррр. Вона за паличку, тільки прийняла її, а бичок гуп — і впав!

— Ну, стривай же ти, капосний вовцюгане! Я ж тобі це згадаю!

Та й побігла шляхом.

Біжить, коли це їде валка запізнілих чумаків з рибою. Вона впала серед шляху і ноги відкинула — притаїлась, мов нежива. Чумаки зараз її й побачили:

— Дивіться, хлопці, яка здорова лисиця лежить!

Обступили її, перевертають.

— Треба взяти — дітям шапочки будуть.

Кинули її на задній віз й знову рушили.

Їдуть попереду, а лисичка-сестричка бачить, що вони не дивляться, і давай кидати рибу з воза. Кидає та й кидає по рибці на шлях, усе кидає. Накидала багато та нишком і зіскочила з воза. Чумаки поїхали собі далі, а вона позбирала ту рибку, сіла та й їсть.

Зирк — аж і вовк-панібрат біжить.

— Здорова була, лисичко-сестричко!

— А що це ти робиш, лисичко-сестричко?

— Отак! Я скільки морочилась, ловила та й віддам йому? Піди, сам собі налови!

— Та як же я наловлю, коли не вмію? Хоч навчи, як її ловити!

— Та як же ловити? Піди до ополонки, встроми хвоста в ополонку і сиди тихенько та й приказуй: «Ловися, рибко, велика й маленька!» То вона й наловиться.

— Спасибі за науку!

Побіг вовк мерщій на річку, та до ополонки, та хвіст в ополонку.

— Ловись,— каже,— рибко, велика та все велика! Ловись, рибко, велика та все велика! Ловись, рибко, велика та все велика!

Не хочеться йому малої. А мороз надворі такий, що аж шкварчить! Лисичка ж бігає по березі та все:

— Мерзни, мерзни, вовчий хвіст! Мерзни, мерзни, вовчий хвіст!

— Що ти, лисичко-сестричко, кажеш?

— Та то ж і я кажу: ловися, рибко, велика й мала!

— А, ну й я так: ловися, рибко, велика та все велика!

Ворухнув вовк хвостом — важко вже. А лисичка:

— Ото вже рибка почала чіплятися.

— Ану, вовчику, тягни!

Вовк як потяг, а хвіст уже прикипів до ополонки, — не витягне. А вона його ще й лає:

— А, капосний вовцюгане, що ти наробив?! Бач, казав: «Ловися, рибко, велика та все велика»,— от велика начіплялася, тепер і не витягнеш. Треба ж тобі помочі дати, побіжу покличу.

Читайте также:
Великан-эгоист — Оскар Уайльд, читать детям онлайн

Та й майнула на село. Біжить селом та гукає:

— Ідіть, люди, вовка бить! Ідіть, люди, вовка бить!

Як назбігалося людей. Хто з сокирою, хто з вилами, з ціпами, а баби з рогачами, з кочергами! Як почали вони того бідолаху-вовка періщити!

А лисичка тим часом ускочила в одну хату, — нікого нема, хазяйка побігла на річку вовка бити і діжу немішену покинула. Вона взяла вимазала голову в тісто — та в поле. Коли дивиться — вовк насилу лізе,— добре дали йому, сердешному. Вона зараз-таки прикинулась хворою, тільки тюпає, стогне. А вовк побачив її.

— А,— каже,— така ти! Наробила ти мені добра, що й хвоста збувся!

— Ой вовчику-братику, хіба ж то я? Хіба ж ти не бачиш, що з мене й мозок тече, так мене побили, що й голову провалили мені. Вовчику-братику, підвези мене!

— Та я й сам нездужаю.

— Та в тебе ж тільки півхвоста нема, а мені й голову провалили. Ой-ой-ой, не дійду додому.

— Та сідай уже, нема чого з тобою робити.

Вона вилазить йому на спину, вмощується та так стогне.

От вона їде та все приказує:

— Битий небиту везе! Битий небиту везе!

— Що ти там, лисичко-сестричко, кажеш?

— Та то я кажу: битий биту везе.

А сама знову нищечком:

— Битий небиту везе!

От довіз він її до хатки:

— Уставай, лисичко, доїхали!

Вона тоді плиг з вовка та:

— Битий небиту привіз! Битий небиту привіз!

Вовк до неї, хотів її зубами, а вона в хатку та й зачинилася. Не влізе вовк. А вона ще визирає у вікно та й дражнить:

— Битий небиту привіз!

Тупцявся вовк, тупцявся коло лисиччиної хатки — не влізе.

Лисичка-сестричка и волк-панибрат — украинская народная сказка

Жили дед и баба. Вот раз в воскресенье баба испекла пирожков с маком, сложила их в миску и поставила на окошке остывать.

— Здравствуйте, ребята!
— Здорово, здорово, лисичка-сестричка!
— Поменяйте мне бычка трехлетку за маковый пирожок!
— Нашла дурака, бычка за пирожок!
— Он такой сладкий, что аж-аж-аж.
Один все-таки поменял.
— Смотрите, — говорит лиса, — ребята, не ешьте пирожок, пока я не зайду в лес!

Побежала и бычка гоном погнала. Ребята подождали, пока она скрылась в лесу, стали пирожок есть, а там внутри солома…
Лисичка тем временем пригнала бычка в лес, привязала его к дубу, а сама пошла рубить дерево на саночки. Рубит и приговаривает:
— Рубись, дерево, кривое и прямое! Рубись, дерево, кривое и прямое!
Нарубила дерева, сделала саночки, запрягла бычка, села и едет. Мимо проходил волк-панибрат.
— Здорово, лисичка-сестричка!
— Здорово, братец-волк!
— А где ты взяла бычка трехлетку и саночки?
— Бычка заработала, а саночки сама сделала.

— Ну подвези же и меня!
— Куда я тебя возьму? Ты мне саночки сломаешь!
— Нет, не сломаю, я только одну лапу положу.
— Да клади уже, никуда от тебя не деться.
Вот волк и положил лапку. Отъехали немного, волк и говорит:
— Положу я, лисичка-сестричка, и вторую лапку.
— Э, братец-волк, ты мне санки сломаешь!
— Нет, не поломаю.
— Ну, клади!
Волк и положил. Едут, едут, и… трясь!
— Ой, горе, — говорит лисичка, — санки трещат!
— Да нет, лисичка-сестричка, то у меня косточка хрустнула.
Едут дальше, едут… А волк опять:
— Положу я, лисичка-сестричка, и третью лапку.
— Куда ее класть? Ты мне совсем санки сломаешь!
— Да нет, с чего бы они поломаются?
— Ну, клади!
Только положил лапу, а саночки! снова — трясь-трясь!
— Эй, братец-волк, саночки трещат! Слезай, иначе сломаешь!
— Да где там они трещат! Что же ты, лисичка-сестричка, придумываешь? Я орешек раскусил.
— Дай же и мне!
— Это последний был.
Проехали еще немного.
— Ой лисичка-сестричка, сяду и все!

— Да куда ты сядешь? Здесь тебе места нет!
— Я согнусь и помещусь.

— Ты мне санки совсем сломаешь!
— Вот же, чего я сломаю? Я легонько сяду, так устал. Я помаленьку.
— Да садись.
Вот он влез совсем в саночки, и только сел, а санки — трясь-трясь-трясь! И рассыпались.

Давай тогда его лисичка ругать:

— Чтобы тебе добра не было, пакостный волк!
Ругала его лисичка, ругала, и говорит:

— Иди же теперь и руби дерево на санки!
— Как же его рубить, лисичка-сестричка, когда я не умею и не знаю, как это делать?
— Ах ты, пакостный волк! Как санки ломать, так знал, а как дерево рубить, то нет! Говори: «Рубись, дерево, кривое и прямое! Рубись, дерево, кривое и прямое».
Вот пришел волк в лес и начал:
— Рубись, дерево, кривое и кривое! Рубись, дерево, кривое и кривое!
Нарубил, и тащит к лисичке. Посмотрела она на кривые сучья и давай она его снова ругать:
— Зачем же ты такого нарубил!

Читайте также:
Лиса и медведь - русская народная сказка, читать детям онлайн

Так оно такое рубится!
— А почему же ты не говорил так, как я тебе велела?
— Нет, я так же и говорил: «Рубись, дерево, кривое и кривое».
— Ну и дурак же ты! Сиди здесь, карауль бычка, а я сама пойду нарублю.
Лиса ушла. А волк сидит, и так ему есть хочется! Начал он перебирать, что было в санках, — не нашел ничего съестного. Думал, думал и надумал: «Съем бычка и убегу!»
Приходит лисичка, а от бычка только косточки остались. Рассердилась она…
— Ну погоди же ты, волк! Я тебе это припомню!
И побежала по дороге. Бежит, видит едут рыбаки с рыбой. Упала она посреди дороги и затаилась, как неживая.

Рыбаки ее увидели:
— Смотрите, ребята, мертвая лиса лежит!
Обступили ее, переворачивают. Надо взять с собой — детям шапки будут. Бросили ее на последний воз и продолжили путь.
Едут впереди, а лисичка-сестричка видит, что они на нее не оглядываются, и давай бросать рыбу с воза. Бросает и бросает по рыбке на дорогу… Набросала много и украдкой соскочила с телеги. Рыбаки поехали дальше, а она собрала всю рыбу, села и ест.

Смотрит, волк-панибрат бежит.
— Здорово, лисичка-сестричка!
— Здорово!

— А что это ты делаешь, лисичка-сестричка?
— Рыбку им.
— Дай и мне!

— Нет! Я столько мучилась, ловила и отдай! Пойди сам себе налови!
— Как же я наловлю, когда не умею? Хотя научи, как ее ловить!
— Как же ловить? Пойди к проруби, опусти хвост в прорубь и приговаривай: «Ловись, рыбка, большая и маленькая!» Так она и наловится.
— Спасибо за науку!

Побежал волк на реку, подбежал к проруби, и хвост в нее опустил…
— Ловись, — говорит, — рыбка, большая и пребольшая! Ловись, рыбка, большая и пребольшая! Ловись, рыбка, большая и пребольшая!
Не хочется ему малой. А мороз на улице такой, что аж лед трещит! Лисичка же бегает по берегу и приговаривает:
— Мерзни, мерзни, волчий хвост! Мерзни, мерзни, волчий хвост!
А волк ее спрашивает:
— Что ты, лисичка-сестричка, говоришь?
— Я говорю: ловись, рыбка, большая и маленькая!
— Ну и я так: ловись, рыбка, большая и пребольшая!
Шевельнул волк хвостом — тяжело уже. А лисичка:
— Вот уже рыбка начала цепляться.
Хвост примерз к проруби — не может волк вытащить. А лисичка его еще и ругает:
— Дрянной волк, что ты наделал?! Видишь, говорил: «Ловись, рыбка, большая и пребольшая», — вот большая прицепилась к хвосту, теперь и не вытянешь. Надо тебе помочь, — побегу позову людей.
И побежала в деревню. Бежит по селу и кричит:
— Идите, люди, волка бить! Идите, люди, волка бить!

Как набежали люди. Кто с топором, кто с вилами, с цепями, а бабы с ухватами и кочергами! Как начали они беднягу волка бить!
А лисичка тем временем вскочила в один дом, — никого нет, хозяйка побежала на реку волка бить и в кадку с квашней влезла. Взяла измазала голову в тесте — и назад к реке побежала…
Видит — волк с трудом идет, — хорошо побили его, беднягу. Лисичка тут же притворилась больной, громко стонет. А волк ругает ее:

— Ах, — говорит, — какая ты! Я из-за тебя хвоста лишился!
А лисичка ему в ответ:
— Ой братец-волк, разве это я? Разве ты не видишь, что у меня голова разбита, мозг течет, — так меня избили. Братец-волк, подвези меня.
— Да я и сам нездоров.
— Да у тебя же только хвоста нет, а мне голову проломили. Ой-ой-ой, не дойду до дому.
— Так садись уже, что с тобой делать…
Лисичка залезла ему на спину, сидит и стонет.
Повез ее волк. Вот она едет и приговаривает:
— Битый небитого везет! Битый небитого везет!
— Что ты там, лисичка-сестричка, говоришь?
— Это я говорю: битый битого везет.

А сама опять тихонько:
— Битый небитого везет!
Довез волк ее до избушки:
— Вставай, лисичка, доехали!
Она тогда прыг с волка и кричит:
— Битый небитую привез! Битый небитую привез!
Волк хотел ее зубами схватить, а она в свой домик спряталась. Еще выглядывает в окно и дразнит:
— Битый небитую привез!
Потоптался волк, потоптался возле лисьего домика:
— Ах, проклятая лисичка, как меня обдурила.
И пошел домой. А лисичка живет и кур ловит.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: