Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка – Братья Гримм, читать детям онлайн

Сказка Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка. Братья Гримм

Сказка Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка о зловредной козе, нечестном хозяине гостиницы, которые по заслугам получили за свои козни, а также о полезных волшебных предметах. Поучительная сказочная история рекомендована для онлайн прочтения с детьми.

Скачать сказку Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка: (word) — (pdf)

Сказка Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка читать

Краткое содержание сказки

Была у портного вредная коза. Рогатая скотина жаловалась, что сыновья портного плохо ее пасли. Портной сыновей из дому выгнал. Пошли они учиться ремеслу. Когда заявила коза портному, что он тоже пас ее плохо, понял портной, что по вине злонравного животного с сыновьями рассорился. Налысо он обрил козе голову и плетью ее отхлестал. Побежала обманщица куда глаза глядят. А сыновья не пропали, в обучение поступили, мастерами своего дела стали и спешили домой к отцу. Каждый в благодарность от своего наставника получил по полезной волшебной вещице. Старший получил чудо-столик, который накормит и напоит всегда. Средний – золотого осла, с которого золотые монеты сыпались. Хозяин гостиницы подменил столик и осла. Обнаружили братья подмену только дома. Написали старшие братья младшему о том, как хозяин гостиницы с ними поступил. Младший как раз домой возвращался с волшебной дубинкой. Остановился он в той же гостинице. Хотел хозяин дубинку украсть, только стала дубинка его колотить. А младший брат ее не остановил, пока не вернул хозяин похищенные чудесные вещицы. Дома братья позвали в гости всех добрых людей, накормили, напоили, золотыми монетами всех наделили. Стал портной с сыновьями жить-поживать и горя не знать.

Оболваненная коза со стыда да страху в лисью нору забилась. Не удалось ни лисе, ни медведю страшного зверя выгнать. Пчела ужалила в бритую голову козу так, что забежала та далеко. С тех пор никто ее не видел. Читать сказку онлайн полностью можно на нашем сайте.

Анализ сказки Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка

Чему учит сказка? Несколько сюжетов, популярных у многих народов, объединены авторами в одну сказку. Поэтому каждый эпизод сказки имеет свое нравоучение: неблагодарность и обман наказывается, старание и прилежание поощряется, к людям нужно идти с добром. А в целом содержание сказки Столик сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка объединяет общая идея — Добро награждается, Зло карается.

Мораль сказки Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка

Главная мысль и мораль сказки: делаешь зло – на добро не надейся. Прочитав сказку ребенку, обсудите с ним ее яркие моменты, тогда ее мораль будет понятна маленькому слушателю.

Пословицы, поговорки и выражения сказки

  • На добрый привет — добрый ответ.
  • Не делай другим того, чего себе не желаешь.

Читать сказки онлайн – увлекательное и полезное занятие!

  • Сказки по возрасту
    • Сказки для малышей
    • Сказки для 2 лет
    • Сказки для 3 лет
    • Сказки для 4 лет
    • Сказки для 5 лет
    • Сказки для 6 лет
    • Сказки для 7 лет
    • Сказки для 8 лет
    • Сказки для 9 лет
    • Сказки для 10 лет
  • Подборки сказок
    • Популярные сказки
    • Сказки для девочек
    • Сказки для мальчиков
    • Сказки на ночь
    • Короткие сказки
    • Новогодние сказки
    • Рождественские сказки
    • Сказки в стихах
    • Сказки о животных
    • Сказки перед сном
    • Смешные сказки
    • Советские сказки
    • Страшные сказки
  • Сказки народов мира
    • Русские народные сказки
    • Арабские сказки
  • Зарубежные писатели
    • Андерсен Г. Х.
    • Астрид Линдгрен
    • Братья Гримм
    • Вильгельм Гауф
    • Гофман Э. Т. А.
    • Джанни Родари
    • Редьярд Киплинг
    • Шарль Перро
  • Русские писатели
    • Аксаков С. Т.
    • Гаршин В. М.
    • Мамин-Сибиряк Д. Н.
    • Маршак С. Я.
    • Одоевский В. Ф.
    • Пушкин А. С.
    • Салтыков-Щедрин М. Е.
    • Сутеев В. Г.
    • Толстой А. Н.
    • Чуковский К. И.

Нажмите кнопку, чтобы случайным образом показалась 1 сказка

  • Загадки
  • Стихи
  • Басни
  • Сказки
  • Песни
  • Аудиосказки
  • Детское радио

Материалы о развитии и воспитании детей

Вопросы и ответы родителей о здоровье, развитии и воспитании детей

  • Журнал Подразделы
    • Советы
    • Познавательно
    • Для настроения
    • Своими руками
  • Развивайка Подразделы
    • Загадки
    • Стихи
    • Басни
    • Сказки
    • Аудиосказки
    • Песни
  • Вопросы

Я happy MAMA — сообщество счастливых мам. Мы стараемся нести вам радость и пользу каждый день. Любите и будьте любимы!

При использовании материалов сайта обязательно наличие активной ссылки на страницу исходной записи

Столик-накройся, золотой осел и дубинка из мешка

Давно тому назад жил на свете портной. Было у него три сына и одна единственная коза; она их всех молоком кормила, и потому приходилось за ней ухаживать как следует и каждый день гонять ее на пастбище.

Сыновья пасли козу каждый по очереди. Погнал ее раз старший сын пастись на кладбище, а трава росла там высокая да сочная, — вот коза щипала траву и прыгала. Вечером, когда надо было уже домой возвращаться, он у нее и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

Что не съесть мне больше ни листа.

— Ну, так ступай домой, — сказал мальчик. Взял ее за веревочку, привел в стойло и крепко привязал.

— Ну, — спросил старик-портной, — наелась ли коза наша досыта?

— О, — ответил сын, — она уж так сыта, что не хочет больше ни листа.

Но захотелось отцу самому в этом убедиться, и он пошел в стойло, погладил любимую свою козочку и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

И ответила ему коза:

С чего же быть мне сытою?

Скакала я через могилочку

И съела лишь былиночку.

— Что я слышу! — воскликнул портной, выскочил из стойла и говорит сыну:

— Эх ты, лгунишка, что же ты говоришь, что коза наша сыта, а она-то совсем голодная! — и, разгневавшись, он взял со стены свой аршин, побил сына и прогнал его со двора.

На другой день настал черед пасти козу среднему сыну. Вот нашел он в саду возле забора местечко, где трава была хорошая, и коза всю ее поела. Вечером он собрался домой и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

А коза отвечает:

Что не съесть мне больше ни листа.

— Тогда ступай домой, — сказал мальчик, повел ее и крепко привязал к стойлу.

— Ну, — спросил старик-портной, — наелась ли коза наша досыта?

— О, — ответил сын, — она уж так сыта, что не хочет больше ни листа.

Но портной решил сам в этом убедиться. Он пошел в стойло и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

И ответила коза:

Да как же мне быть сытою?

Скакала я через могилочку

Да съела лишь былиночку.

— Ах ты, этакий злодей! — крикнул портной. — Такую смирную козу да еще заставлять голодать! — И он выбежал из стойла, схватил аршин, отчесал им сына и прогнал его со двора.

Пришел черед младшему сыну козу пасти, и порешил он дело поставить лучше: нашел заросль с густою листвой и стал пасти там козу. Вечером, когда подошло время домой возвращаться, спрашивает он козу:

— Сыта ли нынче, коза моя?

И ответила коза:

Что не съесть мне больше ни листа.

— Ну, так ступай домой, — сказал мальчик, повел ее в стойло и крепко-накрепко привязал.

— Ну, — спросил старик-портной, — наелась ли коза наша досыта?

— О, — ответил сын, — она уж так сыта, что не хочет больше ни листа. — Но портной тому не поверил, пошел в стойло и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза наша, нынче?

И ответила злая коза:

С чего же быть мне сытою?

Скакала я через могилочку

Да съела лишь былиночку.

— Ах ты, лживая тварь! — воскликнул портной. — Все вы тут лентяи да негодяи! Ну, теперь уж в дураках меня не оставите! — и, разгневанный, он выскочил из стойла да так отчесал по спине бедного мальчика, что тот еле из дому выскочил.

И остался старик-портной один со своею козой. На другое утро зашел он в стойло, начал ласкать и гладить козу и говорит:

— Иди, моя милая козочка, я уж сам тебя поведу на пастбище. — Взял он ее за веревку и завел в зеленые кусты, где росла трава-деревей и другие растения, которые так любят щипать козы.

— Тут уж ты хоть раз, а вдосталь наешься, — сказал он и оставил ее пастись до самого вечера. А потом спрашивает ее:

— Сыта ли ты, коза моя?

Что не съесть мне больше ни листа.

— Ну, так ступай тогда домой, — сказал портной, отвел ее в стойло и привязал крепко-накрепко. Он ушел, а потом вернулся опять и спрашивает:

— Ну, что, а теперь-то ты сыта?

Но коза ответила то же, что и сыновьям:

С чего же быть мне сытою?

Скакала я через могилочку

Да съела лишь былиночку.

Услыхал это портной да так и остолбенел; он понял, что понапрасну выгнал своих трех сыновей из дому.

— Погоди уж, — закричал он, — неблагодарная ты тварь! Тебя мало со двора прогнать, я тебе еще такую отметину сделаю, что ты честным портным и на глаза не покажешься!

Выскочил он из хлева, принес свою бритву, нагнул козе голову и выбрил ее наголо. Потом взял плетку и так отчесал козу, что пустилась она бежать от него со всех ног.

И остался портной один-одинешенек в своем доме. Стало ему очень грустно и захотелось теперь вернуть своих сыновей, да никто не знал, куда они девались.

Старший из них поступил в обученье к одному столяру и учился у него прилежно и старательно, и когда срок ему вышел и пришло время идти странствовать и работу искать, подарил ему мастер столик, с виду совсем неказистый, и сделан он был из простого дерева; но было у него одно свойство — если поставить его и сказать: «Столик, накройся!» — то добрый столик тотчас накрывался чистой маленькой скатертью, и стояли на нем тарелки, а рядом нож и вилка, и столько вареного и жареного, сколько места хватало, да еще большой стакан красного вина искрился так, что сердце прямо радовалось.

Вот молодой подмастерье и подумал: «Ну, этого-то мне, пожалуй, на целую жизнь хватит!» — и, довольный и веселый, отправился странствовать по свету; и его мало огорчало, хороша ли, плоха ли гостиница и можно ли там найти что поесть. Иногда он в нее и вовсе не заходил, а ставил свой столик перед собой, где ему было любо, будь то в поле, в лесу или на лугу, и говорил: «Столик, накройся!», и тотчас являлось все, что его душе было угодно.

Наконец подумал он, что пора бы ему и домой к отцу воротиться, — гнев у него, пожалуй, уже поостыл, а с таким столиком старик примет его назад охотно. Но случилось так, что по пути домой забрел он под вечер в гостиницу, а гостей там было полным-полно. Они поздоровались с ним и пригласили его присесть с ними вместе за стол и поужинать, а то трудно-де будет ему здесь что-нибудь получить.

— Нет, — ответил молодой столяр, — зачем я буду вас еще объедать, уж лучше вы будьте моими гостями.

Посмеялись они и подумали, что он над ними шутит. Но он поставил свой деревянный столик посреди комнаты и сказал: «Столик, накройся!» И вмиг появились на нем кушанья, да такие вкусные, что подобных и сам хозяин гостиницы не мог бы им предложить, и запах пищи приятно щекотал нос гостям.

— Ну, давайте начнем, дорогие друзья, — сказал столяр.

И гости поняли его как должно и не заставили себя долго упрашивать, подсели к столику, достали свои ножи и смело принялись за еду. И что удивило их больше всего — это то, что когда они съедали одно кушанье, то вмиг появлялось само собой на его место другое. А хозяин стоял в сторонке и все это видел; он не знал, что ему и сказать, и подумал: «Да, такого повара и мне в хозяйстве неплохо бы иметь».

Читайте также:
Василиса Прекрасная - русская народная сказка, читать детям онлайн

Столяр и его гости веселились до самой поздней ночи и наконец улеглись спать, а с ними и молодой подмастерье, а столик свой волшебный он поставил к стене. Но хозяину гостиницы мысли о нем не давали покоя; он вспомнил, что у него в кладовой стоит старый столик, точь-в-точь похожий на этот, и он его принес и тихонько подменил волшебный столик своим.

На другое утро столяр уплатил деньги за ночлег, взял столик, не подозревая, что его подменили, и отправился своим путем-дорогой дальше. К полудню пришел он к отцу, и тот встретил его с большой радостью.

— Ну, дорогой сынок, чему же ты научился? — спросил он его.

— Стал я, батюшка, столяром.

— Что ж, это хорошее ремесло, — ответил старик, — а что ты принес домой, что заработал во время странствий?

— Батюшка, самое дорогое, что я принес с собой, — это вот этот столик.

Осмотрел его портной со всех сторон и говорит:

— Что ж, сделан-то он неважно, столик старый и плохой.

— Но ведь это «столик-накройся», — ответил сын, — если поставить его да сказать, чтоб он накрылся, то появятся на нем тотчас самые прекрасные блюда, да еще и вино, чтоб сердцу было веселей. Вы вот пригласите всех родных и друзей, пусть попируют и попьют, — столик их всех накормит.

Вот собрались гости. Взял он свой столик, поставил его посредине комнаты и говорит: «Столик, накройся!» Но столик даже и не пошевелился и остался таким же пустым, как и всякий другой, который слов не понимает. Понял тогда бедный подмастерье, что столик-то ему подменили, и стыдно стало ему, что оказался он перед гостями лгуном.

Посмеялись над ним родственники, и пришлось им не солоно хлебавши домой возвращаться. Достал портной опять свое тряпье и принялся снова за шитье, а сын поступил к мастеру на работу.

Средний сын попал к мельнику и поступил к нему в обученье. Когда ему вышел срок, мастер сказал:

— Ты работал хорошо, и вот за это дарю я тебе осла не простого, а особенного, — в упряжку он не годится и мешков тоже таскать не станет.

— Да на что же он мне тогда нужен? — спрашивает молодой подмастерье.

— Он золото выплевывает, — ответил мельник, — ежели поставить его на платок и сказать: «Бриклебрит!», то доброе животное станет выплевывать золотые и сзади и спереди.

— Дело это хорошее, — сказал подмастерье, поблагодарил мастера и отправился странствовать по свету. Когда он нуждался в деньгах, то стоило ему только сказать своему ослу: «Бриклебрит!», и тотчас сыпался дождь золотых, и одна была лишь работа — подымать их с земли.

И куда ни приходил молодой мельник, подавали ему самое что ни на есть лучшее и самое дорогое, ведь денег-то у него был полон кошелек.

Насмотрелся он всего на свете и подумал: «Что ж, надо бы, пожалуй, теперь и отца проведать, если явиться к нему с золотым ослом, то он, наверно, и гнев свой позабудет и встретит меня хорошо». И случилось так, что попал он в ту же самую гостиницу, в которой его брату подменили столик. Он вел своего осла под уздцы, и хозяин хотел было взять у него осла и привязать его к стойлу, но молодой подмастерье сказал:

— Вы, пожалуйста, не трудитесь, своего серого я уж сам отведу в стойло и сам привяжу, я должен знать, где он будет находиться.

Хозяину это показалось странным; он подумал, что у того, кто должен сам ухаживать за своим ослом, денег-то, пожалуй, не очень густо; но когда незнакомец сунул руку в карман и достал оттуда два золотых и велел дать ему поесть чего получше, то хозяин от удивления глаза вытаращил, побежал и достал самое лучшее, что у него было.

После обеда гость спросил, сколько он должен заплатить; ну, тут уж хозяин мелу не пожалел, подсчитал вдвое больше, чем следует, и сказал, что надо доложить еще два золотых. Сунул подмастерье руку в карман, а золота в нем больше не оказалось.

— Хозяин, вы подождите маленько, — сказал он, — я пойду и принесу вам золотые, — и взял с собою скатерть.

Хозяин не знал, что бы это должно значить; стало ему любопытно,

и он пробрался следом за гостем, и когда тот закрыл двери конюшни на засов, стал он подглядывать в щелку. Гость разостлал под ослом платок, крикнул: «Бриклебрит!» — и вмиг посыпалось золото из осла и сзади и спереди, и нападало его на землю немало.

— Вот она чертовщина какая! — сказал хозяин.— Да ведь это всё новенькие дукаты! Таких и целый кошелек бы неплохо!

Гость оплатил свой трактирный счет и улегся спать. А хозяин пробрался ночью на конюшню, вывел оттуда монетных дел мастера, а на его место привязал другого осла.

На другое утро, только стало светать, отправился подмастерье дальше со своим ослом, думая, что это и есть его золотой осел. К полудню явился он к своему отцу; тот очень ему обрадовался и принял его ласково.

— Ну, скажи, сынок, что ж из тебя вышло? — спросил старик.

— Стал я мельником, милый батюшка, — ответил он.

— А что же принес ты домой из своих странствий?

— Да вот одного лишь осла.

— Ослов-то и здесь достаточно, — заметил отец, — лучше бы ты привел хорошую козу.

— Так-то оно так, — ответил сын, — но ведь это осел не простой, а золотой, — скажу я ему: «Бриклебрит!», и навалит он вам на платок целую кучу золота. Вот созовите родных, я всех их сделаю богачами.

— Это дело подходящее, — сказал портной, — теперь незачем мне будет с иглой мучиться, — и побежал тотчас сам и созвал всех родичей в гости. Собрались гости, и вот просит мельник очистить место, расстилает свой платок и приводит осла в комнату.

— Теперь смотрите, — сказал он и крикнул: «Бриклебрит!», но было то не золото, что на пол упало; и стало всем ясно, что этот осел искусству такому не обучен; да оно и верно, что не всякий осел на это способен бывает.

У бедного мельника лицо так и вытянулось; он понял, что его обманули; и стал он просить у родных прощенья, что придется им домой возвращаться такими же бедными, как и раньше. И ничего больше не оставалось, как взяться старику опять за свою иглу, а подмастерью поступить на работу к мельнику.

Младший брат попал в обучение к одному токарю, а ремесло это тонкое, вот и пришлось ему дольше всех учиться. Но братья написали ему письмо и сообщили, какая беда с ними приключилась и как в самый последний вечер хозяин гостиницы украл у них их волшебные вещи.

Вот обучился токарь своему ремеслу, и настала пора ему странствовать, работу искать, и подарил ему мастер за хорошее поведение мешок и сказал:

— А лежит в этом мешке дубинка.

— Ну, мешок-то я могу положить себе на плечи, он может мне, пожалуй, и пригодиться, но дубинка на что? От нее только тяжесть одна.

— А вот я тебе объясню, — ответил мастер: — ежели тебя кто обидит, то стоит тебе только сказать: «Дубинка, из мешка!» — и тотчас выскочит она и бросится на людей и станет так весело по их спинам отплясывать, что целую неделю им нельзя будет ни двинуться, ни пошевельнуться; и не остановится она до тех пор, пока ты не скажешь: «Дубинка, в мешок!»

Поблагодарил подмастерье своего хозяина, повесил мешок за плечи, и если кто-либо подходил к нему близко, собираясь на него напасть, то он говорил: «Дубинка, из мешка!» — и мигом дубинка выскакивала и начинала у одного за другим кафтан или куртку на спине выколачивать, да не ожидая, пока ее тот снимет; и так она это делала проворно, что не успеет один и оглянуться, как тут черед и другому подходит.

Пришел молодой токарь под вечер в ту самую гостиницу, где братьев его обманули. Положил свой мешок на стол и стал рассказывать про всякие диковины, которые ему пришлось повидать на свете.

— Да, — сказал он, — бывают этакие столики-самобранки, а бывают еще и ослы золотые и всякая всячина; вещи-то они хорошие, что и говорить, смеяться над этим не приходится, но все это ничего не стоит перед богатством, что удалось мне добыть, а лежит оно у меня в мешке.

Тут хозяин и навострил уши: «Что же оно может быть такое? — подумал он. — Должно быть, мешок полон драгоценных камней. Неплохо бы мне и его заполучить, ведь хорошее-то случается всегда трижды».

Вот подошло время ложиться спать, и завалился гость на скамью и положил себе под голову свой мешок вместо подушки. Хозяин, решив, что гость спит глубоким сном, подошел к нему, ухватился за мешок и ну его тащить тайком да поосторожней, чтоб подменить его другим.

А токарь только этого и ждал; только хозяин хотел было мешок вытащить, токарь крикнул: «Дубинка, из мешка!» И как выскочит дубинка, да прямо на хозяина и здорово-таки намяла ему бока. Стал хозяин просить пощады, но чем громче кричал он, тем сильнее, да еще в такт, колотила дубинка его по спине, пока, наконец, не упал он без чувств наземь.

И сказал тогда токарь:

— Если ты не вернешь «столика-накройся» и золотого осла, то дубинка начнет плясать снова.

— Ой, нет! — застонал еле слышно хозяин. — Я все охотно верну назад, скажи только своему домовому, чтобы он убрался опять в мешок.

И ответил ему подмастерье:

— Ладно, я тебя помилую, но смотри, берегись!

Он крикнул: «Дубинка, в мешок!» — и дубинка оставила хозяина в покое.

На другое утро отправился токарь со «столиком-накройся» и золотым ослом домой к своему отцу. Обрадовался портной, увидев снова своего сына, и спросил его тоже, чему он в чужих краях научился.

— Дорогой батюшка, — ответил тот, — я токарем сделался.

— Это тонкое ремесло, — сказал отец, — ну, а что же принес ты с собой из странствий?

— Дорогую вещицу, милый батюшка, — ответил сын, — дубинку в мешке.

— Что? — закричал отец. — Дубинку? Стоило еще трудиться! Да ведь ее же можно из каждого дерева вытесать.

— Да, но, пожалуй, не такую, милый батюшка; стоит мне только сказать ей: «Дубинка, из мешка!», и вмиг выскочит она и заставит того, кто плохо со мной обращается, так заплясать, что на земле лежать будет да просить о пощаде. Вот видите, благодаря этой дубинке я вернул назад и столик и золотого осла, который отнял вороватый хозяин гостиницы у моих братьев. Теперь позовите их обоих и пригласите всех родных, я всех досыта и угощу, и напою, и полные карманы им золотом набью.

Старик-портной не поверил было тому, однако ж созвал всю родню. Вот разостлал токарь в комнате платок, привел золотого осла и сказал своему брату:

— Ну, милый братец, поговори-ка с ним.

Читайте также:
Кот в сапогах — Шарль Перро, читать детям онлайн

И сказал мельник: «Бриклебрит!» — и тотчас стали падать на платок дождем червонцы; и осел делал это до тех пор, пока у всех золота стало столько, что его еле можно было дотащить.

(А по тебе видать, что и ты не прочь был бы там побывать!)

Потом токарь принес столик и сказал:

— Ну, братец, поговори-ка ты с ним.

И только столяр вымолвил: «Столик, накройся!», — он уже и скатертью был покрыт, и весь богато уставлен самыми прекрасными блюдами.

Тут начался пир, — и не было за всю жизнь у портного в доме такого обеда, и вся родня засиделась до самой поздней ночи, и все были веселы и довольны.

И запер портной в свой шкаф иглу и нитки, аршин и утюг и стал жить да поживать вместе со своими сыновьями в радости и в богатстве.

— Ну, а куда же девалась коза, что была причиной тому, что прогнал портной из дому своих сыновей?

— Это я тебе сейчас расскажу. Стыдно ей стало, что бритая у нее голова, вот и забежала она в лисью нору да там и спряталась. Вернулась лиса домой, видит — поблескивают в темноте ей навстречу два больших глаза, — испугалась она и убежала. Встретился ей по дороге медведь, видит, что лиса в большом смущенье, и спрашивает у нее:

— Что это с тобой, лисичка-сестричка, чего это у тебя такой испуганный вид?

— Ох, — отвечает рыжая, — страшный зверь засел у меня в норе и таращит на меня огненные глазища.

— Да мы его враз выгоним, — говорит медведь, и пошел с ней к норе и заглянул туда; но как увидел огненные глазища, тут страх на него и напал: что тут со страшным зверем поделаешь? И давай медведь из норы ходу. Тут повстречалась ему пчела; заметила она, что медведю как-то не по себе, и спрашивает:

— Медведь, чего это у тебя вид такой мрачный, куда девалась твоя веселость?

— Тебе-то хорошо рассуждать, — ответил медведь, — а вот у лисы в доме засел страшный зверь, глаза выпучил, и выгнать его мы никак не в силах.

И сказала пчела:

— Жаль мне тебя, медведь; хоть я существо слабое и бедное и вы на меня и глядеть не хотите, но я все-таки могу вам помочь.

И она влетела в лисью нору, села козе на бритую голову и так больно ее ужалила, что та так и подпрыгнула, да как закричит: «Ме-ме!» и как угорелая выскочила оттуда. И никто до сих пор так и не знает, куда она забежала.

Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка – Братья Гримм, читать детям онлайн

36. Столик-сам-накройся, золотой осёл и дубинка из мешка

Много лет тому назад жил да был портной, а у него было три сына и всего-навсего одна коза. Но эта коза прокармливала их всех своим молоком, а потому и кормить ее надо было хорошо и ежедневно гонять на пастбище. Гонять ее сыновьям приходилось по очереди.

И вот однажды старший сын пригнал ее на кладбище, где росли превосходнейшие травы, и дал ей там досыта наесться и напрыгаться.

Под вечер, когда уже пора было домой идти, он спросил ее: «Козочка, сыта ли ты?» И козочка отвечала:

«Ну, так пойдем домой», — сказал молодец, ухватил ее за веревочку, привел в хлев и привязал ее там.

«Ну, что, — спросил старый портной, — наелась ли козочка досыта?» — «О да! Она так сыта, что не может съесть ни листа».

Однако же отец захотел сам в этом удостовериться, пошел в стойло, погладил милое животное и спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

И козочка отвечала:

«Что я слышу? — воскликнул портной, взбежал наверх и сказал сыну: — Ах ты, лжец! Говорил, что коза сыта, а сам заставляешь ее голодать?» И в страшном гневе сорвал аршин со стены, стал им бить сына и прогнал его из дому.

На другой день очередь дошла до другого сына, и тот выискал у садового забора такое местечко, где росла только отличная трава, и коза всю ее съела.

Под вечер, когда он хотел вернуться домой, он спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

И козочка отвечала:

«Ну, так пойдем домой», — сказал молодец, привел ее домой и привязал крепко-накрепко в стойле. «Ну, — спросил старый портной, — довольно ли было корму у козочки?» — «О-о! — сказал сын. — Да она так сыта, что не съесть ей ни листа».

Но отец решил убедиться сам, пошел в хлев и спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

«Ах ты, злодей, ах, бездельник! — вскричал портной. — Этакую славную скотинку да голодом морить!» — взбежал наверх за аршином да и выгнал второго сына из дому.

Пришла очередь третьего сына. Тот задумал выполнить свое дело как можно лучше, выискал кустарничек с густой листвой и дал козочке вдоволь наесться листвы.

Вечерком, собираясь домой, он спросил у козочки: «Козочка, сыта ли ты?»

«Ну, так пойдем домой», — сказал молодец, привел ее в хлев и привязал накрепко. «Ну, — спросил портной, — наелась ли коза досыта?» — «О, — отвечал сын, — так-то она сыта, что не съесть ей ни листа».

Не поверил портной сыну, пошел вниз, в хлев, и спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

Злая тварь отвечала:

«Ах ты, лживое отродье! — воскликнул портной. — Один другого хуже и нерадивее! Теперь уж вы меня не одурачите!» — и в ярости взбежал наверх да аршином так наколотил сыну спину, что тот сам убежал из дома.

Вот и остался старый портной один-одинешенек со своей козой. На другое утро сошел он в хлев, стал ласкать козочку и сказал: «Ну, пойдем, дорогая моя животинка, я сам сведу тебя на пастбище».

И повел ее на веревке к зеленым изгородям и стал кормить теми травами, которые особенно любимы козами. «Тут ты можешь напитаться, сколько твоей душеньке угодно!» — сказал он козочке и оставил ее пастись до самого вечера.

А вечером спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

«Ну, так пойдем домой», — сказал портной, свел ее в хлев и привязал накрепко. Уходя из хлева, он еще раз обернулся и сказал:

«Ну, сыта ли ты теперь?»

Но коза и с ним так же поступила, как с сыновьями его, и отвечала:

Услышав это, портной обомлел: он понял, что совершенно напрасно прогнал от себя своих троих сыновей. «Погоди ужо, — воскликнул он, — неблагодарная тварь! Прогнать тебя мало! Я на тебе такую отметину поставлю, что ты честным портным не посмеешь и на глаза показаться!»

Мигом слетал он наверх, принес свою бритву, намылил козе всю голову и выбрил ее глаже ладони. А так как аршином бить ее было бы слишком много для нее чести, то он принес простую плеть и так нахлестал козу, что та пустилась от него большими прыжками.

Портной, очутившись один-одинешенек в своем доме, крепко загрустил и охотно бы вернул к себе своих сыновей, но никто не знал, куда они подевались.

Старший поступил в учение к столяру, был в учении старателен и послушен, и когда время ученья миновало, его хозяин подарил ему столик, в котором на вид ничего мудреного не было, и сделан-то он был из самого простого дерева; но у него было одно хорошее свойство… Стоило только его поставить да сказать: «Столик, накройся!» — и тотчас на том столике явится чистенькая скатерка, а на ней и тарелка, и ножик с вилкою, и блюдо с жареным или печеным, да еще сверх того большой стакан красного вина — глазам на усладу, сердцу на радость.

Молодой подмастерье подумал: «Ну, этого столика хватит мне на всю жизнь!» — и пошел себе бродить по свету, нимало не заботясь о том, в какую он попадал гостиницу: хороша ли, дурна ли она была и можно ли было в ней что-нибудь найти или нельзя.

Если вздумается ему, то он и вовсе не зайдет в гостиницу, а где-нибудь в поле, в лесу, на лугу вытащит столик из-за спины, поставит его перед собою и скажет: «Столик, накройся!» — и явится на столик все, чего душа желает. Наконец пришло ему в голову, что следует ему вернуться к отцу, что гнев у старика уже прошел и что он охотно примет его снова в дом с такой диковинкой, как этот столик.

Случилось при этом, что на обратном пути зашел он однажды вечером в гостиницу, которая была переполнена постояльцами: они его поприветствовали и пригласили сесть за их стол и разделить с ними трапезу. «А то, — сказали они, — едва ли ты что-нибудь здесь достанешь». — «Нет, — отвечал столяр, — зачем стану я у вас отнимать; лучше уж я сам вас угощу».

Те посмеялись и подумали, что он с ними шутит, а столяр поставил свой деревянный столик среди комнаты и сказал: «Столик, накройся!» Мигом покрылся стол кушаньями, да такими, что их нельзя было бы достать и у хозяина гостиницы, а у гостей уж от одного запаха слюнки потекли.

«Принимайтесь-ка, друзья», — сказал столяр, и никто из гостей не заставил себя просить дважды; все пододвинулись к столику, вытащили ножи и принялись за еду. И более-то всего удивлялись тому, что не успевало блюдо опорожниться, как на его место само собою являлось новое.

Тем временем хозяин гостиницы стоял в одном из углов комнаты и присматривался к этой диковинке; он и сам не знал, что ему сказать, однако же надумал: «Такого повара недурно было бы мне завести у себя, в моем хозяйстве».

Столяр и его гости веселились и потешались до поздней ночи, пока наконец не улеглись спать; и молодой подмастерье улегся также, поставив свой диковинный столик около стенки.

А хозяин все никак не мог успокоиться: ему пришло в голову, что в кладовой у него был столик точь-в-точь такой же, как этот. И вот он тихонько вытащил свой столик и подменил им столик столяра.

На другое утро столяр заплатил за свой ночлег, взял столик, вовсе не думая о том, что он подменен другим, и пошел своей дорогой;

В полдень пришел он к отцу, который принял его с великой радостью. «Ну, милый сын мой, чему ты выучился?» — спросил он у него. «Батюшка, я теперь столяр». — «Доброе ремесло, — сказал старик, — ну, а что же ты из своих странствований домой принес?» — «А вот, батюшка, лучшее из всего, что я принес — вот этот столик».

Портной осмотрел его со всех сторон и сказал: «Ну, эта штука не важная — это просто старый и дрянной столишка». — «Да ведь это столик не простой, — сказал столяр, — если я его поставлю и скажу ему, чтобы он накрылся, так на нем тотчас явятся лучшие кушанья и такое винцо, что и на сердце повеселеет. Вот вы и пригласите-ка всех родных и друзей к тебе, пусть полакомятся и потешатся, мой столик их всех накормит».

Когда все гости были в сборе, он поставил свой столик посреди комнаты и сказал: «Столик, накройся!» А столик и не двинулся и оставался по-прежнему пустым, как и всякий другой, не разумеющий заветного слова.

Тут увидел бедняга-подмастерье, что столик у него подменен, и устыдился того, что он в глазах всех явился лжецом. Родные все его осмеяли и должны были разойтись по домам, не пивши и не евши.

Читайте также:
Синяя свита навыворот шита — белорусская народная сказка, читать детям онлайн

Отец опять вытащил свое тряпье и стал портняжить; а сын определился к мастеру в подмастерья.

Второй сын портного пришел к мельнику и поступил к нему в ученье. Когда миновали годы ученья, хозяин-мельник сказал ему: «Так как ты вел себя хорошо, то я тебе подарю осла особой породы, такого, что ни возок возить не может, ни кулей таскать». — «Так на что же он годен?» — спросил сын портного. — «А вот на что: из него золото сыплется! — отвечал мельник. — Стоит тебе только поставить его на разостланный платок да сказать: »Бриклебрит«, — и посыплется у него золото отовсюду». — «Славная это штука!» — сказал сын портного, поблагодарил хозяина и побрел по белу свету.

Чуть, бывало, занадобятся деньги, стоит ему только сказать ослу: «Бриклебрит», — и сыплется золото дождем, и ему уж приходилось только подбирать его с земли. Куда бы он не приходил, ему подавай только все самое лучшее и чем дороже, тем лучше, потому что кошелек у него был постоянно полнешенек золота.

Побродив некоторое время по белу, свету, он подумал: «Надо бы теперь отца разыскать; ведь если я к нему теперь приду со своим ослом, он и гнев позабудет, и меня примет ласково».

Случилось, что на пути попал он в ту самую гостиницу, в которой был подменен столик у его брата. Сын портного вел осла под уздцы и, когда хозяин хотел у него осла взять и привязать, наш молодец сказал ему: «Не трудитесь, я своего ослика всегда сам ставлю в стойло, сам и привязываю, потому я должен знать, где он стоит».

Хозяину это показалось странно, и он подумал: «Ну, коли сам за ослом ухаживает, значит, не больно много от него наживешься». Но когда приезжий сунул руку в карман да вытащил из него два червонца, да приказал ему закупить всего хорошего, хозяин и рот разинул, побежал и разыскал ему лучшее, что можно было добыть.

После обеда гость спросил, сколько ему следует заплатить, и хозяин не пожалел мела на запись — подвел счет так, что ему приходилось получить с гостя еще пару золотых.

Молодец наш сунул руку в карман, но денег в кармане у него не оказалось. «Погодите с минуточку, господин хозяин, — сказал он, — я сейчас схожу и принесу золота». Пошел и скатерть с собой захватил.

Хозяин не мог понять, что бы это могло значить; захотел узнать, прокрался за ним следом, и так как гость запер дверь конюшни на задвижку, то хозяин стал подглядывать через скважинку.

А гость разостлал под ослом скатерть, крикнул: «Бриклебрит!» — и тотчас посыпалось у осла золото и спереди, и сзади, и порядочно его попадало на землю. «Ах, шут его возьми! — сказал хозяин. — Скоро же он червонцы чеканит! Такой кошель иметь недурно!»

Гость уплатил по счету и лег спать; а хозяин пробрался ночью в стойло, увел оттуда диковинного осла и поставил другого на его место.

На следующее утро ранешенько молодец со своим ослом отправился в путь, не подозревая, что осел у него подменен.

В полдень пришел он к своему отцу, и тот ему обрадовался и принял его ласково. «Ну, сынок, что-то из тебя сталось?» — спросил старик. «А я теперь в мельниках, батюшка», — отвечал сын. «А что же ты, сынок, с собою из странствований своих принес?» — «А всего только одного осла». — «Ослов тут и так довольно, — сказал отец, — по мне хорошая коза была бы лучше осла». — «Да, конечно! — отвечал сын. — Да только мой осел-то не простой, а диковинный; чуть только скажу ослу: »Бриклебрит«, — так он и насыплет мне полный платок золота. Созовите-ка всех родственников, я их сразу обогащу». — «Это мне нравится, — сказал портной, — значит, мне не нужно будет более мучиться с иглой?» — и тотчас вскочил, сам побежал по всем родственникам и всех к себе созвал.

Когда они все были в сборе, мельник, сын портного, попросил их очистить место, разостлал свою подстилку и привел осла в комнату. «Теперь смотрите! — сказал он им и произнес громко: — Бриклебрит!» Однако же никаких червонцев не посыпалось, и выяснилось тотчас, что осел ничего не разумеет в искусстве добывания золота… И то сказать, не всякий же осел обладает таким даром!

Тогда у бедняги лицо повытянулось: он увидал, что его обманули и стал просить извинения у своих родных, которым пришлось вернуться домой такими же бедняками, как прежде. Что же было делать? Пришлось старику-портному опять взяться за иголку, а нашему молодцу — поступить в услужение к соседнему мельнику.

Третий сын был в ученье у токаря, и так как это ремесло хитрое, то и пришлось ему учиться дольше всех братьев. Однако же братья известили его письмом, как плохо им пришлось от того хозяина гостиницы, который накануне их возвращения домой сумел оттягать их диковинки.

Когда третий брат окончил ученье у токаря и должен был с ним расстаться, токарь подарил ему за хорошее поведение мешок и сказал: «В этом мешке лежит дубинка». — «Мешок-то я могу через плечо повесить, и он мне может пригодиться, но к чему же в нем дубинка? Она будет только напрасно тяготить меня». — «А вот к чему, — отвечал мастер, — если тебя кто-нибудь обидит, ты только скажи: „Дубинка, из мешка!” — дубинка выскочит и так примется отплясывать на любой спине, что побитый потом дней восемь и пошевелиться не сможет. И до тех пор будет плясать, пока ты не скажешь: „Дубинка, в мешок!”»

Подмастерье поблагодарил мастера, повесил суму через плечо, и когда кто-нибудь подходил к нему слишком близко или умышлял на его жизнь, то он, бывало, только скажет: «Дубинка, из мешка!» — и тотчас выпрыгнет дубинка и пойдет выколачивать на спинах платье прежде, чем даже и снять его успеют; да так-то быстро и ловко, что раньше, чем один оглянуться успеет, дубинка уж за другого принимается.

Путем-дорогою молодой токарь пришел под вечер в ту гостиницу, в которой его братья были обмануты плутом-хозяином. Он положил перед собою свою котомку на стол и стал рассказывать, что он видел диковинного на свете во время своих странствований. «Да, — сказал он, — бывают такие столики, что сами накрываются, и ослы, из которых золото сыплется само собою, — все это, конечно, недурно, и я бы от этого всего не прочь, но все это ничто перед тем сокровищем, которое я успел приобрести и везу с собою в мешке».

Хозяин тотчас и уши насторожил. «Что бы это могло быть такое? — подумал он. — Мешок-то у него, верно, набит одними драгоценными каменьями; недурно бы мне и его прибрать к рукам: недаром говорится, что всего хорошего бывает по трое».

Когда пришло время спать ложиться, гость растянулся на лавке и подложил свой мешок под голову. Хозяин же, когда решил, что гость его заснул глубоким сном, подошел к нему, ухватился за мешок и стал полегоньку тащить из-под головы гостя, чтобы заменить его другим мешком.

А токарь давно уже только этого и поджидал, и в то самое время, когда хозяин собирался дернуть мешок посильнее, он воскликнул: «Дубинка, из мешка!» И тотчас же дубинка выскочила из мешка, наскочила на хозяина и давай его по всем швам разделывать! Хозяин стал кричать и молить о пощаде; но чем громче он кричал, тем сильнее выбивала дубинка в такт этому крику дробь по его спине, пока наконец он не упал в совершенном изнеможении.

Тогда токарь сказал ему: «Если ты не вернешь мне столик-сам-накройся и осла, что золото сыплет, я велю дубинке еще раз поплясать на твоей спине». — «Ах, нет, — отвечал хозяин чуть слышным голосом, — охотно верну тебе все — вели только этой проклятой дубинке опять вскочить в мешок».

Молодец сказал на это: «Ну, я тебя помилую, хоть и не следовало бы, но берегись у меня! — и крикнув при этом: — Дубинка, в мешок!» — оставил хозяина в покое.

На другое утро токарь отправился к отцу со всеми тремя диковинками.

Портной очень обрадовался, свидевшись с ним, и его также спросил, чему он выучился на чужбине. «Я, батюшка, выучился токарному мастерству». — «Хитрое мастерство, — заметил отец, — а что ты с собою принес домой из своих странствований?» — «Дорогую привез я диковинку, батюшка! — отвечал сын. — Привез дубинку в мешке». — «Что такое? — воскликнул отец. — Стоило ли этакую дрянь с собою привозить! Ведь ты дубинку-то можешь из каждого дерева себе вырубить!» — «Ну, нет! Такой не вырубишь! Ведь этой стоит сказать: »Дубинка, из мешка!« — и выскочит дубинка, и задаст ходу тому, кто мне недруг, и до тех пор не оставит в покое, пока тот наземь не свалится и не завопит о пощаде. Вот, видите ли, с этой дубинкой я сумел вернуть и диковинный столик, и диковинного осла, которые вороватым хозяином отняты были у моих братьев. Прикажите-ка их обоих позвать да пригласите всех родных: я их напою и накормлю досыта да еще набью им золотом полнешеньки карманы».

Старый портной не очень этому поверил, однако же созвал всех родных. Тогда токарь разостлал в комнате покрывало, ввел диковинного осла и сказал брату: «Ну-ка, братец, поговори с ним по-своему».

Мельник сказал: «Бриклебрит», — и в то же мгновение дождем посыпались на покрывало червонцы и сыпались до тех пор, пока все не понабрали себе столько, сколько могли снести.

Затем токарь вынес столик и сказал: «Братец, поговори ты с ним по-своему».

И как только столяр проговорил: «Столик, накройся!» — столик накрылся и явились на нем прекраснейшие блюда.

Тогда началось пиршество, какого старый добряк-портной еще никогда не видывал в своем доме, и все родственники оставались в сборе до поздней ночи, и все веселились и были довольны.

Затем старый портной запер в шкаф свои иголки и нитки, аршин и утюг — и зажил со своими сыновьями припеваючи.

А куда же коза-то девалась, которая была виною того, что старый портной прогнал от себя своих троих сыновей?

Устыдилась она того, что голова-то у ней была обрита, вбежала в лисью нору, да и прихоронилась там. Когда вернулась лиса домой, видит — горят в темноте чьи-то большие глаза; испугалась лиса и прочь побежала.

Повстречался ей медведь, и так как лиса на вид была чем-то крепко смущена, то медведь и спросил ее: «Что это ты такую кислую рожу скроила?» — «Ах, — отвечала лиса, — какой-то страшный зверь забрался в мою нору, да так и вылупил на меня огненные глаза свои». — «О! Мы его сейчас турнем оттуда!» — сказал медведь, пошел вместе с лисою и заглянул в ее нору; но увидев огненные глаза, светившиеся в темноте, медведь тоже струхнул: он не пожелал иметь никакого дела с укрывшимся в норе диким зверем и дал тягу от норы.

Повстречалась ему пчела, заметила, что медведю не по себе, и сказала: «Мишенька, чего ты пригорюнился и куда же девалась твоя веселость?» — «Хорошо тебе говорить! — сказал медведь. — А посмотрела бы ты, какой страшный зверь с огненными буркалами засел в норе лисицы, и выгнать мы его не можем».

Пчела сказала: «Жаль мне тебя, Мишенька! Я бедная, слабая тварь — вы меня и вниманьем не удостаиваете; а все же я думаю, что я могу вам помочь».

Читайте также:
Двенадцать месяцев - Самуил Маршак, читать детям онлайн

Влетела она в нору лисицы, села козе на бритую голову и ужалила ее так жестоко, что та вскочила с места, заблеяла: «Мэ! Мэ!» — и пустилась, как полоумная, со всех ног…

Сказка Братьев Гримм
Столик-накройся, золотой осёл и дубинка из мешка

Много лет тому назад жил на свете портной. Было у него три сына и одна-единственная коза, она их всех молоком кормила. Вот и приходилось за ней ухаживать и каждый день гонять её на пастбище, чтоб она там сочной травки досыта наелась. И пасли сыновья козу каждый по очереди.
Погнал её раз старший сын пастись на кладбище. А трава росла там высокая да сочная, и коза знай себе щипала траву да прыгала. Вечером, когда надо было уже домой возвращаться, спрашивает у неё старший сын:
– А сыта ли ты, коза?
Отвечает коза:
– Уж я так сыта, так сыта,
Что не съесть мне больше ни листа.
Ме-ме!

– Ну, так ступай домой, – сказал мальчик. Взял её за верёвочку, привёл в стойло и крепко привязал.
– Ну, – спросил старик-портной, – наелась ли коза досыта?
– Ещё бы, – ответил сын, – уж она так сыта, так сыта, что не хочет больше ни листа. Решил отец сам в этом убедиться. Пошёл в стойло, погладил любимую свою козочку и спрашивает:
– Сыта ли ты, коза моя?
А коза ему в ответ:
– С чего же быть мне сытою?
Скакала я через могилочки,
Не съела ни былиночки.
Ме-ме!

– Что я слышу! – воскликнул портной, выскочил из хлевка и говорит сыну:
– Эх ты, лгунишка, что же ты говоришь, что коза наша сыта, а она-то совсем голодная! Разгневался отец, взял со стены свой аршин, побил сына и прогнал его со двора.
На другой день пришёл черёд пасти козу среднему сыну. Нашёл он в саду возле забора местечко, где трава была хорошая, и коза всю её поела. Вечером он собрался домой и спрашивает:
– Сыта ли ты, коза?
А коза отвечает:
– Уж я так сыта, так сыта,
Что не съесть мне больше ни листа.
Ме-ме!

– Тогда ступай домой, – сказал мальчик, повёл её в хлевок и привязал к стойлу.
– Ну, – спросил старик-портной, – наелась ли коза наша досыта?
– Ещё бы, – ответил сын, – уж она так сыта, так сыта, что не хочет больше ни листа.
Но портной не поверил сыну. Пошёл он в хлевок и спрашивает:
– Сыта ли ты, коза моя?
А коза ему в ответ:
– Да как же мне быть сытою?
Скакала я через могилочки,
Не съела ни былиночки.
Ме-ме!

– Ах ты, злодей! – крикнул портной. – Такую смирную козу да ещё заставлять голодать!
И он выбежал из хлевка, схватил аршин, отчесал им сына и прогнал его со двора.
Пришёл черёд младшему сыну козу пасти. Уж он-то хотел угодить отцу: нашёл заросль с густою листвою и стал пасти там козу. Вечером, когда подошло время домой возвращаться, спрашивает он козу:
– А сыта ли ты, коза?
И коза ответила:
– Уж я так сыта, так сыта,
Что не съесть мне больше ни листа.
Ме-ме!

– Ну так ступай домой, – сказал мальчик, повёл её в стойло и привязал.
– Ну, – спросил старик-портной, – наелась ли наша коза досыта?
– Ещё бы, – ответил сын, – уж она так сыта, так сыта, что не хочет больше ни листа.
Но портной и на этот раз не поверил, пошёл в хлевок и спрашивает:
– Сыта ли ты, коза наша?
И ответила злая коза:
– С чего же быть мне сытою?
Скакала я через могилочки,
Не съела ни былиночки.
Ме-ме!

– Ах ты, лгун проклятый! – воскликнул портной. – Все вы, мальчишки, лентяи да негодяи! Ну, теперь уж в дураках меня не оставите. – Разгневался, выскочил из хлевка да так отчесал по спине бедного мальчика, что тот еле из дому выскочил.
И остался старик-портной один со своею козой. На другое утро зашёл он в хлевок, начал ласкать и гладить козу и говорит:
– Иди, моя милая козочка, я уж сам тебя поведу на пастбище.
Взял он её за верёвку и завёл в зелёные кусты, где росла трава-деревей и другие растения, которые так любят щипать козы.
– Тут уж ты досыта наешься, – сказал он и оставил её пастись до самого вечера. А потом спрашивает её:
– Сыта ли ты, коза моя?
И коза ответила:
– Уж я так сыта, так сыта,
Что не съесть мне больше ни листа.
Ме-ме!

– Ну, так ступай тогда домой, – сказал портной, отвёл её в хлевок и привязал. И хотел было уже уйти, но повернулся и говорит:
– Ну, уж теперь-то ты сыта!
А коза опять свою песенку запела:
– С чего же быть мне сытою?
Скакала я через могилочки,
Не съела ни былиночки.
Ме-ме!

Услыхал это портной да так и остолбенел – он понял, что понапрасну выгнал своих трёх сыновей из дому.
– Погоди уж, – закричал он, – неблагодарная ты тварь! Тебя мало со двора прогнать, я тебе ещё такую отметину сделаю, что ты честным портным и на глаза не покажешься!
Выскочил он из хлевка, принёс свою бритву, нагнул козе голову и выбрил её наголо. Потом взял не аршин – это была бы слишком большая честь – а плётку и так отчесал козу, что пустилась она бежать от него со всех ног.
И остался портной один-одинёшенек в своём доме. Стало ему очень грустно и захотелось теперь вернуть своих сыновей, да никто не знал, куда они девались.
Старший из них поступил в обучение к одному столяру и учился у него прилежно и старательно, а когда срок ему вышел и пришло время идти странствовать и работу искать, подарил ему мастер столик, с виду совсем неказистый, из простого дерева. Но столик-то был не простой: стоило только поставить его и сказать “Столик, накройся!”, и столик тотчас накрывался чистой маленькой скатертью, а на ней появлялись тарелки, нож и вилка и столько всего вареного и жареного, сколько места хватало, да ещё в стакане красное вино искрилось так, что сердце радовалось.
Вот молодой подмастерье и подумал: “Ну, этого-то мне, пожалуй, на целую жизнь хватит!” Довольный и весёлый, отправился он странствовать по свету, и его мало огорчало, хороша ли, плоха ли гостиница и можно ли там найти что поесть. Иногда он и вовсе не заходил в гостиницу, а ставил свой столик перед собой где ему вздумается, будь то в поле, в лесу или на лугу, и говорил: “Столик, накройся!” И тотчас появлялось всё, что его душе было угодно.
Наконец подумал он, что пора бы ему и домой к отцу воротиться, – гнев у него, пожалуй, уже поостыл, а с таким столиком старик примет его назад охотно.
Но случилось так, что по пути домой забрёл он под вечер в гостиницу, а гостей там было полным-полно. Они поздоровались с ним и пригласили его присесть к их столу и вместе с ними поужинать, а то трудно-де будет ему здесь ещё что-нибудь получить.
– Нет, – ответил молодой столяр, – зачем я буду вас ещё объедать, уж лучше вы будьте моими гостями.
Посмеялись они и подумали, что он над ними шутит. Но столяр поставил свой деревянный столик посреди комнаты и сказал: “Столик, накройся!” И вмиг появились на нём кушанья, да такие вкусные, что подобных и сам хозяин гостиницы не мог бы им предложить, и запах пищи приятно щекотал носы гостей.
– Ну, давайте, начнём, дорогие друзья, – сказал столяр.
Гости не заставили себя долго упрашивать, подсели к столику, достали свои ножи и смело принялись за еду. Едят и диву даются: не успеют одно кушанье съесть, как уже на столике появляется другое. А хозяин стоит в сторонке, смотрит, вытаращив глаза, и думает: “Да, такого повара и мне неплохо бы иметь”.
Столяр и его гости ели и веселились до самой поздней ночи и наконец улеглись спать, а с ними и молодой подмастерье, а столик свой волшебный он поставил к стене.
Но хозяину гостиницы мысли о столике не давали покоя; он вспомнил, что у него в кладовой стоит старый столик, похожий на столик столяра как две капли воды. Принёс он его и тихонько подменил волшебный столик своим.
На другое утро столяр уплатил деньги за ночлег, взял столик, не подозревая, что его подменили, и отправился своим путём-дорогой дальше. К полудню пришёл он к отцу, и тот радостно встретил его.
– Ну, дорогой сынок, чему же ты научился? – спросил он его.
– Стал я, батюшка, столяром.
– Что ж, это хорошее ремесло, – говорит старик, – а что ты принёс домой, что заработал во время странствий?
– Батюшка, самое дорогое, что я принёс с собой, – вот этот столик.
Осмотрел его портной со всех сторон и говорит:
– Сделан-то столик неважно, да ко всему старый и плохой.
– Но ведь это “столик-накройся”, – объяснял сын отцу, – если поставить его да сказать, чтоб он накрылся, то появятся на нём тотчас самые прекрасные блюда, да ещё и вино, чтоб сердцу было веселей. Вы вот пригласите родных и друзей, пусть попируют с нами – столик всех накормит.
Вот собрались гости. Взял сын свой столик, поставил его посредине комнаты и говорит: “Столик, накройся!” Но столик даже и не пошевелился и остался таким же пустым, как и всякий другой, который слов не понимает. Понял тогда бедный подмастерье, что столик-то ему подменили, и стыдно стало ему, что оказался перед гостями лгуном.
Посмеялись над ним родственники, и пришлось им несолоно хлебавши домой возвращаться. Достал портной опять своё тряпьё и принялся снова за шитьё, а сын поступил к мастеру на работу.
Средний сын попал к мельнику и поступил к нему в обучение. Когда ему вышел срок, мастер сказал:
– Работал ты хорошо, и за это дарю я тебе осла, не простого, а особенного – в упряжку он не годится и мешков тоже таскать не станет.
– Да на что же он мне тогда нужен? – спрашивает подмастерье.
– Он золото выплёвывает, – ответил мельник, – если поставить его на платок и сказать: “Бриклебрит!”, то доброе животное станет выплёвывать золотые, и сзади и спереди.
– Что ж, это неплохо, – сказал подмастерье, поблагодарил мастера и отправился странствовать по свету.
Когда он нуждался в деньгах, то стоило ему только сказать своему ослу: “Бриклебрит!” – и тотчас сыпался дождь золотых, и одна была лишь работа – подымать их с земли.
И куда ни приходил молодой мельник, всюду подавали ему самое что ни на есть лучшее и самое дорогое, ведь денег-то у него был полон кошелёк.
Насмотрелся он всего на свете и подумал: “Что ж, надо бы, пожалуй, теперь и отца проведать. Если я явлюсь к нему с золотым ослом, то он, наверно, и гнев свой позабудет и встретит меня хорошо”. И случилось так, что попал он в ту же самую гостиницу, в которой его брату подменили столик. Он вёл своего осла под уздцы, и хозяин хотел было взять у него осла и привязать его к стойлу, но подмастерье сказал:
– Вы, пожалуйста, не трудитесь, своего серого я уж сам отведу в стойло и сам привяжу, я должен знать, где он будет находиться.
Хозяину это показалось странным, он подумал, что у того, кто должен сам ухаживать за своим ослом, денег-то, пожалуй, не очень густо; но когда незнакомец сунул руку в карман и достал оттуда два золотых и велел дать ему поесть чего получше, то хозяин от удивленья глаза вытаращил, побежал и достал самое лучшее, что у него было.
После обеда гость спросил, сколько он должен заплатить; ну, тут уж хозяин мелу не пожалел, подсчитал вдвое больше, чем следует, и сказал, что надо доложить ещё два золотых.
Сунул подмастерье руку в карман, а золота в нём больше не оказалось.
– Хозяин, вы подождите маленько, – сказал он, – я пойду и принесу вам золотые, – и взял с собой скатерть.
Странным показалось это хозяину, любопытно было ему знать, где у гостя монеты припрятаны. Пробрался он следом за ним, и, когда гость закрыл двери конюшни на засов, стал он подглядывать в щёлку. Гость разостлал под ослом скатёрку, крикнул: “Бриклебрит!” – и вмиг посыпалось золото из осла и сзади и спереди, и нападало его на землю немало.
– Вот она чертовщина какая! – сказал хозяин. – Да ведь это всё новенькие дукаты! Таких и целый кошелёк бы неплохо!
Гость оплатил свой трактирный счёт и улёгся спать. А хозяин пробрался ночью на конюшню, вывел оттуда монетных дел мастера, а на его место привязал другого осла.
На другой день, чуть свет, отправился подмастерье дальше со своим ослом, думая, что это и есть его золотой осёл. К полудню явился он к своему отцу; тот очень ему обрадовался и принял его ласково.
– Ну, скажи, сынок, что ж из тебя вышло? – спросил старик.
– Стал я мельником, батюшка, – ответил сын.
– А что же принёс ты домой из своих странствий?
– Да вот одного лишь осла.
– Ослов-то и здесь достаточно, – заметил отец, – лучше бы ты привёл хорошую козу.
– Так-то оно так, – ответил сын, – но осёл-то не простой, а золотой! Скажу я ему: “Бриклебрит!”, и навалит он вам на платок целую кучу золота. Вот созовите родных, я всех их сделаю богачами.
– Это хорошо, – сказал портной, – теперь незачем мне будет с иглой мучиться, – и побежал тотчас сам и созвал всех родичей в гости.
Собрались гости, и вот просит мельник очистить место, расстилает свой платок и приводит осла в комнату.
– Теперь смотрите, – сказал он и крикнул: “Бриклебрит!” Но то, что на пол упало, было совсем не золото, и всем стало ясно, что этот осёл такому искусству не обучен. Ведь не всякому же ослу быть монетных дел мастером.
У бедного мельника лицо так и вытянулось: он понял, что его обманули. И стал он просить у родных прощенья, что придётся им домой возвращаться такими же бедными, как и раньше. И ничего больше не оставалось, как взяться старику опять за свою иглу, а подмастерью поступить на работу к мельнику.
Младший брат попал в обучение к токарю, а ремесло это тонкое, вот и пришлось ему дольше всех учиться. Но братья написали ему письмо и сообщили, какая беда с ними приключилась и как в самый последний вечер хозяин гостиницы украл у них волшебные вещи.
Вот обучился токарь своему ремеслу, и настала пора ему странствовать, работу искать. Подарил ему мастер за прилежание мешок и сказал:
– А в мешке этом лежит дубинка.
– Ну, мешок-то я могу положить себе на плечи, он может мне, пожалуй, и пригодиться, но дубинка на что? От неё только тяжесть одна.
– А вот я тебе объясню, – ответил мастер. – Ежели тебя кто обидит, то стоит тебе только сказать: “Дубинка, из мешка!” – и тотчас выскочит она и бросится на людей и станет так весело по их спинам отплясывать, что целую неделю им нельзя будет ни двинуться, ни шевельнуться; и не остановится она до тех пор, пока ты не скажешь: “Дубинка, в мешок!”
Поблагодарил подмастерье своего хозяина, повесил мешок за плечи, и если кто-либо подходил к нему близко, собираясь на него напасть, то он говорил: “Дубинка, из мешка!” – и мигом дубинка выскакивала и начинала у одного за другим кафтан или куртку прямо на спине выхлапывать, и не дожидаясь, пока тот её снимет; и делала она это так проворно, что не успеет один и оглянуться, как тут другому черёд подходит.
Пришёл молодой токарь под вечер в ту самую гостиницу, где братьев его обманули. Положил свой мешок на стол и стал рассказывать про всякие диковины, которые пришлось ему повидать на свете.
– Да, – сказал он, – бывают этакие столики-самобранки, а бывают ещё и ослы золотые и всякая всячина; вещи хорошие, что и говорить, смеяться над этим не приходится, но всё это ничего не стоит перед богатством, которое удалось мне добыть! А лежит-то оно у меня в мешке.
Тут хозяин и навострил уши: “Что же это может быть такое? – подумал он. – Должно быть, мешок полон драгоценных камней. Неплохо бы мне и его заполучить, ведь недаром говорится: бог троицу любит”.
Подошло время ложиться спать, и завалился гость на скамью, и положил себе под голову свой мешок вместо подушки. Решил хозяин, что гость спит глубоким сном, подошёл к нему, ухватился за мешок и ну его тащить тайком да поосторожней, чтобы подменить его другим.
А токарь только этого и ждал – не успел хозяин мешок вытащить, как токарь крикнул: “Дубинка, из мешка!” А дубинка-то как выскочит да прямо на хозяина и здорово-таки намяла ему бока. Стал хозяин просить пощады, но чем громче кричал он, тем сильнее колотила его дубинка, да ещё в такт, пока, наконец, не упал он без чувств наземь.
И сказал тогда токарь:
– Если ты не вернёшь “столика-на-кройся” и золотого осла, то дубинка начнёт плясать снова.
– Ой, не бей меня больше! – застонал еле слышно хозяин. – Я всё охотно верну назад, скажи только своему домовому, чтоб он убрался опять в мешок.
И ответил ему подмастерье:
– Ладно, я тебя помилую, но смотри, берегись!
Он крикнул: “Дубинка, в мешок!” – и дубинка оставила хозяина в покое.
На другой день рано утром отправился токарь со “столиком-накройся” и золотым ослом домой к своему отцу. Обрадовался портной, увидев снова своего сына, и спросил его тоже, чему он в чужих краях научился.
– Токарем я сделался, родной батюшка, – ответил сын.
– Это тонкое ремесло, – сказал отец, – ну, а что же принёс ты с собой из странствий?
– Дорогую вещицу, батюшка, – ответил сын, – дубинку в мешке.
– Что? – закричал отец. – Дубинку? Стоило ещё трудиться! Да ведь её же можно из каждого дерева вытесать.
– Да, но, пожалуй, не такую, батюшка. Стоит мне только сказать ей: “Дубинка, из мешка!”, и вмиг выскочит она и заставит того, кто плохо со мной обращается, так заплясать, что на земле лежать да о пощаде просить будет. Вот видите, благодаря этой дубинке я вернул назад и столик и золотого осла, которых отнял вороватый хозяин гостиницы у моих братьев. Теперь позовите их обоих и пригласите всех родных, я всех досыта и угощу, и напою, и полные карманы им золотом набью.
Старик-портной не поверил было словам сына, однако ж созвал всю родню. Вот разостлал токарь в комнате платок, привёл золотого осла и сказал своему брату:
– Ну, милый братец, поговори-ка с ним.
Сказал мельник: “Бриклебрит!” – и тотчас стали падать на платок дождём червонцы, и не остановился осёл до тех пор, пока у всех золота не стало столько, что его едва можно было дотащить.
(А по тебе видать, что и ты не прочь был бы там побывать!)
Потом токарь принёс столик и сказал:
– Ну, братец, поговори-ка ты с ним.
И только столяр вымолвил: “Столик, накройся!” – он уже и скатертью был покрыт, и весь богато уставлен самыми дорогими блюдами. Тут начался пир горой! За всю жизнь не было у портного в доме такого обеда, и вся родня засиделась до самой поздней ночи, и все были веселы и счастливы.
А портной запер в свой шкаф иглу и нитки, аршин и утюг и стал жить да поживать вместе со своими сыновьями в радости и достатке.

Читайте также:
Малыш и Карлсон - Астрид Линдгрен, читать детям онлайн

Столик-накройся, золотой осел и дубинка из мешка

Давно тому назад жил на свете портной. Было у него три сына и одна единственная коза; она их всех молоком кормила, и потому приходилось за ней ухаживать как следует и каждый день гонять ее на пастбище.

Сыновья пасли козу каждый по очереди. Погнал ее раз старший сын пастись на кладбище, а трава росла там высокая да сочная, — вот коза щипала траву и прыгала. Вечером, когда надо было уже домой возвращаться, он у нее и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

Что не съесть мне больше ни листа.

— Ну, так ступай домой, — сказал мальчик. Взял ее за веревочку, привел в стойло и крепко привязал.

— Ну, — спросил старик-портной, — наелась ли коза наша досыта?

— О, — ответил сын, — она уж так сыта, что не хочет больше ни листа.

Но захотелось отцу самому в этом убедиться, и он пошел в стойло, погладил любимую свою козочку и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

И ответила ему коза:

С чего же быть мне сытою?

Скакала я через могилочку

И съела лишь былиночку.

— Что я слышу! — воскликнул портной, выскочил из стойла и говорит сыну:

— Эх ты, лгунишка, что же ты говоришь, что коза наша сыта, а она-то совсем голодная! — и, разгневавшись, он взял со стены свой аршин, побил сына и прогнал его со двора.

На другой день настал черед пасти козу среднему сыну. Вот нашел он в саду возле забора местечко, где трава была хорошая, и коза всю ее поела. Вечером он собрался домой и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

А коза отвечает:

Что не съесть мне больше ни листа.

— Тогда ступай домой, — сказал мальчик, повел ее и крепко привязал к стойлу.

— Ну, — спросил старик-портной, — наелась ли коза наша досыта?

— О, — ответил сын, — она уж так сыта, что не хочет больше ни листа.

Но портной решил сам в этом убедиться. Он пошел в стойло и спрашивает:

— Сыта ли ты, коза моя?

И ответила коза:

Да как же мне быть сытою?

Скакала я через могилочку

Да съела лишь былиночку.

— Ах ты, этакий злодей! — крикнул портной. — Такую смирную козу да еще заставлять голодать! — И он выбежал из стойла, схватил аршин, отчесал им сына и прогнал его со двора.

Пришел черед младшему сыну козу пасти, и порешил он дело поставить лучше: нашел заросль с густою листвой и стал пасти там козу. Вечером, когда подошло время домой возвращаться, спрашивает он козу:

— Сыта ли нынче, коза моя?

И ответила коза:

Что не съесть мне больше ни листа.

— Ну, так ступай домой, — сказал мальчик, повел ее в стойло и крепко-накрепко привязал.

— Ну, — спросил старик-портной, — наелась ли коза наша досыта?

— О, — ответил сын, — она уж так сыта, что не хочет больше ни листа. — Но портной тому не поверил, пошел в стойло и спрашивает:

Читайте также:
Жук-философ и другие — Дональд Биссет, читать детям онлайн

— Сыта ли ты, коза наша, нынче?

И ответила злая коза:

С чего же быть мне сытою?

Скакала я через могилочку

Да съела лишь былиночку.

— Ах ты, лживая тварь! — воскликнул портной. — Все вы тут лентяи да негодяи! Ну, теперь уж в дураках меня не оставите! — и, разгневанный, он выскочил из стойла да так отчесал по спине бедного мальчика, что тот еле из дому выскочил.

И остался старик-портной один со своею козой. На другое утро зашел он в стойло, начал ласкать и гладить козу и говорит:

— Иди, моя милая козочка, я уж сам тебя поведу на пастбище. — Взял он ее за веревку и завел в зеленые кусты, где росла трава-деревей и другие растения, которые так любят щипать козы.

— Тут уж ты хоть раз, а вдосталь наешься, — сказал он и оставил ее пастись до самого вечера. А потом спрашивает ее:

— Сыта ли ты, коза моя?

Что не съесть мне больше ни листа.

— Ну, так ступай тогда домой, — сказал портной, отвел ее в стойло и привязал крепко-накрепко. Он ушел, а потом вернулся опять и спрашивает:

— Ну, что, а теперь-то ты сыта?

Но коза ответила то же, что и сыновьям:

С чего же быть мне сытою?

Скакала я через могилочку

Да съела лишь былиночку.

Услыхал это портной да так и остолбенел; он понял, что понапрасну выгнал своих трех сыновей из дому.

— Погоди уж, — закричал он, — неблагодарная ты тварь! Тебя мало со двора прогнать, я тебе еще такую отметину сделаю, что ты честным портным и на глаза не покажешься!

Выскочил он из хлева, принес свою бритву, нагнул козе голову и выбрил ее наголо. Потом взял плетку и так отчесал козу, что пустилась она бежать от него со всех ног.

И остался портной один-одинешенек в своем доме. Стало ему очень грустно и захотелось теперь вернуть своих сыновей, да никто не знал, куда они девались.

Старший из них поступил в обученье к одному столяру и учился у него прилежно и старательно, и когда срок ему вышел и пришло время идти странствовать и работу искать, подарил ему мастер столик, с виду совсем неказистый, и сделан он был из простого дерева; но было у него одно свойство — если поставить его и сказать: «Столик, накройся!» — то добрый столик тотчас накрывался чистой маленькой скатертью, и стояли на нем тарелки, а рядом нож и вилка, и столько вареного и жареного, сколько места хватало, да еще большой стакан красного вина искрился так, что сердце прямо радовалось.

Вот молодой подмастерье и подумал: «Ну, этого-то мне, пожалуй, на целую жизнь хватит!» — и, довольный и веселый, отправился странствовать по свету; и его мало огорчало, хороша ли, плоха ли гостиница и можно ли там найти что поесть. Иногда он в нее и вовсе не заходил, а ставил свой столик перед собой, где ему было любо, будь то в поле, в лесу или на лугу, и говорил: «Столик, накройся!», и тотчас являлось все, что его душе было угодно.

Наконец подумал он, что пора бы ему и домой к отцу воротиться, — гнев у него, пожалуй, уже поостыл, а с таким столиком старик примет его назад охотно. Но случилось так, что по пути домой забрел он под вечер в гостиницу, а гостей там было полным-полно. Они поздоровались с ним и пригласили его присесть с ними вместе за стол и поужинать, а то трудно-де будет ему здесь что-нибудь получить.

— Нет, — ответил молодой столяр, — зачем я буду вас еще объедать, уж лучше вы будьте моими гостями.

Посмеялись они и подумали, что он над ними шутит. Но он поставил свой деревянный столик посреди комнаты и сказал: «Столик, накройся!» И вмиг появились на нем кушанья, да такие вкусные, что подобных и сам хозяин гостиницы не мог бы им предложить, и запах пищи приятно щекотал нос гостям.

— Ну, давайте начнем, дорогие друзья, — сказал столяр.

И гости поняли его как должно и не заставили себя долго упрашивать, подсели к столику, достали свои ножи и смело принялись за еду. И что удивило их больше всего — это то, что когда они съедали одно кушанье, то вмиг появлялось само собой на его место другое. А хозяин стоял в сторонке и все это видел; он не знал, что ему и сказать, и подумал: «Да, такого повара и мне в хозяйстве неплохо бы иметь».

Столяр и его гости веселились до самой поздней ночи и наконец улеглись спать, а с ними и молодой подмастерье, а столик свой волшебный он поставил к стене. Но хозяину гостиницы мысли о нем не давали покоя; он вспомнил, что у него в кладовой стоит старый столик, точь-в-точь похожий на этот, и он его принес и тихонько подменил волшебный столик своим.

На другое утро столяр уплатил деньги за ночлег, взял столик, не подозревая, что его подменили, и отправился своим путем-дорогой дальше. К полудню пришел он к отцу, и тот встретил его с большой радостью.

— Ну, дорогой сынок, чему же ты научился? — спросил он его.

— Стал я, батюшка, столяром.

— Что ж, это хорошее ремесло, — ответил старик, — а что ты принес домой, что заработал во время странствий?

— Батюшка, самое дорогое, что я принес с собой, — это вот этот столик.

Осмотрел его портной со всех сторон и говорит:

— Что ж, сделан-то он неважно, столик старый и плохой.

— Но ведь это «столик-накройся», — ответил сын, — если поставить его да сказать, чтоб он накрылся, то появятся на нем тотчас самые прекрасные блюда, да еще и вино, чтоб сердцу было веселей. Вы вот пригласите всех родных и друзей, пусть попируют и попьют, — столик их всех накормит.

Вот собрались гости. Взял он свой столик, поставил его посредине комнаты и говорит: «Столик, накройся!» Но столик даже и не пошевелился и остался таким же пустым, как и всякий другой, который слов не понимает. Понял тогда бедный подмастерье, что столик-то ему подменили, и стыдно стало ему, что оказался он перед гостями лгуном.

Посмеялись над ним родственники, и пришлось им не солоно хлебавши домой возвращаться. Достал портной опять свое тряпье и принялся снова за шитье, а сын поступил к мастеру на работу.

Средний сын попал к мельнику и поступил к нему в обученье. Когда ему вышел срок, мастер сказал:

— Ты работал хорошо, и вот за это дарю я тебе осла не простого, а особенного, — в упряжку он не годится и мешков тоже таскать не станет.

— Да на что же он мне тогда нужен? — спрашивает молодой подмастерье.

— Он золото выплевывает, — ответил мельник, — ежели поставить его на платок и сказать: «Бриклебрит!», то доброе животное станет выплевывать золотые и сзади и спереди.

— Дело это хорошее, — сказал подмастерье, поблагодарил мастера и отправился странствовать по свету. Когда он нуждался в деньгах, то стоило ему только сказать своему ослу: «Бриклебрит!», и тотчас сыпался дождь золотых, и одна была лишь работа — подымать их с земли.

И куда ни приходил молодой мельник, подавали ему самое что ни на есть лучшее и самое дорогое, ведь денег-то у него был полон кошелек.

Насмотрелся он всего на свете и подумал: «Что ж, надо бы, пожалуй, теперь и отца проведать, если явиться к нему с золотым ослом, то он, наверно, и гнев свой позабудет и встретит меня хорошо». И случилось так, что попал он в ту же самую гостиницу, в которой его брату подменили столик. Он вел своего осла под уздцы, и хозяин хотел было взять у него осла и привязать его к стойлу, но молодой подмастерье сказал:

— Вы, пожалуйста, не трудитесь, своего серого я уж сам отведу в стойло и сам привяжу, я должен знать, где он будет находиться.

Хозяину это показалось странным; он подумал, что у того, кто должен сам ухаживать за своим ослом, денег-то, пожалуй, не очень густо; но когда незнакомец сунул руку в карман и достал оттуда два золотых и велел дать ему поесть чего получше, то хозяин от удивления глаза вытаращил, побежал и достал самое лучшее, что у него было.

После обеда гость спросил, сколько он должен заплатить; ну, тут уж хозяин мелу не пожалел, подсчитал вдвое больше, чем следует, и сказал, что надо доложить еще два золотых. Сунул подмастерье руку в карман, а золота в нем больше не оказалось.

— Хозяин, вы подождите маленько, — сказал он, — я пойду и принесу вам золотые, — и взял с собою скатерть.

Хозяин не знал, что бы это должно значить; стало ему любопытно,

и он пробрался следом за гостем, и когда тот закрыл двери конюшни на засов, стал он подглядывать в щелку. Гость разостлал под ослом платок, крикнул: «Бриклебрит!» — и вмиг посыпалось золото из осла и сзади и спереди, и нападало его на землю немало.

— Вот она чертовщина какая! — сказал хозяин.— Да ведь это всё новенькие дукаты! Таких и целый кошелек бы неплохо!

Гость оплатил свой трактирный счет и улегся спать. А хозяин пробрался ночью на конюшню, вывел оттуда монетных дел мастера, а на его место привязал другого осла.

На другое утро, только стало светать, отправился подмастерье дальше со своим ослом, думая, что это и есть его золотой осел. К полудню явился он к своему отцу; тот очень ему обрадовался и принял его ласково.

— Ну, скажи, сынок, что ж из тебя вышло? — спросил старик.

— Стал я мельником, милый батюшка, — ответил он.

— А что же принес ты домой из своих странствий?

— Да вот одного лишь осла.

— Ослов-то и здесь достаточно, — заметил отец, — лучше бы ты привел хорошую козу.

— Так-то оно так, — ответил сын, — но ведь это осел не простой, а золотой, — скажу я ему: «Бриклебрит!», и навалит он вам на платок целую кучу золота. Вот созовите родных, я всех их сделаю богачами.

— Это дело подходящее, — сказал портной, — теперь незачем мне будет с иглой мучиться, — и побежал тотчас сам и созвал всех родичей в гости. Собрались гости, и вот просит мельник очистить место, расстилает свой платок и приводит осла в комнату.

— Теперь смотрите, — сказал он и крикнул: «Бриклебрит!», но было то не золото, что на пол упало; и стало всем ясно, что этот осел искусству такому не обучен; да оно и верно, что не всякий осел на это способен бывает.

У бедного мельника лицо так и вытянулось; он понял, что его обманули; и стал он просить у родных прощенья, что придется им домой возвращаться такими же бедными, как и раньше. И ничего больше не оставалось, как взяться старику опять за свою иглу, а подмастерью поступить на работу к мельнику.

Младший брат попал в обучение к одному токарю, а ремесло это тонкое, вот и пришлось ему дольше всех учиться. Но братья написали ему письмо и сообщили, какая беда с ними приключилась и как в самый последний вечер хозяин гостиницы украл у них их волшебные вещи.

Читайте также:
Ох — украинская народная сказка, читать детям онлайн

Вот обучился токарь своему ремеслу, и настала пора ему странствовать, работу искать, и подарил ему мастер за хорошее поведение мешок и сказал:

— А лежит в этом мешке дубинка.

— Ну, мешок-то я могу положить себе на плечи, он может мне, пожалуй, и пригодиться, но дубинка на что? От нее только тяжесть одна.

— А вот я тебе объясню, — ответил мастер: — ежели тебя кто обидит, то стоит тебе только сказать: «Дубинка, из мешка!» — и тотчас выскочит она и бросится на людей и станет так весело по их спинам отплясывать, что целую неделю им нельзя будет ни двинуться, ни пошевельнуться; и не остановится она до тех пор, пока ты не скажешь: «Дубинка, в мешок!»

Поблагодарил подмастерье своего хозяина, повесил мешок за плечи, и если кто-либо подходил к нему близко, собираясь на него напасть, то он говорил: «Дубинка, из мешка!» — и мигом дубинка выскакивала и начинала у одного за другим кафтан или куртку на спине выколачивать, да не ожидая, пока ее тот снимет; и так она это делала проворно, что не успеет один и оглянуться, как тут черед и другому подходит.

Пришел молодой токарь под вечер в ту самую гостиницу, где братьев его обманули. Положил свой мешок на стол и стал рассказывать про всякие диковины, которые ему пришлось повидать на свете.

— Да, — сказал он, — бывают этакие столики-самобранки, а бывают еще и ослы золотые и всякая всячина; вещи-то они хорошие, что и говорить, смеяться над этим не приходится, но все это ничего не стоит перед богатством, что удалось мне добыть, а лежит оно у меня в мешке.

Тут хозяин и навострил уши: «Что же оно может быть такое? — подумал он. — Должно быть, мешок полон драгоценных камней. Неплохо бы мне и его заполучить, ведь хорошее-то случается всегда трижды».

Вот подошло время ложиться спать, и завалился гость на скамью и положил себе под голову свой мешок вместо подушки. Хозяин, решив, что гость спит глубоким сном, подошел к нему, ухватился за мешок и ну его тащить тайком да поосторожней, чтоб подменить его другим.

А токарь только этого и ждал; только хозяин хотел было мешок вытащить, токарь крикнул: «Дубинка, из мешка!» И как выскочит дубинка, да прямо на хозяина и здорово-таки намяла ему бока. Стал хозяин просить пощады, но чем громче кричал он, тем сильнее, да еще в такт, колотила дубинка его по спине, пока, наконец, не упал он без чувств наземь.

И сказал тогда токарь:

— Если ты не вернешь «столика-накройся» и золотого осла, то дубинка начнет плясать снова.

— Ой, нет! — застонал еле слышно хозяин. — Я все охотно верну назад, скажи только своему домовому, чтобы он убрался опять в мешок.

И ответил ему подмастерье:

— Ладно, я тебя помилую, но смотри, берегись!

Он крикнул: «Дубинка, в мешок!» — и дубинка оставила хозяина в покое.

На другое утро отправился токарь со «столиком-накройся» и золотым ослом домой к своему отцу. Обрадовался портной, увидев снова своего сына, и спросил его тоже, чему он в чужих краях научился.

— Дорогой батюшка, — ответил тот, — я токарем сделался.

— Это тонкое ремесло, — сказал отец, — ну, а что же принес ты с собой из странствий?

— Дорогую вещицу, милый батюшка, — ответил сын, — дубинку в мешке.

— Что? — закричал отец. — Дубинку? Стоило еще трудиться! Да ведь ее же можно из каждого дерева вытесать.

— Да, но, пожалуй, не такую, милый батюшка; стоит мне только сказать ей: «Дубинка, из мешка!», и вмиг выскочит она и заставит того, кто плохо со мной обращается, так заплясать, что на земле лежать будет да просить о пощаде. Вот видите, благодаря этой дубинке я вернул назад и столик и золотого осла, который отнял вороватый хозяин гостиницы у моих братьев. Теперь позовите их обоих и пригласите всех родных, я всех досыта и угощу, и напою, и полные карманы им золотом набью.

Старик-портной не поверил было тому, однако ж созвал всю родню. Вот разостлал токарь в комнате платок, привел золотого осла и сказал своему брату:

— Ну, милый братец, поговори-ка с ним.

И сказал мельник: «Бриклебрит!» — и тотчас стали падать на платок дождем червонцы; и осел делал это до тех пор, пока у всех золота стало столько, что его еле можно было дотащить.

(А по тебе видать, что и ты не прочь был бы там побывать!)

Потом токарь принес столик и сказал:

— Ну, братец, поговори-ка ты с ним.

И только столяр вымолвил: «Столик, накройся!», — он уже и скатертью был покрыт, и весь богато уставлен самыми прекрасными блюдами.

Тут начался пир, — и не было за всю жизнь у портного в доме такого обеда, и вся родня засиделась до самой поздней ночи, и все были веселы и довольны.

И запер портной в свой шкаф иглу и нитки, аршин и утюг и стал жить да поживать вместе со своими сыновьями в радости и в богатстве.

— Ну, а куда же девалась коза, что была причиной тому, что прогнал портной из дому своих сыновей?

— Это я тебе сейчас расскажу. Стыдно ей стало, что бритая у нее голова, вот и забежала она в лисью нору да там и спряталась. Вернулась лиса домой, видит — поблескивают в темноте ей навстречу два больших глаза, — испугалась она и убежала. Встретился ей по дороге медведь, видит, что лиса в большом смущенье, и спрашивает у нее:

— Что это с тобой, лисичка-сестричка, чего это у тебя такой испуганный вид?

— Ох, — отвечает рыжая, — страшный зверь засел у меня в норе и таращит на меня огненные глазища.

— Да мы его враз выгоним, — говорит медведь, и пошел с ней к норе и заглянул туда; но как увидел огненные глазища, тут страх на него и напал: что тут со страшным зверем поделаешь? И давай медведь из норы ходу. Тут повстречалась ему пчела; заметила она, что медведю как-то не по себе, и спрашивает:

— Медведь, чего это у тебя вид такой мрачный, куда девалась твоя веселость?

— Тебе-то хорошо рассуждать, — ответил медведь, — а вот у лисы в доме засел страшный зверь, глаза выпучил, и выгнать его мы никак не в силах.

И сказала пчела:

— Жаль мне тебя, медведь; хоть я существо слабое и бедное и вы на меня и глядеть не хотите, но я все-таки могу вам помочь.

И она влетела в лисью нору, села козе на бритую голову и так больно ее ужалила, что та так и подпрыгнула, да как закричит: «Ме-ме!» и как угорелая выскочила оттуда. И никто до сих пор так и не знает, куда она забежала.

Столик, сам накройся, золотой осел и дубинка из мешка — Братья Гримм

Много лет тому назад жил да был портной, а у него было три сына и всего-навсего одна коза. Но эта коза прокармливала их всех своим молоком, а потому и кормить ее надо было хорошо и ежедневно гонять на пастбище. Гонять ее сыновьям приходилось по очереди.

И вот однажды старший сын пригнал ее на кладбище, где росли превосходнейшие травы, и дал ей там досыта наесться и напрыгаться.

Под вечер, когда уже пора было домой идти, он спросил ее: «Козочка, сыта ли ты?» И козочка отвечала:

Я так теперь сыта-сыта,
Что не могу съесть ни листа.
Мэ-э!

«Ну, так пойдем домой», — сказал молодец, ухватил ее за веревочку, привел в хлев и привязал ее там.

«Ну, что, — спросил старый портной, — наелась ли козочка досыта?» — «О да! Она так сыта, что не может съесть ни листа».

Однако же отец захотел сам в этом удостовериться, пошел в стойло, погладил милое животное и спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

И козочка отвечала:
С чего могу я быть сыта?
Не съела в день я ни листа.
Мэ-э!

«Что я слышу? — воскликнул портной, взбежал наверх и сказал сыну: — Ах ты, лжец! Говорил, что коза сыта, а сам заставляешь ее голодать?» И в страшном гневе сорвал аршин со стены, стал им бить сына и прогнал его из дому.

На другой день очередь дошла до другого сына, и тот выискал у садового забора такое местечко, где росла только отличная трава, и коза всю ее съела.

Под вечер, когда он хотел вернуться домой, он спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

И козочка отвечала:
Я так теперь сыта-сыта,
Что не могу съесть ни листа.
Мэ-э!

«Ну, так пойдем домой», — сказал молодец, привел ее домой и привязал крепко-накрепко в стойле. «Ну, — спросил старый портной, — довольно ли было корму у козочки?» — «О-о! — сказал сын. — Да она так сыта, что не съесть ей ни листа».

Но отец решил убедиться сам, пошел в хлев и спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

Козочка отвечала:
С чего могу я быть сыта?
Не съела в день я ни листа.
Мэ-э!

«Ах ты, злодей, ах, бездельник! — вскричал портной. — Этакую славную скотинку да голодом морить!» — взбежал наверх за аршином да и выгнал второго сына из дому.

Пришла очередь третьего сына. Тот задумал выполнить свое дело как можно лучше, выискал кустарничек с густой листвой и дал козочке вдоволь наесться листвы.

Вечерком, собираясь домой, он спросил у козочки: «Козочка, сыта ли ты?»

Козочка отвечала:
Я так теперь сыта-сыта,
Что не могу съесть ни листа.
Мэ-э!

«Ну, так пойдем домой», — сказал молодец, привел ее в хлев и привязал накрепко. «Ну, — спросил портной, — наелась ли коза досыта?» — «О, — отвечал сын, — так-то она сыта, что не съесть ей ни листа».

Не поверил портной сыну, пошел вниз, в хлев, и спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

Злая тварь отвечала:
С чего могу я быть сыта?
Не съела в день я ни листа.
Мэ-э!

«Ах ты, лживое отродье! — воскликнул портной. — Один другого хуже и нерадивее! Теперь уж вы меня не одурачите!» — и в ярости взбежал наверх да аршином так наколотил сыну спину, что тот сам убежал из дома.

Вот и остался старый портной один-одинешенек со своей козой. На другое утро сошел он в хлев, стал ласкать козочку и сказал: «Ну, пойдем, дорогая моя животинка, я сам сведу тебя на пастбище».

И повел ее на веревке к зеленым изгородям и стал кормить теми травами, которые особенно любимы козами. «Тут ты можешь напитаться, сколько твоей душеньке угодно!» — сказал он козочке и оставил ее пастись до самого вечера.

А вечером спросил: «Козочка, сыта ли ты?»

Она ответила:
Я так теперь сыта-сыта,
Что не могу съесть ни листа.
Мэ-э!

«Ну, так пойдем домой», — сказал портной, свел ее в хлев и привязал накрепко. Уходя из хлева, он еще раз обернулся и сказал:

«Ну, сыта ли ты теперь?»

Но коза и с ним так же поступила, как с сыновьями его, и отвечала:

С чего могу я быть сыта?
Не съела в день я ни листа.
Мэ-э!

Услышав это, портной обомлел: он понял, что совершенно напрасно прогнал от себя своих троих сыновей. «Погоди ужо, — воскликнул он, — неблагодарная тварь! Прогнать тебя мало! Я на тебе такую отметину поставлю, что ты честным портным не посмеешь и на глаза показаться!»

Читайте также:
Как две лисы нору делили - Пляцковский М.С., читать детям онлайн

Мигом слетал он наверх, принес свою бритву, намылил козе всю голову и выбрил ее глаже ладони. А так как аршином бить ее было бы слишком много для нее чести, то он принес простую плеть и так нахлестал козу, что та пустилась от него большими прыжками.

Портной, очутившись один-одинешенек в своем доме, крепко загрустил и охотно бы вернул к себе своих сыновей, но никто не знал, куда они подевались.

Старший поступил в учение к столяру, был в учении старателен и послушен, и когда время ученья миновало, его хозяин подарил ему столик, в котором на вид ничего мудреного не было, и сделан-то он был из самого простого дерева; но у него было одно хорошее свойство… Стоило только его поставить да сказать: «Столик, накройся!» — и тотчас на том столике явится чистенькая скатерка, а на ней и тарелка, и ножик с вилкою, и блюдо с жареным или печеным, да еще сверх того большой стакан красного вина — глазам на усладу, сердцу на радость.

Молодой подмастерье подумал: «Ну, этого столика хватит мне на всю жизнь!» — и пошел себе бродить по свету, нимало не заботясь о том, в какую он попадал гостиницу: хороша ли, дурна ли она была и можно ли было в ней что-нибудь найти или нельзя.

Если вздумается ему, то он и вовсе не зайдет в гостиницу, а где-нибудь в поле, в лесу, на лугу вытащит столик из-за спины, поставит его перед собою и скажет: «Столик, накройся!» — и явится на столик все, чего душа желает. Наконец пришло ему в голову, что следует ему вернуться к отцу, что гнев у старика уже прошел и что он охотно примет его снова в дом с такой диковинкой, как этот столик.

Случилось при этом, что на обратном пути зашел он однажды вечером в гостиницу, которая была переполнена постояльцами: они его поприветствовали и пригласили сесть за их стол и разделить с ними трапезу. «А то, — сказали они, — едва ли ты что-нибудь здесь достанешь». — «Нет, — отвечал столяр, — зачем стану я у вас отнимать; лучше уж я сам вас угощу».

Те посмеялись и подумали, что он с ними шутит, а столяр поставил свой деревянный столик среди комнаты и сказал: «Столик, накройся!» Мигом покрылся стол кушаньями, да такими, что их нельзя было бы достать и у хозяина гостиницы, а у гостей уж от одного запаха слюнки потекли.

«Принимайтесь-ка, друзья», — сказал столяр, и никто из гостей не заставил себя просить дважды; все пододвинулись к столику, вытащили ножи и принялись за еду. И более-то всего удивлялись тому, что не успевало блюдо опорожниться, как на его место само собою являлось новое.

Тем временем хозяин гостиницы стоял в одном из углов комнаты и присматривался к этой диковинке; он и сам не знал, что ему сказать, однако же надумал: «Такого повара недурно было бы мне завести у себя, в моем хозяйстве».

Столяр и его гости веселились и потешались до поздней ночи, пока наконец не улеглись спать; и молодой подмастерье улегся также, поставив свой диковинный столик около стенки.

А хозяин все никак не мог успокоиться: ему пришло в голову, что в кладовой у него был столик точь-в-точь такой же, как этот. И вот он тихонько вытащил свой столик и подменил им столик столяра.

На другое утро столяр заплатил за свой ночлег, взял столик, вовсе не думая о том, что он подменен другим, и пошел своей дорогой;

В полдень пришел он к отцу, который принял его с великой радостью. «Ну, милый сын мой, чему ты выучился?» — спросил он у него. «Батюшка, я теперь столяр». — «Доброе ремесло, — сказал старик, — ну, а что же ты из своих странствований домой принес?» — «А вот, батюшка, лучшее из всего, что я принес — вот этот столик».

Портной осмотрел его со всех сторон и сказал: «Ну, эта штука не важная — это просто старый и дрянной столишка». — «Да ведь это столик не простой, — сказал столяр, — если я его поставлю и скажу ему, чтобы он накрылся, так на нем тотчас явятся лучшие кушанья и такое винцо, что и на сердце повеселеет. Вот вы и пригласите-ка всех родных и друзей к тебе, пусть полакомятся и потешатся, мой столик их всех накормит».

Когда все гости были в сборе, он поставил свой столик посреди комнаты и сказал: «Столик, накройся!» А столик и не двинулся и оставался по-прежнему пустым, как и всякий другой, не разумеющий заветного слова.

Тут увидел бедняга-подмастерье, что столик у него подменен, и устыдился того, что он в глазах всех явился лжецом. Родные все его осмеяли и должны были разойтись по домам, не пивши и не евши.

Отец опять вытащил свое тряпье и стал портняжить; а сын определился к мастеру в подмастерья.

Второй сын портного пришел к мельнику и поступил к нему в ученье. Когда миновали годы ученья, хозяин-мельник сказал ему: «Так как ты вел себя хорошо, то я тебе подарю осла особой породы, такого, что ни возок возить не может, ни кулей таскать». — «Так на что же он годен?» — спросил сын портного. — «А вот на что: из него золото сыплется! — отвечал мельник. — Стоит тебе только поставить его на разостланный платок да сказать: «Бриклебрит», — и посыплется у него золото отовсюду». — «Славная это штука!» — сказал сын портного, поблагодарил хозяина и побрел по белу свету.

Чуть, бывало, понадобятся деньги, стоит ему только сказать ослу: «Бриклебрит», — и сыплется золото дождем, и ему уж приходилось только подбирать его с земли. Куда бы он не приходил, ему подавай только все самое лучшее и чем дороже, тем лучше, потому что кошелек у него был постоянно полнешенек золота.

Побродив некоторое время по белу, свету, он подумал: «Надо бы теперь отца разыскать; ведь если я к нему теперь приду со своим ослом, он и гнев позабудет, и меня примет ласково».

Случилось, что на пути попал он в ту самую гостиницу, в которой был подменен столик у его брата. Сын портного вел осла под уздцы и, когда хозяин хотел у него осла взять и привязать, наш молодец сказал ему: «Не трудитесь, я своего ослика всегда сам ставлю в стойло, сам и привязываю, потому я должен знать, где он стоит».

Хозяину это показалось странно, и он подумал: «Ну, коли сам за ослом ухаживает, значит, не больно много от него наживешься». Но когда приезжий сунул руку в карман да вытащил из него два червонца, да приказал ему закупить всего хорошего, хозяин и рот разинул, побежал и разыскал ему лучшее, что можно было добыть.

После обеда гость спросил, сколько ему следует заплатить, и хозяин не пожалел мела на запись — подвел счет так, что ему приходилось получить с гостя еще пару золотых.

Молодец наш сунул руку в карман, но денег в кармане у него не оказалось. «Погодите с минуточку, господин хозяин, — сказал он, — я сейчас схожу и принесу золота». Пошел и скатерть с собой захватил.

Хозяин не мог понять, что бы это могло значить; захотел узнать, прокрался за ним следом, и так как гость запер дверь конюшни на задвижку, то хозяин стал подглядывать через скважинку.

А гость разостлал под ослом скатерть, крикнул: «Бриклебрит!» — и тотчас посыпалось у осла золото и спереди, и сзади, и порядочно его попадало на землю. «Ах, шут его возьми! — сказал хозяин. — Скоро же он червонцы чеканит! Такой кошель иметь недурно!»

Гость уплатил по счету и лег спать; а хозяин пробрался ночью в стойло, увел оттуда диковинного осла и поставил другого на его место.

На следующее утро ранешенько молодец со своим ослом отправился в путь, не подозревая, что осел у него подменен.

В полдень пришел он к своему отцу, и тот ему обрадовался и принял его ласково. «Ну, сынок, что-то из тебя сталось?» — спросил старик. «А я теперь в мельниках, батюшка», — отвечал сын. «А что же ты, сынок, с собою из странствований своих принес?» — «А всего только одного осла». — «Ослов тут и так довольно, — сказал отец, — по мне хорошая коза была бы лучше осла». — «Да, конечно! — отвечал сын. — Да только мой осел-то не простой, а диковинный; чуть только скажу ослу: «Бриклебрит», — так он и насыплет мне полный платок золота. Созовите-ка всех родственников, я их сразу обогащу». — «Это мне нравится, — сказал портной, — значит, мне не нужно будет более мучиться с иглой?» — и тотчас вскочил, сам побежал по всем родственникам и всех к себе созвал.

Когда они все были в сборе, мельник, сын портного, попросил их очистить место, разостлал свою подстилку и привел осла в комнату. «Теперь смотрите! — сказал он им и произнес громко: — Бриклебрит!» Однако же никаких червонцев не посыпалось, и выяснилось тотчас, что осел ничего не разумеет в искусстве добывания золота… И то сказать, не всякий же осел обладает таким даром!

Тогда у бедняги лицо повытянулось: он увидал, что его обманули и стал просить извинения у своих родных, которым пришлось вернуться домой такими же бедняками, как прежде. Что же было делать? Пришлось старику-портному опять взяться за иголку, а нашему молодцу — поступить в услужение к соседнему мельнику.

Третий сын был в ученье у токаря, и так как это ремесло хитрое, то и пришлось ему учиться дольше всех братьев. Однако же братья известили его письмом, как плохо им пришлось от того хозяина гостиницы, который накануне их возвращения домой сумел оттягать их диковинки.

Когда третий брат окончил ученье у токаря и должен был с ним расстаться, токарь подарил ему за хорошее поведение мешок и сказал: «В этом мешке лежит дубинка». — «Мешок-то я могу через плечо повесить, и он мне может пригодиться, но к чему же в нем дубинка? Она будет только напрасно тяготить меня». — «А вот к чему, — отвечал мастер, — если тебя кто-нибудь обидит, ты только скажи: „Дубинка, из мешка!” — дубинка выскочит и так примется отплясывать на любой спине, что побитый потом дней восемь и пошевелиться не сможет. И до тех пор будет плясать, пока ты не скажешь: „Дубинка, в мешок!”»

Подмастерье поблагодарил мастера, повесил суму через плечо, и когда кто-нибудь подходил к нему слишком близко или умышлял на его жизнь, то он, бывало, только скажет: «Дубинка, из мешка!» — и тотчас выпрыгнет дубинка и пойдет выколачивать на спинах платье прежде, чем даже и снять его успеют; да так-то быстро и ловко, что раньше, чем один оглянуться успеет, дубинка уж за другого принимается.

Путем-дорогою молодой токарь пришел под вечер в ту гостиницу, в которой его братья были обмануты плутом-хозяином. Он положил перед собою свою котомку на стол и стал рассказывать, что он видел диковинного на свете во время своих странствований. «Да, — сказал он, — бывают такие столики, что сами накрываются, и ослы, из которых золото сыплется само собою, — все это, конечно, недурно, и я бы от этого всего не прочь, но все это ничто перед тем сокровищем, которое я успел приобрести и везу с собою в мешке».

Читайте также:
В медвежий час - Цыферов Г.М., читать детям онлайн

Хозяин тотчас и уши насторожил. «Что бы это могло быть такое? — подумал он. — Мешок-то у него, верно, набит одними драгоценными каменьями; недурно бы мне и его прибрать к рукам: недаром говорится, что всего хорошего бывает по трое».

Когда пришло время спать ложиться, гость растянулся на лавке и подложил свой мешок под голову. Хозяин же, когда решил, что гость его заснул глубоким сном, подошел к нему, ухватился за мешок и стал полегоньку тащить из-под головы гостя, чтобы заменить его другим мешком.

А токарь давно уже только этого и поджидал, и в то самое время, когда хозяин собирался дернуть мешок посильнее, он воскликнул: «Дубинка, из мешка!» И тотчас же дубинка выскочила из мешка, наскочила на хозяина и давай его по всем швам разделывать! Хозяин стал кричать и молить о пощаде; но чем громче он кричал, тем сильнее выбивала дубинка в такт этому крику дробь по его спине, пока наконец он не упал в совершенном изнеможении.

Тогда токарь сказал ему: «Если ты не вернешь мне столик-сам-накройся и осла, что золото сыплет, я велю дубинке еще раз поплясать на твоей спине». — «Ах, нет, — отвечал хозяин чуть слышным голосом, — охотно верну тебе все — вели только этой проклятой дубинке опять вскочить в мешок».

Молодец сказал на это: «Ну, я тебя помилую, хоть и не следовало бы, но берегись у меня! — и крикнув при этом: — Дубинка, в мешок!» — оставил хозяина в покое.

На другое утро токарь отправился к отцу со всеми тремя диковинками.

Портной очень обрадовался, свидевшись с ним, и его также спросил, чему он выучился на чужбине. «Я, батюшка, выучился токарному мастерству». — «Хитрое мастерство, — заметил отец, — а что ты с собою принес домой из своих странствований?» — «Дорогую привез я диковинку, батюшка! — отвечал сын. — Привез дубинку в мешке». — «Что такое? — воскликнул отец. — Стоило ли этакую дрянь с собою привозить! Ведь ты дубинку-то можешь из каждого дерева себе вырубить!» — «Ну, нет! Такой не вырубишь! Ведь этой стоит сказать: »Дубинка, из мешка!« — и выскочит дубинка, и задаст ходу тому, кто мне недруг, и до тех пор не оставит в покое, пока тот наземь не свалится и не завопит о пощаде. Вот, видите ли, с этой дубинкой я сумел вернуть и диковинный столик, и диковинного осла, которые вороватым хозяином отняты были у моих братьев. Прикажите-ка их обоих позвать да пригласите всех родных: я их напою и накормлю досыта да еще набью им золотом полнешеньки карманы».

Старый портной не очень этому поверил, однако же созвал всех родных. Тогда токарь разостлал в комнате покрывало, ввел диковинного осла и сказал брату: «Ну-ка, братец, поговори с ним по-своему».

Мельник сказал: «Бриклебрит», — и в то же мгновение дождем посыпались на покрывало червонцы и сыпались до тех пор, пока все не понабрали себе столько, сколько могли снести.

Затем токарь вынес столик и сказал: «Братец, поговори ты с ним по-своему».

И как только столяр проговорил: «Столик, накройся!» — столик накрылся и явились на нем прекраснейшие блюда.

Тогда началось пиршество, какого старый добряк-портной еще никогда не видывал в своем доме, и все родственники оставались в сборе до поздней ночи, и все веселились и были довольны.

Затем старый портной запер в шкаф свои иголки и нитки, аршин и утюг — и зажил со своими сыновьями припеваючи.

А куда же коза-то девалась, которая была виною того, что старый портной прогнал от себя своих троих сыновей?

Устыдилась она того, что голова-то у ней была обрита, вбежала в лисью нору, да и прихоронилась там. Когда вернулась лиса домой, видит — горят в темноте чьи-то большие глаза; испугалась лиса и прочь побежала.

Повстречался ей медведь, и так как лиса на вид была чем-то крепко смущена, то медведь и спросил ее: «Что это ты такую кислую рожу скроила?» — «Ах, — отвечала лиса, — какой-то страшный зверь забрался в мою нору, да так и вылупил на меня огненные глаза свои». — «О! Мы его сейчас турнем оттуда!» — сказал медведь, пошел вместе с лисою и заглянул в ее нору; но увидев огненные глаза, светившиеся в темноте, медведь тоже струхнул: он не пожелал иметь никакого дела с укрывшимся в норе диким зверем и дал тягу от норы.

Повстречалась ему пчела, заметила, что медведю не по себе, и сказала: «Мишенька, чего ты пригорюнился и куда же девалась твоя веселость?» — «Хорошо тебе говорить! — сказал медведь. — А посмотрела бы ты, какой страшный зверь с огненными буркалами засел в норе лисицы, и выгнать мы его не можем».

Пчела сказала: «Жаль мне тебя, Мишенька! Я бедная, слабая тварь — вы меня и вниманьем не удостаиваете; а все же я думаю, что я могу вам помочь».

Влетела она в нору лисицы, села козе на бритую голову и ужалила ее так жестоко, что та вскочила с места, заблеяла: «Мэ! Мэ!» — и пустилась, как полоумная, со всех ног…

Сказки братьев Гримм

Столик-накройся, золотой осёл и дубинка из мешка

М ного лет назад жил на свете один портной и было у него трое сыновей, а из хозяйства одна коза.

Вот кормила их она всех молоком, а им за это приходилось за ней ухаживать, да каждый день на пастбище гонять.

Пасти козу сыновья ходили по очереди. Вот погнал её как то старший сын на кладбище пастись, уж больно трава там росла высокая, да сочная. Щипала козочка там траву и скакала. Наступил вечер, и уже пришла пора домой возвращаться, пастух у неё и спрашивает:

Сыта ли ты, моя козочка?
Та ему отвечает, так уж сыта, что больше уж ни листочка не съесть.
Тогда беги уже домой, — сказал ей старший сын, отвёл её в стойло и крепко привязал.
Дома отец спрашивает его:
Что, козочка, досыта ли наелась?
А сын ему в ответ:
Так уж наелась, что и листочка больше не съесть ей.
Захотел отец сам в этом убедиться, отправился он в стойло и спросил козочку:
Коза моя, сыта ль ты?
А та ответила ему так:
Где ж мне быть сытой то, когда за весь день съела только одну то былиночку.

Бросился портной домой и с кулаками набросился на сына:
Ах ты, обманщик, сказал, что коза наелась, а она- то на самом деле голодна, убирайся прочь!
На следующий день пошёл пасти средний сын. Отыскал он в саду подле забора местечко с хорошею травой, там-то козочка и съела её всю. Когда пришло время возвращаться домой, парень спросил у козы:
Козочка, наелась ли ты? Досыта ли?
Коза ему в ответ:
Да так уж я сыта, что больше и не съесть мне ни листочка.
Беги тогда домой, — сказал ей юноша.
Дома отец спрашивает у сына:
Ну что, наелась ли сегодня наша коза?
Тот ему отвечает:
Так наелась, что больше ни листочка б не съела.
Решил отец проверить так ли оно на самом деле и отправился в стойло.
Там он спросил у козы:
Сыта ли ты, моя козочка?
Та ему снова:
Да как же мне быть сытой, коли одну только былиночку за весь день и съела.
И опять портной со злостью бросился на сына и выгнал его из дома.

Вот пришла очередь пасти козу и младшему сыну, нашёл он заросль с густой листвой и пустил туда козу. Вечером, когда пора уже было возвращаться домой, спросил парень у козы:
Наелась ли ты, козочка?
Так я сыта, что не съесть мне больше ни листочка, — отвечает коза.
Ну, беги тогда домой, — сказал ей мальчик, а дома завёл её в стойло и крепко привязал.

Дома старик спросил у сына, досыта ли наелась коза.
Тот ответил ему:
Так уж она сыта была, что не могла съесть больше ни листа.
Отец ему не поверил и снова решил проверить, наелась ли его коза, пошёл к ней и спросил:
Козочка моя сыта ли ты?
А злая коза ему отвечает:
Да с чего же мне быть сытой то, весь день я скакала, вот только и съела, что одну былиночку.
Портной бросился домой, да так отлупил своего сына, что тот, еле успел ноги унести из дому.

Вот остался отец вдвоём со своею козой, утром пришёл он в стойло и говорит ей:
Пойдём, моя милая козочка, я сам тебя введу на пастбище.
Привёл её туда, где травы разной росло вдоволь, которую едят козы.
Кушай-кушай, козочка моя, хоть сегодня ты уж наешься досыта, — сказал ей старик.
Вечером он её спрашивает:
Наелась ли ты, коза моя?
Та ему в ответ:
Так уж я наелась, что не смогу съесть больше ни листочка.
Ступай себе тогда домой, — говорит ей отец.
Дома он завёл её в стойло, привязал покрепче и ушёл. А потом вернулся, да спрашивает её:
Ну, сегодня то уж ты наелась, коза моя?
А та ему и отвечает то же, что и в прошлый раз:
Где уж мне быть сытою, уж я скакала весь день, а съела только одну лишь былинку.
Как услышал это старик, так и встал как вкопанный, понял тогда, что зря он выгнал своих сыновей из дому.
Ну, погоди у меня, — закричал он, — я тебя проучу, так со двора погоню, что тебе мало не покажется, уж проучу тебя, как следует!
Сбегал он домой за бритвой, выбрил козе голову наголо и так отхлестал её плетью, что убежала она, только копыта её засверкали.

Остался портной совсем один в своём доме и загрустил, захотелось ему, чтоб вернулись его сыновья домой. Да только не знал он, где их искать и куда они подевались.

А старший сын пошёл в ученики к одному столяру, учился у него добросовестно. Как закончил он у него учёбу, пришла ему пора, идти искать себе работу. На прощанье учитель подарил ему столик из простого дерева, да с виду неказистый. Однако был он вовсе непростой, а стоило только сказать ему: «Накройся, столик!» — как тут же на нём появлялась скатерть, на ней тарелки со столовыми приборами и столько еды, сколько могло на нём уместиться.

Парень подумал, что больше ничего ему в жизни и не надо и отправился путешествовать по белу свету. И ничто не расстраивало его во время его странствий, ведь у него был волшебный столик, и всегда была у него еда и питьё на любой вкус.

Через какое-то время решил парень, что пора ему назад в отчий дом вернуться, наверное, он уже и нет так сильно сердится, подумал старший сын. Да и с таким столик не стыдно будет старику на глаза показаться. Отправился он домой, да по дороге пришлось ему на ночь в одном постоялом дворе заночевать, и люду там было немало. Вот они все вместе сели там за стол ужинать.
И решил он их сам угостить, достал свой столик, и сказал: «Накройся, столик!». Тут же появились на нём блюда разные, вкусные и было их столько, сколько только могло на нём уместиться. Парень предложил всем угощаться, и никто не заставил больше себя уговаривать. Самое удивительное было то, что как только съедали кушанье с тарелки, на ней тут же появлялось новое. А хозяин этого места стоял поодаль, и захотелось ему иметь такой же столик у себя в хозяйстве, тогда бы с угощением у него не было никаких хлопот.

Читайте также:
Как лиса с овцой волка наказали - русская народная сказка, читать детям онлайн

Парень же со своими гостями веселились вовсю, так и засиделись допоздна. Но наконец, все устали и улеглись спать. Молодой столяр тоже лёг, а столик свой поставил рядом и уснул. Но хозяин всё никак не мог успокоиться, всё думал он об этом волшебном столике и вспомнил, что у него в сарае лежит точно такой же. Он быстренько сходил за ним, принёс и подменил волшебный столик.
На следующее утро проснулся подмастерье, рассчитался с хозяином за ночёвку, взял столик и пошёл дальше. Вот, наконец, пришёл он домой к отцу, старик обрадовался своему старшему сыну и спросил его:
Рассказывай, сын мой, где ты был всё это время, что видел и чему научился?
Был, я отец, в учениках у одного человека, который научил меня столярному делу, — ответил ему сын.
Это хорошее дел, что стал ты столяром, — сказал ему отец, — а заработал ли ты что-нибудь за всё это время?
Самое лучшее, что я получил в награду за свой труд, отец, этот вот столик.
Старик посмотрел на него и сказал:
Что-то не очень-то хорошо тебя отблагодарили, столик то старый, да и сделан он так себе.
Это отец, непростой столик, он волшебный, стоит только сказать «Накройся, столик!», как он тут же угостит тебя кушаньями самыми разнообразными и вкусными, что ни на есть.

Пригласили они тогда к себе гостей, поставили этот столик и говорит парень: «Накройся, столик!». А тот, как стоял, так и остался стоять пустым и ничего не произошло. Понял тогда столяр, что обманули его и подменили его столик другим обычным. Стало ему совестно, что обманул он и отца и гостей.

А те, кого они пригласили, только посмеялись над парнем, и ушли голодными по домам. Старику пришлось снова взяться за своё ремесло портного, а парень поступил к одному столяру на работу.

Тем временем средний сын учился ремеслу у мельника, и когда закончилась его учёба, тот за его работу подарил ему осла. Да был тот осёл непростой, ни для какой работы он не годился, зато стоило произнести «Бриклебрит!», как тотчас из него и сзади и спереди начинало сыпаться золото.
Поблагодарил средний сын своего учителя и отправился бродить по белу свету, как только нужны ему были деньги, он тут же говорил своему ослу «Бриклебрит!», и на него сыпались золотые монет столько, сколько ему было надобно.

И куда бы он ни приходил, он мог позволить купить себе всё, что угодно, потому как денег у него было несчётное количество.
Вот настранствовался он по свету и решил, что пора бы ему и честь знать, отправляться домой к отцу. Времени уже прошло немало, может он уже и не гневается на него, да ведь и не с пустыми руками он домой возвращается. И отправился он в путь, а по дороге решил заночевать в одном месте, да так вышло, что попал он туда же, где останавливался его старший брат на ночёвку. Хозяин этого места хотел предложить парню привязать осла у себя в конюшне, но подмастерье решил отвести его туда сам, чтоб знать, где его оставит.

Тот удивился и решил, что парень очень беден, раз сам решил ухаживать за своим ослом. Но когда подмастерье дал ему денег и попросил самую лучшую еду, хозяин был очень удивлён этим и скорее отправился накрывать незнакомцу стол.

Отобедав, гость спросил, сколько он должен хозяину за то, что тот накормил его. А тот взял , да и попросил у него в два раза больше, чем нужно было. Парень полез в карман за золотом, а там пусто.
Он попросил хозяина подождать, а сам отправился в конюшню. Стало тому любопытно, куда же пошёл его гость, и он потихоньку прокрался за ним следом. Там хозяин притаился за дверью и стал подглядывать за парнем. А юноша постелил перед ослом платок и произнёс «Бриклебрит!».
И из осла отовсюду тотчас посыпалось много золота. Хозяину тут же захотелось иметь у себя такого осла.
Парень заплатил по счёту и прилёг поспать, а хозяину только это и было нужно. Ночью он пошёл на конюшню и подменил осла.

Утром проснулся подмастерье пораньше и отправился в дорогу со своим ослом. В этот же день он добрался до дома, там встретил его отец. Был он очень рад, что вернулся средний его сын, стал привечать и расспрашивать:
Ну, сын мой дорогой, расскажи, где ты был, чему научился?
Выучился я, отец, ремеслу мельника, — ответил сын.
Что же заработал ты за то время, что трудился?
Всего-то ничего, только одного осла.
Так ослов, сын мой и здесь предостаточно, — сказал отец, — лучше бы ты козу привёл, а то старую, то пришлось мне выгнать.
Да ведь это не простой осёл. Стоит произнести волшебное заклинание, как из него отовсюду начинают сыпаться золотые монеты. И если ты сегодня позовёшь в наш дом всех наших родных, то я вмиг их всех озолочу.
Это очень даже хорошо, сын, — сказал старик, — теперь нам можно будет и не работать.
А сам побежал поскорее звать всех своих родных к себе домой. Вот пришли они все и ждут, а парень расстелил посреди комнаты платок, привёл своего осла и произнёс громко «Бриклебрит!»
Но то, что в этот момент упало из осла, оказалось вовсе не золотом и всем стало ясно, что это обычный осёл.

А парень так сильно расстроился, когда увидел, что его провели. Попросил он прощенья у своих родных, и отправились они домой с такими же пустыми кошельками, с какими и пришли. А старик снова взялся за иглу, а подмастерье поступил на работу к мельнику.

Самый младший сын всё это время обучался ремеслу у токаря и когда пришёл срок ему отправиться странствовать в поисках работы, мастер подарил ему за прилежную учёбу мешок.

И сказал ему токарь, что мешок тот непростой, лежит в нём дубинка, и стоит ей только сказать «Из мешка, дубинка!», как она тут же выскочит и намнёт бока тому, кто тебя обидел. И не остановится она до тех пор, пока не скажешь ей «В мешок, дубинка!».

Вот отправился подмастерье по белу свету путешествовать, и сколько он не ходил, не знал он беды. Если кто-то собирался на него напасть, как ему на выручку тут же приходила дубинка из мешка.
Вот пришёл он в ту же самую гостиницу, где его братьев обманули. Сел молодой токарь за стол, положил перед собой свой мешок и стал рассказывать, какое богатство на его долю выпало.
А хозяин уж тут, как тут. Не успел он дождаться, как парень уснёт, решил стащить он тот самый мешок с дубинкой. Взял он его и стал потихоньку тащить его на себя, чтоб потом подменить.

А токарь то не спал и понял, что хозяин решил его обмануть. Вскочил он и как крикнет «Из мешка, дубинка!». Та выскочила и ну давай охаживать хозяина по спине, да по бокам. Стал тот умолять и просит прощенья, но чем больше кричал он, тем сильнее лупила его дубинка. И так происходило до тех пор, пока он не лишился чувств и не упал.

Тогда молодой токарь сказал:
Верни волшебный столик и золотого осла и тогда дубинка больше тебя не тонет, если же нет, то тогда тебе несдобровать.
Тот совсем обессилевший лежал на земле и тут же согласился на это предложение.
Подмастерье пригрозил напоследок ему дубинкой и сказал «В мешок, дубинка!» и та оставила хозяина в покое.

На следующий день парень со столик, дубинкой и ослом отправился к отцу домой. Портной очень обрадовался, когда увидел, что и младший сын его вернулся. Встретил он его и давай расспрашивать, где он был, да чему научился за всё это время.

Стал, я, отец, токарем, — отвечал сын.
Старик похвалил его и спросил, что же он получил в награду за свою работу.
А дали мне за примерную учёбу дубинку в мешке.
Отец очень удивился и возмутился, что так дешёво оценили работу его сына, и, что дубинку можно вытесать и самому из дерева.
Нет, батюшка, такую дубинку не можно, — ответил сын.

И рассказал, что стоит только произнести «Из мешка, дубинка!», как она тут же выскакивает и начинает тесать бока обидчику. Показал он и столик, и осла, украденные у его братьев. Рассказал, что, благодаря дубинке он смог их вернуть.

А теперь, отец, зови всю нашу родню, всех их досыта угостим, ещё и денег с собой полные мешки насыплем.

Не очень-то поверил ему портной, но пошёл всё, же созвал к себе домой гостей. Когда все собрались, разостлал он на полу платок, привёл осла и велел среднему брату поговорить с ослом.
Парень произнёс «Бриклебрит!» и тут же посыпались на платок золотые монеты и спались они до тех пор, пока все не набили себе ими полные карманы.

Затем принёс младший брат столик и велел произнести волшебные слова старшему сыну.
Тот едва успел произнести «Накройся, столик!», как тотчас на нём появилась скатерть, а на ней уж кушаний всяческих видимо-невидимо. И тут начался такой пир, что гости ушли по домам очень поздно, только, когда наелись досыта.

А портной спрятал все свои швейные принадлежности и стал в праздности и богатстве жить вместе со своими сыновьями.

А сейчас самое время вспомнить про козу, с которой и началась эта сказка. А та, после того, как портной ей обрил наголо голову, застыдилась этого, убежала в лес и забралась в лисью нору.
Лиса возвращалась домой, заглядывает к себе и видит там, два больших глаза в темноте горят.
Испугалась она и убежала подальше оттуда. Идёт, а навстречу ей медведь, увидел он, что лиса вся от страха дрожит и спросил:
Что это с тобой кумушка такое приключилось, кто так напугал тебя?
Ох, и не спрашивай, сидит у меня в норе чудище ужасное и смотрит оттуда своими огненными глазищами.
Не печалься, лисонька,- говорит ей медведь, — мы его сейчас с тобой быстро оттуда выгоним. Пришли они к лисьей норе, заглянул туда медведь, увидел там два глаза горящих, да как отскочит в сторону. Испугался он и дал дёру оттуда. Навстречу ему летит пчела:
Что это, ты медведь, такой хмурый, случилось чего?
Да, вот, — говорит он, — сидит у лисы в норе чудище ужасное и глаза у него, словно огнём горят, что жуть берёт. Никак не можем мы его оттуда выгнать, уж больно оно страшное.
А пчела отвечает:
Хотя я и маленькая, но уж так и быть, помогу вам прогнать зверя страшного.

Залетела она в нору лисы и так ужалила козу в её бритую голову, что так с криком выскочила оттуда. И давай скакать оттуда без оглядки, да убежала так видно далеко, что с тех пор никто её больше и не видел.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: